<<
>>

Паритетный симбиоз

Модель «паритетного» симбиоза характеризуется частичным переходом от раздаточных механизмов к рыночным. Данная модель предполагает возникновение своего рода контрактных (но необязательно «формальных») отношений между корпоративным и семейным сектором, а впоследствии и их специализацию в соответствии со сравнительной эффективностью производства разных видов продукции.
Например, цикл производства животноводческой продукции делится таким образом, что сельхозпредприятие специализируется на производстве молодняка и кормов, а семейный сектор - на содержании и откорме животных. Взаиморасчеты между ними обычно регулируются с помощью своеобразных трансфертных цен (как правило, ниже рыночных) и соотношений натурального обмена, при этом сельхозпредприятие берет на себя функции заготовителя и обеспечивает сбыт продукции, а в ряде случаев организует дополнительную переработку. Таким образом, отчасти смягчается диктат заготовителей-монополистов, а производство в семейных хозяйствах получает устойчивый внутренний рынок сбыта.

Примером неформального контракта можно, на наш взгляд, считать такую практику (мы наблюдали это в одном из обследуемых сел), когда для сохранности машинного парка руководство корпоративных хозяйств поощряет хранение техники при домах и усадьбах механизаторов, а последние попутно осуществляют также ее ремонт и техническое обслуживание. Взамен они негласно получают трактор или машину в бессрочное пользование (особого рода аренду) и могут работать на ней не только на предприятии, но использовать и в личных целях.

В качестве другого примера «специфического» соблюдения интересов предприятия и семейных хозяйств можно привести ситуацию, отмеченную нами в одной из кубанских станиц. Работники местного акционерного общества, занятые в полеводстве, тайно вывозят с «колхозных» полей тонны семечек, которые сдают на переработку в «колхозный» цех по производству подсолнечного масла.

Сами станичники подсолнечник не выращивают, так что поступающее от них сырье имеет в основном «нелегальное» происхождение. Однако руководство колхоза не стремится полностью перекрыть этот поток, понимая бессмысленность такой акции. Был выбран другой, более тонкий ход: за выработку подсолнечного масла в пользу предприятия взимается одна пятая полученного продукта, что позволяет вернуть часть утраченной хозяйством собственности.

По нашим наблюдениям, согласованность интересов между руководством коллективного хозяйства и его работниками быстрее всего достигается в сфере личных подсобных хозяйств. Дальновидный сельский руководитель понимает, что его работники, даже при условии получения регулярной денежной зарплаты, в большинстве своем не откажутся от ведения семейного подворья. И хотя он как руководитель не хотел бы, чтобы работники делили свое рабочее время между занятостью на предприятии и в своем хозяйстве, но как здравомыслящий и рациональный человек он осознает, что выгоднее оказывать легальную поддержку личному подворью, чем провоцировать подчиненных на противоправные действия.

Вот как рассуждает на этот счет председатель одного из сильнейших в Новосибирской обл. зерноводческих хозяйств (обследование 1998 г.):

«Я личные хозяйства не ущемляю, это своего рода отдел социальной защиты. Вот у нас сейчас покос идет, а травы плохие в этом году. Поэтому мы стараемся помочь работнику, завезти ему сено, другие корма. Бывает, хозяйка даже не знает, что ей корма везут. Открывает дверь - а там наша машина». Чтобы у работников не было соблазна брать ресурсы хозяйства «без спросу», нелегально, «управляющим отделений дана такая установка: в месяц 2 - 3 центнера каждой доярке организованно со склада грузи, домой ей привези, туда, куда тебе покажут, занеси. А потом из зарплаты это дело вычтем. А доярка, если крынку молока возьмет, когда у нее своя корова не доится, тогда я "зажмурюсь ", не замечу. Это очень мало.»

В то же время этот руководитель вынашивает планы подчинить мелкое подворье своему предприятию, интегрировать его в крупное производство:

«Я в те коммунистические времена предлагал.

Давайте я один коровник организую, соберу со всех подворий индивидуальных коров в этот коровник, поставлю людей - пусть доят. Вот один хозяин от своей коровы забрал 500 кг молока для себя, а корова дала 3 000. Я за 2 500 кг ему заплачу. Вычту, конечно, затраты. И ему выгодно, что его лишнее молоко купили, и мне тоже. Тогда в селе не будет пригона, не будет коровьих лепешек возле каждого двора, поселки преобразуются, чище будет.» Но эти экзотические планы, напоминающие идеи первых коммунаров, предлагавших сгонять личный скот в общественный коровник, не вызывали большого интереса у селян и в стабильные 80-е гг., и в кризисные времена 90-х.

В реальной жизни существует множество схем взаимодействия семейного и корпоративного хозяйств в рамках данной модели. Их общей чертой является постепенный переход к экономически эквивалентным отношениям, позволяющий полностью либо частично устранить искусствен-

ный разрыв рентабельности, характерный для модели «паразитического

симбиоза».

<< | >>
Источник: Л. Г. Борисова, Г. С. Солодова, О. П. Фадеева, И. И. Харченко. Неформальный сектор: экономическое поведение детей ивзрослых / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск,2001. 183 с.. 2001

Еще по теме Паритетный симбиоз:

  1. 2. Современное состояние медицинского страхования в России
  2. Паразитический симбиоз
  3. Паритетный симбиоз
  4. От симбиоза к «новой корпоративной» модели
  5. 3.4. Особенности формирования спроса и предложения на сельском рынке труда