Многообразие   описаний    понятия   личностного    принятия   риска: предложение по типологизации феномена.  

Итак, существует ли склонность к риску и отвращение к нему? Или же предпочтение риска зависит от среды, в которой действует субъект,
29

принимающий решение, а также от социальной системы, в которую он включен?
Несмотря на огромное количество данных по интересующей нас проблеме, большинство из них представляют кусочки калейдоскопа и не дают целостного представления о феномене.
Определения последнего образуют целый спектр, в котором на первый план выходят то вероятностные, то аффективные особенности. Индивидуальные характеристики рискованности никак не соотносятся с групповыми. Само восприятие риска, базируясь на субъективной оценке или знании объективных условиях, может оказывать различное влияние на процесс ПР в ситуации неопределенности и на его эффективность. Склонность к риску как поиск сильных ощущений и обдуманная, рационально просчитанная готовность к риску - принципиально разные явления, скрывающиеся за одной лингвистической единицей.
Итак, для дальнейших исследований в проблемном поле представляется необходимой типологизация этих явлений. Особенно важным здесь может быть учет восприятия человеком объективной ситуации неопределенности как рискованной и наличия субъективных предпосылок для этого восприятия. Поэтому в качестве основы для рассмотрения феноменов личностного принятия личностного риска мы воспользовались типологией жизненных миров, разработанной и представленной в виде схемы Ф.Е. Василюком. «Структура этой типологии такова: «жизненный мир» является предметом типологического анализа. Она имеет внешний и внутренний аспекты, обозначенные соответственно как внешний и внутренний мир. Внешний мир может быть легким либо трудным. Внутренний - простым или сложным. Пересечение этих категорий и задает четыре возможных состояния, или типа «жизненного мира» (Василюк, 1984, с. 89).
В соответствии с данной типологией рассмотрим варианты сочетания этих категорий применительно к проблеме личностного риска.
30
  1. Человеку, у которого простой внутренний мир сочетается с легким внешним миром, вероятно, свойственно, намеренное создание экстремальных ситуаций с целью получить удовольствие от сильных ощущений; больше всего такой риск связан с личностными особенностями импульсивности, азарта (см. табл. 1).
  2. Если же ситуация становится действительно трудной, угрожает жизненно важным реалиям человека, то скорее всего такой субъект, по сути когнитивно-простой, будет воспринимать ее в «черно-белом» формате и действовать по принципу «была-не-была», «пан или пропал». Здесь им будет руководить отчаянность, решимость.
  3. Если внутренний мир субъекта является сложным, а внешний мир - простым, то человек так же, как и в первом случае, начнет искусственно создавать рискованную ситуацию. Важное отличие здесь в том, что ему недостаточно уже будет просто прыгать с парашютом, играть в русскую рулетку, он захочет продумывать стратегии поведения, просчитывать альтернативы и интеллектуально наслаждаться риском. В качестве литературных персонажей здесь можно привести в пример Шерлока Холмса, который берется за новое дело порой от скуки, или игрока в одноименном произведении Ф.М. Достоевского. Здесь речь идет о смаковании риска.

4.              Если у человека со сложным внутренним миром появляется
действительно трудная рискованная ситуация, то можно говорить о
принятия им вызова судьбы (challenge), о совладании с риском и
преодолении трудностей. Этот случай представляет наибольший интерес
для нас, как исследователей риска в области организационной психологии,
так как именно здесь мы имеем дело с управлением рисками - т.е. с тем,
чем приходится заниматься управленческим командам на российских
предприятиях.
31

Таблица№ 1


Внешний мир

Легкий

Трудный

о.
КS
я к
amp;
gt;gt;
я

О
н
О
о
р,
в

1.
Поиск сильных ощущений

2. «Была -не была»

за
о
и

3. Смакование риска

4. Управление риском

Предложение по типологизации феноменов личностного принятия риска.
Безусловно, данная типология является лишь попыткой проанализировать все многообразие явлений риска в восприятии его человеком. Эта типология нуждается в дальнейшей проверке и обосновании, и, тем не менее, она позволила нам прояснить некоторые особенности отношения субъекта к риску в зависимости от его внутреннего мира и внешних условий.
Так, применительно к четвертому случаю речь идет, прежде всего, речь идет об эффективности управления риском то есть о том, какими должны быть внутренние характеристики отношения субъекта к риску, в частности его готовности принять риск, чтобы наиболее успешно справляться со своей деятельностью.
Таким образом, ранее считалось, что субъект принятия решений не склонен к риску и предпочитает известный исход в ситуации определенности тому же исходу в ситуации с риском. Отношение к риску обычно описывалось как стабильный конструкт, продукт личностного развития или культурного влияния; были сделаны попытки связать склонность к риску с личностными (импульсивностью, независимостью, ответственностью и т.д.), тендерными измерениями, а также социальным статусом. Противниками диспозициональной обусловленности рисковых
32

предпочтений явились сторонники мнения, что главный фактор здесь — сфера принятия решения (выигрыша/проигрыша). В настоящее время исследователи строят свои концепции на основании комплексного представления о личностном риске.
В качестве специфического фактора, выступающего в качестве свойства личности, наиболее тесно связанного с ПР, выделяют готовность к риску. Люди существенно отличаются готовностью к принятию риска. Им в разной степени присуще понимание того, когда от них требуется самостоятельность в ПР, они в разной степени чувствительны к восприятию риска в ситуации ПР.
Анализ литературы позволяет выделить направления в изучении понятия «готовности к риску» в качестве:
  1. личностной предпосылки (наиболее распространено в психологии предпринимательства),
  1. мотивационной переменной,
  2. характерологической составляющей,
  1. эмпирически устанавливаемой с помощью процедур факторного анализа комплексное представление об отдельных проявлениях риска в поведении, фиксируемых в шкалах описания личностного риска. (Корнилова, 2003).

В последующем многие авторы стали выделять не генерализованное свойство склонности к риску, а эмпирически построенное на процедурах факторного анализа комплексное представление личностного риска. Например, Л. Шмидт различает 3 состояния этой готовности: психическую, социальную и финансовую (Солнцева, 1999).
В современных исследованиях «готовность к риску может быть представлена как личностная детерминанта ПР - готовность выходить за пределы ситуационных ограничений, ставить цели, предполагающие проверку личностных возможностей, или принимать позицию осознанного и мыслительного контроля над возможностями ее преобразования своими
33

решениями или прогнозам» (Солнцева, Корнилова, 1999, с. 52).
Поскольку современная практика управления представляет собой совместно-творческую деятельность руководителей (Управление персоналом, 2001), требуется подробнее рассмотреть, как условия риска влияют на эффективность деятельности группы.
<< | >>
Источник: ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008. 2008

Еще по теме Многообразие   описаний    понятия   личностного    принятия   риска: предложение по типологизации феномена.  :

  1. Многообразие   описаний    понятия   личностного    принятия   риска: предложение по типологизации феномена.