<<
>>

II. О КОМПОНЕНТАХ (КАТЕГОРИЯХ) ЗАКОНА ЕДИНСТВА И БОРЬБЫ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ[44]

Действие закона единства и борьбы противоположностей: изменяется в условиях социалистического общества. Но не только указанный закон в его целом, но и отношения, составляющие его стороны и выражаемые определенной группой категорий (противоречие, противоположность, единство, борьба), в условиях социалистического общества (...) также имеют своеобразие в силу известных особенностей социалистических производственных и других (социальных, политических и духовных) отношений по сравнению с отношениями прежних этапов развития человеческого общества. Ведь категории материалистической диалектики суть умственные отражения всеобщих существенных явлений и связей объективной действительности и в значительной своей части — ее закономерностей. Рассмотренные же с гносеологической сторошы, они представ* ляют собой ступени познания этих объективных явлений, связей и закономерностей.
Прежде чем перейти к существу вопроса, следует указать на три необходимые методологические предпосылки. 1. В исследовании особенностей действия законов и категорий общественного развития надо избегать двух крайностей. С одной стороны, нельзя преувеличивать специфики действия законов и категорий в той или иной общественно-экономической формации. Как законы, так и категории в течение всей истории общества сохраняют свой основной характер' и действие, в противном случае они превратились бы в иные законы и категории, выраженные другими терминами, понятиями. Речь может идти лишь о большей или меньшей роли тех или иных компонентов закона (категорий) в жизни или о специфических результатах их действия в разных условиях, подобно тому, как, например, химическая реакция или физиологический процесс, оставаясь в своем существе, в своем характере, в своем качестве одним и тем же, осуществляется в различных условиях среды (если вообще осуществляется) с теми или иными особенностями. Указанное преувеличение ведет к вредным выводам в теории и в основанной на ней политике. Вспомним, например, отрицание некоторыми советскими экономистами товара, стоимости, экономической функции денег и других категорий в социалистическом обществе. Преувеличение специфики действия законов и категорий ведет, вообще говоря, к левацким выводам.
С другой стороны, преуменьшение и тем более отрицание особенностей действия законов и категорий в социалистическом обществе влекут за собой умаление преимуществ социализма перед капитализмом, абсолютизацию противоречий в развитии социалистического общества, преуменьшение роли единства и гармонии в этом обществе.
  1. В названии закона единства и борьбы противоположностей содержатся три категории: «единство», «борьба», «противоположности». При изложении этого закона обязательно прибавляется еще одна категория: «противоречие». Кроме этих «постоянных», классических категорий, связанных с рассматриваемым законом, при его применении к конкретным случаям, в особенности к развитию социалистического общества, присоединяется анализ таких категорий, как «различие», «гармония», «слияние» и др.

Категории, содержащиеся в данном законе, по своему значению для него не равнозначны. Противоположность играет здесь роль основной категории, так как представляет собой тот субстрат, ту основу, с которой связаны отношения, выражаемые всеми категориями этой группы. В самом деле. Категории единства, борьбы, противоречий и другие выражают связи между чем? Между противоположностями. Подобно тому, как веревка, натянутая между двумя кольями, осуществляет физическую связь между ними, так и всякие связи предполагают наличие того, что они связывают, т.
е. их носителей. Роль этого субстрата, этих «кольев» в данном законе выполняют противоположности. Таким образом, хотя сами противоположности суть выражения отношений между какими- то реальными объектами, но взятые в отвлечении от всех этих объектов, взятые как таковые, как предмет изучения, они выполняют в законе роль субстрата, своеобразных «предметов», между которыми существуют отношения единства, борьбы, противоречия и т. д.
  1. Характер и особенности всякого закона зависят как от характера связей между субстратами (в данном случае — от характера «единства» и «борьбы»), так и от характера того субстрата, который они связывают (в данном случае — противоположностей). Чтобы связать листы рукописи, достаточно сшить их ниткой, а чтобы удержать судно на причале» нужен по крайней мере толстый канат. Поэтому изложение вопроса об особенностях действия названных категорий в социалистическом обществе должно сопровождаться выяснением точного реального и логического смысла этих категорий в отдельности и в их соотношениях.

Вначале рассмотрим «субстратные» категории.
Противоположности, противоречия, различия, гармония. Противоположность предполагает наличие по крайней мере двух объектов, между которыми существует это отношение. Небо и земля, черное и белое, доброе и злое, красивое и безобразное— суть противоположности. В общественной жизни классическими примерами социальных противоположностей являются основные классы той или иной антагонистической общественной формации: рабовладельцы и рабы, феодалы и крепостные, буржуазия и пролетариат. Понятие противоположности в нашей философской литературе выступает в двух смыслах: как характеристика отношений между определенными объектами (например, классами) и как обозначение самих этих объектов (классов). В первом случае понятие противоположности означает: «между антагонистическими классами существует отношение противоположности»; во втором — «антагонистические классы суть социальные противоположности». Иными словами: в первом случае — это отношение, связь между объектами («веревка»), а во втором — субстраты отношения, т. е. сами объекты («колья»).[45]
Этот двоякий смысл категории противоположности порождает определенные различия в понимании, и особенно в применении закона, а также в трактовке близких категорий. В связи с этим в нашей философской литературе явственно обозначились и два различных понимания категории противоречия. В ряде случаев категорию противоположности по ее качеству отождествляют с категорией противоречия, а различие между ними видят лишь в степени остроты противоречия. Пишут примерно так: «Противоречие и противоположность — это, в сущности, одно и то же; разница между ними лишь в том, что противоположность есть высокая ступень развития, обострения противоречия». Часто противоположности трактуются во втором смысле, т. е. как силы и тенденции, между которыми существует отношение противоречия. В этом случае понятия противоположности и противоречия строго различаются: противоречие есть отношение между противоположно- стями, а последние суть носители отношения противоречия. Второе понимание термина «противоположность» имеет несомненные преимущества перед первым в логическом, теоретическом и политическом отношениях. (...)
Уже в формальной логике различаются противоположные и противоречивые понятия. Примером противоположных понятий являются белое и черное, примером противоречащих понятий— белое и небелое. Это различение вполне правильно. В самом деле, противоположными понятиями обозначаются предметы или свойства, которые одинаково реально существуют и сосуществуют., а следовательно, и могут мыслиться в качестве существующих и сосуществующих. Белые и черные предметы в природе имеются одновременно. Белое и черное суть понятия положительные, т. е. обозначающие реально существующие предметы или свойства в обоих противоположных случаях. Белый и черный цвета суть цвета вполне определенные в отличие от небелого, который может обозначать и красный, и желтый, и зеленый, и другие цвета, в том числе и черный. Если белый и черный цвета мы мыслим как понятия положительные, то небелое есть отрицательное, т. е. является лишь простым отрицанием белого, но не заключает в себе никакого утверждения о цвете. Если белое и черное символически изобразить как А и Б, то белое и небелое мы должны изобразить как А и А (отрицание А).
Правильно различая противоположные и противоречащие понятия, формальная логика на этом и останавливается. Она не приводит данные понятия в движение, в соотношение и субординацию. Сделаем это мы сами, приведем в связь и соотношение белое и черное, т. е. смешаем цвета. Получится серый цвет, в котором в известной степени погашается противоположность обоих цветов в зависимости от пропорции, в которой мы их смешали. Это происходит потому, что черный и белый — цвета взаимоисключающие: при соотношении они ослабляют друг друга, «стремясь» каждый со своей стороны уничтожить противоположный цвет. Серый цвет есть «небелый» и одновременно «нечерный». А это означает, что между исходными цветами при их соотношении возникло отношение противоречия и «борьбы».
Мы здесь сознательно взяли самый элементарный пример, но нетрудно видеть, что и в более сложных случаях получится, в сущности, то же самое. Буржуазия и пролетариат суть классы, одновременно и реально существующие и сосуществующие в капиталистическом обществе. Понятия о них — понятия положительные и определенные в указанном смысле. Это — А и Б. По своему положению в обществе, по своим интересам и стремлениям это классы противоположные и в историческом смысле взаимоисключающие, их соотношение характеризуется противоречиями и борьбой. Пролетариат — не простое
формальное отрицание буржуазии, а ее реальный могильщик.
Итак, противоположности суть реальные природные или общественные явления или силы, взаимоисключающие по своим свойствам и функциям и потому вступающие при возникновении единства между ними в отношения противоречия и борьбы друг с другом. Противоречие же есть форма отношения между противоположностями, характеризуемая взаимоисключением, несовместимостью. Следовательно, различие между противоположностями и противоречиями .состоит не в различии их свойств (ибо и те и другие характеризуются взаимоисключением, а значит, и борьбой) и не в количественном напряжении этих свойств (т. е. не в том, что противоположность есть наиболее острое противоречие), а в том, что противоречие — это отношение («веревка»), а противоположность— субстрат, носитель данного отношения («кол»).
Рассмотрим теперь логическую природу противоположности и противоречия в их отношении к различию. Возьмем для простоты тот же пример с цветами. Желтый и синий цвета просто различны. Они не противостоят один другому, не являются, отрицанием друг друга, как белое и черное, свет и тьма. При смешении эти цвета не ослабляют друг друга, не «борются» один с другим и дают новый, а именно зеленый цвет. Таким образом, отношение различия имеет свои особые свойства, отличающие его от противоположности и противоречия. Полумрак есть результат борьбы света и тьмы, а зелень деревьев не есть результат борьбы взаимоисключающих начал. Однако между различием, с одной стороны, и противоположностью — противоречием — с другой, много общего. Ведь без различия не может появиться и противоположности — противоречия. Последние суть специфические формы различия, поэтому различие при определенных условиях, а именно тогда, когда между различными предметами возникает отношение взаимоисключения, превращается в противоположность. В других условиях противоположности становятся совместимыми. В нашем примере это возможно у художника, когда он получает серый цвет.
Итак, отношение между противоположностями и различиями (просто различиями) таково: когда между разными явлениями возникает отношение противоречия, несовместимости, тогда их различие превращается в противоположность; когда же, наоборот, противоречие снимается (преодолевается) или вообще исчезает, тогда противоположности превращаются в различия.[46]
Историческим примером первого процесса (перехода различий в противоположности) является развитие социально-экономической и идеологической противоположности между буржуазией и пролетариатом. Еще в эпоху позднего средневековья все более обозначались различия в имущественном и социально-правовом положении между цеховыми мастерами и подмастерьями. Эти различия постепенно превращались в явственную противоположность между двумя общественными слоями. Собственной идеологии у подмастерьев, этих зародышей будущего пролетариата, еще не было, однако уже назревало противоречие их интересов интересам цеховой верхушки. В период ранних буржуазных революций (в Нидерландах, в Англии), а особенно в период чартизма, требования будущего пролетариата уже выступают в виде особой, «левой» разновидности буржуазно-демократической идеологии. Отчетливую классовую борьбу в основных странах Европы констатировали утописты-социалисты в первой половине прошлого века. Революции 1848—1851 гг. выявили в ряде стран Европы, особенно во Франции, резкую противоположность между пролетариатом и буржуазией, вылившуюся в самостоятельные классовые выступления пролетариата. Последовательным и сознательным выражением процесса отделения пролетариата от буржуазии было возникновение марксизма.[47] (...)
Если развитие классовых антагонистических обществ характеризуется развитием отношений противоречия между классами и другими формами общественного разделения труда, а отсюда и возникновением общественных противоположностей, то в процессе становления и развития социалистического общества антагонистические противоречия и связанные с ними эксплуататорские классы ликвидируются, а многие неантагонистические противоречия превращаются в отношения различия.
Некоторые формы противоположностей и связанные с ними противоречия вообще не могут никогда исчезнуть. Противоречия — необходимый элемент соотношения противоположностей (но именно элемент, из чего следует, что нельзя все сводить к противоречиям или все выводить из них, как это делали наши оппоненты) в том смысле, что различие между вещами всегда имеет какую-то сторону, где некоторые вещи или их свойства «мешают» друг другу, становятся несовместимыми. Но, как и противоположности, противоречия также становятся иными; многие важнейшие современные социальные противоречия будут устранены. Кроме того, в период социализма (...) изменяется по сравнению с капитализмом и роль противоречий в развитии общества. Это изменение идет в двух направлениях.
Первое. Капиталистическое общество как общество, развивающееся стихийно, без осознания объективных законов общественного развития и без управления этими законами, движется вперед лишь силами противоречия. «Механизм» такой формы развития достаточно ясен: то или иное противоречие, достигнув известной степени остроты, вызывает активное противодействие в определенных слоях общества, реакцию, противоположную действию этого противоречия. Взаимодействие двух противоположных сил (действия и противодействия) вызывает (в ряде случаев, но не обязательно) известное продвижение вперед. Так происходит и в области экономики (например, перелив капитала из одной области производства в другие), и в области духовной жизни (реакции на изжившие себя формы сознания).
Подобная форма движ-ения (когда развитие приобретает как бы зигзагообразный характер — от крайности к реакции на нее, от «стенки к стенке») имеет место и в нашем обществе, в особенности в случаях недостаточного или неправильного планирования, а также в тех областях нашей жизни, конкретные законы развития которых недостаточно ясны или пока с трудом поддаются управлению. Однако для социалистического общества характерно другое: предвидение противоречий и заблаговременное устранение их путем планирования и разумной социальной политики. Так, планирование в своей идее и идеале есть отрицание «метода» шараханья от крайности в крайность, отрицание стихийности в пользу разума и расчета.
Отсюда и второе. В каждой общественно-экономической формации противоречия имеют в себе как положительное, так и отрицательное. Положительное в них то, что они являются источником развития, а отрицательное — что они влекут за собой растрату общественной энергии. В антагонистических обществах эти растраты огромны, и господствующие классы возлагают их на трудящихся, бедствия которых служат условием существования самих противоречий. Поскольку стихийное действие противоречий отчасти сохраняется еще и в социалистическом обществе, то сказанное отчасти относится и к последнему с той разницей, что издержки стихийного действия противоречий падают на плечи всего общества. Однако опять- таки не это характерно для социалистического общества. В нем рациональное начало, выраженное в планировании, в расчете, в предвидении, в научной политике борется со стихийным, которое и сталкивает нас с отрицательным в противоречии. Рациональное, истинно человеческое начало подчиняет и побеждает начало стихийное, натуральное, бессознательное. (...)

Борьба, единство, взаимопроникновение, слияние. Если под борьбой понимать всякий процесс взаимодействия, то, разумеется, и наше общество предстанет как сплошное поле борь- бы. (...) Такое расширение понятия есть естественное следствие стремления все подогнать под борьбу, которая представляется догматику единственной характеристикой диалектического закона как закона борьбы противоположностей. Если догматик и соглашается на принятие термина единства, т. е.. на формулу «закон единства и борьбы противоположностей», то понятие единства он склонен трактовать лишь на манер единства борцов на арене цирка, т. е. как единство чисто внешнее. Однако единство в социалистическом обществе (да отчасти и в обществе капиталистическом, например единство рабочего класса) имеет сугубо внутренний характер, является взаимопроникновением.
Борьба предполагает противодействие, она есть взаимное противодействие. Смешно называть борьбой такой процесс, при котором ничто ничему не мешает, не противостоит. Противодействие может возникнуть лишь там, где имеется противоречие, наличие же отношения противоречия свидетельствует о возникновении или существовании противоположностей, т. е. борющихся между собой сил. Поэтому, строго говоря, борьба есть процесс, происходящий между противоположностями. В нашем обществе борьба в собственном смысле существует постольку, поскольку у нас имеются противоположности. Есть ли у нас противоположности? Несомненно, есть. У нас нет и не может быть классовых противоположностей, так как нет антагонистических, враждебных классов. Но у нас имеется несомненная противоположность^ между социалистической жизнью и ее нормами и идеалами, с одной стороны, и силами и традициями старого общества, — с другой. Здесь идет бесспорная борьба с бюрократизмом, очковтирательством, различными преступлениями против государства и отдельных лиц, пренебрежением и хамским отношением к человеку, карьеризмом, подхалимством, мещанским, обывательским отношением к жизни и работе и т. д. и т. п.
Такие явления — прямая противоположность советскому обществу и советскому образу жизни, а не просто отсталость. Борьба идет с невежеством, бескультурьем и т. д. Борьба за культуру есть не только деятельность по повышению культурного уровня, но и борьба с невежеством, грубостью и т. п., мешающими, а порой и активно противодействующими внедрению культуры.
Таким образом, противоположности и борьба между ними существует. Но что же это за противоположности и что же это за борьба? Можно ли их поставить в один ряд с классовой борьбой между антагонистическими классами? Конечно, нет. Здесь дело не в остроте противоречий. Они и в наших условиях могут иметь большой накал. Очковтиратель объективно есть враг, но его положение в корне отлично от капиталиста в буржуазном обществе. Он в своем имущественном
и служебном положении полностью зависит от системы и норм социалистического общества. (...) В спектакле-сказке Е. Шварца «Тень» тень человека, олицетворяющая теневые стороны общества, настолько зависит от самого человека (т. е. от положительных сторон этого же общества), что повторяет «наоборот» все его движения. Поэтому борьба с «тенями» не только легче, но и имеет другие формы и методы, чем в обществе, где олицетворяемые этими тенями элементы господствуют и где их действия являются легальными.
Итак, в социалистическом обществе как противоположности, так и их борьба имеют значительное своеобразие по сравнению с антагонистическими формациями. Под единством понимается тождество или общность в каком-нибудь отношении. Единство партии означает, что все ее члены стремятся к одной цели, что в рядах партии нет разногласий по принципиальным вопросам. Единство представителей различных народов и классов в борьбе за мир заключается в том, что при всех остальных различиях эти люди борются за одно и то же — за мир. Единство, следовательно, не исключает различий, противоречий и противоположностей в других отношениях. Более того, это понятие предполагает различия (в других отношениях), так как единство во всех отношениях есть уже тождество.
* В социалистическом обществе отчетливо наблюдаются различные формы единства: единство как общность, единство различий и единство противоположностей. Примером первой формы единства может служить единство партии; примерами второй формы — морально-политическое единство классов, социальных слоев и различных наций или сочетание художественной самодеятельности и профессионального искусства в СССР; примером третьей формы — единство и борьба нового со старым.
Особый интерес представляют формы единства противоположностей в нашем обществе. Это понятие означает, что два предмета или свойства, будучи противоположностями, в другом отношении (более широком или более узком) представляют собой единство. Так, черное и белое при своей противоположности едины как цвета, как краски. Буржуазия и пролетариат, будучи классовыми противоположностями, в то же время являются представителями двух основных производительных сил: средств производства и живого труда, а также двумя сторонами одного и того же капиталистического способа производства.
65
3V-gt; В. П. Тугаринов

В более глубоком смысле противоположность и единство суть определения предметов не в разных отношениях, а в одном и том же отношении. Тогда на сцену выступает понятие взаимопроникновения. Взаимопроникновение противоположностей по самому точному смыслу термина есть такой процесс или такое состояние, когда явление (...) представляет собой
одновременно и в одном и том же отношении единство и противоположность.
Понятие единства еще не выводит нас из рамок формальной логики. Последняя также признает и противоречия и единство, но обязательно в различных отношениях и в разное время. Понятие же взаимопроникновения гораздо глубже и присуще лишь логике диалектической. Формула, согласно которой одно явление «то же и -не то же», противна самой природе формальной логики, это формула логики высшего уровня. Поэтому напрасно некоторые наши авторы работ по логике снижают значение диалектической логики, пытаясь доказать, (...) будто диалектическое противоречие допускает противоречие и единство всегда лишь в разное время и в разных отношениях.
Полного единства (единства во всех отношениях), т. е. тождества, нет ни в природе, ни в обществе. Тождество возможно лишь в определенных отношениях. У двух людей может быть полное единство взглядов по всем вопросам, но остается их различие во многом другом, а уж в физическом облике — обязательно. Полного взаимопроникновения противоположностей тем более не может быть. Всякое взаимопроникновение есть взаимопроникновение лишь в некоторых отношениях, т. е. оно относительно и временно.
В приведенном выше простейшем примере с цветами взаимопроникновение— это серый цвет, полумрак, вечерний сум- грак или рассвет, т. е. временное равновесие белого и черного, света и тьмы. Составные цвета спектра суть результаты взаимопроникновения основных цветов (например, зеленый цвет — синего и желтого). Перестройка молекул химических элементов при химических реакциях также хороший пример взаимопроникновения в природе. В физике примером такого взаимопроникновения может служить единство (или, как говорят, физический дуализм) частицы и волны. Гораздо сложнее обстоит дело с общественными классами, особенно если речь идет об основных классах в антагонистическом обществе. Ведь чем острее и развитее противоположность между ними, тем труднее осуществляется взаимопроникновение (аналогично тому, как при сильной вражде между соседними нациями или семьями смешанных браков между ними бывает мало).
В развитом капиталистическом обществе говорить о каком- либо «взаимопроникновении» буржуазии и пролетариата в экономическом отношении значило бы поддерживать буржуазно- апологетическую теорию «социальной мобильности». Такого взаимопроникновения здесь нет. Но в политическом и еще более в идеологическом отношении «взаимопроникновение» наблюдается, причем преимущественно одностороннее, в направлении заражения буржуазной идеологией определенных групп рабочего класса. Правда, имеет место и обратный про- десс: переход на сторону пролетариата определенной части прогрессивной интеллигенции. И этот процесс имеет тенденцию усиливаться по мере того, как для буржуазной интеллигенции все более выясняются упадок, (...) бесперспективность буржуазной культуры и буржуазного образа жизни.
Между неантагонистическими классами капиталистического общества взаимопроникновение гораздо глубже и разностороннее. Основоположники марксизма-ленинизма с убедительностью раскрыли двоякость этого процесса: постепенное высвобождение рабочего класса из-под власти мелкобуржуазно- крестьянской идеологии и психологии и дальнейшее внесение пролетарской идеологии в мелкобуржуазно-крестьянскую среду. Организация и развитие широкого единого фронта трудящихся в политической и идеологической областях является в настоящее время одной из главных задач коммунистических и рабочих партий. Эти примеры показывают, что взаимопроникновение нельзя понимать как полное растворение одного в другом. Классы сохраняют самостоятельное существование. Признание их полного взаимопроникновения в данном случае означало бы признание буржуазной и ревизионистской теории отмирания классов в современном капиталистическом обществе.
Как же обстоит дело с действием закономерности единства и взаимопроникновения в обществе социалистическом? Единство и взаимопроникновение играют особо важную роль в социалистическом обществе, где они становятся все более и более ведущими процессами, в отличие от капитализма, где такую ведущую роль (и все более и более ведущую по мере развития и разложения этого общества) играют противоречия и противоположности.
Выше уже говорилось, что противоречия имеют место и -в нашем обществе. Отмечалось также, что единство и взаимопроникновение присутствуют и при капитализме. Но, как при ходьбе человек, идя на двух ногах, попеременно упирается, переносит тяжесть своего тела то на одну, то на другую ногу, как сани на неровной дороге, а особенно на поворотах, едут больше на бдном полозе, чем на другом, так обстоит дело и в общественном развитии. Закон единства, взаимопроникновения и борьбы противоположностей действует при социализме и будет действовать также и при коммунизме. (...) Если хоть одна из его категорий, т. е. одна из сторон, элементов закона «отомрет», перестанет действовать, то это будет уже другой закон. Поэтому пусть наши оппоненты, принимая это нарочитое заявление, не приписывают нам ни «отмирания» закона единства и борьбы противоположностей, ни ликвидации какого-либо из компонентов (категорий) этого закона. А если признается возможность особенностей действия ука- амппого закона в разных общественных формациях, то эта особенность заключается прежде всего в том, что в законе, так сказать, перемещается «центр тяжести» с одних категорий на другие.
С развитием социалистического общества «нагрузка» в действии закона все больше падает на силы единства и взаимопроникновения противоположностей. Вот примеры: «морально- политическое единство советского общества», «единство интересов рабочего класса, крестьянства и интеллигенции», «единство партии», «объединение народа вокруг его партии», «дружба народов», «единство всех социалистических стран», «братская дружба между ними» (...) и т. д. Как же может философия игнорировать этот величайший факт современности, (...) ясно показывающий, в каком именно направлении следует искать особенности действия закона единства, взаимопроникновения и борьбы противоположностей в нашем обществе?
Силы единства людей не только играют все большую роль в развитии социалистического общества, но и охватывают все больше сторон общественных явлений. Если в период гражданской войны в СССР между рабочим классом и трудящимся крестьянством был обеспечен военно-политический союз, то с осуществлением коллективизации было преодолено противоречие между социалистической собственностью в городе и частной собственностью в деревне, т. е. социалистические производственные отношения стали безраздельно господствовать во всем обществе. В связи с этим указанное противоречие уступило место различию двух форм социалистической собственности. Было осуществлено, таким образом, единство, общность всех трудящихся Советского Союза в самом базисе общества.[48]

Дальнейшее организационно-хозяйственное укрепление колхозов, с одной стороны, и развитие производительных сил в промышленности — с другой, сопровождались развитием социалистической идеологии у колхозного крестьянства и укрепления этой идеологии у рабочего класса. Аналогичный процесс протекал и в среде советской интеллигенции. Это идеологическое единство было достигнуто не только в области непосредственно политических взглядов, т. е. в понимании преимуществ социалистического строя перед капиталистическим, но и в моральной и мировоззренческой сферах. Таким образом, в этих областях у нас происходил и происходит процесс взаимопроникновения, главным образом, проникновения политических, моральных и мировоззренческих взглядов рабочего класса в среду непролетарскую. (...)* Что же касается обратного процесса, т. е. проникновения буржуазной идеологии
и психологии в среду рабочего класса и трудящихся, то он также имеет место, но в гораздо более слабой форме. В качестве примера можно привести факты очковтирательства, обмана государства, карьеризма, «показухи» и т. п., в которых проявляется заражение отдельных работников советского государственного и даже партийного аппарата несоциалистической идеологией и моралью.
Процесс взаимопроникновения интенсивно идет и в области культуры. Он выражается, с одной стороны, и главным образом в проникновении городской культуры в деревню, а с другой— в насыщении и обогащении искусства элементами традиционной народности, сохранившимися в деревне. По сравнению не только с дореволюционным периодом, но и с первыми годами Советской власти, когда в искусстве и литературе еще могли задавать тон некоторые интеллигенты, оторванные от народа, советская литература и искусство в настоящее время имеют неизмеримо большую степень народности в смысле выражения жизни и быта народа. (...) Таким образом, во всяком взаимопроникновении надо отбирать положительную сторону и отсекать отрицательную, ибо нет в жизни явлений, имеющих только одну из этих сторон.
В социалистическом обществе процесс взаимопроникновения во всех областях общественной жизни идет с большей интенсивностью и глубиной, чем при капитализме, по той причине, что между городом и деревней, между умственным и физическим трудом различия все более уменьшаются. Взаимопроникновение различий, особо характерное для .нашего общества, есть процесс более интенсивный, чем взаимопроникновение противоположностей. Едва ли нужно доказывать, что взаимное недоверие и отчужденность, а тем более вражда и борьба, характерные для социальных противоположностей, не способствовали и не способствуют взаимовлиянию и взаимообогащению классов и социальных групп в любой из областей социальной жизни. Усиление и углубление взаимопроникновения социальных слоев в социалистическом обществе есть естественный результат их социально-политического единства, путь ко все большей гармонизации общества, к достижению в нем полного социального равенства. (...)
69
'1 И. П. Тугаринов
Категории «преодоление различий», «слияние», «равенство» означают с общефилософской точки зрения установление одинаковости, тождества в каких-либо определенных отношениях. Категория тождества занимает свое надлежащее место в философском словаре коммунизма. Ф. Энгельс рассматривал тождество лишь как предпосылку конкретного исследования. Говоря о бытии как общем свойстве всех вещей, Ф. Энгельс писал: «...как только мы от простого основного факта, что всем чтим вещам обще бытие, удалимся хотя бы на один миллиметр,
тотчас же перед нашим взором начинают выступать различия в этих вещах»[49].
Это положение, разумеется, было и остается верным. Но одно дело категория «тождество» в общефилософском, а другое дело — в социологическом исследовании. Правда, поскольку исследуется капиталистическое (как и всякое классовое антагонистическое) общество, этой категории тоже «не везет»: действительно, равенства при капитализме нет и быть не может. Иначе будет стоять вопрос при коммунизме. Тогда равенство, одинаковость, тождество выступят не только как некие логические предпосылки исследования, но и как вполне реальные черты коммунистических общественных отношений. Таким образом, эти категории не только являются выражением начала развития человеческого общества (первобытное общество), но и станут продуктом высокого развития этого общества, осуществлением вековечных чаяний трудового человечества.
 
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Тугаринов В. П.. Избранные философские труды. — Л.: Издательство Ленинградского университета.1988.—344 с.. 1988

Еще по теме II. О КОМПОНЕНТАХ (КАТЕГОРИЯХ) ЗАКОНА ЕДИНСТВА И БОРЬБЫ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ[44]:

  1. Глава 11ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ДУХОВНОСТИ РУССКОГО НАРОДА
  2. 2. Религия как ценность в буржуазной культурологии  
  3. II. О КОМПОНЕНТАХ (КАТЕГОРИЯХ) ЗАКОНА ЕДИНСТВА И БОРЬБЫ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ[44]
  4. Глава 3. Европа и славянский мир
  5. Ислам и национализм
  6. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  7. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  8. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  9. 1.2. Пенализация и депенализация. Уровень пенализации
  10. §7.2. Политическая система и ее институциональные компоненты
  11. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период