<<
>>

ГОРОД И ГРАДОСТОИТЕЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ ГОРОЖАН

Развитие современных городов, вылившееся в урбанизацию с индустриальным ракурсом, провоцирует ряд социальных проблем. Город у населения страны всегда ассоциировался с местом приложения труда и лучшей достойной жизнью.

В эпоху глобализации понятно, что города будут только прибывать в численности и соответственно со сложившейся ситуацией усложняться социальные проблемы. Общество вправе рассчитывать на город, как некую оболочку, аккумулирующую и хранящую ценности и духовность социума. Не стоит забывать, что Россия достаточно долго являлась аграрной страной. Однако, еще в древности Русь называли «Гардариками». Что скорее всего свидетельствует о наличии городской культуры горожан того времени. Духовная составляющая городской среды современных провинциальных городов довольно часто не рассматривается профессионалами и властями как организационно – поведенческий фактор воздействия на жителей конкретных частей города (микрорайонов).

Человек всегда стремился к созданию той среды, которая благоприятно действует на его настроение, поведение и т.д. Например, ремонт в своем доме каждый человек устраивает на свое усмотрение. В противоречие этому является городская среда, в которой все отдается на откуп профессионализму специалистов. И естественно, что часто среда приобретает агрессивность, нечеловечность. Напомним о XX веке – времени бурного роста городов России, в котором власти рассматривали город сквозь призму управления. Главными задачами считались эффективность и вертикальность управления городом, а не мнение горожан о городской среде. Не приходиться замечать глобальных изменений в вопросе соучастия горожан в формировании своей собственной городской среды обитания и в настоящее время. Планируя среду своего обитания, человек планирует и свою будущую жизнь, в конечном счете - самого себя[1.С.3].

Дефиниции «города» могут быть самыми различными по своему характеру.

С социологической точки зрения этот признак города характеризует его как населенный пункт, следовательно, поселение в тесно соприкасающихся друг с другом домах, которое настолько велико, что в нем отсутствует специфическое для общества соседей личное знакомство друг с другом[2]. Развитие, увеличение числа городов всегда находилось под влиянием проектировщиков, социологов, властей. Рост городов приводит к увеличению городского населения страны в целом. Поэтому воздействие города на человека и человека на городскую среду остается актуальной проблемой. В городах все активнее заметны сегрегация и геттоизация населения. Происходит расслоение общества на группы по различным признакам и обособление отдельных сообществ на конкретных территориях внутри городов и пригородов. Влияние городской среды на психо-эмоциональное состояние людей очевидно. Одним из факторов влияния является градостроительная политика властей. Градостроительная политика в нашей стране всегда считалась прерогативой властей и профессионалов. Об истинном участии населения в формировании своей среды обитания в Советский период вопрос не поднимался. В таких условиях удобство городской среды для населения ставилось на последний план. Властям и профессионалам выгодно было проектировать город для удобства управления и функционирования основных структур города. Последние беспорядки во Франции лишь подтверждают наносимый вред городу и населению сегрегацией, геттоизацией и десоциализацией. В городах создается архитектура с преобладанием гемогенных поверхностей, неоправданная гигантомания при постройке общественных центров. В монографии "О нашем жилище" В.Л.Глазычев отмечает: "после реализации схемы Ле Корбюзье (дом на опорах в Марселе, В.В.) доверие к умозрительному схематизму в проектировании жилища было утеряно, а принцип соавторства между архитектором и жильцами будущего дома начал привлекать все большее число сторонников" [3,с 124]. Значительное место опыту осуществления в разных странах мира принцип соавторства, сотрудничества, соучастия (particiрacion) между архитекторами, властями и потребителями жилой среды в процессе её формирования и функционирования уделено в работе К.В.
Кияненко [4]. Этот консенсус населения, властей и профессионалов попадает в русло демократизации различных сторон человеческого общества.

Очевидно, что необходимо развитие общественных институтов по вопросам участия населения в решении проблем города.

Городская среда как объект исследования, проектирования и проживания уже давно интересует многих специалистов: архитекторов, дизайнеров, социологов, экономистов, экологов и других. Прикладная социология должна стать стержнем предпроектного анализа при формировании интерьера города.

И прежде всего городское пространство интересует жителей. Ведь любой горожанин, так или иначе, оценивает то пространство, в котором живет, работает, отдыхает. Критически или одобрительно относится к той или иной городской среде. Сформировавшаяся городская среда провинциального города имеет уникальный характер как вся в целом, так и отдельные дворы, районы и микрорайоны. Так в настоящее время обретает актуальность средовой подход к изучению среды – целостной пространственно-временной городской среды обитания человека. Городская среда – это сложная совокупность взаимосвязанных частей города, состоящая из зданий, сооружений, улиц, площадей и малых архитектурных форм.

В европейской культуре первоначально и долгое время отношение к городу было отрицательное. Эта традиция идет от христианства, ко­торое оценивало городскую жизнь как полную греха и разврата (Евангелие от Матфея, гл. 11). Строитель первого города, Каин, оказал­ся братоубийцей. Ирод, основатель нескольких великих городов, при­надлежал к «проклятому роду» Хама. Содом и Гоморра, города срама, были сожжены огнем Господним за греховность их жителей. Основ­ным тезисом отрицательного отношения к городу было то, что в городе разрушаются традиционные ценности: семейные и моральные. До сих пор бытует афоризм английского протестантского поэта Купера: «Бог создал землю, человек создал город». Мотив бездушности и чер­ствости городской жизни довольно явственно звучит и в европейском Романтизме.

Для романтика В. Гюго Париж -«Лабиринт», образовав­шийся вместе с «Вавилоном». Давая описание Парижа, он много пи­шет о подземелье, формируется образ Парижа как цивилизационной канализации человечества: «при смешении языков произошло смешение подземелий». В этой традиции сливается образ города и государства, который дается через символ Левиафана - мифического земноводного чудовища (что-то вроде гигантской амебы с головами крокодилов). В «Левиафане» Гоббса мощно звучит тема атомизации индивидов в обществе (прежде всего в городском), ставшая общесо­циологической проблемой, которую Т. Парсонс так и называет «гоббсовой проблемой», суть которой - кризис традиционного нор­мативного порядка, попытки создания нового на основе утилитар-норационального действия, что не удается и приводит к «войне всех против всех». Выход из данной ситуации (как видится Парсонсу) - ценностно-нормативное ограничение индивидуального произвола. Проблема городской коммуникации формулируется как аксиологическая проблема: на каких новых (не традиционных) ценностных основаниях возможно городское общество?

Развернутое философско-культурологическое обоснование тезиса об антигуманной сущности города содержится в работе О. Шпенглера «Закат Европы». Эта работа написана в начале XX в. – в период бурной урбанизации (особенно в Германии), во время которой особенно ярко проявляются проблемы городского образа жизни, диспропорции социокультурных изменений. Одна из основных идей Шпенглера - раз­личение и противопоставление культуры и цивилизации, трактуемых им через дихотомии «естественное - искусственное», «органичное - придуманное», «мифология - сциентизм», «духовное - бездуховное», «моральное -аморальное», «жизнь - смерть». История отдельных на­родов трактуется им как органический цикл зарождения и старения. «Цивилизация - это те самые крайние и искусственные состояния... Они - завершение, они следуют как ставшее за становлением, как смерть за жизнью, как неподвижность за развитием, как умственная старость и окаменевший мировой город за деревней и задушевным детством...

Они - неизбежный конец, и, тем не менее, с внутренней необходимостью к ним всегда приходили». Такова, например, история античной культуры, которая закончилась разрушением (нравствен­ным и физическим) Рима. Убедительность концепции Шпенглера придает не только хорошее знание истории, но и, что особенно важно для социолога, — акцентирование атрибутивных признаков цивилиза­ции: научно-технические достижения, сциентистски-формальный стиль мышления, личностно нивелирующая и аморальная роль денег, финансовые спекуляции как характерная черта городской жизни, схе­матизация и стереотипизация форм поведения. «Мировой город - это означает космополитизм вместо отечества, холодный практический ум вместо благоговения к преданию и укладу, научная иррелигиозность в качестве окаменелых остатков прежней религии сердца...».

Деньги в городе являются основной ценностью и целью. «Начиная с этого момента благородное мировоззрение становится также вопро­сом денег» (выделено Шпенглером). Под стать городу Шпенглер пи­шет и о горожанине: «...новый кочевник, паразит, человек, абсолютно лишенный традиций, растворяющийся в бесформенной массе, чело­век фактов, без религии, интеллигентный, бесплодный, исполненный глубокого отвращения к крестьянству (и к его высшей форме — провинциальному дворянству), следовательно, огромный шаг к неоргани­ческому, к концу...».

Широко известно еще одно негативное определение города - «ка­менные джунгли». Принадлежит оно известному социологу и социаль­ному психологу И. Гоффману. Смысл метафоры - не в запутанности городской территории, а в том, что в городе человеку приходится бо­роться за свое существование как личности, искать и отстаивать свое место в пространстве городской жизни, формировать и защищать свой человеческий облик. Опасность городского образа жизни для лично­сти заключается в том, что в городе актуализируется проблема лично­стной самореализации и самоутверждения. В городе больше возможностей для этого, чем в патриархальной глубинке, но и желающих достичь социального превосходства значительно больше: города ма­нят тщеславных и честолюбивых.

В ситуации обостренной социаль­ной конкуренции самопрезентация становится тотальной. Человек стремится выгодно себя подать, используя для этого все возможное, пространство города превращается в один большой театр, в котором стирается грань между естественностью и искусственностью, подлин­ностью и условностью, искренностью и игрой. Горожанин - лицедей, и существует опасность потерять собственное «Я». В этом же ключе рассуждал один из классиков социологии города Л. Вирт. Он писал, что в условиях мимолетности и разнородности городских контактов люди взаимодействуют друг с другом на основе сегментарных и ано­нимных ролей. В результате отношения приобретают поверхностный и безличный характер.

Лейтмотивом антиурбанистского отношения к городу была мысль о неблагоприятном характере городской среды для человека, о сниже­нии качества жизни в городах, несмотря на увеличивающийся разрыв в уровне жизни между городом и селом. Потенциально город предо­ставляет много возможностей для личностного роста, но это — потен­циально. Немало в городе и личностно-деструктивных моментов. Вопрос о том, почему люди плохо относятся к городу, только начинает изучаться. Для конкретных людей и конкретных социальных групп они конкретны, но редко до конца осознанны. В настоящее время антиур­банистских настроений не стало меньше. Не стали они и более про­думанными. На это обстоятельство с публицистическим пафосом обратил внимание Г. Рут в статье «Клише городских изменений» («Cliches of Urban Doom», The Times, 4 August, 1976): «...стало уже поч­ти условным рефлексом сочетать существующие города или население с вербальными средствами подстрекательского характера: «взрывные города», «взрыв населения», «бомба городского времени». И люди, представляемые злодеями этой картины, — внутренние переселенцы или эмигранты из-за границы — обычно уподобляются потоку: «пере­селенцы хлынули в город», «потоки переселенцев», эмигранты «навод­няют». Трудно постичь эти потрясающие раздумья. Но необходимо помнить, что фактически, ни одно из этих жутких пред­сказаний не является новым... А следует каждый раз за антиурбанистскими высказываниями искать их конкретные основания и конкретные мотивы конкретных людей.

Первые систематические и аргументированные высказывания о том, что город обладает рядом особенностей, благоприятных для развития человека, стали появляться в начале XX века. Американский психолог и философ У. Джеймс пришел к убеждению, что город дает возможность выбирать формы и способы жизнедеятельности и, тем самым дает возможность личностного роста. Немецкий философ и со­циолог Г. Зиммель в статье «Большие города и духовная жизнь» (1903) пишет: «Маленький город как древности, так и средних веков клал личности пределы, - ее передвижению и внешним сношениям, ее са­мостоятельности и внутренней дифференциации, - пределы, в кото­рых современный человек задохнулся бы...». Дифференциация труда в большом городе влияет на «утонченность, большое богатство потреб­ностей публики, что, со своей стороны, должно в ее среде привести к очевидному увеличению личных особенностей». Среди сторонников городского образа жизни в середине XX века появилось немало ученых, утверждающих в своих работах, что повышенные нагрузки горо­да на человека не обязательно ведут к стрессу и развитию патологии (Т. Селье, Р. Зимбардо и др.), а дают возможность сильных ощущений и являются мотивирующим фактором личностного роста. Среда же, лишенная всех мыслимых источников стресса, вполне может пока­заться однообразной и просто лишенной ценности.

К концу XX века стали появляться взвешенные, эмоционально ней­тральные оценки влияния города на поведение человека. Г. Ганс вы­двинул «композиционный тезис»: сам по себе городской образ жизни не является непосредственным фактором поведения; таковыми яв­ляются такие переменные, как уровень доходов, образовательный уро­вень, семейный статус и др., которые действуют в комплексе. Сочета­ния этих переменных и предопределяют реакцию на среду и отношение к городу. К. Фишер определил город как «увеличительное стекло», уси­ливающее как положительные, так и отрицательные варианты поведе­ния. Причина этого - ослабление социального контроля в городе. Город предоставляет больше возможностей для девиации в целом: как отрицательной, так и положительной, но город сам по себе не порож­дает девиацию, она - результат макросоциальных процессов.

О взаимодействии жителей со средой обитания, появлявшейся в различные эпохи, дают яркое представление работы отечественных и зарубежных авторов [5]. Для анализа субъективного мнения горожан о состоянии и путях улучшения качества городской среды, градостроительного сознания тамбовчан, были использованы следующие социологические методы: в рамках написания диссертационной работы было проведено эмпирическое исследование. Основной целью масштабного классического исследования было определение состояния градостроительного сознания горожан, нахождение вариантов их привлечения к вопросам формирования благоприятной городской среды, определить ценность городской среды для духовного и культурного развития общества.

Градостроительное мировоззрение, сознание и поведение жителей провинциального города Тамбова отражают ответы респондентов в рамках исследования «Благоприятная городская среда», проведенного в два этапа (2007-2009гг.). Необходимо добавить, что нами неоднократно (с 1968 г., Казахстан, Татарстан, Белоруссия, Тамбовская область) проводились социологические опросы селян и горожан об оптимальной среде обитания[6].

Гутнов А.Э. предполагал, что город будет восприниматься его жителями как система социально осмысленных пространств, соразмерных человеку. И этот город будет аккумулировать социальную активность и жизнедеятельность в невиданных до этого масштабах. [7.с.243]

Итак, о взаимосвязи сознания, духовной жизни жителей и городской среды города автором в эмпирическую часть исследования были включены ряд вопросов. С высказыванием «Влияние города и его среды на сознание горожан больше, чем влияние субъектов друг на друга» скорее согласно 22,4% респондентов, согласно – 23,6%. Скорее не согласны – 19,9% тамбовчан и категорично не согласны 20,6%. Затруднились ответить чуть более 13% респондентов. Аналитика данных результатов позволяет судить о мнении горожан взаимного влияния и сознания и городской среды (рис.1).

Рис.1 Город влияет на сознание людей больше, чем они друг на друга.

Первый уровень градостроительного сознания характеризует анализ ответов тамбовчан, показывающий наличие плюсов и недостатков жизни и городской среды в городе Тамбове (рис.2).

К недостаткам городской среды 76,7% жителей отнесли безобразные дороги, 60,0% - дорогое и некачественное ЖКХ. 56,7% считают минусом загрязненность городской среды, низкую культуру населения замечают 55,9% горожан.

Рис. 2 Основные недостатки жизни в городе Тамбове: 1- плохо оборудованы места отдыха; 2- отсутствие единого архитектурного стиля 3-зеленые насаждения, вызывающие аллергические реакции; 4-загрязненность городской среды; 5- низкая культура населения; 6-безобразные дороги; 7- невысокий уровень озеленения; 8-дорогое и некачественное ЖКХ.

Плохое оборудование мест отдыха – 30,5% ответов, отсутствие единого архитектурного стиля и невысокий уровень озеленения отметили 20 и 12,9 процентов соответственно.

Почти в два раза меньше горожане замечают преимущества городской среды. Так, например, бережное отношение к центру города и к старинным зданиям замечают 47% и 33,8% респондентов соответственно. Красивым провинциальным городом Тамбов назвали 44% горожан. Отсутствие агрессивного стиля градостроительства и особый уют городской среды отметили соответственно 11,2% и 15,1% горожан. Также жителями была отмечена градостроительная активность администрации города – 6,1% считают удачными ограничения в градостроительной политике, принятые городской думой. Интересны замечания респондентов по ментальности тамбовчан – лишь 8,% считают преимуществом городской среды открытость и доброту её жителей. Почти столько же - 8,5% отметили высокую активность горожан по благоустройству подъездов жилых домов, дворов и т.д. Улучшение экологического состояния городской среды отметили 15,1% опрошенных.

Определенно, на первом – познавательном уровне находится подавляющее большинство горожан – жителей провинциального города Тамбова. Данный анализ позволяет говорить о достаточно подробном отражении городской среды в сознании горожан, причем как положительных, так и негативных её свойств – 92,3% опрошенных замечают минусы и 84,2% плюсы.

Второй – эмоциональный уровень характеризуется реакцией субъектов общества – горожан на окружающую среду обитания. Аффективный уровень градостроительного сознания жителей определяет степень сопричастности или отчуждения городской среды обывателями. Показывает степень осознанности влияния на градостроительную ситуацию населения, властей и профессионалов.

Несомненно, каждый житель города независимо от социального статуса и возраста находится во взаимосвязи с городской средой (рис.3).

Рис.3. Влияет ли Ваша жизнедеятельность на городскую среду (градостроительную ситуацию)?

На вопрос «Влияет ли Ваша жизнедеятельность на городскую среду (градостроительную ситуацию)?» больше половины респондентов ответили отрицательно – 54,7%, причем затруднились с ответом 18,7% опрошенных. Данная констатация факта позволяет судить о степени причастности жителей к окружающей среде обитания. О частичном влиянии своей жизни на городскую среду заявили 20,0% горожан. Утвердительно ответили лишь 6,6% тамбовчан. Таким образом, лишь незначительная часть жителей осознает, что их поведение и род занятости оказывает влияние на среду города.

Почти поровну распределились мнения о негативных и положительных чувствах, вызванных средой обитания в городе Тамбове – 29% и 27% соответственно, при этом 14,3 % горожан ответили о нейтральности и обыденности чувств. Чуть более десятой части горожан - 11,6% опрошенных - заявили о смешанных, двояких чувствах. И затруднились ответить 18,1%.

Основной, заключительный уровень градостроительного сознания горожан характеризуется степенью соучастия, о влиянии жителей на конкретные решения проблем городской среды. Осознание городских проблем жителями порождает их поведение. Городская среда – это результат градостроительного сознания и поведения горожан. Градостроительная культура соответствует осознанным требованиям городского социума.

На вопрос: «Предпринимали ли Вы что-либо по устранению и предупреждению негативных градостроительных явлений?» подавляющее большинство – 89,4% - ответили отрицательно. Однако осознанным градостроительным поведением, то есть противодействующим негативным явлениям в городской среде обладают 10,6% горожан. Эта часть заявила, что участвует в знаках протеста, пикетах и выступает с письменными обращениями к администрации при возникновении спорных градостроительных ситуаций. Градостроительное сознание – это совокупность мнений и решений (желаний) горожан в каждой конкретной градостроительной ситуации, преломленная отражением действительности в разуме человека. Актуальность данного вопроса подтверждается важностью соучастия населения в формировании своего окружения, сохранения культурной и исторической памяти нации. В условиях нечеловекоизмеряемого пока процесса урбанизации крайне важно не потерять культурные и духовные функции городской среды как основы становления, развития культурных и духовных качеств личности. Результаты конкретного социологического исследования подтверждают значимость изучения градостроительного сознания и поведения горожан, городских сообществ и активного их включения в процесс выдвижения и реализации градореформирующих инициатив и дел.

Литература

1. Иконников, А.В. Утопическое мышление и архитектура/ А.В. Иконников, - М.: Издательство «Архитектура – С», 2004. - С 3.

2. WEBER M. Die Stadt. - Wirtschaft und Gesellschaft, Kap 8. // Grundriss der Sozialokonomik. III. Abt. Tübingen, 1922, S. 513-600.

3. Глазычев, В.Л. О нашем жилище /В.Л. Глазычев. - М.: Стройиздат, 1987.-176с.

4. Кияненко, К.В. Социальные основы формирования жилой среды /К.В. Кияненко. - Вологда: ВоГТУ, 1999.-210с.

5. Томилин, В.Ф.Сельская среда обитания: социология, экология, экономика /В.Ф. Томилин. - Акмола, Изд-во Жана-Арка, 1992

6. Томилин, В.Ф. Тамбовщина, Притамбовье и г. Тамбов в сознании горожан и приезжих /В.Ф. Томилин, В.В. Черемисин. - Тамбов, Изд-во Першина Р.В., 2007, - с. 138

7. Голубева, Т.Ю. Социально-экологические представления жителей Тамбова об оптимальном жилище /Т.Ю. Голубева, А.П. Пожиткова, В.Ф. Томилин, А.В. Чистяков. – Тамбов, Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. - С.121-124.

8. Гутнов, А.Э. Эволюция градостроительства /А.Э. Гутнов - М.: Стройиздат, 1984.- С.243.

<< | >>
Источник: Г.В. Козлова. Непроизводственная сфера в современном социокультурном и экономическом пространстве: колл. моногр. /колл. авт. /под ред. Г.В. Козловой. Тамбов:,2010. - 520с.. 2010

Еще по теме ГОРОД И ГРАДОСТОИТЕЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ ГОРОЖАН:

  1. ГОРОД И ГРАДОСТОИТЕЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ ГОРОЖАН