<<
>>

[О ВЕЧНОМ И О ВРЕМЕННОМ]

 

В этой главе выставлены весьма важные и трудно познаваемые проблемы, а именно: какова природа времени или каковы временные явления, как сохраняют они свое свойство в отношении времени и как отделяются они от вечно пребывающих [явлений].

Но более халепос то, что слову «время» соответствует не «хронос», а «кайрос», который является лишь частью хроноса 136. А как нам поступить теперь, о изучающий, созерцатель разумом? Уподобим речь эллинскому красноречию как более удобному для созерцания умопостигаемого. Перипатетики, последователи Аристотеля, занимаясь анализом понятия «хронос», ошибались, считая его малоценным и низшим. Как говорит Аристотель, хронос есть мера движения, притом мера первого движения. А первое движение находится в первом из тел, которое в эллинской речи называется небом, уранос 137,_ тем, на что надлежит взирать ввысь, т. е. верхним пределом. В этом ураносе, как в первом теле, — первое движение, а мера движения — хронос. Это определение хроноса дано Аристотелем 138 и перипатетиками. А великий Платон и все богословы, как египтянин великий Плотин, категемон Порфирия, и великий финикиец Ямвлих, разум финикийский , разбирая проблему хроноса, говорят, что хронос является образом вечного. Ибо как в вечном все пребывает неподвижно и в тождественности приобретает свою сущность, а действие здесь неотрывно от сущности, так и в хроносе все [определено] движением и изменением. Ибо там, в вечности, существование утверждено неподвижно, а здесь, в хроносе, вечность разделяется на предшествующее, и последующее, и на минувшее, настоящее и будущее. Ибо там — вечность, а здесь — течение по образу хроноса; там — неразрывное сущностное тождество, а в хроносе — деление на части и изменчивость. Но первое движение, как было сказано, полагают в небе и рассуждают о нем с благоговением, ибо считают его образом первого творческого движения создателя всего: ведь то превысшее, будучи неподвижным, придало гармонию разумным родам и строям истинно сущего и разукрасило их.
Но ты не удивляйся тому, что там всякое творческое движение неподвижно, а здесь оно всегда в движении, и далее, что там, в вечности, которая не имеет минувшего, настоящего и будущего, все вместе. Здесь только подражание и подобие и приятие образа, а там тождество, самость и пребывание образцом. Ибо всякий образ есть образ образца, как говорит Платой, но там весь космос занят образцами и образцами образцов, а существующее здесь, эта видимость Диоса, [занято] образами и образами образов.

Слушай, познающий разумным созерцанием. Стыдно мне перед истиной, уехавшему и как бы мертвому, прости, если вместо сущего представляю тебе не-сущее. Познай, что слово «время» не передает смысла хроноса, а равносильно кайросу, по кайрос является частью и частью части хроноса. Поэтому теперь все это восприми разумом и не удивляйся. Разберем смысл данной главы.

«Все измеряемое временем по сущности или по действию есть становление постольку, поскольку оно измеряется временем. И если оно измеряется временем, то подобает ему...»

Что означают эти положения? Они означают, что измеряемое временем временем же и объемлется. Но что такое временное измерение? Возьмем примеры из сферы живого: все строение живого измеряется временем, как, например, обращением Солнца отданного [места) зодиака к нему же и таким же образом обращением Диоса.

В этом обращении [заключены] и движение, и время, что на грузинском языке зовется годом. И когда мы говорим, что чему-то столько-то лет, этим мы действительно применяем временное измерение. Ибо всякий год возникает от времени и от временного движения. Но если возраст живых существ зависит от года, а всякий год является временем, то и всякий возраст, значит, зависит от времени и измеряется им в такой-то и такой-то степени, и за временем будут следовать возрасты, как измеряемые временем и зависимые от времени. Вот это и является временным измерением. Но свойство времени живых существ, которые произведены и образованы временем, та- ково: [сначала живое существо] лишено этого свойства, ибо бытие и изменение от возраста к возрасту — от времени, от него же и убыль и лишение его во всем созданном.

Все это потому, что [время] является образом и подобием вечного. И как вечно сущее недвижное заключает в себе разумный космос, так и всеобщее время [заключает в себе все] чувственное: ведь всеобщее время — во всеобщем теле, которое является небом, а частичное [время] — в частичных сферах. Но всякое частичное управляется всеобщим, как будет рассмотрено в другом месте, касающемся целого и частей.

«[Подобает ему] временное бытие или действие» сообразно времени. Это означает, что то, что получило временную сущность, и действие также имеет временное, и как время находится в вечном течении и изменении, так и временная сущность находится в течении и изменении. Ибо некоторые [сущие) только действием находятся в течении, а сущностью — в тождественности, как, например, сферы и планеты, которые свое действие вечно изменяют, сущность же их остается тождественной. Но некоторые и сущностью, и действием находятся в нескончаемом течении, как, например, природа всего тленного. Но разумная сфера находится выше всего этого, ибо она измеряется вечностью и пребывает среди неугасаемого света и по сущности, и но времени.

«И прошедшее, и будущее различаются между собой». Это значит, что время делится прошедшим и будущим и срединным, между ними настоящим; как говорят по- эллински: «єн», «естин», «есте» 140 Этим разделено возникновение времени, так как, где правит время, там и движение во времени. Поэтому от этих трех ничему не уйти. Ибо прежде всего они овладели первым и самым божественным из тел, т. е. небом. Ибо было вращение сфер, и теперь вращаются сферы, и будут вращаться. Но ты знай, что иными созерцаются прошедшее, настоящее и будущее, т. е. время, в небе, а иными в смертных. По отношению к небу прошедшее сливается с будущим и объединяется с ним, и его конец становится началом другого и пребывает бессмертно и неугасаемо, но не просто бессмертно, а овладевая [бессмертием] снова и снова, ибо простое бессмертие является недвижимым и неизменяющимся. Но небесное бессмертие является постоянно изменяющимся, ибо каковы деятельности, таковы и сущности.

Но природа тленных не вполне является таковой, ибо она не в состоя- нии соединить действия начала и конца и сделать их бессмертными, как [это может] заключающаяся в небе сила; и сущность свою [тленные] не могут удержать в блаженстве бессмертия, ибо она и разлагается, и вновь восстанавливается.

«Поэтому не терпит ущерба в ходе времени то, что вечно имеет первое слитно со вторым». Это положение касается сферического вращения неба, которое не терпит ущерба в ходе времени и вечно имеет первое действие слитно с окончанием и делает свое действие сферообразным, подражая разумному действию. Поэтому [небо] не потерпит ущерба, т. е. не разложится [никогда], не лишится своего действия.

«Ведь если [его] прошедшее есть одно, а будущее — другое, то, следовательно, оно есть и становящееся и никогда не-сущее». Слушай, здесь философ разделяет пребывающее во времени на две части и говорит, что [для одной] иными являются прошедшее и будущее, это значит, что [такое сущее] не причащает прошедшие действия [будущим] и не объединяет их, как, [с другой стороны], действия неба причащают и объединяют последние действия с начальными, округляя и делая сферическими свои действия, ибо небо как бы носитель разума, подражающий ему. Поэтому [небо] является бессмертным и вечным, но постоянно изменяющимся. Действия же живых существ не в состоянии обратно замкнуть круг с конечных действий на первые, вследствие чего они вечно находятся в процессе возникновения и уничтожения.

Не может существовать как целое то, что находится во временном рассеянии и простирается в нем.

Это означало бы обладание бытием в небытии, ибо если [что-то] в становлении, то оно [еще] не действительно, но становление все же действительно.

«Не может существовать как целое то, что находится во временном рассеянии». Смысл этих слов заключается в следующем: если что-либо имеет бытие в процессе становления, то это не является истинным бытием, а является соединением бытия с небытием, потому что оно имеет бытие через становление; а из находящихся в становлении [явлений] некоторые минувшие, а некоторые — случайные и невозникшие. Во всяком подобном этому бытие соединено с небытием, а сущее — с не-сущим.

 

<< | >>
Источник: Г В. ТЕВЗАДЗЕ. Иоанэ ПЕТРИЦИ. РАССМОТРЕНИЕ ПЛАТОНОВСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ПРОКЛА ДИАДОХА. АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ философии ИЗДАТЕЛЬСТВО « МЫСЛЬ » МОСКВА -1984. 1984

Еще по теме [О ВЕЧНОМ И О ВРЕМЕННОМ]:

  1. РУССКОЕ ПРОСВЕТИТЕЛЬСТВО НА РУБЕЖЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ 
  2. 3.3. Развитие учения о категорическом императиве права в трактате «К вечному миру»  
  3. [О ВЕЧНОМ И О ВРЕМЕННОМ]
  4. [О ВЕЧНО СУЩЕМ |
  5. [О ВЕЧНОСТИ И О ВЕЧНЫХ]
  6. ГЛАВА 55 [ОБ ОТЛИЧИИ ВЕЧНОГО ОТ ВРЕМЕННОГО]
  7. ГЛАВА 106 [О СРЕДНЕМ МЕЖДУ ВЕЧНЫМ И ВРЕМЕННЫМ|
  8. Перспектива «вечного мира»
  9. Представления о времени
  10. 2. Выражение граней бытия в художественном времени
  11. М. Элиаде о месте мифа в традиционном и современном обществе
  12. Феномен неоязычества в современном обществе
  13. 3. Проекты "вечного мира"
  14. ПРОБЛЕМА СОГЛАСОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ФИЛОСОФИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
  15. 2.2. Вечный или бессмертный?
  16. Теорема 23. Человеческая душа не может совершенно уничтожиться вместе с телом, но от нее остается нечто вечное.
  17. Атрибутивные свойства времени:
  18. ТЕМА13 Церковь феодального времени Процессы интеграции и дезинтеграции в социально-политической жизни Европы. Культура феодальной эпохи
  19. ВЕЧНЫЙ
  20. ХРОНОЛОГИЯ МИФА Субъективность как нехватка времени. Симулякр времени.