<<
>>

Канон II  

Мнение есть следствие чувства и одновременно до&полнение к ощущению; именно к нему и применима [дилемма] истинности и лжи.
Доказательство: если, например, башня представ&ляется нашему глазу круглой, то наше чувство истинно, ибо оно в самом деле вызвано круглой формой и эта форма действительно такова, а также имеется причина, в силу которой на данном расстоянии эта форма необхо&димо должна быть такой.
Чувство в данном случае не ошибается, ибо оно не утверждает, что башня именно такова, а проявляет себя пассивно, воспринимая форму и лишь фиксируя то, что ему представляется. Оши&бается, однако, мнение, или, если угодно, ум, свойство которого — думать, или выносить суждение, поскольку он как бы от себя добавляет, что башня есть то, чем она представляется чувству, или что башня сама по себе — и также в действительности — круглая. Так что я утвер&ждаю: именно мнение — это то, в отношении чего суще&ствует [дилемма] истинности или лжи.
Отсюда следует заключить, что все представления или ощущения, посредством которых мы воспринимаем предметы, данные нам в явлении, истинны; что же ка&сается мнений, то они допускают определенное разли&чие, а именно: одни из них бывают истинными, другие же — ложными, поскольку наши суждения служат до&полнением к нашим представлениям, а мы иногда рас&суждаем правильно, иногда же — ошибочно; причина этого та, что мы что-то добавляем к нашим представле&ниям, что-то приписываем им или что-то от них отни&маем. Вообще же к чувству, не дополненному рассуж- дением, обычно относятся с напрасным предубежде&нием.
Кое-кого, однако, вводит в заблуждение [тот факт], что представления, которые, как считают, возникли под воздействием одного и того же чувственного предмета (например, видимого), обнаруживают иногда расхожде&ние, в силу которого один и тот же предмет кажется имеющим разный цвет, разные очертания или еще какие-нибудь различия. Полагают, что из [двух] рас&ходящихся между собой и друг другу противоречащих представлений одно должно быть истинным, другое же, наоборот,— ложным. На самом деле такое мнение бес&смысленно и свойственно людям, не принимающим во внимание природу вещей. Ибо мы видим (поскольку речь идет о видимых предметах) не твердое тело в це&лом и не всю массу этого тела, а лишь его цвет. Но одно дело цвет, присущий самому телу и воспринимаемый нами, когда мы наблюдаем тела вблизи или на неболь&шом расстоянии, другое дело цвет, находящийся вне тела (а именно исходящий от тела образ, или изображе&ние), который воспринимается нами, когда тело после&довательно меняет свое положение и находится от нас на большом расстоянии. В такого рода положении тело, претерпев изменения в промежуточном простран&стве и приняв свойственную ему [в этом положении] форму, вызывает в нас действительно соответствующее ему, как таковому, представление.
Следовательно, подобно тому как мы издали вос&принимаем на слух звук не таким, каким он бывает, когда от него сильно сотрясается воздух, и не таким, каким он излетает из уст громко кричащего человека, но воспринимаем его в соответствии с тем воздействием, которое он оказывает на наше чувство (ведь два отда&ленных друг от друга субъекта не могут произвести оди&наковое слуховое впечатление); и подобно тому, как никто не станет утверждать, что неверно слышит тот, кто на расстоянии (дистанции) слышит слабый звук — на том, мол, основании, что, подойдя ближе, он тот же звук воспримет как более сильный,— точно так же я не стал бы утверждать, что ошибается зрение того, кому издали башня представляется небольшой и округлой, между тем как вблизи он видит, что она гораздо больше размером и четырехугольна. Я скорее думаю, что зрение в данном случае не ошибается, ибо, когда чувственно воспринимаемое представляется нам на своем месте малым и имеющим соответствующий внешний вид, оно и в самом деле там, на своем месте, мало и имеет такой вид: ведь благодаря перенесению через воздух обламы&ваются края изображения (и глаз, таким образом, видит их под меньшим углом); и наоборот, когда чувственно воспринимаемое представляется большим и имеющим иной вид, [чем когда оно представлялось малым], оно на самом деле велико и имеет в действительности другие внешние очертания; ясно, что оно в обоих этих случаях различно (а именно в последнем случае изображение сохраняет свои края и глаз видит их под большим углом).
Да и вообще, конечно, нелепо было бы думать, будто явление представляет собой одно и то же незави&симо от того, воздействует оно на наше зрение вблизи или издалека.
Точно так же нет никакого основания утверждать, что наше зрение ошибается, когда мы наблюдаем, как тень, двигаясь в солнечном свете, следует за нами по пятам и подражает всем нашим телодвижениям. Ибо тень есть не что иное, как воздух, лишенный света; и так как вследствие нашего передвижения с места на место земля то здесь, то там лишается солнечного света и по&степенно вновь обретает его там, где его только что не было, то нам кажется, будто тень не только меняет место, но и следует за нами. Однако наши глаза в дан&ном случае не ошибаются, поскольку им свойственно лишь наблюдать свет и тень, в каком бы месте они ни появлялись. Утверждать же, что тот свет или та тень, которые находятся здесь, суть те же или не те же, кото&рые только что были там,— это дело не глаз, а ума или духа, задача которого — различать и мыслить. Вот по&чему если здесь и имеется какое-нибудь заблуждение, то его следует отнести за счет мнения, а не за счет чув&ства.
Это последнее следует, далее, по аналогии сказать о сотнях других [явлений], которые обычно приводят в опровержение [нашего мнения], например: корабль ка- жется неподвижным, берег же — движущимся мимо него; звезды кажутся неподвижными; горы, отдаленные друг от друга, кажутся издали сомкнутыми между собой; покружившимся вокруг себя детям кажется, что все вокруг них кружится; кажется, что солнце нахо&дится очень близко к вершине горы, между тем как оно отдалено от нее огромными пространствами; кажется, что под водой такое же по величине пространство, как от поверхности воды до неба; когда плывут вниз по реке, кажется, будто она течет обратно к своему истоку21; кажется, что колоннада постепенно сужается в тесный проход; что солнце выходит из волн или об&ратно в них погружается; весла [погруженные в воду] кажутся нам искривленными или сломанными; кажется, что ночные звезды мчатся мимо облака; вследствие рас&стройства зрачка предметы двоятся в наших глазах; можно привести еще много других примеров в этом же роде.
 
<< | >>
Источник: Пьер ГАССЕНДИ. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ. Том 1. «Мысль» Москва - 1968. 1966

Еще по теме Канон II  :

  1. КАНОНЫ ДЛЯ ПЕРВОГО КРИТЕРИЯ — ЧУВСТВА 
  2. Канон III  
  3.   ГЛАВА III КАНОНЫ ДЛЯ ВТОРОГО КРИТЕРИЯ — ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ПОНЯТИЯ, ИЛИ АНТИЦИПАЦИИ
  4.   Канон I 
  5. Канон III  
  6. КАНОНЫ ДЛЯ ПОСЛЕДНЕГО КРИТЕРИЯ — АФФЕКТА, ИЛИ СТРАСТИ 
  7.   ПЯТИЧАСТНЫЙ АРХЕТИП КАНОНА-КНИГИ
  8. Недостаточность Викентиева канона.
  9. Номос и канон
  10. ЭПИКУРОВА КАНОНИКА
  11. Номоканон.
  12. Каноническое (церковное) право
  13. Глава II. Канон чистого разума