<<
>>

  1.3. Социально-психологические исследования деятельности группы в условиях риска

  К числупсихологических признаков группытрадиционно относят теили иные аспекты индивидуального сознания членов группы, в которых специфическим образом отражается сам факт их принадлежности к группе. Например, «члены группы имеют общие или сходные цели», «члены группы разделяют нормы и правила внутри- и межгруппового взаимодействия», «члены группы имеют ясное и дифференцированное представление друг о друге» и т.д.
(Штроо, 2000, с. 12-13).
Вместе с тем, если выделить то общее, что содержится в большинстве определений малой группы как зарубежных, так и отечественных авторов, то речь идет, прежде всего, о признаке взаимозависимости членов группы входе их взаимодействияпо направлению к реализации некоторойгрупповой цели.
Не имея возможности в рамках настоящей работы подробно остановиться на анализе огромного многообразия подходов к пониманию сущности малой группы как социальной общности , обозначим лишь одну из актуальных задач социальной психологии - анализ динамических аспектов совместной-творческой деятельности (Управление персоналом, 2001). Важно подчеркнуть при этом, что его целью должны стать оптимизация анализируемых процессов и управление ими. В практической
2 Тем более, что такой анализ уже неоднократно проводился в отечественной литературе. См., например, (Донцов, 1988, 1997; Кричевский, Дубовская, 1991; Журавлев, 1993 и др.).
34

социальной психологии к числу подобных явлений относится деятельность группы в условиях риска, в том числе принятие и реализация решений.
Но и сегодня мы намного меньше знаем о коллективных, чем об индивидуальных принятиях решений и решениях задач в условиях риска. Особенно важным оно становится для практики современных организаций, где от групповых решений, принимаемых в условиях неполноты информации и высокого риска, зачастую зависит эффективность деятельности целых отделов, подразделений и даже компании в целом. Ю. Козелецкий пишет, что дальнейшие судьбы людей, малых групп и даже обществ во многом будут зависеть от того, будут ли коллективные решения соответствовать фундаментальным требованиям рациональности (Козелецкий, 1979).
Проблемы рационального принятия групповых решений задач с риском, а также проблемы перехода от индивидуальных предпочтений к групповым были предметом многочисленных исследований. Стоит подчеркнуть, что они имеют не только теоретическое, но и практическое значение.
Учитывая необходимость постоянного внедрения инноваций в организациях для поддержания конкурентноспособности компаний, актуальным является вопрос эффективности принятия рискованных решений (Кристенсен, 2004). Было показано, что повышению уровню инноваций в организациях способствует 4 социальные нормы: поощрение риска, толерантность к ошибкам, командная работа и скорость действий (Butler, 1981). При этом, важным компонентом повышения эффективности деятельности групп в современных организациях является развитие их способности принимать риск на основе рационального анализа ситуации и своих возможностей.
Ю. Козелецкий выделяет следующие факторы роста значения групповых решений:
35
  1. Рациональность и меньшая субъективность групповых решений по сравнению с индивидуальными благодаря более тщательному рассмотрению всех альтернатив.
  2. Разделение ответственности за принятое совместно решение, что улучшает психологический климат в группе.
  3. Повышение вероятности исполнения решения, т.к.
    члены группы включаются в процесс исполнения своего собственного постановления (Козелецкий, 1979).

Аргумены Ю. Козелецкого относительно более высокого качества групповых решений не нашли своего подтверждения в выявленном И. Джанисом эффекте группомыслия (groupthink). Этот феномен отражает стиль мышление людей, когда их стремление к единомыслию важнее, чем реалистическая оценка возможных вариантов действий. Он проявляется при такой высокой сплоченности группы, при которой очевидность правильного решения приносится в жертву единодушию группы, что мешает принятию правильного решения. Попытка обеспечить комфортную атмосферу часто затрудняет рациональный анализ последствий в их временной перспективе из-за игнорирования рациональной критики отдельных членов группы, а также снижает качество решений. Выделяют следующие черты, присущие стилю мышления groupthink:
  • конформистское мышление. Те, кто не принимают мнения большинства, считаются изгоями, слабаками;
  • тенденциозный подбор информации, т.е своего рода «цензура» на информацию, которая ставит под сомнение правильность принятых решений;
  • сверхоптимизм с переоценкой вероятностей успеха. Например, принятое окружением Дж.Ф. Кеннеди решение об интервенции в Плайя-Хирон, которое привело к печальным последствиям;
  • убеждение во всесильности группы, когда переоцениваются собственные ресурсы и возможности группы и недооцениваются

36

силы   противника  и   окружающая   обстановка.   Примером   может
служить   убежденность   американского   командования   во   время
второй мировой войны в том,  что японские войска не решатся
атаковать  военные   базы  на  Гавайских  островах,   что  оказалось
ошибочным; •   обманчивость инициативы, т.е. уверенность группы в том, что она
имеет экономическую или политическую инициативу. (Janis, 1982;
Janis, Mann, 1977; Аронсон, 1998).
Несмотря на убедительность исторических иллюстраций гипотезы о явлении groupthink, она была раскритикована именно за ненадежность метода исследования - анализа исторических событий. Кроме того, автор упрекался в переоценке роли группомыслия в коллективах и недооценке других факторов принятия решений (компетентность группы, процедура решения и т.п.). Также И. Джанис не учитывал роль политических и экономических условий, которые оказывают серьезное влияние на принятие решений стратегического характера.
Основываясь на критическом отношении к основному методу исследования (анализ исторических событий), оппоненты сформулировали свои предложения по снижению эффекта «группомыслия» при принятии групповых решений. В частности, было предложено: введение роли критика, задачей которого является указание на слабости и опасности рассматриваемых решений (Козелецкий, 1979; Белбин, 2003); намеренная фокусировка группы на обучении (Kayes, Kayes, Kolb, 2005); модель перехода к конструктивной командной синергии и решению проблем в группе (Neck, Manz, 1994).
С понятием «группомыслие» непосредственно связан и ряд других феноменов, которые негативным образом сказываются на результатах деятельности группы и снижают ее продуктивность. К ним относятся: «социальная ингибиция», «социальная леность», «эффект зайцев», «эффект поглощения»   или   блокировка   продуктивности,   которые   достаточно
37

подробно представлены в литературе (Baron R., Kerr N., Miller N., 1992)..
Особого внимания заслуживает проблема качества принимаемого группового решения в условиях реальной многоэтапной деятельности, отдельные этапы которой всегда сопряжены с риском. В 1961 году Дж. Стоунер показал, что групповое решение включает в себя элемент риска в значительно большей степени, чем индивидуальные решения. В эксперименте испытуемым (группы по 5-7 человек) предлагался набор дилемм для выбора одной из них: либо той, где высока вероятность успеха, но низка его ценность - «синица в руке», либо той, где вероятность успеха низкая, но зато высока его ценность и привлекательность - «журавль в небе». Члены групп сначала индивидуально выполняли задания, а затем проводили групповую дискуссию и решение принимали коллективно. Было установлено, что во втором случае «рискованная» альтернатива выбиралась гораздо чаще. Этот феномен получил название «сдвига риска» (Stoner, 1961;.
В качестве интерпретации так называемого феномена «сдвига к риску» были предложены следующие объяснения:
а)              диффузия ответственности, в результате которой человек
перестает лично отвечать за принятое группой решение. Обнаружено, что
люди с наибольшим уровнем тревоги предлагают решения очень высокого
уровня риска во время дискуссии. Замечено, что сдвиг к риску больше в
том случае, когда последствия решения распределяются между всеми
членами группы, чем когда лишь отдельные члены группы могут выиграть
или проиграть;
б)              риск интерпретируется как ценность в обществе. В процессе
социального сравнения отдельные осторожные члены группы могут как бы
«подгонять» свой уровень риска под более высокий средний уровень риска
группы. Впоследствии было выдвинуто предположение о том, что
принятие риска происходит «ради ценности»;
в)              личность лидера, который принимает смелые решения. Благодаря
38

своєму влиянию на членов группы, такой доминирующий лидер может убеждать остальных, что риск оправдан;
г) изменение полезности, которую члены группы приписывают исходам и альтернативам. В процессе дискуссии происходит явление конвергенции, которое заключается в том, что субъективные значения последствий отдельных членов группы сближаются (Андреева, 2002; Корнилова, 2003; Козелецкий, 1979; Barnir, 1998; Cohen, Sheposh, 1976; Fagley, Miller, 1990; Fraser, 1971; Kogan, Wallach, 1964; Maner et all., 2007; March, Shapira, 1988).
Эти гипотезы не были подтверждены всеми данными. Обнаружено, что сдвиг к риску проявляется даже в задачах, расходы в которых фиктивны и никто не выигрывает и не проигрывает реальных денег и где не проводится подробного обсуждения; здесь трудно говорить о коллективной ответственности. Эксперимент Д. Пруйта выявил то, что в некоторых коллективах больше ценятся осторожные решения. Показано, что группа принимает смелые решения, даже если ему не предшествовала живая дискуссия, во время которой лидер смог бы повлиять на остальных членов группы. Ну и, наконец, непонятным остается, почему в результате конвергенции субъективных полезностей происходит именно сдвиг к риску, а не к осторожности (Pruitt, 1971).
Было выявлено значимое снижение эффекта «сдвига к риску» в группах с демократическим и авторитарным типом лидерства по сравнению с группами без ярко выраженного лидера (Wehman, Goldstein, Williams, 1977).
Таким образом, несмотря на то, что ни одна из описанных выше гипотез не объясняет полностью явление сдвига к риску, каждая из них имеет свою объяснительную ценность. Они не столько конкурируют, сколько дополняют друг друга.
Ну и, наконец, обнаружение в ряде экспериментов сдвига в сторону осторожности при принятии группового решения не позволили точно
39

подтвердить данные гипотезы (Майерс, 2004).
Действительно, дальнейшие исследования решения лабораторных задач выявили эффект «поляризации мнений», который заключается в том, что в ходе групповой дискуссии противоположные мнения, имевшиеся у различных группировок, не только обнажаются, но и вызывают принятие или отвержение их большей частью группы. Более "средние" мнения нивелируются и, напротив, более крайние отчетливо распределяются между двумя полюсами. Это обнажение крайних позиций способствует более ясной картине, которая складывается в группе по обсуждаемой проблеме. Показано, что эффект поляризации мнений при групповом обсуждении альтернатив способствует выработке решений более экстремальных, чем те, которые были бы приняты членами группы самостоятельно (Галам, Московичи, 1992/
В исследованиях с осуществлением жизненно важных выборов в группе было показано, что решения чаще сдвигаются к риску в больших группах; в группах, где никто не знает друг друга; когда риск социально желателен; когда в задаче достаточно информации. Когда проблема, требующая решения, характеризуется неопределенностью, суровыми последствиями и большими выгодами, решения в группе принимаются более осторожные (Barnir, 1998).
В пользу большей распространенности эффекта поляризации мнений нежели «сдвига к риску» говорят и кросс-культурные исследования. Так, в эксперименте, проведенном в Африке, в группах студентах значимо чаще проявлялась «поляризация мнений» при принятии решений независимо от тендерного состава группы (Gologor, 1977).
Завершая обсуждение феноменов «сдвига к риску» и «поляризации мнений», отметим лишь то, что большинство авторов утверждали, что «сдвиг к риску» всегда неэффективен», и даже предлагали методы его устранения (Костинская, 1984).
Однако    некоторые    исследователи    предположили    возможность
40

положительного влияния «сдвига к риску» на эффективность деятельности группы, а также возможность проявления эффекта «поляризации» и в условиях практической совместной деятельности на производстве, в частности при групповом планировании (Fraser, 1971; Moscovici, Zavalloni, 1969). В работах отечественных авторов на материале производственных бригад было показано, что рациональное планирование групповой деятельности повышает ее эффективность даже при «сдвиге к риску». Исследование, проведенное на бригадах, показало, что из 178 выполненных бригадами работ 71 план имел «сдвиг к риску», 33 - «сдвиг к осторожности» и 74 не имели «поляризационных» эффектов. Эффективность фиксировалась по факту выполнения или перевыполнения плана. Так планы со «сдвигом к риску» в два раза чаще не выполнялись, чем перевыполнялись, причиной чему был небольшой опыт таких бригад и нерациональность планирования. Тем не менее, одна треть всех планов со «сдвигом к риску» были выполнены успешно, что объяснялось, по мнению авторов, возникновением особой групповой мотивации и тем, что бригаде удается разработать рациональный план. Т.е. подчеркивается возможность эффективной деятельности группы в условиях риска при рациональном подходе к планированию этой деятельности. Планы со «сдвигом к осторожности» бригады выполняли и перевыполняли в 4 раза чаще, чем не выполняли, что, по мнению авторов, являлось результатом более тщательного анализа трудностей (Социально-психологические проблемы, 1987, Социально-психологические факторы, 1987), т.е. своего рода управления рисками. В целом делается вывод о том, что обучение членов бригад методам рационального планирования могло бы увеличить число эффективных планов со «сдвигом к риску», что «является источником повышения производственной и социальной эффективности коллективной деятельности». Такая рациональность, в частности, заключается в способности группы адекватно оценивать свой потенциал для решения поставленных задач (Социально-психологические проблемы, 1987, с. 171).
41

При этом остается открытым вопрос, насколько рациональна группа, которая принимает решения и действует в ситуации высокого риска. Можно ли говорить о динамике «рациональности» группы? Повышается или снижается ее уровень по мере развития группы?
42

<< | >>
Источник: ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008. 2008

Еще по теме   1.3. Социально-психологические исследования деятельности группы в условиях риска:

  1. В связи с этим в психологических исследованиях и в практике стали выделять общие способности, которые так или
  2. 1 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ ОВД
  3. 2 ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СОТРУДНИКА НА РАЗВИТИЕ ЕГО ЛИЧНОСТИ
  4. Основными группами социально-психологических явлений выступают:
  5. 3.8. Социально-психологический мониторингтенденций преступности
  6. Формирование социальной работы как науки и специфической социально- психологической деятельности.
  7. Глава 4.3. Особенности социально - психологической работы с различными группами населения (на материале работы с подростками, пожилыми иинвалидами).
  8. 4.3.1. Социально-психологическая работа с подростками
  9. 4.3.2. Социально-психологическая работа с пожилыми и инвалидами.
  10. Оглавление
  11.   1.3. Социально-психологические исследования деятельности группы в условиях риска
  12. 2.1. Социально-психологические характеристики эффективной команды
  13. Социально-психологические факторы эффективности группового решения творческих задач.  
  14. 3. Социально-психологические механизмы сплочения и интеграции малых групп. Группы с антиобщественной направленностью
  15. 3. Валидность психологического исследования. Виды валидности. Основные угрозы валидности эксперимента в психологии.
  16. 18. Качественные методы социально-психологического исследования.
  17. 46. Социально-психологическая характеристика личности. Социальная установка(аттитюд)
  18. Общая характеристика методов социально-психологического исследования.
  19. Основные направления исследования малых групп в истории социальной психологии
  20. Вопрос 4 Классификация этнических групп, их социально-психологические характеристики.