<<
>>

Восточный кризис 1875–1878 гг. и его итоги

Летом 1875 г. в Герцеговине и Боснии началось народное восстание против османского господства, и требования жителей выходили за рамки административных и экономических реформ. Боснийские повстанцы высказывали намерения объединиться с сербским княжеством, а в Герцоговине решающую роль играли сторонники ее объединения с черногорским княжеством.

При этом католическое население (меньшинство) обеих областей выдвигало требование включить их в состав Австро-Венгрии, а именно в католическую Хорватию. В Сербии и Черногории восстание встретило отклик, к повстанцам устремились добровольцы. Вскоре восстала Болгария. Здесь еще с конца 60-х годов шла подготовка освободительного восстания. Болгарскими патриотами разрабатывались программы будущего государственного устройства их родины – от создания болгаро-турецкой дуалистической монархии во главе с султаном до Болгарской республики в рамках Дунайской федерации. Болгарские революционеры, руководимые Л. Каравеловым, Г. Бенковским, Х. Ботевым, подняли Старо-Загорское (сентябрь 1875 г.) и Апрельское (1876) восстания, которые были подавлены. Жестокость султанских властей, истребивших десятки тысяч жителей, вызвала негодование в Европе, особенно в России и других славянских странах.

В июне 1876 г. Черногория и Сербия, заключив военно-политический союз, объявили войну Турции. Княжества ставили задачу добиться полной независимости и расширения своих границ за счет соседних и этнически близких им территорий. Черногорский князь Николо Петрович Негош главные надежды возлагал на помощь России, сербский князь Милан Обренович – преимущественно на содействие Австро-Венгрии. Соперничество между династиями Обреновичей и Петровичей за приоритет в юго-славянском национально-освободительном движении, взаимное недоверие в вопросе будущих границ для княжеств определили полное отсутствие связей между Главными ставками союзников; сербские и черногорские войска действовали изолированно друг от друга.

Русское общественное мнение выразило горячую симпатию борющимся славянским народам. Велся не только широкий сбор средств в помощь жертвам карателей, но и на покупку оружия. 5 тыс. добровольцев отправились сражаться в рядах сербских войск, среди них 600 офицеров действенной службы. За ними сохранялись чины и старшинство в русской армии – в Зимнем дворце считались с настроениями общественности. Несмотря на внушительную помощь, сербы потерпели поражение. От национальной катастрофы их спас ультиматум российского правительства Порте. В феврале 1877 г. Сербия и Турция подписали мирный договор, восстанавливающий политическое и территориальное статус кво в княжестве. Наступательные операции черногорско-герцеговинских войск в целом развивались успешно. Начавшиеся в начале 1877 г. переговоры Цетинье со Стамбулом о мире вскоре были прерваны: султанское правительство не желало расширения границ Черногории.

Монархия Габсбургов стремилась воспрепятствовать созданию сильного сербского государства и лишь соглашалась на проведение в Европейской Турции ограниченных реформ. Освобождение славянских народов могло стать сигналом для их угнетенных единоплеменников в Австро-Венгрии, к тому же осенью 1876 г. в Вене было принято окончательное решение об оккупации Боснии и Герцеговины. Берлинский кабинет настойчиво советовал австро-венгерскому и российскому правительству договориться и занять ту или иную, согласованную между собой, часть Балканского полуострова. Британский кабинет стоял за незыблемость османского владычества. В Петербурге хотели добиться максимум уступок в пользу балканских славян. При этом центральное место в его планах занимала болгарская проблема, что объяснялось, в первую очередь, очевидным геостратегическим знанием Болгарии, расположенной в восточной части Балкан, в непосредственной близости к Черноморским проливам. Царское правительство до последней возможности цеплялось за мирное решение. Начавшаяся сербо-черногоро-турецкая война показала, что дальнейшее промедление поведет к потери престижа России в глазах балканских народов и авторитета власти среди собственных подданных.

Добившись нейтралитета Австро-Венгрии ценой согласия на ее оккупацию Боснии и Герцеговины, Россия 24 апреля 1877 г. объявила войну Турции.

В союзе с Россией выступали балканские страны. 16 апреля Петербург и Бухарест подписали военную конвенцию, регламентирующую проход русской армии через территорию Румынии. Этим соглашением Россия фактически признавала Румынию в качестве суверенного государства. 21 мая румынский парламент провозгласил независимость страны, а правительство объявило войну Порте. Черногория возобновила военные действия с турками, а Сербия 13 декабря начала вторую войну с Турцией. Болгарские ополченцы сражались вместе с русскими частями. Партизанские отряды боснийцев и герцеговинцев, несмотря на карательные меры турок, продолжали вооруженную борьбу. Русско-турецкая война привела к решающим переменам в Юго-Восточной Европе. Крупнейшими событиями войны были штурмы и осада русской армией, к которой присоединились румынские части, крепости Плевна, оборона русскими совместно с болгарами перевала Шипка, переход русской армии через Балканский хребет и разгром турок под Шейново. В январе 1878 г. русская армия вышла на подступы к Стамбулу. 3 марта 1878 г. Россия и Турция подписали племинарный Сан-Стефанский мир. Он предоставлял государственную независимость Румынии, Сербии и Черногории при расширении их территорий, провозглашал Болгарию автономным княжеством, предусматривал автономию для Боснии и Герцеговины. Таким образом Сан-Стефанский договор открывал для получивших независимость народов возможности для национального, экономического и культурного прогресса, ослаблял политическую и экономическую власть Порты над оставшимися под ее властью народами. В то же время намеченная территория для Болгарии – она получила название Великой Болгарии – простиравшаяся от Черного моря на востоке до сербской границы и Охридского озера на западе и от Дуная на севере до Эгейского моря на юге, при своих огромных размерах (Великая Болгария превосходила Румынию, Сербию, Черногорию вместе взятых) и вобравшая местности с славянским, турецким, греческим, албанским населением накалила национальные противоречия в Юго-Восточной Европе.

Территориальный вопрос остро встал и во взаимоотношениях России со своими союзниками по войне с Турцией. Румыния не хотела отдавать России Южную Бесарабию, предусмотренную прелиминарием. Сербия была возмущена тем, что получила территорий даже меньше, чем освободили ее войска, что было особенно обидно на фоне благоприятных условий прелиминария для Болгарии и Черногории. В Бухаресте и Белграде стали искать заступничество западных держав своим национальным интересам.

Великобритания и Австро-Венгрия встретили Сан-Стефан-ский договор в штыки. Их основные возражения касались Великой Болгарии, как оплота России на Балканах и ее усиления в Европе в целом. Царскому правительству пришлось согласиться на пересмотр договора в полном объеме, а не частично, как намечали в Зимнем дворце вначале. На международном конгрессе в Берлине, проходившим с 13 июня по 13 июля 1878 г., границы Болгарии были значительно сокращены, и она была разделена по Балканскому хребту. Северная Болгария объявлялась вассальным государством, платящим дань Порте, с правом выбирать себе князя, утверждаемого султаном с согласия великих держав, а также содержать войска и выработать Органический статус (конституцию). Южная Болгария – она получила название Восточной Румелии, – обретя административную автономию, возвращалась Османской империи. Конгресс признал независимость Румынии, Сербии и Черногории, но внес изменения в их границы. Территория Черногории была заметно урезана, хотя княжество сохранило плодородные герцеговинские земли и участок Адриатического побережья. Сербия, наоборот, получила приращения за счет районов в Старой Сербии. Это произошло благодаря настояниям австрийцев: в Вене, получив санкцию конгресса на оккупацию Боснии и Герцеговины, могли теперь отказаться от анти-сербского курса периода кампаний 1876 и 1877–1878 гг. и взять на себя роль покровителя интересов Сербии. Расширение страны было куплено Белградом в обмен на отказ от Боснии и Герцеговины и заключение с Австро-Венгрией конвенции по торговому и таможенному вопросам и обязательство княжеского правительства построить нужную для австрийцев железную дорогу Белград – Ниш.

Румыния несколько увеличивала приобретения в Добрудже, но передавала России Южную Бессарабию. Герцеговинцы и боснийцы вместо обретения свободы попали под новое иго. Австрийские войска летом – осенью 1878 г. заняли Боснию, Герцеговину и часть Новипазарского санджака. (Санджак лежал между Сербией и Черногорией, и первоначально российская дипломатия добивалась здесь общей сербо-черногорской границы, преследуя цель способствовать сближению обоих славянских княжеств, их возможному в будущем объединению и препятствовать продвижению австрийцев вглубь Балканского полуострова). Хотя султан продолжал оставаться сюзереном этих областей, венское руководство, введя там свое управление, рассматривало оккупацию как постоянную, рассчитывая в подходящий момент превратить ее в аннексию.

Берлинский трактат 1878 г. установил новую геополитическую систему в Юго-Восточной Европе, основные компоненты которой просуществовали до Балканских войн 1912–1913 гг. Хотя конгресс существенно урезал постановления Сан-Стефанского прелиминария, западные державы не смогли изменить главных итогов русско-турецкой войны 1877–1878 гг. – предоставление независимости балканским государствам и политической автономии Болгарии. Берлинский трактат явился значительным шагом в освобождении Балкан и создавал условия его народам для дальнейшего движения к прогрессу.

Обретение независимости способствовало, в первую очередь, развитию государственности в этом регионе. Четко прослеживаются при этом общие черты. Повышение статуса государства, провозглашение Румынии (1881), Сербии (1882), Черногории (1910) королевствами, Болгарии – царством (1908). За рубежом их консульства были возведены в ранг миссий. Медленное, но все же неуклонное конституционное развитие. Все они обзавелись соответствующими сводами законов, шла борьба за расширение избирательных, гражданских, политических прав населения, в ходе которой приходилось преодолевать не только сопротивление консерваторов, но и такую застарелую болезнь монархов как стремление к усилению личной власти.

Общие тенденции выступали в многообразии национальных проявлений.

Греция являлась единственным государством Юго-Восточной Европы, не воевавшей с Турцией в годы восточного кризиса 70-х годов. Несмотря на критику широких кругов общественности, политики эллинского королевства следовали курсу строгого нейтралитета. Это объяснялось, в основном, своекорыстной политикой Афин, стремившихся переложить на других риск и издержки войны, а также сильным давлением западных держав, не желавших военного выступления Греции. Официальные круги пытались расширить границы королевства дипломатическим путем, опираясь на поддержку западных держав, прежде всего Великобритании. И это им удалось. В 1881 г., в соответствии с выраженными на Берлинском конгрессе пожеланиями, Греция присоединила Фессалию и часть Эпира.

Характерной особенностью развития страны на протяжении последней трети XIX в. стала политическая нестабильность и частая смена правительств, главы которых выступали нередко с противоположных и взаимоисключающих позиций. На протяжении этого периода сменилось около 30 премьер-министров, порой пребывавших на своем посту менее месяца. На фоне многочисленных партий, нередко не имевших внятных политических программ, произошло структурирование двух основных сил, каждая из которых имела солидную социальную базу в обществе. Первая партия, возглавляемая А. Кумундуросом, а затем – Т. Делияннисом, объединяла крупных и средних землевладельцев, имевших корни в патриархальном греческом обществе и выступавших с консервативных позиций. Вторая партия, известная как «прогрессисты», возглавлялась Х. Трикуписом. В ее рядах объединялись представители новых предпринимательских слоев, интеллигенции и городского населения, а также тех, кто был связан с производственно-фабричными отраслями промышленности. Программные установки «прогрессистов» во многом были ориентированы на расширение интеграции Греции в международную экономическую систему и на увеличение присутствия иностранного капитала в стране. На протяжении 80-90-х годов правительства Трикуписа и Делиянниса – двух крупнейших греческих политиков конца XIX в. – сменяли друг друга, а борьба между ними существенно отражалась как на политическом, так и на хозяйственно-экономическом развитии страны.

Прозападная политика Трикуписа вела к усилению связей Греции с Великобританией и Францией по широкому спектру проблем. Программа действий «прогрессистов» нашла выражение в конкретной реформаторской деятельности. Прежде всего были предприняты шаги, направленные на усиление работоспособности парламента и борьбу с коррупцией в нем. В немалой степени этому должен был способствовать новый избирательный закон, предусматривавший создание избирательных коллегий, с одной стороны, и, с другой – сокращение числа депутатов парламента. Следующим направлением реформаторского курса Трикуписа стала реорганизация армии, управленческого аппарата и системы судопроизводства, а также организация полиции. Речь шла об усилении независимости судей, их несменяемости. В хозяйственно-экономической области правительства Трикуписа ориентировались на упорядочивание финансовой системы страны. Для ее стабилизации и оживления глава «прогрессистов» активно прибегал к иностранным займам и инвестициям (прежде всего британским), а также к упорядочиванию собираемости налогов. Масштабные строительные проекты, создание промышленных предприятий и реформы государственной системы требовали вливания огромных средств, которыми Греция не обладала. Сумма внешнего долга в 1879–1893 гг. достигла 468 млн 358 тыс. золотых франков. Обслуживание долга требовало до 50 % ежегодного национального дохода страны. Приходившие на смену кабинетам Трикуписа кабинеты Делиянниса не могли существенно изменить ситуацию в лучшую сторону. Во внешней политике Делияннис придерживался весьма радикальных принципов. Однако принимавшиеся им меры усиливали экономический хаос и приводили к ослаблению финансовой системы страны. Увеличение дефицита бюджета становилось постоянным фактором экономической жизни Греции.

Финансовое положение в стране вызывало беспокойство иностранных кредиторов, а также представителей местной банковской элиты. Все настойчивее становились их требования о создании Государственного банка Греции, который мог бы выступать в роли ответственного гаранта предоставляемых займов, кредитов и возвращаемых процентов. Вопрос о введении международного контроля за финансами страны приобретал все большую актуальность. Приход к власти в 1893 г. Трикуписа ознаменовался объявлением Греции о финансовом банкротстве. Это заставило державы-кредиторы образовать в 1898 г. Международную финансовую комиссию, в состав которой вошли представители Великобритании, Австро-Венгрии, России, Италии и Германии. Ее задачей было обеспечение выплат процентов по греческим займам и внешним долгам. Фактически она превращалась в высший финансово-распорядительный орган Греции, которому поручался контроль над всеми финансами, сбором налогов и государственной монополией в табачной и винной отраслях промышленности.

В конце 90-х годов одним из наиболее важных в общественной и политической жизни Греции стал критский вопрос. В 1896 г. вновь обострилась ситуация на Крите, где христианское население требовало присоединения острова к Греции или введения широкой автономии. В начале 1897 г. в эллинском королевстве активизировалась поддержка соплеменников. В феврале греческие войска высадились на Крите с тем, чтобы добиться присоединения Крита к Греции, а в апреле греческие вооруженные формирования из числа волонтеров большими группами начали проникновение в оккупированную турками Македонию. 17 апреля Порта объявила греческому правительству войну, которая выявила финансовую и военную неподготовленность Греции. В ходе ожесточенных сражений часть Фессалии оказалась в руках турок. Потребовалось вмешательство великих держав (их военно-морские силы высадились на Крите), с целью не допустить общенациональной катастрофы греков. 4 декабря 1897 г. Стамбул и Афины заключили мир. Греции возвращалась Фессалия, но в руках турок оставались отдельные, важные со стратегической точки зрения пункты. Остров Крит вплоть до 1898 г. оставался под контролем великих держав. После ухода германских и австро-венгерских войск остров был разделен на британский, французский, российский и итальянский сектора. После восстания в сентябре 1898 г. в главном городе острова Кании и убийства там британского вице-короля ситуация резко обострилась. 13 ноября по отбытию турецких частей с Крита там было созвано Национальное управление, во главе которого встал принц Георгиос. Номинально, однако, сохранялся суверенитет Турции над островом. Была принята специальная Конституция, а в 1899 г. на свое первое заседание собралось Национальное собрание. Фактически остров приобрел статус автономии в рамках Османской империи, но с очень широкими правами.

В Румынии «чудовищная коалиция» помещиков и крупной буржуазии, совершившая переворот 1866 г., оказалась долговременным и прочным альянсом. Специфика его заключалась в том, что промышленники, банкиры, торговцы не только пошли на союз с «силами прошлого», но и приспособились к полуфеодальным отношениям, преобладавшим в деревне и лишь медленно уступавшим место капитализму. Объяснялось это и боярским происхождением многих представителей нового класса, и особым социальным престижем, который придавало обладание имением. Конституционная монархия как строй, обеспечивающий социальную стабильность и «порядок», представлялась собственнической Румынии привлекательной и она не желала каких-либо демократических или республиканских экспериментов. Политическая жизнь на авансцене по-прежнему протекала бурно, оппозиция бушевала и протестовала, но, придя к власти, не отменяла принятые оппонентами законы; консерваторы и либералы сменяли друг друга у руля правления, широко используя пребывание в должности в целях личного обогащения. Либеральный кабинет И. Брэтиану правил почти без перерыва 12 лет (1876–1888). Последний период вошел в историю под названием «визирата Брэтиану» – бывший революционер, радикал, сотрудник лидера итальянского Рисорджименто Д. Мадзини тасовал правительство по своему усмотрению, удаляя из него неугодных, один скандал о хищении общественного достояния следовал за другим, причем казнокрады в военном министерстве скрывались в густой пелене секретности. В обвинительном заключении, с которым выступила палата депутатов, говорилось об угрозах в отношении избирателей, о преследовании оппозиционных журналистов, разгоне собраний с помощью наемных банд, о взятках, вымогательстве, финансовых аферах, сокрытии истины от парламента. Обе партии обзавелись многочисленной клиентурой, рвавшейся к доходным местечкам, сулившим обильные побочные доходы. При всем том проводился единый внутриполитический курс и соблюдалась преемственность при смене кабинетов.

После русско-турецкой войны 1877–1878 гг. в Румынии существовали устойчивые реваншистские настроения и мечтали о будущей границе с Россией по Днестру, т. е. о присоединении всей Бесарабии. Добиться этого господствующие круги хотели в союзе с Германией. Убежденным сторонником прогерманской ориентации являлся «пруссак на троне» Кароль I Гогенцоллерн-Зигмаринген (1866–1914). В 1883 г. Бухарест подписал с Веной союзный договор, к которому присоединилось германское правительство. Договор, имеющий анти-русскую направленность, держался в строгом секрете и, в нарушении конституции, даже не утверждался парламентом.

На жизнь в Сербии накладывала отпечаток колоритная и неуравновешенная личность князя Милана Обреновича (умер в 1901 г.). В 1881 г. он втайне от скупщины и правительства заключил с австро-венгерским правительством политическую конвенцию, отказавшись от притязаний на Боснию и Герцеговину, и дав обязательство не вступать в соглашения с другими странами без санкции Вены. Он прекратил борьбу за объединение сербских земель и лишил страну внешнеполитической самостоятельности в обмен на признание его наследственным монархом, и притом королем. Конвенция окончательно закрепила проавстрийское направление Сербии и крепко связало Обреновичей с Габсбургами. В 1885 г., подталкиваемый австрийской дипломатией, Милан развязал войну против Болгарии. В Белграде рассчитывали использовать сложное политическое положение Болгарского княжества, обусловленное соединением с Восточной Румелией, с целью захватить ряд болгарских территорий. Авантюрный поход закончился через месяц поражением Сербии. Позиции Милана в стране были подорваны. Положение усугублялось раздорами в королевской семье, ставшими притчей во языцех, ссорами Милана с супругой Натальей. Пришлось прибегнуть к маневрам, пойти на переговоры с оппозиционной республиканской партией.

Радикальная партия во главе с Н. Пашичем была создана в 1881 г. Она опиралась на крестьян и мелкую городскую буржуазию и являлась наиболее значительной политической силой в стране. Совмещавшая требование широких демократических преобразований в духе западного либерализма и сохранение традиционных общественных институтов и ценностей, программа партии провозглашала борьбу с усилением бюрократического строя, требование «дешевого государственного аппарата», строгой отчетности и ответственности правительства перед скупщиной, расширения гражданских прав, всеобщего и равного избирательного права. В том же 1881 г. оформились еще две партии – либеральная (лидер – И. Ристич) и прогрессистская (лидер – Ч. Миятович). Они также выступали за реформирование общественно-политической и экономической жизни, но при сохранении примата центральной власти, являлись сторонниками жесткой централизации и этатизма. Либералы и прогрессисты расходились по вопросу о методах проведения модернизации в стране, а также в выборе внешнеполитической ориентации Сербии. Либералы традиционно отстаивали курс опоры на Россию, прогрессисты считали более выгодным партнерство с соседней Австро-Венгрией.

В 1888 г. была принята Конституция, провозгласившая Сербию парламентским государством, правда с имущественным избирательным цензом. Стремясь спасти династию Милан отрекся от престола в пользу несовершеннолетнего сына Александра и удалился заграницу, выговорив себе солидную пенсию. К разочарованию его многочисленных недругов, Александр, повзрослев, пригласил отца домой, назначив его главнокомандующим сербской армии. Совместно они установили режим личной власти и отменили конституцию 1888 г. Масла в огонь общественного недовольства подливала личная жизнь короля Александра: он сочетался браком с дамой сомнительной репутации Драгой Машиной. В 1903 г. последовала развязка: в результате заговора, подготовленного радикалами и осуществленного офицерами, Александр и Драга были убиты, а их тела выброшены из окон дворца на площадь. Скупщина избрала на престол Петра Карагеоргиевича, внука вождя Первого сербского восстания и основателя государства. Смена династии означала и изменение внешнеполитического курса. Пришедшие к власти радикалы возобновили главной задачей присоединение к государству других сербских земель, что было мыслимо лишь при опоре на Россию.

Черногория, после завоевания независимости, по-прежнему со всех сторон была окружена турецкими и австрийскими владениями. Получив выход к морю, настоящим морским государством она не стала. Не было ни оборудованных портов, ни средств на строительство флота. Кроме того, согласно Берлинскому трактату все черногорское побережье Адриатического моря контролировала Австро-Венгрия. Нерешенность национальных задач Сербии и Черногории обуславливалось также и открытым соперничеством двух правящих династий: сербской – Обреновичей и черногорской – Петровичей.

Черногорский престол с 1860 по 1918 г. занимал Никола Петрович. Умелый дипломат, искусный политик, деспотичный и жестокий правитель, он вел сложную политическую интригу, стремясь захватить лидерство в сербо-черногорских отношениях. Он обладал широкими международными связями, в том числе и династическими, благодаря его дочерям. Елена стала королевой Италии, Зорка – женой короля Сербии Петра Кара-георгиевича, Анастасия и Милица были замужем за русскими великими князьями и входили в круг лиц, близких русскому императору Николаю II и императрице Александре Федоровне. Никола Петрович умело использовал эти связи для организации международной поддержки своей политики. Он фактически единолично управлял страной. Созданные им Государственный совет, Совет министров и Великий суд им же и назначались, ему же и подчинялись. Никаких существенных реформ в области государственного управления проведено не было. Состав Совета министров не менялся 26 лет. Единственные достаточно последовательно проводившиеся в стране преобразования касались реорганизации армии. На это были направлены усилия правительства России, полностью взявшего на свой счет вооружение и боевое обеспечение черногорской армии, а также обучение офицеров. За счет русской казны покрывался и постоянный дефицит бюджета Черногории.

Формирование Болгарского национального государства пошло по пути закрепления произошедших в результате русско-турецкой войны 1877–1878 гг. перемен. Принятая в 1879 г. Учредительным собранием в Велико-Тырнове Конституция утвердила в качестве государственной формы правления наследственную конституционную монархию. При этом монарх был наделен правом утверждения законов, роспуска Национального собрания, назначения новых парламентских выборов. С другой стороны, его полномочия ограничивались парламентом. Народное собрание подразделялось на Великое и Обыкновенное, т. е. регулярно созываемое. К задачам Великого Народного собрания было отнесено решение таких вопросов, как внесение изменений в Конституцию, избрание монарха, обмен или отчуждение территорий, а Обыкновенного – разработка и принятие законов, утверждение бюджета, осуществление контроля за деятельностью правительства. Конституцией гарантировалось равенство всех прав граждан перед законом, неприкосновенность личности, частной собственности и жилища, свободы слова, печати, собраний и организаций, предоставления избирательного права всем мужчинам, достигшим 21 года, обязательное начальное образование. Конституция закрепила начавшееся буржуазно-демократическое развитие Болгарского княжества.

Первым болгарским князем был избран немецкий принц Александр Баттенберг, племянник российской императрицы Марии Александровны. Баттенберг проявил себя упорным сторонником личной власти, склонным к интриге, и убежденным противником конституционного строя. Используя внутриполитические и внешнеполитические возможности, он стремился избавиться от бдительной опеки Петербурга, и искал поддержки в Лондоне и Вене.

Вскоре после освобождения в стране возникли политические группировки, оформившиеся как партии.

Ведущей политической силой, отражавшей настроения и интересы мелкой и средней буржуазии села и города и интеллигенции, т. е. подавляющего большинства народа, являлась либеральная партия. Она последовательно отстаивала принципы народного управления государством, стояла за незыблемость статей Великотырновской конституции, а во внешнеполитической области – всестороннее развитие и расширение дружественных связей со своей освободительницей Россией. Взгляды партии объективно совпадали с интересами растущей торгово-промышленной буржуазии – как с ее доктриной государственного устройства, так и внешнеполитической ориентацией, сочетавшейся с отстаиванием внутренней самостоятельности. Политическое ядро, группировавшееся вокруг П. Каравелова, пытаясь защищать мелких собственников от эксплуатации буржуазии, рассчитывало предотвратить глубокие социальные противоречия. Стремление каравелистов оградить капиталистическое общество от сопутствующих ему закономерных явлений было иллюзией. Капиталистическое развитие Болгарии создавало изменения в социальной структуре общества и в расстановке политических группировок, что привело в 1884 и 1886 гг. к организационным расколам в рядах либеральной партии. В 1884 г. из ее состава вышла группа Д. Цанкова, представляющая интересы обогащавшейся средней буржуазии. Эта группа была готова к значительным отступлениям от демократических принципов, считала необходимым пересмотреть ряд положений Великотырновской конституции. Цанковисты согласовывали свою политическую линию с русской дипломатией, выражали точку зрения последней на развитие событий в Болгарии, поставив своей главной задачей борьбу против «радикализма» каравелистов. Поборником создания нового капиталистического общества с развитой промышленностью, буржуазной модернизацией сельского хозяйства, протекционизмом во внешнеторговой деятельности выступила консервативная партия. Экономическая программа ее лидеров – Д. Грекова и Г. Начевича – на ускоренное развитие страны была в принципе прогрессивнее, чем утопическая идея о мелкобуржуазном равенстве либеральной партии. Осуществление своей программы консерваторы связывали с защитой прерогатив монархического института и их расширением, но при сохранение конституционного режима в целом. Принципиальных различий в области внутреннего курса обеих партий не было. Дискуссии между ними являлись отражением борьбы за власть немногочисленного слоя крупной буржуазии с огромной мелкобуржуазной массой болгарского народа. Тесные связи многих консерваторов с западноевропейскими предпринимателями и финансистами оказали несомненное влияние на формирование их внешнеполитической ориентации. Во всех партийных программах выражалась признательность российскому императорскому дому и русскому народу. Однако по мере усиления вмешательства царского правительства и его представителей в дела княжества в программных документах и действиях консерваторов на передний план выступало желание ограничить это вмешательство и добиться полной самостоятельности во внутренней и внешней политике. Консервативная партия, имевшая своей социальной опорой торгово-ростовщическую буржуазию, как правило, связанную с Западной Европой, а также крупных землевладельцев и часть высшего духовенства, в 1884 г. фактически распалась и перестала играть самостоятельную роль. Значительное число консерваторов присоединилось к цанковистам, которые с этого времени заняли их место на политической арене. Лидеры консерваторов продолжали активно участвовать в политической жизни, войдя в правительственные круги установившегося в 1886 г. нового курса, взявшего на вооружение многое из их концепции политического и экономического развития Болгарии.

Большое влияние на политическое развитие Болгарии оказывал характер русско-болгарских межгосударственных отношений. Их общая линия после освобождения характеризовалась взаимопониманием и желанием тесного сотрудничества, несмотря на то, что болгарские политики имели по ряду вопросов свою точку зрения, не совпадающую со взглядами русских представителей в княжестве (с 1879 по 1885 г. болгарское военное министерство возглавляли русские офицеры; в 18821883 гг. во главе болгарского правительства стоял русский генерал). На международной арене русская дипломатия оказывала помощь княжеству в вопросах его политики. При этом в отношении царского правительства к Болгарии прослеживалась тенденция к вмешательству в ее внутренние дела, стремление изменить буржуазно-демократические принципы управления. Это подрывало доверие к политики России в широких кругах болгарской общественности. В свою очередь в Петербурге усиливалось подозрительное отношение к либеральному политическому руководству княжества, на Каравелова привыкли смотреть как на едва ли не революционера, а на князя Александра возлагали вину за ослабление русского влияния в Болгарии.

После решения Берлинского конгресса 1878 г. о разделении Болгарии вопрос об объединении стал главной национальной задачей болгарского народа. Движение возглавили народные комитеты «Единство». В апреле 1885 г. в столице Восточной Румелии Пловдиве (Филиппополе) был создан Болгарский тайный революционный центральный комитет (БТРЦК). Одним из его руководителей являлся З. Стоянов – борец за национальное дело, талантливый публицист, первый историограф освободительного движения в Болгарии. В программных документах БТРЦК была поставлена цель – добиваться соединения Южной и Северной Болгарии. Руководители движения установили контакт с главой софийского кабинета Каравеловым и князем Александром. 18 сентября 1885 г. члены БТРЦК с помощью народных чет и восточно-румелийских военных подразделений произвели переворот в Пловдиве: турецкие власти были изгнаны, а созданное временное правительство провозгласило соединение Восточной Румелии с Болгарским княжеством под скипетром Баттенберга. Князь Александр с Каравеловым прибыли в Пловдив, приняли управление Восточной Румелией и обратились к великим державам с просьбой признать объединение. В сложившейся для Болгарии сложной международной обстановке ее войска отразили военную агрессию Сербии, а дипломатия, проявляя гибкость и решительность одновременно, добилась значительных успехов. 5 апреля 1886 г. в султанском дворце Топхане представители великих держав и Турции подписали акт, который означал международное признание объединения Княжества с Восточной Румелией. Создалось большое болгарское государство со значительными ресурсами, способствовавшими экономическому развитию; упрочилась и политическая независимость страны.

После объединения страна была поставлена перед дилеммой: Россия или Баттенберг. В обсуждение вопроса о русско-болгарских отношений включились все политические силы и группировки в Княжестве. В августе 1886 г. группа русофильски настроенных офицеров свергла князя Александра и выслала его из страны. Сторонники Баттенберга во главе с С. Стамболовым совершили контрпереворот, и он вернулся в Софию. Однако не чувствуя прочной опоры в стране и не получив поддержки российского императора, Александр вторично покинул Болгарию и на этот раз навсегда. В сентябре того же года в стране установился диктаторский режим Стамболова (18861894). Стамболов управлял страной железной рукой: преследование оппозиции, ограничение гражданских свобод, подлоги результатов выборов, доносы, избиения, политические убийства – все пускалось в ход. В то же время правительство Стамболова, укрепившись у власти, содействовало модернизации экономики, развитию производства, укреплению и обогащению буржуазии. Оно заключило с рядом стран торговые соглашения, развернуло строительство железных и шоссейных дорог, поощряло развитие промышленности.

Царское правительство попыталось прибегнуть к тактике нажима на новое болгарское руководство, но она закончилась провалом – в ноябре 1886 г. официальные отношения между Софией и Петербургом были разорваны. В июле 1887 г. Великое Народное собрание избрало болгарским князем немецкого принца Фердинанда Саксен-Кобурга. Прочно осевший в стране, завязавший связи с офицерским корпусом и элитой общества, Фердинанд тяготился опекой всемогущего министра. В 1894 г. он дал Стамболову отставку (через год экс-диктатор пал жертвой покушения). С целью примирения с Россией, Фердинанд дал согласие на переход своего наследника, малолетнего Бориса, из католичества в православие. В 1896 г. дипломатические отношения были восстановлены, но с начала ХХ в. Кобург все более направлял политику Болгарии в прогерманское русло.

Населению Албании и Македонии восточный кризис 70-х годов не принес ни свободы, ни автономии. Турция сохранила над ним свою власть.

Албания по условиям Сан-Стефанского договора должна была получить ограниченную административную автономию; в прелиминарии предусматривалась передача ряда земель с албанским и смешанным албано-славянским населением Черногории, Сербии и Болгарии. Это явилось толчком для активизации албанского национального движения, главным содержанием которого стала борьба за целостность албанских национальных районов. Великобритания и Австро-Венгрия поощряли развитие в Албании анти-славянских настроений. Султанское правительство, заинтересованное в пересмотре прелиминария, также раздувало у албанцев враждебные чувства к соседним с ними балканским народам. Под его патронажем было создано Общество защиты прав албанской нации (Стамбульский комитет), которое поставило своей задачей борьбу против расчленения Албании, а в перспективе – за предоставление ей автономии в рамках Османской империи. Члены этой организации – торговцы, помещики, государственные чиновники – полагали, что прав на автономию можно добиться мирным путем, исходя из той посылки, что сама Порта заинтересована в этом, ибо только таким образом, она могла сохранить суверенную власть над Албанией. И действительно, турецкое правительство не стало препятствовать ни деятельности Стамбульского комитета, ни созданию на территории Албании новой организации с аналогичными задачами. Летом 1878 г., во время работ Берлинского конгресса, в Призрене было оформлено создание Лиги – военно-политической организации, управляемой Центральным советом (Советом старейших). Среди его членов было много богатых землевладельцев, глав феодальных семей, торговцев, высших чиновников и представителей мусульманского духовенства. Наряду с албанцами в создании Лиги приняли участие славянские феодалы – мусульмане из Боснии, Герцеговины, Новипазарского санджака, Македонии. Порта благожелательно отнеслась к созданию Лиги, решения которой подтверждали стремление ее участников бороться против расчленения мусульманских земель Европейской Турции, независимо от того, какими национальными группами они были представлены.

Руководство Лиги стремилось построить организацию на религиозных принципах ислама, сделать ее орудием Порты. Этим целям должна была служить и 100-тысячная армия, начавшая формироваться по решению Лиги, чтобы обеспечить защиту границ от Черногории до болгарских земель. Решение Берлинского конгресса о передаче Черногории двух округов – Плав и Гусинье – привели к вооруженному сопротивлению албанцев. В Центральном совете, и в комитетах Лиги, созданных на местах, выявилось радикальное течение, ставившее во главу угла не религиозные принципы, а интересы национального и государственного развития районов, населенных албанцами. Отдельные представители движения говорили уже о создании независимого государства. Лига, питаемая поднимающейся волной национального самосознания албанцев, выходила из-под турецкого влияния и контроля. В сентябре 1878 г. в Гьякове был убит маршал Мехмед Али паша, посланный султаном для переговоров с албанцами. В Лиге усилилась группа, выступавшая с требованием административной автономии Албании. Это нашло отражение в принятой в ноябре новой программы Центральным советом Лиги. С начала 1879 г. борьба Лиги развивалась по двум направлениям: против принятых международными делимитационными комиссиями решений, ущемлявших национальные интересы албанского народа, и за автономию. Неудачей для албанцев обернулась оборона порта Ульциня (ноябрь 1880 г.), а их попытки силой оружия добиться от Стамбула признания автономии кончилась разгромом военных сил Лиги турецкими войсками. К лету 1881 г. Призренская Лига прекратила свое существование, но вошла в албанскую историю как организация, попытавшаяся возродить национальную государственность.

Культурно-историческое возрождение славян Македонии, большей части жителей этой исторической области, протекало в XIX в. в русле формирования болгарской нации, и многие крупные болгарские деятели были выходцами из Македонии. Население области было весьма пестрым, включая также сербов, греков, албанцев, турок, куцо-влахов, евреев. С начала 80-х годов Македония превратилась в арену столкновений интересов Болгарии, Греции и Сербии. В 1903 г. учитель К. Мисирков выступил за разработку грамматики македонского языка, отличного от болгарского, т. е. фактически исходил из представления об особой македонской нации. Но процесс ее формирования (как и развитие освободительного движения в Македонии) был сложным и медленным. (Ныне македонцы – одна из славяно-язычных наций – составляют доминирующее население республики Македония.)

<< | >>
Источник: Родригес, Пономарев.. Новая история стран Европы и Америки XVI-XIXв. В 3ч. Ч.3_Родригес, Пономарев_2008 -420с. 2008

Еще по теме Восточный кризис 1875–1878 гг. и его итоги:

  1. Экономические взгляды славянофилов в к. 50 -х — 60 -е годы
  2. Введение
  3. На путик британской оккупации Египта: от открытия Суэцкого канала к восстанию Араби (1869 – 1882 гг.)
  4. Введение
  5. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов
  6. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ
  7. Оглавление
  8. Восточный кризис 1875–1878 гг. и его итоги
  9. Восточный вопрос
  10. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  11. Тема: МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ HA РУБЕЖЕ XIX-XX вв.
  12. ВЕСТМИНСТЕРСКИЙ СТАТУТ. 11 ДЕКАБРЯ 1931 г.
  13. Рекомендуемая литература
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -