<<
>>

Лексикология

Лексикология - одна из тех сфер ТДШ, которой уделялось особо пристальное внимание с первых диалектологических экспедиций, первых канд. дис. и дис. последующих лет периода конца 1940-х-80-х гг., что стимулировалось полной неизученностью лексики обширного среднеобского региона, а также нацеленностью на создание толкового дифференциального диалектного словаря, позднее - словарей других типов (см.

подразд. 12 настоящей главы).

Первый лексикологический труд в области русской диалектологии появился в 1936 г. Это была монография Ф.П. Филина «Исследование о лексике русских народных говоров (По материалам сельскохозяйственной терминологии)». Работа положила начало изучению лексики говоров по тематическим группам. Тематический аспект был ведущим в 1950-70-е гг.: ему посвящено немало работ, выполненных на материале русско-европейских и урало-сибирских говоров (подробнее см. [226; 124]). Стал он ведущим и в работах томских диалектологов - в канд. дис. П.Г. Черемисина (1949), В.А. Сенкевича (1950), В.В. Палагиной (1951), О.И. Блиновой

(1962), Ф.П. Ивановой (1965), Р.Я. Тюриной (1972), В.Г. Арьяновой (1989) и др. На материале нескольких или всех среднеобских говоров были первыми или одними из первых описаны такие группы лексики, как сельскохозяйственная [993; 1186; 150; 233; 232]; предметно-бытовая: названия одежды, обуви, домашней утвари, посуды и украшений [774; 758; 760; 768], производственнопромысловая: обработки льна, прядения и ткачества [233; 151; 232]; лексика кедрового промысла, дровяного, рыбной ловли и охоты [233; 139; 261; 1407; 1408]; плотничного дела, санно-тележного промысла и ямского [1186; 1152; 194; 1159; 233]; лексика флоры и фауны [1507; 1508; 59; и др.], а также непредметная лексика [1186; 1160].

Рассмотрение лексики в тематическом аспекте имело несколько преимуществ. Оно позволяло установить связь между словами и обозначаемыми ими реалиями и тем самым выяснить объем значений слов; давало возможность определить место тематических групп в словарном составе говора, их рост и сокращение в зависимости от внешних обстоятельств, процессы терминологизации слов с общими значениями, расширение и сужение значений слов в зависимости от изменений «материи» и функций обозначаемых реалий; позволяло осветить ряд других лексикологических вопросов.

Изучение лексики среднеобских говоров по темам не было единственным аспектом исследования. На материале выявленных тематических групп ставились и решались различные проблемы общей и диалектной лексикологии в работах О.И. Блиновой, В.В. Палагиной, Ф.П. Ивановой, В.Г. Арьяновой, Р.Я. Тюриной, Л.Г. Гынгазовой и др.: проблема генезиса диалектных слов на основе их соотношения с материнскими говорами для определения диалектной базы и основы [233; 774; 1186; 1507; 1505; и др.], проблема диалектного источника литературного языка [509; 564], проблема номинации и словообразования [59; 1507; 1506; 1510; 48; 49; 115], соотношения диалектных и общерусских слов в рамках тематической группы [58; 149-151; 23; 774; 1507; и др.], проблема диалектных лексических различий [612; 600; 1362; 610; 773], лексических системных отношений: синонимии, варьирования, энантиосе- мии, гипонимии и под. [59; 233; 485; 1185; 1507; и др.], проблема таксономии и функционирования [428] и ряд других.

На материале различных тематических групп исследовались и такие аспекты собственно лексикологии, как дифференциация лексики говора с точки зрения употребления - активный и пассивный словарный запас (работы В.В. Палагиной, В.А. Сенкевича, Е.П. Молчановой, О.И. Блиновой, Ф.П. Ивановой и др.), с точки зрения сферы употребления - проблема термина, профессионального / специального слова диалекта и их специфика (работы В.В. Палагиной, О.И. Блиновой, Ф.П. Ивановой) [124; 233; 774; 1186; и др.].

Вне тематического аспекта в 1960-е гг. лексика среднеобских говоров рассматривается С.И. Ольгович с точки зрения ее происхождения. В канд. дис. «Иноязычные слова в русских старожильческих говорах средней части бассейна р. Оби» (Томск, 1964) [1086] и ряде статей решается вопрос о критериях выделения собственно русской лексики в составе говоров, анализируются иноязычные заимствования - старославянские, индоевропейские, тюркские и др., разграничиваются заимствования досибирского и сибирского периодов в среднеобских говорах, способы их освоения, ареал [1082—1089]. С.И. Ольгович ставится и решается проблема вторичных заимствований в говорах Среднего Приобья [508]. Ею опубликовано несколько работ по этимологизации диалектных слов, по теоретическим и методологическим вопросам этимологии [1092; 1093; и др.], составлен словарь «Этимология и орфография» [1094, 1095], переизданный в 1996 г. Словарь содержит этимологии диалектных слов и отсылки к диалектному материалу при этимологизации общерусской лексики.

В 1973 г. выходит в свет «Введение в современную региональную лексикологию» (2-е издание опубликовано в 1975 г.) О.И. Блиновой, в котором на обширном материале исследований среднеобских говоров и других говоров России дано обоснование диалектной лексикологии как науки: определены объект и предмет, задачи, материалы и источники, методы изучения лексики диалектов [124, с. 5-30]. Первая часть монографии содержит обобщение исследований словарного состава русских говоров в собственно лексикологическом ключе: лексика диалекта в ее соотношении с другими формами национального языка, в территориальном аспекте, с точки зрения происхождения, сферы употребления, экспрессивно-стилистической дифференциации [124, с. 31-86], вторая часть посвящена диалектной семасиологии - внутрисловным и межсловным системным отношениям лексики говоров в рамках теории тождества и отдельности слова В.В. Виноградова - А.И. Смирницкого - отношениям вариантным и синонимическим [124, с. 87-173], третья часть - типам диалектных лексических различий русского языка на уровне отдельного слова и на уровне фрагментов диалектных микросистем [124, с. 174-195]. В заключительной части анализируется значение диалектной лексикологии посредством ее соотношения с общей и литературной лексикологией, этимологией, исторической лексикологией, ономастикой, смежными научными дисциплинами: стилистикой художественной речи, методикой преподавания русского языка в школе [124, с. 196— 228]. В приложении дан список использованной литературы и источников, составляющий 319 названий [124, с. 229-252].

В 1984 г. опубликовано учебное пособие О.И. Блиновой «Русская диалектология. Лексика» [244], основное содержание которого нашло отражение в одноименном электронном варианте курса (Томск, 2003. Ч. 1-3), выполненного в среде Macromedia Flash [245].

Названные работы, написанные на базе докт. дис. О.И. Блиновой «Проблемы диалектной лексикологии» (1975), вводят новые разделы в теорию и вузовский курс диалектологии, дополняя изданные учебные пособия по этому курсу.

Впервые в диалектную лексикологию, наряду с существовавшими аспектами, введены аспекты: лексика диалекта с точки зрения ее соотношения с другими формами языка и лексика диалекта с точки зрения формально-семантической структуры слова.

Аспект, связанный с соотношением диалект - городское просторечие - литературный язык, рассматривается с учетом теории тождества / отдельности слова. Итоговая схема состава лексики диалекта в анализируемом аспекте [244 и др.]:

Лексика диалекта
Общерусские слова и их варианты Диалектно-просторечн ые слова и их варианты Диалектные слова и их варианты
Общерус

ские

Диалектно-

простореч

ные

Диа-

лект-

ные

Диалектно

просторечные

Диа-

лект-

ные

Диалект

ные

Проблема границ диалектного слова и других разрядов слов решается с учетом только формального варьирования: акцентного, фонематического, лексико-грамматического и лексико-морфологического. Лексико-семантические варианты составляют другое, отдельное, слово.

Аспект рассмотрения словарного состава говора с точки зрения формально-семантической структуры слова вычленяет два разряда слов: первый - по критерию наличие - отсутствие мотивированности - выделяются слова мотивированные, полумотивированные и немотивированные; второй - по наличию-отсутствию образности - выделяются слова образные, характеризующиеся двуплановой семантикой и метафорическим способом ее выражения (например, подсолнух ‘растение, шляпка которого напоминает солнце’, серебристый ‘такой, как серебро’, гореть ‘сверкать, переливаться, как бы отражая отблески пламени’) и необразные (например, подорожник, стол). [248; 297; 298]. Названный аспект классификации лексики возник на основе теории мотивированности и образности слова [226; 244; 286; 1646; 1650; и др.].

Традиционный для диалектологии аспект, связанный с ареальной характеристикой слова, в ТДШ рассматривается с использованием дихотомии терминов «общенародный» (повсеместно распространенный) и «локальный» (имеющий ограниченный ареал) [244] и определяется посредством лингвокартографирования [774] и лек- сикографирования: все среднеобские толковые словари дифференциального типа фиксируют с помощью локальных помет ареал слова [954; 1414; 1416-1418]. Место территориальной фиксации словоупотреблений в контекстах отражают и аспектные словари - мотивационный [1003], образный [302; 303].

Лексика среднеобских говоров в аспекте ее экспрессивноэмоциональной дифференциации впервые рассматривается О.И. Блиновой [210; 226; 244; 124] и Н.В. Жураковской [681-686] в конце 1960-х - начале 70-х гг. К этому времени было опубликовано несколько статей (Т.С. Коготковой, И.Н. Чусовой, Ю.И. Кашев- ской), посвященных лексической экспрессии диалектов.

О.И. Блинова анализирует лексику в данном аспекте в тесной связи со стилевой дифференциацией диалекта, в силу их органической взаимозависимости, и с использованием разработанной ею методики, учитывающей наибольшую употребительность слова в той или иной стилевой сфере, средства выражения эмоциональности / экспрессивности, показания метаязыкового сознания носителей диалекта, соотнесенность с нейтральным эквивалентом.

В итоге ею предложена следующая схема экспрессивностилевой дифференциации лексики говора [298, с. 22]:

лексика

нейтральная

собственно

разговорная

высокая

сниженная

у Ѵѵч презрительная

ф^\ Ѵч

уиичижительная\бранная

шугливо-

ироническая

эмоционально- пренебрежительная экспрессивная

одобрительная осудительная

неодобрительная

уменьшительно-

ласкательная

собственно

экспрессивная

интенсивыЛ

і \^экспрессивы снисходительная

В схеме представлены впервые такие разряды слов, как разговорные, собственно разговорные, собственно экспрессивные, снисходительные, каждый из которых характеризуется набором языковых средств выражения и иллюстрируется примерами из среднеобских и других русских говоров [244, с. 75-86].

Предложенная автором концепция сложилась на базе анализа сотен лексических единиц, собранных в ходе многолетних диалектологических экспедиций, и апробирована лексикографической практикой.

Канд. дис. Н.В. Жураковской «Экспрессивная лексика русских старожильческих говоров среднеобского бассейна» (Томск, 1971) - первое монографическое исследование корпуса экспрессивов всего Среднего Приобья, посвященное средствам выражения количественных и качественных коннотаций слов всех лексикограмматических разрядов. Объектом анализа явились свыше 7000 слов «Словаря русских старожильческих говоров средней части бассейна р. Оби» (1964-1967), его картотека и материалы диалектологических экспедиций. Полученные результаты нашли отражение в серии статей [673-675; 680-686].

Позднее, в 1990-е гг., Е.В. Бельской из состава экспрессивной лексики вычленен разряд интенсивов, рассмотренный в семасиологическом аспекте как лексико-семантическая категория [94-111] (см. подразд. 6 настоящей главы).

В заключительной части раздела следует обратить внимание на то, что в ТДШ, наряду с отмеченными выше результатами лексикологического изучения среднеобского региона, представлены и обобщены результаты многоаспектного анализа лексики говоров различных областей России, что в полном и систематизированном виде дано во «Введении в современную региональную лексикологию» О.И. Блиновой [124, с. 31-86]. На страницах книги «звучат» слова говоров беломорских и воронежских, саратовских и уральских, московских и курских, псковских и пермских, вологодских и кубанских, рязанских и сибирских и многих других, почерпнутые из работ диалектологов периода 1950-х - начала 70-х гг. Плодотворность диалектологических изысканий этого временного отрезка позволила создать многоликую картину народно-разговорного словесного богатства.

Лексикологическое изучение говоров других регионов осуществлено: уральских - В.А. Сенкевичем [1406], омских - Г.А. Садрет- диновой [1380], кемеровских - Э.В. Васильевой, В.П. Васильевым [423; 431; 438], амурских - Ф.П. Ивановой, О.Ю. Галуза [516; 517; 524], алтайских - В.Я. Сениной, Л.И. Шелеповой, И.А. Воробьевой [1541; 483].

Итак, к числу достижений ТДШ в лексикологическом направлении следует отнести: а) обоснование диалектной лексикологии как науки с определением всех ее составляющих - объекта, предмета, аспектов, методов, материалов и источников, с разработкой и обобщением результатов исследования лексики говоров Среднего Приобья и других диалектов России; б) многоаспектное исследование словарного состава среднеобских говоров, представлявших белое пятно на диалектологическом пространстве страны середины ХХв.

6.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Т.Б. Банкова и др.. Томская диалектологическая школа: Историографический Т56 очерк / Под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2006 - 392 с.. 2006

Еще по теме Лексикология:

  1. 1.1. Понятие о лексике и лексикологии
  2. 1.2 Лексикология описательная и историческая
  3. ЛЕКСИКОЛОГИЯ
  4. ПОНЯТИЕ О ЛЕКСИКЕ, ЛЕКСИКОЛОГИИ
  5. РАЗДЕЛ «ЛЕКСИКОЛОГИЯ. ФРАЗЕОЛОГИЯ. ЛЕКСИКОГРАФИЯ»
  6. Модуль 1. «Лексикология
  7. РАЗДЕЛ «ЛЕКСИКОЛОГИЯ. ФРАЗЕОЛОГИЯ. ЛЕКСИКОГРАФИЯ»
  8. Раздел «Лексикология. Фразеология. Лексикография»
  9. Понятие о лексике и лексикологии
  10. Предмет, задачи и разделы лексикологии
  11. § 5. Предмет и задачи лексикологии русского языка.
  12. § 16. Лексика и лексикология.
  13. 1.Понятие о лексикологии: ее функции, связь со смежными науками
  14. 1.Понятие о лексикологии: ее функции, связь со смежными науками
  15. Лексикология
  16. 1.1.4. Аспекты изучения слова и разделы лексикологии
  17. Лекция 4. Слово как основная единица языка и объект изучения лексикологии. Отношения между словами