<<
>>

§ 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки

XX век прошел в нашей стране под знаком теоретического отрицания решающей роли отдельных людей в развитии каких-либо общественно значимых процессов. Сначала это была работа Г.В. Плеханова "О монистическом взгляде на историю", затем - борьба с индивидуальными террористами в лице эсеров и иных не согласных с режимами лиц, потом - провозглашение коллективного руководства на ленинских принципах с одновременным осуждением культа одной личности в истории: все эти научные брожения и шатания выливались порой в повышение ответственности и роли конкретных лиц. Трудно не заметить зависимость развития представлений об экологической политике и ее реализации от вклада в них отдельных ученых, оставивших заметный след в ходе и результатах научных исследований, повлиявших на состояние организации природопользования и охраны окружающей среды. Основоположниками научного юридического обеспечения природоохранного права и экологической политики можно считать докторов юридических наук профессоров Г.Н. Полянскую (ВИЮН), О.С. Колбасова (ВИЮН, ИГиП РАН), В.В. Петрова (МГУ), чьи подходы к правовой экологии, постоянное теоретическое осмысление практических вопросов и научный образ жизни представляются довольно поучительными.

Легендарная Гертруда Николаевна Полянская (1906-1981), окончив юридический факультет МГУ в 1928 г., написала монографии "Организационноправовые вопросы защитного лесоразведения" (1953) "Охрана права государственной собственности на леса" (1956), "Право государственной собственности на леса" (1959), "Правовые проблемы охраны природы в СССР" (1963),

268

активно участвовала в разработке первого закона об охране природы в РСФСР (1960).

Г.Н. Полянская упорно доказывала неразрывную связь леса с землей, на которой он расположен, и необходимость их правового единства. Обоснованность ее мотивировки и настойчивость позволили ей дойти до встречи с председателем Президиума Верховного Совета РСФСР, участвовать в заседаниях депутатских рабочих групп и добиться положительного решения не только теоретического, но и практического вопроса: понимание леса, лесного участка воспринято и современными авторами, и законодательством*(182). Уже в середине XX в. Г.Н. Полянская уделяла большое внимание проблемам собственности на леса и иные природные ресурсы, отдавая приоритет государственной собственности, что естественно в условиях существования в СССР исключительной государственной собственности на землю и иные природные ресурсы. Ученая отдавала должное и развитию права частной собственности, особенно в монографии, посвященной зарубежному лесному законодательству.

Место работы - ВИЮН был для Г.Н. Полянской родным домом, в котором сосредоточивались ее основные устремления и усилия. Отдав много сил выпуску своей монографии и получив ее сигнальный экземпляр, она устроила чаепитие, завернула книгу в шарф и качала как выношенного и родившегося ребенка. Ее ровное, внимательное, серьезное отношение к коллегам, особенно к аспирантам, интеллигентные выражения даже в запальчивости, оказание помощи молодым сотрудникам Ю.Г. Жарикову, О.С. Колбасову и др., глубокие и принципиальные выступления на заседаниях ученого совета Института совмещались с решительностью и резкостью суждений о том, что она считала неправильным. Сотрудники отмечали, что она никогда не демонстрировала своего превосходства над окружающими.

Она полагала, что природу не могут защищать равнодушные и беспринципные люди; часто путешествуя, возмущалась загрязнениями побережий морей

и иных водоохранных зон; дружила и переписывалась с С.С.

Гейченко - бес-

269

сменным директором Пушкинского заповедника в Псковской области. Выступала против переписывания в диссертациях известных истин и чужих мыслей. Проводив мужа на фронт, воспитывала двух дочерей (одна из которых была инвалидом детства). Сохранила работоспособность до последних дней своей жизни, несмотря на тяжелую болезнь*(183).

Г.Н. Полянская была движущей силой природоохранных конференций, чему способствовали ее энергия и тесное сотрудничество с географами, биологами, лесниками, антропологами и специалистами в области естественных наук. Ею была организована масштабная Всероссийская конференция по охране природы с выпуском сборника докладов в 1960 г. Многие идеи Г.Н. Полянской легли в основу последующих исследований и решений в сфере экологического права и лесного законодательства [192, 322, 388, 394, 467]. Олег Степанович Колбасов (1927-2000) заочно окончил юридический институт и поступил работать следователем в прокуратуру. Учеба в аспирантуре Ленинградского государственного университета завершилась защитой диссертации. В 1959 году О.С. Колбасов приступил к работе в ВИЮНе, тесно сотрудничая с учеными ИЗиСП Г.Н. Полянской и Ю.Г. Жариковым - инициаторами и проводниками экологической политики. Через четыре года его пригласили старшим научным сотрудником в ИГ иП Академии наук. Значительны концептуальные и многочисленные монографические работы всемирно известного ученого О.С. Колбасова: "Теоретические основы права пользования водами в СССР" (1972), "Экология: политика - право" (1976), "Международно-правовая охрана окружающей среды" (1982), "Российское экологическое право" (на англ. яз.) (1994) - всего более 400 научных трудов. Работоспособность автора, обращение к наиболее актуальным природоохранным проблемам современности, неравнодушный подход к становлению новой отрасли и учебной дисциплины экологического права снискали ему звание заслуженного деятеля науки России*(184).

Дискуссии с коллегами, поездки по стране и проведение научнопрактических конференций не позволяли расслабляться, требовали раздумий,

270

творчества, поиска, приближенных к жизненным требованиям реализации экологической политики. О.С. Колбасов был способен приноравливаться к аудитории, передавать ей свой энтузиазм и теоретический потенциал, будь то подростки в костромских лесах, лесничие в национальном парке США, педагоги на курсах повышения квалификации в Чебоксарах, студенты Кембриджского университета. Серьезность в организации, собранность в проведении научных мероприятий не исключали юмора, шуток, иронии.

О.С. Колбасов, заведующий сектором, заместитель директора ИГиП, член- корреспондент Академии наук СССР, активный участник международного эколого-правового сотрудничества, был приглашен Министром охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ В.И. Даниловым-Данильяном на должность своего заместителя. Почти три года он выполнял ответственные поручения и задания, давал ответы на запросы правоприменителей и многочисленные обращения граждан, занимался организацией сотрудничества между Российской Федерацией и субъектами РФ, государственными органами исполнительной власти РФ и государственными органами исполнительной власти субъектов РФ в области охраны окружающей среды.

После возвращения в 1994 г. в ИГиП - масса дельных статей, активное и порой бескомпромиссное участие в подготовке Водного кодекса 1995 г., настойчивое требование шлифовки и продумывания законопроектов, ведение разнообразных наблюдений и записей, работа - в прямом смысле слова - до последнего вздоха, вплоть до составления "завещания юристам-экологам", переданного научным наследникам в руки за день до смерти. В 2001 году ИЗиСП провел в Чебоксарах при поддержке Президента Чувашии и Присур- ского заповедника "Колбасовские чтения" с участием сотен специалистов из разных городов; были выпущены сборники докладов и выступлений [85, 92, 275, 375].

Владислава Васильевича Петрова (1929-1995) отличали неистовое отношение к работе и к жизни, требовательность к себе и к окружающим, квалифицированный подход к выбранному делу и нетерпимость к халтуре, которые пере-

271

полняли его и порой формировали врагов. Оставленное заслуженным деятелем науки многочисленное творческое наследие является весомыми и разнообразным, переиздается, сохраняя актуальность и в настоящее время.

В.В. Петров активно участвовал в создании Закона России "Об охране окружающей природной среды", формулировал многие его положения, трепетно отстаивал их перед депутатами. Фундаментальный подход В.В. Петрова к этому законопроекту отражался в его статьях*(185). С его правотворческой научной инициативой связаны понятия "благоприятная среда", "экологические правонарушения", "экологический правопорядок" и многие другие, в том числе включенные впоследствии в ст. 9, 36 и 42 Конституции РФ 1993 г. Путь В.В. Петрова к созданию этого Закона был не простым. После выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О коренной перестройке дела охраны природы в стране" (январь 1988 г.) при Государственном комитете СССР по охране природы была создана комиссия по подготовке общесоюзного закона, в которую вошли В.В. Петров, О.С. Колбасов и др., причем каждый из них претендовал на продвижение своих эколого-правовых идей и концепций.

В конце концов они оба ушли из комиссии, и в рабочей группе остались и активно работали С.А. Боголюбов, М.М. Бринчук, И.Ф. Панкратов, Г.И. Осипов; законопроект с надлежащими природоохранными требованиями неоднократно в 1991 г. выносился Минюстом (В.Ф. Яковлев) и Госкомприроды (Н.Н. Воронцов) на заседания Правительства РФ, на которых заинтересованные министерства энергетики, угольной, нефтяной и газовой промышленности, черной и цветной металлургии не без успеха его тормозили. В.В. Петров переключился на подготовку аналогичного российского законопроекта, который увенчался успехом 19 декабря 1991 г.

Поначалу общественное отношение к подготовленному при активном участии В.В. Петрова российскому Закону об охране окружающей природной среды было в основном скептическим ввиду выхолащивания из него большинства конкретных, категорических предписаний и значительной деклара-

272

тивности многих его положений, что можно отчасти объяснить новизной и сложностью экологической политики. Здесь не было вины ученого - он сделал все возможное для правового насыщения текста и боролся за него до конца, опасаясь, чтобы данный Закон не постигла участь союзного законопроекта.

Одним из нетривиальных трудов В.В. Петрова стал первый постатейный Комментарий к Закону "Об охране окружающей природной среды" от 19 декабря 1991 г., выпущенный издательством "Республика" в 1993 г. Многое тогда казалось перспективным, хотя иллюзии об обеспечении обществом и государством благоприятной среды проживания человека, о быстром преодолении чрезвычайных экологических ситуаций и бедствий, об эффективности экономического механизма охраны природы были вскоре развеяны.

О многом говорит список соавторов Комментария, которых удалось привлечь: председатель Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов, руководящие и ответственные сотрудники Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов России, кандидаты экономических и юридических наук, член- корреспондент РАН, работники кафедры экологического и земельного права МГУ, которую возглавлял В.В. Петров.

Схемы и словарь эколого-правовой терминологии Комментария были составлены В.В. Петровым, и здесь нашли отражение дидактические приемы и находки, отработанные в ходе учебного процесса и создания пособий, учебников и иных аналитических материалов по дисциплинам и курсам "Правовая охрана природы" и "Экологическое право"*(186).

Проблемы использования понятий, терминов и словосочетаний давно находились и продолжают находиться в центре внимания и дискуссий экологоправовой науки, поскольку от четкости и единообразия изложения правовых предписаний во многом зависит их понимание и уяснение, а следовательно, и эффективность реализации нормативных правовых требований [1, 6, 10, 71].

Наследие В.В. Петрова огромно, но главное, что нужно отметить, это акцен-

273

тирование его внимания на новых, наиболее актуальных для своего времени феноменах*(187). В настоящее время многие возлагают надежды, не всегда оправданные, на экологический кодекс. В.В. Петров уже в 1992 г. в Вестнике Московского университета N 3 опубликовал статью "Экологический кодекс России: к принятию Верховным Советом РФ Закона "Об охране окружающей природной среды".

Трогательным было отношение В.В. Петрова к созданному по его инициативе постоянно действующему Высшему экологическому совету при Верховном Совете страны, в состав которого впервые вошли лучшие специалисты- природоохранители самых разнообразных профилей и направлений и Положение о котором он сформулировал и претворил в жизнь. На регулярных заседаниях Совета горячо и разносторонне обсуждались проблемы реализации экологической политики России. Рекомендации Совета, тщательно выверенные и отработанные, воспринимались, прежде всего, в депутатском корпусе, с большим уважением и вниманием и, как правило, учитывались в законопроектной деятельности, при осуществлении парламентского контроля и реализации иных аспектов экологической политики.

С 1995 года проводятся так называемые Софринские ежегодные научнопрактические конференции преподавателей и ученых, занимающихся проблемами экологического и земельного права, благодаря которым увидели свет многочисленные сборники материалов всероссийских научнопрактических конференций "Софрино" и "Экологическое право России".

На конференции съезжаются коллеги из различных вузов, учреждений и регионов страны, ответственные и ведущие специалисты федеральных органов исполнительной власти, депутаты. Здесь проходит становление серьезных ученых и преподавателей, в выступлениях и докладах которых высказываются интересные соображения и оттачиваются положения, которые в дальнейшем могут стать темой диссертаций.

На первой Софринской конференции В.В. Петров, будучи тяжело больным,

подробно рассказал об учебнике "Экологическое право России" и использо-

274

ванном в нем новом и не всеми воспринятом понятии "экологопользование", подверг его обоснованному критическому разбору, но дал в конце концов ему положительную оценку, после чего учебник неоднократно издавался. Майские Софринские конференции, как и ежегодные сентябрьские школы молодых юристов-экологов, - своеобразные действующие памятники В.В. Петрову [428].

Регулярно В.В. Петров сотрудничал с ИЗиСП. Например, в 1977 г. здесь защищалась кандидатская диссертация С.Н. Кравченко на тему "Имущественная ответственность за причинение вреда природным объектам". В.В. Петров увидел в некоторых ее положениях знакомые ему мотивы, приехал на заседание ученого совета и выступил по поводу плагиата. Спор разгорелся острый, но "указанные недостатки не повлияли на общую положительную оценку работы", и искомая степень соискателю была присуждена. В ноябре 1991 г. В.В. Петров выступил на межреспубликанской научной конференции "Проблемы совершенствования экологического законодательства и эффективность его реализации", проходившей в ИЗиСП, с большим и развернутым докладом на тему "Экологическая ответственность: понятие, структура, основания", которая звучала тогда весьма свежо и перспективно*(188). Постоянно привлекало внимание профессора состояние научных исследований по экологическому праву*(189). В сборнике научно-аналитических обзоров советской и зарубежной литературы "Правовые проблемы экологии" (ИНИОН АН СССР, 1980) опубликованы статьи В.В. Петрова "Экология и система права", "Становление и развитие эколого-правовых исследований", "Проблемы эколого-правовой терминологии". В них приводятся и анализируются работы Г.А. Аксененка, С.Б. Байсалова, Г.С. Башмакова, Н.Н. Веденина, А.К. Г оличенкова, А.Е. Еренова, А.И. Казанника, Н.Д. Казанцева, М.Я. Лемешева, В.Л. Мунтяна, Ф.М. Раянова, Н.А. Сыродоева, Ю.С. Шемшученко и др. Они формировали правовое обеспечение экологической политики, непреходящую роль сыграли Г.Н. Полянская, О.С. Колбасов, В.В. Петров.

Заметное место в научном обеспечении реализации экологической политики

275

занимают работы и деятельность видных ученых - специалистов природоресурсного, аграрного права.

Среди них объединявший вопросы аграрного производства с проблемами охраны природы Иван Ферисанович Панкратов (1924-2005) - заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор. Когда началась война, Иван Ферисанович, закончив 9 классов, пошел работать на оборонный завод, затем добровольно вступил в Красную армию, стал курсантом пехотного училища. В 1943 году, будучи командиром взвода противотанковых орудий, принял участие в боях на Курской дуге, где был тяжело ранен, в результате чего ему ампутировали руку.

После войны завершил среднее образование, окончил Саратовский юридический институт, в течение трех лет работал следователем и помощником прокурора в Тверской области. Затем были аспирантура ИГиП АН, защита сначала кандидатской, затем докторской диссертаций по колхозному праву. С 1960 года И.Ф. Панкратов - заместитель редактора "Советское государство и право", с 1962 г. - главный редактор прокурорского журнала "Социалистическая законность", в 1968-1986 гг. - заведующий отделом колхозного и земельного права, правовой охраны природы ИЗиСП.

В 1960-1970 годы разрабатывались проекты основ земельного законодательства и земельного кодекса, основ водного законодательства и водного кодекса, основ горного законодательства и закона о недрах, законов об охране животного мира и об охране атмосферного воздуха: деятельное участие в этой работе в качестве заместителя председателя комиссии по подготовке законопроекта, члена комиссий принимал И.Ф. Панкратов [46, 50, 55, 68, 105, 114, 116, 135, 139, 142, 148, 175, 180, 182, 190, 198, 209, 213, 231, 240, 249, 351, 460, 466, 473, 489, 491, 492, 498, 501, 502, 558, 571, 340, 351, 363].

В 1980-2000 годах И.Ф. Панкратов участвовал в комментировании законодательства об охране окружающей среды, о земле, недрах, водах, лесах, животном мире, об охране атмосферного воздуха, поддерживал в отделе аграрного,

экологического и природоресурсного законодательства ИЗиСП дружелюб-

276

ную требовательную обстановку, давал путевки в науку десяткам аспирантов и соискателей, выступал на конференциях, писал статьи*(190).

Корифей земельного права Николай Иванович Краснов (1923-2004) возглавлял рабочую группу по подготовке проекта земельного кодекса в Верховном Совете РСФСР (в нее входили сотрудники ИЗиСП Ю.Г. Жариков, И.Ф. Панкратов, сотрудники ИГиП АН О.С. Колбасов и Л.П. Фомина, руководитель Главного управления по землепользованию и землеустройству Минсельхоза (оно отвечало тогда за координацию и организацию видов использования земель) Кавер, сотрудники Минюста Е. Говязина и И. Андреева, секретарь Московского обкома КПСС Е.И. Сизенко - будущий министр сельского хозяйства России).

Дискуссии в группе, а затем в депутатской комиссии были весьма бурными, доходившими до ожесточенных споров, демонстративного ухода некоторых ее членов с заседаний в знак протеста, но благодаря спокойствию и квалификации Николая Ивановича работа закончилась довольно успешно, и принятый в 1970 г. Земельный кодекс прослужил более 20 лет.

В Кодексе были отражены природоохранный фактор в землепользовании (что являлось новеллой для того времени), право землепользования при единоличном ведении сельского хозяйства (допускалось и такое), категории земель, в том числе промышленности и иного специального назначения (которыми целенаправленно занимался Н.И. Краснов), водного, лесного, заповедного фондов. Многие из этих положений тогдашнего земельного права фигурируют и сегодня, поддерживая стабильность и преемственность экологических отношений, выступая против некомпетентных импровизаций, причиняющих ущерб экономике и социальному устройству страны [48, 326, 328, 333, 337, 344, 351].

Вместе с О.С. Колбасовым Н.И. Краснов стал создателем, руководителем авторского коллектива и ответственным редактором монографии "Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды" (1985) -

крупного, опирающегося на социологические методы научного исследова-

277

ния, явившегося по тем временам довольно смелым явлением в юридической жизни.

В книге были главы и параграфы, написанные Ириной Александровной Ико- ницкой (о понятии эффективности юридической ответственности за экологические правонарушения, об административной ответственности за нарушение земельного, водного и горного законодательства), Михаилом Михайловичем Бринчуком (об эффективности административной ответственности за нарушение законодательства об охране атмосферного воздуха, о юридической ответственности за нарушение законодательства об охране окружающей среды в развитых капиталистических странах), Ольгой Леонидовной Дубовик (об экологических правонарушениях: понятия и классификации, особенности правоприменительной деятельности в сфере охраны окружающей среды, методика исследования проблемы, эффективность уголовной ответственности за преступные посягательства на окружающую среду, юридическая ответственность за нарушение законодательства об охране окружающей среды в европейских социалистических странах), Натальей Г ригорьевной Жаворонковой (о состоянии, условиях и тенденциях эффективности гражданскоправовой ответственности) [61, 359, 361, 362, 406, 413, 416].

Работам Н.И. Краснова было свойственно внимание к наиболее актуальным, перспективным вопросам экологической политики, злободневность которых только назревала и требовала скорейшего рассмотрения и углубленного анализа. Во многом они остались актуальными и сегодня. Для темы докторской диссертации им была выбрана проблема использования и охраны земель промышленности и иного специального назначения, которая возникла и с каждым годом углублялась в связи с развитием научно-технического прогресса и сокращением сельскохозяйственных земель, их изъятием для градостроительства, автомобильного, трубопроводного, воздушного транспорта, связи, химизации народного хозяйства.

Н.И. Краснов активно доказывал необходимость надлежащей правовой охраны земель, для которой было недостаточно одного факта их национализации

278

и принадлежности всему народу, требовались разработка и реализация комплекса конкретных мер, направленных на предупреждение деградации земель, обеспечение их рационального использования, восстановления в случаях загрязнения, рекультивации, компенсации потерь. Для этого нужны были планомерные и повседневные усилия государственных и кооперативных хозяйств, всего общества [419, 422, 423, 435, 448, 449, 450].

В научных, педагогических работах, при создании нового ЗК РФ Н.И. Краснов обращал внимание на экологическую составляющую землепользования, которое сегодня стало хрестоматийным, на положение, заключающееся в том, что земля - это прежде всего важнейшая часть природы, окружающей среды, а также пространственный базис и только после этого объект пользования, владения, распоряжения*(191).

При исследовании земельно-правовых вопросов он использовал не только понятия земельного права и законодательства, но и гражданско-правовые термины; в условиях исключительной государственной собственности на землю и другие природные ресурсы это было нестандартно и довольно свежо, а сегодня является напутствием тем, кто освоил азы рыночных отношений, но не понял серьезную специфику природных ресурсов и объектов как предметов гражданского оборота.

Постепенно осуществляется нормативное закрепление этих идей Николая Ивановича. Одно из двух основных ограничений свободного владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами, предусмотренных в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ, заключается в недопустимости нанесения ущерба окружающей среде наряду с традиционным ненарушением прав и законных интересов других лиц.

Земельный участок в водном законодательстве РФ может рассматриваться в качестве главной вещи. Согласно ч. 3 ст. 8 ВК РФ право собственности физических и юридических лиц на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты.

279

Согласно ч. 4 той же статьи ВК РФ не допускается отчуждение таких водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых они расположены.

Термины "пруды, обводненные карьеры" заменили существовавшие ранее термины "обособленные водные объекты", предусматривавшиеся в ВК РФ 1995 г., п. 1 ст. 130 и п. 2 ст. 261 ГК РФ, п. 3 ст. 23, п. 1 ст. 40, п. 2 ст. 77, п. 12 ст. 85 ЗК РФ, ст. 1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество", ч. 2 и 3 ст. 50 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и др. Согласно ГК РФ, если иное не установлено, право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой, водные объекты и растения. Таким образом, пруд и обводненный карьер следуют юридической природе земельного участка, на котором они расположены.

Председательствуя и выступая на заседаниях ученого и диссертационного советов ИГиП РАН, Н.И. Краснов отстаивал ведущее положение земли по отношению к другим природным ресурсам и объектам, призывал обеспечивать их охрану в комплексе и единстве, осторожно и скрупулезно относиться к дополнениям и изменениям законодательства, обращал внимание на то, что в Конституции РФ регулярно предусматриваются "земля и другие природные ресурсы" (в том числе в ч. 2 ст. 9) либо из природных ресурсов и объектов выделяется только "земля" (ч. 1 и 3 ст. 36).

Можно констатировать реализацию идей Н.И. Краснова о возможности проецирования некоторых гражданско-правовых представлений и понятий на земельные и иные природоресурсные, природоохранные отношения: в середине XX в. вопрос ставился довольно смело. С точки зрения законодательства земельно-правовые и гражданско-правовые требования разграничиваются в ст. 9, 36, 71, 72 и др. Конституции РФ, в ч. 3 ст. 129 (Оборотоспособность объектов гражданских прав), в ст. 260-287 и др. ГК РФ, в ч. 1 ст. 1 и ч.

3 ст. 3 (Отношения, регулируемые земельным законодательством) ЗК

280

РФ*(192).

Набор публично-правовых и специфических представлений о земле и требований к ее использованию и охране настолько обширен, что предполагает самостоятельные предмет и методы регулирования, систему и институты права, отличающие общественные отношения к земле от отношений к другим недвижимым вещам [452, 481, 482, 504, 561].

В экологической и аграрной политике решающими факторами являются земледелие и иные формы природопользования, которыми эффективно занимается Юрий Георгиевич Жариков (родился 10 декабря 1925 г.) - мастер фундаментальных мыслей и отшлифованных текстов, участник Великой Отечественной войны, научный руководитель десятков аспирантов, сохраняющий вкус к научным исследованиям в сфере реализации современной земельной, экологической политики, плодотворно работающий в ИЗиСП в течение 55 лет [453, 468, 485, 501].

Его перу принадлежат новеллы и часть проекта ЗК РФ 1970 г., работы об имущественных сторонах землепользования, в том числе в городах. Свое 90- летие Ю.Г. Жариков - ровесник ИЗиСП, соавтор и вдохновитель большинства работ отдела встречает в расцвете своих творческих сил: активно участвует в рецензировании диссертаций на соискание ученых степеней, в обсуждениях на заседании отдела аграрного, экологического и природоресурсного законодательства, показывая пример добросовестного изучения и редактирования рукописей, настойчивого и аргументированного отстаивания своих теоретических и жизненных позиций*(193).

Своими впечатлениями делится Н.В. Краев, проходивший в 1977 г. стажировку в отделе: "Низкий поклон О.С. Колбасову, который благословил меня, биолога-охотоведа, на юридическую стезю. Неизгладимые впечатления остались от годичной стажировки во ВНИИ советского законодательства, в отделе сельскохозяйственного и природоохранного законодательства, возглавляемом в то время И.Ф. Панкратовым. Материнская забота и внимание исходили от непосредственных наставниц, маститых ученых в области природо-

281

охранного законодательства - В.Г. Емельяновой и Л.А. Заславской. Большое влияние на мое становление как ученого-правоведа оказали профессора Ю.Г. Жариков, Б.Д. Клюкин, И.Ф. Казьмин и другие сотрудники этого старейшего центра юридической мысли, а также В.В. Петров (МГУ) и В.Л. Мищенко (Институт эколого-правовых проблем "Экоюрис")"*(194).

Ярким представителем и энтузиастом сельскохозяйственного законодательства, оказавшим влияние на реализацию экологической политики, был Михаил Иванович Козырь (1924-2011). В 1952 году он окончил Военноюридическую академию, а затем адъюнктуру, работал заведующим сектором сельскохозяйственного права ИГиП АН, опубликовал более 500 работ. Известен также своими научными "десантами" в регионы [336, 364, 372, 374, 378, 389].

Его исследования характеризовались глубоким изучением и знанием практики, интересом к организации рационального природопользования, сотрудничества с исполнительными и законодательными органами государственной власти [398, 414, 425, 436, 439, 455, 471, 524].

М.И. Козырю в наибольшей степени удалось соединить исследование правовых вопросов развития и государственной поддержки агропромышленного комплекса с задачами охраны окружающей природной среды*(195), немало его работ посвящено решению правовых проблем организации рационального природопользования в контексте с сохранением, восстановлением земли и других природных ресурсов и охраной отечественной природы*(196). Неординарным ученым и замечательным преподавателем был Василий Никитович Яковлев (1926-2013). В его солидном труде "Правовая охрана природы Молдавской ССР" довольно подробно рассматривались экологоправовые задачи и проблемы сохранения окружающей природной среды в республике, входившей в Союз ССР*(197). Это была одна из первых в то время серьезных книг о редком территориальном и бассейновом подходах к природопользованию, которая позже была дополнена исследованиями А.И.

Казанника об охране Байкальской природной территории, оформленными за-

282

тем в докторскую диссертацию по специальности "Экологическое право".

В 1989 году В.Н. Яковлев возглавил авторский коллектив книги "Экологическое законодательство Союза ССР и Молдавской ССР", где был дан анализ соотношения союзного и республиканского экологического права и законодательства в условиях федеративного государства в период перестройки общественно-политических и юридических отношений, в которой он принял бурное участие, отстаивая свои научные и гражданские позиции*(198). Активность В.Н. Яковлева проявлялась в самых разных формах: аргументированных и убедительных выступлениях на заседаниях диссертационного и ученого советов ИЗиСП, в воспитании и поддержке аспирантов и других учеников, организации конференций в Институте права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета (г. Ижевск), в котором, например, в 2008 г. под патронажем Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртской Республики, Министерства сельского хозяйства Удмуртской Республики, Удмуртского отделения Международной славянской академии науки, образования и культуры состоялась Международная научно-практическая конференции "Природоресурсное, аграрное, экологическое право: теория, практика, тенденции развития" (таков был диапазон интересов), получившая большой резонанс [409, 425, 440].

Фанис Мансурович Раянов 1938 г. рождения объединил исследования по сельскохозяйственному и экологическому праву, создав предпосылки для разработки вопросов формирования правового государства и решения иных проблем общей теории права и государства, связанных с обеспечением благоприятной окружающей среды, реализацией экологической политики Рос- сии*(199).

Высокий теоретический уровень и, как правило, практическая направленность трудов Ф.М. Раянова и его учеников снискали славу башкирской школе экологического права*(200), обусловили привлечение внимания к конференциям, проводимым в г. Уфе [478]. Одной из первых в названном ключе и

283

знаменательной стала научно-практическая конференция о выполнении правовых требований охраны окружающей среды в хозяйственной деятельности, в которой приняли участие видные ученые и опытные практики из многих регионов нашей страны*(201). Становится известной Саратовская школа экологического, земельного, аграрного права (В.Н. Демьяненко, Е.Ю. Чмы- хало, Т.В. Волкова, Е.Н. Абанина, Л.А. Тимофеев, Е.А. Сухова и др.).

Когорта юристов-аграрников в лице Г.В. Чубукова, Н.Н. Веденина, И.Ф. Казьмина, К.Г. Пандакова много сделала для становления, а еще больше - для реализации экологической политики, поскольку основным и постоянным загрязнителем окружающей среды был агропромышленный комплекс [245, 273]. Внесли вклад в формирование и реализацию экологической политики: А.И. Бобылев - декан юридического факультета Оренбургского университета, проводивший многочисленные региональные научно-практические конференции об аграрно-экологическом развитии субъектов РФ, основавший ежемесячный журнал "Аграрное и земельное право" [186, 199, 233, 235, 251, 432, 510]; А.Я. Сухарев - генеральный прокурор, инициировавший образование Волжской межрегиональной и других природоохранных прокуратур [141, 178, 226, 546]; ученые, работавшие в области теории права и государства: И.С. Самощенко - директор ВНИИСЗ, заместитель министра юстиции, А.В. Мицкевич - заместитель директора ВНИИСЗ, М.И. Брагинский, М.Г. Кириченко, А.С. Пиголкин - заведующие отделами ВНИИСЗ, поощрявшие теоретические обоснования нового научного направления в виде правовой охраны природы и соответствующей государственной политики [19, 60, 69, 79, 87, 157, 210, 259, 458, 463].

Экологическую политику России - преемницы Союза ССР формировали и ученые других республик, образовавших Союз. Например, доктор юридических наук, профессор, директор Института философии и права Академии наук Республики Беларусь и Института законодательства при Президенте РБ Николай Васильевич Сторожев (1934-2004). Обращали на себя внимание его

скромность, сдержанность, даже некоторая стеснительность, высокий про-

284

фессионализм, добросовестное и ответственное отношение к делу, которым ему приходилось заниматься. В 1980-х годах в Москве, Киеве, Минске, Закарпатье, Уфе, Харькове он сотрудничал с М.А. Атаевым (Туркменистан), С.Б. Байсаловым, Н.Б. Мухитдиновым (Казахстан), Ю.Г. Жариковым, О.С. Колбасовым, Н.И. Красновым (Россия), В.Л. Мунтяном, В.И. Семчиком, Ю.С. Шемшученко, В.З. Янчуком (Украина), Я.Я. Страутманисом (Лат- вия)*(202).

В 2009 году на научно-практической конференции "Современные проблемы правового регулирования недропользования", проходившей в МГЮУ им. О.Е. Кутафина, Николай Васильевич, уже смертельно больной, с редкой для него эмоциональностью рассказывал о ходе и трудностях современного правотворчества и правоприменения, о противостоянии юристов негативным процессам в Республике Беларусь, о необходимости совместного отстаивания оправдавших себя принципов и традиций реализации законодательства. Привлекает фундаментальность ("фундированность") и обоснованность его исследований, сочетание в них анализа законодательной техники, терминологии и правореализационной казуистики, их возвышение до теоретических обобщений, представляющий собой вклад в науку, практику. Автор всегда развивает тему не с нулевой отметки, а умело продолжает начатые ранее исследования, считает необходимым ссылаться на предшественников по ее разработке (в том числе работающих в других отраслях знаний, науки, права, иных учебных заведениях и научных учреждениях различных направлений и регионов), предпочитает уважительно дискутировать с ними, высказывать собственное мнение в обсуждаемой, немаловажной сфере социальной, экономической, правовой жизни, значение которой неуклонно и неизмеримо возрастает в связи с увеличением численности населения на Земле, с его урбанизацией, продолжением и новым витком научно-технического прогресса [211, 229, 282, 374, 378, 379].

Перечень прочитанных, изученных, использованных и досконально рассмотренных научных работ других авторов дает представление о последователь-

285

ности, логике, основательности исследований Н.В. Сторожева, который изучал опыт предыдущих поколений, формировавших аграрно-экологоправовой цех.

Не осталась незамеченной и входит в сокровищницу правовых источников книга Н.В. Сторожева "Правовой режим мелиорированных земель", в которой раскрываются понятие, правовая классификация и особенности правового режима мелиорированных земель, права и обязанности землепользователей по рациональному использованию и охране мелиорированных земель, привлекается внимание не только и не столько к правам землепользователей и иных природопользователей, сколько к их обязанностям, прежде всего к задачам сельскохозяйственных предприятий, организаций и иных юридических лиц, функций государственных и местных органов в сфере различных видов мелиорации. Н.В. Сторожев показывает публичный характер землепользования вообще и бережного использования мелиорированных земель, особенно с учетом как моральных, так и материальных стимулов землепользователей, в частности*(203).

Требование уважения к человеку труда - сельскохозяйственному производителю, учета его интересов, употребления земельных участков и иных природных объектов в соответствии с их прямым назначением, разрешенным использованием - принципы, на которых Н.В. Сторожев строил свою научную деятельность, принимая во внимание функционирование личного подсобного и приусадебного хозяйств, соперничество различных форм владения землей и приоритетности способов работы на земле.

В настоящее время развиваются позиции Н.В. Сторожева о гармонизации экологических политик Белоруссии и России, о комплексе публичноправовых и частноправовых методов регулирования, системе, институтах, категориях права, нуждающихся в комментировании, официальном разъяснении, научном и ином толковании, стабильности и динамичном развитии в соответствии с общественными и экономическими запросами и реалиями,

раскрываются правовые основы государственного управления сельским хо-

286

зяйством в совокупности с охраной природы [399, 408, 413, 480, 490, 521, 580].

Известна киевская школа экологического права, нашедшая достойное место в реализации экологической политики. В трудах директора Института государства и права, действительного члена Национальной академии наук Юрия Сергеевича Шемшученко (1935 г. рожд.)*(204) и его коллег в течение полувека рассматриваются злободневные задачи организации рационального природопользования и охраны окружающей среды*(205). В 1983 году докторскую диссертацию на тему "Правовое стимулирование рационального природопользования" защитил в г. Луганске Борис Григорьевич Розовский [40, 54, 472].

Правовые средства реализации экологической политики искал биолог, член- корреспондент Академии наук СССР Алексей Владимирович Яблоков (1933 г. рожд.) - депутат Съезда народных депутатов и член Комитета по экологии Верховного Совета СССР с 1989 г. Оптимизм природоохранных перестроечных настроений обусловили энтузиазм А.В. Яблокова в качестве советника Президента Российской Федерации по экологической безопасности. Предполагалось привлечение внимания к надлежащей реализации самых разнообразных правовых предписаний - о предупреждении расхищения лесов в муниципальных образованиях и радиационного загрязнения в городе Москве, в регионах, о возмещении нынешнего и прошлого экологического вреда, о формировании организационно-правового механизма природопользования, разграничении функций по его надлежащему управлению и о независимости судебной власти.

Принципиальность и боевитость А.В. Яблокова проявились в тот период, когда он, возглавляя комиссию государственной экологической экспертизы по проекту строительства высокоскоростной магистрали Москва - С.-Петербург, выявлял и пресекал попытки лоббистов подтасовывать заключения, отстаивал свое мнение на коллегии Министерства охраны окружающей среды и

природных ресурсов РФ, добивался прекращения незаконных антиэкологи-

287

ческих действий в особо охраняемых природных территориях. Созданный А.В. Яблоковым Центр экологической политики России привлек многих профессиональных юристов к исследованию природоохранного правотворчества в ряде субъектов РФ, к регулярному изданию бюллетеня "На пути к устойчивому развитию России", к созданию рассчитанных на широкого читателя книг о защите экологических прав граждан и здоровья окружающей среды.

А.В. Яблоковым предлагались лозунги: "Превратим потоки экологических жалоб в потоки судебных исков!", "Проводим референдумы по проектам, влияющим на окружающую среду!", "Все на борьбу с нарушениями прав граждан на благоприятную окружающую среду!", "Долой деэкологизацию управления и законотворчества!". Различны правовые характеристики этих кампаний, но истовость и гуманитарная целенаправленность их инициатора не отрицается даже его недоброжелателями. Осознание необходимости участия "зеленых" в правовом оформлении и принятии экологически значимых решений привело А.В. Яблокова к активной позиции в партийном строительстве, где в союзе с другими энтузиастами-экологами, объединениями и партиями он использовал правовые формы, чтобы не допустить деградации биосферы Земли.

А.В. Яблоков регулярно участвовал в конференциях по правовым проблемам охраны окружающей среды, проводимых в ИЗиСП, в самых различных аудиториях, выступал в юридических журналах, иных средствах массовой информации. При этом всем очевидны личная незаинтересованность А.В. Яблокова, его увлеченность порой кажущимся безнадежным, бесперспективным, но весьма важным делом, имеющим непреходящее значение для настоящего и будущих поколений, его понимание права, законодательства как необходимых инструментов экологической политики, природоохранного управления, формирования гражданского общества [119, 140, 165, 181, 183, 193, 195, 197, 205, 217, 426].

Внедрял экологический вектор в правоохранительную деятельность Руслан

288

Дмитриевич Боголепов - полковник внутренней службы, профессор, начальник кафедры в московских высших учебных заведениях МВД СССР. В Комментарии Закона об охране окружающей природной среды Р.Д. Боголепов, используя свои многолетние разработки, настолько ярко и точно написал об экологических правах и обязанностях граждан и общественных объединений, об экологическом воспитании, образовании и научных исследованиях, что многое из этого сохраняет свое значение и сегодня [80, 96, 238].

Р.Д. Боголепов стал инициатором и вместе с И.Ф. Панкратовым ответственным редактором неординарного учебника для студентов средних специальных учебных заведений по специальности "Правоведение" "Сельскохозяйственное, природоресурсовое законодательство и правовая охрана природы", допущенного Минюстом и МВД СССР. Соавторами были сотрудники ВНИИСЗ Ю.Г. Жариков, Б.Д. Клюкин, В.Г. Емельянова, Е.Л. Минина, а рецензентами - И.Ф. Казьмин (ВНИИСЗ), Н.И. Краснов (ИГиП РАН), А.Г. Первушин (Сельхозакадемия им. К.А. Тимирязева), Владимирская специальная средняя школа подготовки начсостава МВД*(206).

Практический вклад указанных ученых в формирование и реализацию экологической политики России представляется бесценным и не может быть забыт. Под их влиянием и написана эта монография.

Заключение

В середине второго десятилетия XXI в. возрастает актуальность реализации экологической политики - как российской, евразийской, трансконтинентальной, так и глобальной; намечающееся обострение проблем разведки, добычи и распределения минеральных ресурсов и соответствующего передела мира ставят на повестку дня необходимость сочетания социального, экономического и экологического развития не в ущерб одного другому.

При этом необходимо констатировать, что, несмотря на активную законотворческую и иную правовую деятельность последних десятилетий в Российской Федерации, на признание экологического российского законодательства одним из самых совершенных в мире, состояние экологического правопорядка остается далеким от искомого варианта. Общественность все яснее понимает, что количество законов, впрочем, как и их качество, не являются определяющими в деле надлежащего обеспечения реализации экологической политики посредством права.

Хотя задачи соблюдения, исполнения, использования, применения законов лежат в основном вне непосредственных целей и проблем законотворчества, нельзя не обратить внимания на то, что само право зачастую не предусматривает подробные и категоричные механизмы его реализации с обозначением органов и должностных лиц, ответственных за организацию исполнения и надлежащее применение, соблюдение сроков и порядка стимулирования правомерной деятельности, наложения санкций за правонарушения и иные отступления от общественно полезного поведения.

Анализ тенденций развития российского законодательства свидетельствует о динамике увеличения количества нормативных правовых актов, призванных оперативно решать возникающие проблемы, устранять правовые пробелы и коллизии, в то время как путь спешного составления и принятия законов и иных нормативных правовых актов для решения сиюминутных задач, волевого устранения противоречий в законодательстве не сулит, как правило,

действительного исправления ситуации, которая требует, хотя порой и быст-

290

рого, но комплексного подхода, включающего совокупность организационных, экономических и уже потом или одновременно - правовых мер.

Для эффективной реализации экологической политики нелишними, полезными выглядят так называемые идеологические (в лучшем смысле этого слова) кампании с участием средств массовой информации, с объяснением гражданам, всему обществу смысла и целей вынужденно принимаемых, не всегда популярных, постоянно экономически обременительных природоохранных мер. Перед экологической политикой должны быть поставлены серьезные, понятные и одобряемые большинством задачи, ее реализация должна осуществляться в течение длительного времени.

Требует преодоления излишняя декларативность федеральных и региональных правовых актов: прошло почти сто лет с тех пор, когда "политику доносили до сведения трудящихся путем опубликования декретов". Именно так поступали во времена Великой Французской революции конца XVIII в. В настоящее время законы принимаются находящимися у власти элитами в интересах социальных слоев; это законотворчество должно иметь целью не провозглашение намерений, не призывы к выбору поведения, а правовое регулирование значимых для большинства населения общественных отношений, каковыми становятся экологические отношения.

В связи с этим надо отметить, что на российской почве не быстро и не повсеместно прививается концепция мягкого права, рассчитанная на вековые традиции и законопослушание граждан; кстати, последнее наступило после столетнего применения неукоснительных, зачастую жестких мер положительного и отрицательного государственно-правового воздействия на правонарушителей, что отражается в ряде публикаций о зарубежном и международном опыте*(207).

В то же время политику можно провозглашать через право более осторожным и тщательным изложением в законах преамбул и принципов (без которых обойтись порой бывает трудно), сводя их к минимуму, к наполнению

правовым смыслом и обеспечению конкретными юридическими последстви-

291

ями в виде подзаконных актов, правореализацией. Судебная практика показывает возможность даже при наличии расплывчатости и неопределенности ряда правовых принципов противопоставлять их пробелам и коллизиям законов, а то и не очень четким нормам и предписаниям, решать с их помощью дела о защите прав граждан и понуждении публичных органов, должностных лиц, граждан к исполнению своих функций и обязанностей.

Научное обеспечение реализации экологической политики посредством права, комментирование, разработка и совершенствование законодательства должны находить благодарный отклик среди граждан - правоприменителей и законодателей, поскольку направлены на цивилизованную, профессиональную и своевременную модернизацию экономической, социальной, правовой жизни.

Научные поиски в обосновании новых отраслей, подотраслей, институтов, категорий права, свидетельствующие об изобретательности авторов и их радении за выбранное направление развития права и законодательства, заслуживают тщательной мотивировки, в том числе путем эмпирических исследований, исходя из стратегических потребностей регулирования экологических общественных отношений в интересах большинства граждан.

Поэтому концептуальное развитие законодательства для реализации экологической политики предполагает не только и не столько перманентное совершенствование нормативно-правовой базы, сколько приостановку конвейера безудержного законотворчества, рассчитанного скорее на демонстрацию активности, имитацию правотворческой деятельности, а не на глубинное и профессиональное высококвалифицированное решение проблем.

Реализация политики посредством права предполагает осуществление правовых экспериментов, может быть на выборочных территориях, общественное широкое обсуждение законопроектов, учет обоснованного общественного мнения, перевод центра внимания не на принятие нормативных актов, а на их использование, внедрение в практику, на получение искомых результатов,

достижение поставленных целей с публичным отчетом об итогах проделан-

292

ного и полученного.

Серьезность экологической политики и принимаемых в ходе ее реализации правовых решений предполагает преодоление законодательными методами коррупционности, учет конституционных положений о вере в добро и справедливость, постоянное осуществление мониторинга применения законодательства, недопущение распространения разовых исключений природопользования (Сочи, Дальний Восток, расширение Москвы и т.д.), обусловленных нерядовыми событиями, на широкое поле остальных правоотношений. Многовековое пребывание России в Евразийской цивилизации означает умелое использование выработанных человечеством правовых приемов решения проблем и самобытных способов их осуществления, учитывающих менталитет россиян, особенности российской правовой системы, необходимость обеспечения безопасности, суверенитета России над ее природными ресурсами, являющегося необходимой частью ее экологической политики.

Для реализации экологической политики необходимо понимание предусмотренных в преамбуле Конституции РФ возрождения суверенной государственности, утверждения незыблемости демократической основы, стремления к обеспечению благополучия и процветания России. Согласно ст. 3 Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (ст. 3), а суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию, Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории (ст. 4). В условиях наличия сепаратистских настроений и посягательств на российский правопорядок актуализируется часть четвертая ст. 3 Конституции РФ о том, что никто не может присваивать власть в Российской Федерации; захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

Рассуждения последних десятилетий о глобальном экономическом и политическом мире, о принадлежности природы всем землянам, об отсутствии государственных и административных границ для текущих рек, перелетающих,

293

переползающих, иными способами передвигающихся объектах животного мира, о перетекании потоков атмосферного воздуха через страны и континенты, о необходимости обеспечения всеобщей экологической безопасности могут создавать впечатление об обладании человечеством в лице всемирного управляющего центра и его филиалов всеми компонентами природной среды.

Во многом эти рассуждения имеют под собой почву ввиду высочайшего уровня развития постиндустриального мира, понимания современной цивилизации, надвигающегося экологического кризиса, связанного с видимой исчерпаемостью нефти, газа, угля и других полезных ископаемых, опустыниванием и засолением земель, загрязнением и дефицитом питьевых, бытовых и иных чистых вод, атмосферного воздуха, поредением лесов, невосстановимым изменением биоразнообразия и климата*(208).

Обострение энергетической ситуации на Земле обусловливает обсуждение правовых проблем обеспечения прав собственности и суверенитета Российской Федерации над ее минеральными и иными природными ресурсами, законных интересов населения, нынешнего и будущих поколений для их благополучия и процветания как совокупности необходимых элементов реализации экологической политики.

Под суверенитетом (при всех различиях его научного толкования и иного разъяснения) понимаются верховенство национальной (в широком смысле) власти, независимость государства, полновластие и относительная свобода от внешних факторов, обладание реальными возможностями определять характер, порядок своей политической, социальной, экономической (добавим - и экологической) жизни, государственно-правовую организацию в соответствии с интересами, запросами, целями своих граждан.

Законом "Об охране окружающей среды" согласно его преамбуле регулируются отношения в сфере взаимодействия общества и природы, возникающие при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на природную среду как важнейшую составляющую окружающей

294

среды, являющуюся основой жизни на Земле, в пределах территории Российской Федерации, а также на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ.

Уяснение и толкование общемирового и национального природного достояния, его владения, использования и распоряжения с конституционных и иных законодательных позиций позволяет упорядочивать природоохранные и природоресурсные, т.е. экологические, отношения, определять функции международных органов и организаций, устанавливать и повышать ответственность государств, государственных и муниципальных органов, всех граждан за состояние охраны природной среды, выполнение своих обязанностей, реализацию прав каждого на благоприятную окружающую среду.

В статьях 80 и 82 Конституции РФ говорится о принятии Президентом РФ мер по охране суверенитета Российской Федерации, защите ее независимости, безопасности и государственной целостности. К ведению Российской Федерации относятся установление основ и разработка федеральных программ в области ее экологического развития; определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации; гражданское законодательство (п. "е", "н", "о" ст. 71 Конституции РФ). В постановлении Конституционного Суда РФ по вопросу соответствия Конституции Республики Алтай Конституции Российской Федерации (2000 г.) разъяснено, что в ст. 9 имеются в виду народы, проживающие в пределах государственной границы РФ, иное предполагало бы умаление суверенитета, прав всех народов России на ее земли и иные природные ресурсы.

Ряд международных принципов устанавливают баланс между национальным, суверенным и межгосударственным интернациональным подходами к природопользованию, предусматривая следующее:

- каждое государство имеет право на использование окружающей среды и

природных ресурсов для целей развития и обеспечения нужд своих граждан;

295

- экологическое благополучие одного государства не может обеспечиваться за счет других государств или без учета их интересов;

- хозяйственная деятельность, осуществляемая на территории государства, не должна наносить ущерб окружающей среде, как в пределах, так и за пределами его юрисдикции;

- недопустимы любые виды хозяйственной и иной деятельности, экологические последствия которой непредсказуемы;

- должен быть установлен контроль на глобальном, региональном и национальном уровнях за состоянием и изменениями среды и природных ресурсов на основе международно признанных критериев и параметров;

- должен быть обеспечен свободный и беспрепятственный международный обмен научно-технической информацией по проблемам окружающей среды и передовых природосберегающих технологий;

- государства должны оказывать друг другу помощь в чрезвычайных экологических ситуациях*(209).

Такое сочетание государственного полновластия над природопользованием с применением части четвертой ст. 15 Конституции РФ служит реализации суверенной российской экологической политики, поддерживает достойное пребывание России в мировом природоохранном и природоресурсном сообществе.

Обоснованно различаются права государства как собственника природных объектов (ст. 129, 130, 209 и др. ГК РФ) и суверена, осуществляющего власть и управление в сфере охраны и использования природных ресурсов в соответствии с положениями Земельного, Водного, Лесного кодексов РФ, ст. 1.2 Закона РФ "О недрах", ст. 4 Федерального закона "О животном мире". Это размежевание можно осуществлять по наличию индивидуальной определенности и формальному закреплению принадлежности объекта, по его включению в государственную границу Российской Федерации и отнесению к ведению Российской Федерации*(210).

Так, в соответствии со ст. 5 ЗК РФ Россия является участником земельных

296

отношений наряду с гражданами, юридическими лицами, субъектами РФ, муниципальными образованиями, где она может выступать собственником, пользователем, владельцем, арендатором земельных участков. Как суверенное государство Российская Федерация в соответствии со ст. 9 ЗК РФ устанавливает основы федеральной политики в области регулирования земельных отношений, ограничения прав собственников и оборотоспособности земельных участков, порядок резервирования земель, принудительного отчуждения земельных участков, изымает земельные участки для нужд Российской Федерации, разрабатывает и реализует федеральные программы использования и охраны земель.

Аналогичные положения об участниках лесных отношений предусматриваются в ст. 4 Лесного кодекса РФ; полномочия органов государственной власти РФ в области лесных отношений, отражающие ее суверенитет, закрепляются в ст. 81 ЛК РФ; в то же время в ст. 1 (Основные принципы лесного законодательства) ЛК РФ предусматривается использование лесов с учетом их глобального экологического значения: таким образом, суверенное осуществление публичных функций в сфере экологии предполагает необходимость понимания места российской природы в системе мировой окружающей среды.

В Земельном, Водном, Лесном кодексах, иных природоресурсных федеральных законах провозглашаются охрана и использование соответствующих природных ресурсов и объектов, прежде всего, как компонентов природы, как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (и в этом случае государство выступает в качестве суверенного публичного органа, отвечающего за благосостояние своих граждан), и как объекта права собственности и иных прав на природные ресурсы.

В названных природоресурсных законах среди десятков полномочий органов государственной власти Российской Федерации наряду с суверенной компетенцией по осуществлению государственного экологического надзора, государственного экологического мониторинга, утверждению правил пользова-

297

ния, принятию законодательства предусматриваются функции по владению, пользованию и распоряжению природными объектами, находящимися в федеральной собственности.

Необходимость повышения результативности правовых способов реализации экологической политики, защиты владения России ее природными ресурсами и их использования в качестве основы жизни и деятельности ее народов в соответствии с Хартией экономических прав и обязанностей государств от 12 декабря 1972 г. и Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН "Неотъемлемый суверенитет над природными ресурсами" от 14 декабря 1962 г. актуализирует решение рассматриваемых в монографии проблем.

<< | >>
Источник: С.А. Боголюбов. РЕАЛИЗАЦИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ПОСРЕДСТВОМ ПРАВА. Монография. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки:

  1. Список литературы
  2. Содержание
  3. § 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -