<<
>>

2.2. Основные подходы к исследованию группового решения задач в условиях риска  

Аспект рациональности при групповом принятии решениии решении задач

Проблемы рационального принятия групповых решений детерминированных задач и задач с риском, а также проблемы перехода от индивидуальных предпочтений к групповым были предметом многочисленных исследований.

Прежде чем рассматривать вопросы качества решения задачи в условиях риска, приведем определение рискованной задачи: «Это ситуация, в которой имеется неопределенности относительно результата, который будет получен.

Решающий задачу не способен однозначно предвидеть, добьется он успеха или нет, выиграет ли определенную сумму или проиграет. Вероятен любой исход» (Козелецкий, 1979, с.50).

В деятельности по принятию решений и решению задач, связанных с риском, Ю. Козелецкий выделяет четыре основных процесса:

  1. создание субъективного представления о задаче (основано на конструировании мысленной задачи с риском);
  2. оценка последствий альтернатив (оценка субъективной ценности, то есть полезности последствий);
  3. прогнозирование условий, определяющих последствия (оценка субъективной вероятности выполнения определенных условий или состояний, определяющих последствия данной альтернативы);
  4. выбор альтернативы (в соответствии со своими целями) (Козелецкий, 1979).

Многочисленные случаи, почерпнутые из жизни и экспериментальных исследований, проблематизировали гипотезу о рациональности человеческого поведения в условиях риска и неопределенности (Канеман, Словик, Тверски, 2005; Kahneman, Tversky,

71

1984; Саймон, 1993). В частности К. Эрроу приводит в пример неопубликованное исследование (МакНейл), иллюстрирующее влияние формулировки вопроса на решение в противовес рациональной калькуляции нежелательных исходов (Эрроу, 1994). Эксперименты Дж. Пейна и М. Браунштейна обнаружили, что испытуемые при выборе из 2-х лотерей создают не вероятностное представление о них, а эвристичное, т.е.

воспринимают лотереи как списки факторов или измерений (Payne, Braunshtein, 1971).

Кроме того, были выявлены значимые культурные отличия в вероятностном мышлении и принятии риска. Китайские респонденты оказались менее склонными к вероятностному мышлению и более — к принятию рискованных азартных решений по сравнению с англичанами. Анализ поведения респондентов позволил авторам предположить, что степень склонности к вероятностному мышлению играет существенную роль в культурном различии принятия риска (Lau, Ranyard, 2005).

Д. Канеман и А. Тверски, авторы теории проспектов, показали в своих исследованиях, что люди, принимая решения, демонстрируют искажения вероятностных оценок событий вследствие того, что субъективные репрезентации оказываются ведущими по сравнению с объективными данными. Респонденты оказывались большей чувствительнее к потерям, чем к приобретениям. Эта иррациональность основывается на сравнениях с определенным status quo для ожиданий. В большинстве случаев индивидуумы более страстно пытаются элиминировать потери по отношению к status quo, нежели желают достичь каких-то результатов сверх данного запрограммированного уровня. Другие эвристики при принятии решений заключались во влиянии формулировка условий ситуации на выборы, в ориентации на индивидуальный опыт, в упрощении проблемы (с потерей информации, но получением возможности решения ее имеющимися средствами) и проч. (Канеман, Словик, Тверски, 2005; Kahneman, Tversky, 1984; Андреева, 2000).

72

Существенным критическим замечанием в адрес «теории проспектов» стал экологический подход Г. Гигеренцера, который предположил и проверил эмпирически, что вероятностный формат представления информации для принятия решений не является привычным для ума человека и служит причиной «снижения рациональности» при принятии решений. Результаты экспериментов автора и его коллег показали, например, что при представлении условий известной задачи о вероятности заболевания раком груди, в частотном варианте респонденты дают 46% правильных ответов, и лишь 10% - для вероятностного формата (Gigerenzer, 1996).

Выводы Д.

Канемана и А. Тверски о зависимости выборов от формулировки были раскритикованы и другими авторами. Экспериментально было показано, что женщины подвержены влиянию формулировки гораздо в большей степени, нежели мужчины. Степень эффекта зависела также от предъявляемой задачи и чаще повторялась в других экспериментах с задачами типа проблемы с «Азиатской болезнью» Д. Канемана и А. Тверски (Fagley, Miller, 1990).

Таким образом, вопрос о том, можно ли считать человека «интуитивным статистиком» не актуален сейчас в старой его постановке. Проблема формата - предоставление субъекту вероятностей или частот -рассматривается как наиболее важная, чем любая другая.

Авторы «теории проспектов» и основатель экологического подхода считают, что при принятии решений человек снижает уровень неопределенности ситуации, причем первые связывают это снижение с функционированием когнитивных эвристик, а Г. Гигеренцер - с механизмом переключения модулей, причем эти модули действуют на одном уровне. Рациональность при принятии решений в данном случае интерпретируется как упрощение архитектоники взаимосвязей между разными ориентирами субъекта (Kahneman, Tversky, 1996; Gigerenzer, 1996).

73

Очевидно, что при построении упрощенной модели действительной проблемы возможны искажения принимаемых решений. Тем не менее, Г. Саймон, вводя понятие «ограниченной рациональности», полагает, что такое поведение субъекта принятия решения является рациональным с той точки зрения, что это упрощение позволяет человеку разрешить проблему. (Саймон, 1993). Ю. Козелецкий, поддерживая это положение выделяет особый вид рациональности - субъективную рациональность, «в которой исходным пунктом оценки является не объективная задача, сформулированная, например, экспериментатором или директором фабрики, а субъективное представлениеоб этой задаче» (Козелецкий, 1979, С, 87).

Чтобы предвидеть поведение человека в такой ситуации, необходимо установить, насколько близко субъективное представление о проблеме к ее действительным характеристикам. Так, Ю. Козелецкий рассматривает 3 вида инструментальной рациональности.

  • Действительная рациональность — когда субъект принятия решения располагает верной информацией и комплексными знаниями о задаче.
  • Методологическая рациональность с исходным пунктом в структуре задачи. Указывается, что задача может содержать и ложную информацию, что может привести к фатальным решениям.
  • Субъективная рациональность, которая подразумевает субъективное представление задачи.

Введение понятия «субъективной рациональности» дает ответ на то, какие критерии нужны исследователю для оценки рациональности принимаемого решения. При этом оптимальным решением будет являться то, которое максимизирует целевую функцию решающего, исходя из его представления о задаче.

<< | >>
Источник: ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008. 2008

Еще по теме 2.2. Основные подходы к исследованию группового решения задач в условиях риска  :

  1. 1.1. Основные подходы к государственному регулированию экономики
  2. Технология принятия группового решения.
  3. Оглавление
  4. Обзор основных подходов к исследованию личностного риска  
  5.   1.3. Социально-психологические исследования деятельности группы в условиях риска
  6. Социально-психологические факторы эффективности группового решения творческих задач.  
  7. Этап развития команды как фактор успешного группового решения творческих задач.  
  8. 2.2. Основные подходы к исследованию группового решения задач в условиях риска  
  9.   Сравнительный анализ индивидуального и группового решения
  10. Основные подходы к изучению группового творчества  
  11.   3.2. Эмпирическое исследование влияния индивидуальной готовности к риску на эффективность группового решения творческих задач 3.2.1. Программа первого этапа исследования