<<
>>

1.1. Понятие риска в социальных науках

Людям с незапамятных времен приходилось иметь дело с неуверенностью относительно будущего. По преимуществу же, однако, они доверялись практике девинации, которая гарантировала, что «решения людей не возбудят гнев богов или иных сакральных сил, будучи как-то застрахованы контактом с таинственными предначертаниями судьбы» (Луман, 1994, с.

140). Трудно поверить, но понятие "риск" в значительной степени относится к характеристике современного человека. Высокие культуры древности располагали совершенно иной техникой для принятия решения в ситуациях с неопределенностью, а потому не нуждались в слове, обозначающем то, что мы сегодня понимаем под риском. Согласно древнегреческой традиции, "риск" - это явление, сопутствующее всякой неопределенности при принятии решений; причем, "точка неопределенности" называлась "кризисом", а поворот к худшему -"катастрофой" (Никитин, Феофанов, 1992). В Древнем Риме также существовало понятие рока, предначертанности судьбы. В христианской традиции отсутствие четкого определенного понятия "риск" связано с представлением о Всевышнем как о вершителе судеб.

Осознание того, что речь идет о решениях, приходит в XVI-XVTI вв. Тогда, предположительно в контексте мореплавания - очень прибыльного, но опасного дела, - формировались представления о риске, как о состоянии нахождения в определенном месте в определенное время, которые известны и позволяют заранее, перед тем, как предпринять тот или иной шаг, подсчитать возможные выгоды и потери, обосновывая их в зависимости от соотношения "оправданность" - "неоправданность" риска.

10

В сфере азартных игр был разработан специальный математический анализ шансов в XVII в. Риск тогда понимался как вероятность появления некоторого события в сочетании с величиной потерь и выигрышей, которые оно бы повлекло за собой. С этого периода анализ вероятностей становится основой научного знания, преобразуя природу очевидности, знания, логики и авторитета (Дуглас, 1994).

В словаре СИ.

Ожегова "риск" понимается как "возможная опасность", а также "действие наудачу в надежде на счастливый исход" (Ожегов, 1968). В других, более поздних изданиях подчеркивается вероятностность наступления события, причем как негативного, так и позитивного; предполагается возможность выбора для субъекта из двух вариантов поведения - рискового и надежного, т.е. гарантирующего сохранение достигнутого (Кроль, 2005). Первый аспект отражен в социально-политической трактовке риска как возможной опасности, угрозе благополучному существованию граждан. Вероятность наступления определенного нежелательного события подсчитывается статистически, а экономисты учитывают любое отклонение фактического результата от запланированного (Гольдштейн, Гуц, 2002). В технике риск определяют как вероятность неожиданных последствий какого-либо действия или события за определенный период времени (Кроз, Липатов, Чинкина, 1993). Следовательно, в одном варианте риск понимается как вероятность наступления нежелательного события, в другом - как неизвестность возможного исхода; причем последний может быть как негативным, так и позитивным.

Уже в этом небольшом обзоре основных определений понятия «риска» можно видеть, что это сложное, многообразное явление, требующее своего рассмотрения в междисциплинарном контексте. Психологические подходы к проблеме риска могут быть сгруппированы в соответствии с классификацией, предложенной Г.Н. Солнцевой, которая выделяет 3 основных направлений изучения риска:

11

  1. Риск как ситуативная характеристика действий субъекта, выражающая неопределенность результата этих действий в отношении возможных потерь на пути к цели.
  2. Риск как ситуация выбора между альтернативами действий в контексте принятия решений.
  3. Социально-психологический аспект изучения риска, включающий изучение взаимной связи индивидуального и группового поведения в ситуациях риска (Солнцева, 1999).

Рассматривая первое направление, можно сказать, что ситуация с риском включает в себя, по крайней мере, три элемента: неопределенность события (риск существует только тогда, когда возможен не единственный исход), возможность - вероятность и величина - потери (хотя бы один вариант развития может быть нежелательным), а также значимость для субъекта («цена» риска, т.е.

то, чем готов заплатить субъект за готовность идти на риск). Надо заметить, что степень риска - сложное понятие и может рассматриваться как цена решения, принятого в ситуации опасности, т.е. как ожидаемая величина потерь в результате действия. В практических задачах эту цену обычно соотносят с вероятностью негативного результата (Солнцева, Корнилова, 1999).

О соотношении категорий неопределенности и риска существуют различные точки зрений. Так, Ф. Найт в своей книге «Риск, неопределенность и прибыль», изданной в 1921 г., но до сих пор не утратившей свое теоретическое значение, предлагает различать измеримую и неизмеримую неопределенность и использовать для обозначения первой понятие «риск», а для второй - «неопределенность» (Найт, 1994). Еще одним значимым критерием различения этих понятий является критерий объективности: неопределенность объективна, риск субъективен; неопределенность здесь рассматривается как источник, объективное условие существования риска (Кошечкин, 2003; Китов, 1984). Также указывается на различие восприятия «валентности» исходов при

12

использовании рассматриваемых терминов: первый употребляется в случае вероятного неблагоприятного события, второй - при возможности и позитивного результата; чаще говорится о «риске потерь» и «неопределенности» выигрыша (Солнцева, Корнилова, 1999; March, Shapira, 1988).

О риске в негативном контексте, т.е. как о неверном выборе или о невозможности достичь гностических целей, в психологии мышления и в психологии принятия решений говорят в связи с различиями между хорошими стратегиями и хорошими результатами принятия решения, признанием права исследователя на ошибку, отсутствием гарантий получения нового знания при попытках решения задачи (Корнилова, 2003). Позитивный контекст субъективного оценивания риска складывается в представлениях об интеллектуальных стратегиях. Введенное Дж. Брунером специальное понятие «познавательный риск» приобрело значение достижения цели «непосредственным» путем, в обход сбора информации, или селективного поиска как попыток «непосредственного целедостижения», или следования гипотезам при недостаточности относительно их обоснованности (Брунер, 1977; Корнилова, 2003).

В ситуации риска распределение результатов в группе известно (что достигается путем априорных вычислений или изучения статистики предшествующего опыта). Характеристикой же неопределенности является невозможность провести группировку случаев, так как рассматриваемые ситуации в значительной степени уникальны.

Однако, при рассмотрении всякого частного случая не существует различия между измеримым риском и неизмеримой неопределенностью с точки зрения принятия решения. В обоих вариантах субъект придает оценке точности своего суждения вероятностную форму.

В моделях ожидаемой полезности, согласно которой действующий субъект стремится к максимизации выигрыша (в условиях ограниченности ресурсов) при принятии решения фактор риска не связывается с фактором

13

неопределенности. В нормативных моделях принятия решений Л. Хуанг и К. Кумбса субъективное переживание риска введено в качестве процесса и элемента когнитивной регуляции выбора и «принятие риска» выступает одним из компонентов стратегии принятия решений (Корнилова, 2003).

Разница между поведением в ситуациях с риском и неопределенностью изучалась по методу Эльсберга, состоящего в выборе испытуемыми ситуации с данным исходом с вероятностью 1/2 и перспективой того же результата с неопределенной вероятностью. В данном эксперименте лишь малое количество респондентов (35%) выбрали неопределенные ситуации, что отражает стремление людей к информированности, определенности (Cohen, Jaffray, Said, 1985).

Надо сказать, что информированность как один из важных для принятия решений ресурсов требует своего особого рассмотрения. Информация о возможных событиях в различных сферах общественной жизни характеризуется различной степенью полноты и доступности. В экономической теории, анализирующей относительно устойчивые системы, набор возможных событий (исходов) обычно достаточно хорошо известны, но далеко не всегда известны вероятности (шансы) наступления каждого из них. В социальной теории можно найти еще меньше информации как о вероятностях, так и о наборе возможных событий. Наконец, в сфере исторического анализа и та, и другая информация близка к нулю - даже post factum исследователь обладает весьма скудной информацией о событиях, которые могли бы произойти вместо состоявшихся, и соответственно об априорных вероятностях всего набора событий - как реализовавшихся, так и нереализованных.

«Исчисление рисков», по мнению У.

Бека, является связующим звеном между естественными, техническими и общественными науками. Первоначально «социальные корни риска блокируют экстернализацию проблемы ответственности». «Исчисление рисков» же позволяет статистически    документировать    следствия,    которые    первоначально

14

персонифицировались и перекладывались на индивидов. Тут они представляются как систематические события, которые соответственно нуждаются в политическом и социальном регулировании. Исчисление различных видов риска делает, казалось бы, невозможное: события, которые еще не произошли, становятся объектом текущих действий, а именно, раннего предупреждения, компенсации или иных мер предосторожности против будущих последствий. То есть, функция исчисления рисков заключается в преобразовании неисчислимого в исчислимое с помощью стоимостной оценки возможных потерь. Таким образом, происходит формирование в настоящем безопасности перед угрозой открытого неопределенного будущего (Бек, 1994).

Таким образом, в психологической литературе различие категорий «неопределенности» и «риска» проводится по критериям измеримости, объективности, валентности исхода (она неизмерима, объективна и может предполагать как негативный, так и позитивный результат). Неопределенность сама может рассматриваться как источник и объективное условие существования риска. Ее причины коренятся в неполноте информации и случайности наступления события, они же дают возможность для исчисления рисков.

Надо заметить, что представленные выше определения мало сообщают нам о реальных действиях субъекта в условиях риска. Тем не менее, в небольшом количестве трудов содержание собственно психологического риска представлено более подробно. Так, Т.В. Корнилова и Г.Н. Солнцева (Солнцева, Корнилова, 1999) определяют содержание риска как прогностическую оценку возможности не получить желаемый результат действия. При таком понимании риска, согласно авторам, становятся важными следующие его направления психологических исследований риска:

1.

Исследование рефлексивной природы возможностей и ограничений

как определяющей предпосылки оценки ситуации неопределенности

15

и принятия решений в этой ситуации.

  1. Систематизация источников неопределенности и изучение факторов и условий, превращающих ситуации неопределенности в ситуации риска
  2. Изучение индивидуально-личностных особенностей рефлексивной регуляции действий субъекта в условиях риска.

В монографии А.А. Тягунова риск определяется как деятельность, связанная с преодолением неопределенности в ситуации выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого результата или вероятность неудачи, отклонения от цели (Тягунов, 1999).

Таким образом, субъективную сторону риска возможно проследить в том, что он связан с выбором определенных альтернатив, расчетом вероятностей их исхода, а также в том, что люди неодинаково воспринимают одну и ту же величину социального риска.

Действительно, весомость угрозы, степень риска во многом определены объективными параметрами ситуации. Однако человеческое поведение в ситуации риска диктуются тем, как эти объективные обстоятельства отражаются, воспринимаются субъектом. Именно поэтому психология оперирует понятием воспринимаемого риска, который означает сочетание субъективной вероятности неблагоприятного события (потери) и оценки возможных негативных последствий (Кроз, Липатов, Чинкина, 1993). В этом контексте важным становится изучение субъективного восприятия риска, а также феноменов личностного риска.

<< | >>
Источник: ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008. 2008

Еще по теме 1.1. Понятие риска в социальных науках:

  1. Понятие риска. Виды рисков
  2. 2. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ
  3. Основные понятия по реализации социального проекта
  4. I Понятие и виды социальных групп
  5. 1. Понятие риска и его оценка, классификация рисков
  6. 1.1.1. Понятие, сущность, функции социального обеспечения
  7. 7.1. Понятие риска, классификация видов риска
  8. Оглавление
  9. 1.1. Понятие риска в социальных науках
  10. 4.11. Основные исследовательский программы социально-гуманитарных наук  
  11. Понятие, сущность и социальное назначение права, его система
  12. МЕСТО ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК
  13. 1.7. Теория государства и права в системе социальных наук
  14. 1.3. Социально-экономическое поле и парадигма экономической науки
  15. Осмысление нации в социальных науках
  16. I. ОСМЫСЛЕНИЕ НАЦИИ В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКА
  17. Кризис «идентичности» в социальных науках
  18. Основные понятия, структура и социальная обусловленность кадровой политики
  19. Круглый стол ФИЛОСОФИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ НАУКА: НА ПУТИ К ЭНЦИКЛОПЕДИИ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК