<<
>>

МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ


Марксизм различает в обществе материальные и идеологические отношения. Это различение имеет свой особый смысл и значение, отличное от близких к нему категорий общественного бытия и общественного сознания.
Рассмотрим сначала категорию материальных общественных отношений.

Понятие материальных явлений, материального производства, материальных интересов, материальной заинтересован- пости и т. п. употребляется в смысле отношений, связанных с вещественными благами, в противоположность таким, которые связаны с благами духовными и культурными. Такое понимание материальных отношений нельзя назвать неправильным: оно в общем верно схватывает основной и наиболее простой смысл этого понятия. Вместе с тем подобное понимание данного термина для истмата недостаточно, так как основано лишь на понимании материи как просто вещества, в отличие от идей, от культурных ценностей вообще. Это понимание выражает природу, характер материальных отношений в обществе, но не указывает на роль и значение этих отношений в общественном развитии. Поэтому нам следует рассмотреть вкратце марксистское понятие материи в его полном философском смысле. Ведь понятие материальных общественных отношений является прямым продолжением, развитием и конкретизацией данного понятия.
Понятие материи — сложное и многогранное понятие. (...) Остановимся сначала на указанном, самом простом и непосредственном смысле материальности как телесности, вещественности. (...) Ф. Энгельс писал, что предмет естествознания — движущаяся материя, тела. «Вещество, материя есть не что иное, как совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие...»1 «Вся доступная нам природа образует некую систему, некую совокупную связь тел, 'причем мы понимаем здесь под словом тело все материальные реальности, начиная от звезды и кончая атомом и даже частицей эфира, поскольку признается реальность последнего».2 «Мы отвлекаемся от качественных различий вещей, когда объединяем их, как телесно существующие, под понятием материи».3 В работах В. И. Ленина мы также находим ряд положений о вещественном, чувственном характере материи. Оно заключено и в известном определении Лениным материи как объективной реальности, существующей вне нас и независимо от нас и действующей на наши органы чувств. (...)
Убеждение в вещественном, телесном, чувственном характере материи является неистребимым убеждением естествоиспытателей, стихийно или сознательно стоящих на позициях материализма. (...) Это убеждение является гносеологической основой методов исследования, свойственных всему естествознанию,— опыта и эксперимента, без которых он перестает быть наукой. Указанное понимание материальных общественных отношений как связанных с производством телесных, вещественных, чувственных благ, представляет собой прямой перенос (...) понятия материи на общественные явления и вполне законно и правильно. Однако такое понимание, повторяем, недостаточно, ибо оно не исчерпывает марксистского понимания материальности, связанного с другими сторонами понятия материи.
Второй стороной этого понятия является то, что материя есть субстанция, т. е. общая основа всего существующего.. Действительно, все свойства, отношения и закономерности природы связаны с предметностью и вещественностью тел.
(...) Движение — это не «чистая динамичность», не имеющая носителя, а движение именно материи, тел; пространство — не «чистая протяженность» а протяженность вещей; время — не «чистая длительность», а длительность материальных процессов. Законы природы суть не «чистые отношения», а отношения между телами и их свойствами, и характер каждого закона зависит от характера свойств вещей. Так, например,, закон Бойля—Мариогта указывает на соотношение между давлением и объемом газа, периодический закон Менделеева формулирует зависимость между химическими свойствами элементов, и их атомным весом.
Материальные тела являются носителями своих свойств и возникающих между ними отношений, т. е. являются структурной основой всех природных явлений, их субстанцией (в буквальном переводе с латинского—«подставкой»). Понятие материальных общественных отношений является переносом и продолжением и этого понимания материальности на область общественных явлений. Материальные отношения играют роль общей основы всех остальных общественных явлений и отношений. Эта основополагающая роль материальных отношений в обществе состоит, во-первых, в том, о чем Маркс сказал, что сначала надо жить, есть и пить, а потом философствовать. Эта роль состоит далее в том, что уровень производительных сил и характер возникающих при этом производственных отношений определяет характер всех остальных общественных отношений: социальных, политических и духовных.
Субстанциальный характер материи обусловливает единство мира. Материальные общественные отношения в силу своей основополагающей роли в обществе также обусловливают единство развития и направления развития всех отраслей общественной жизни; социальная и духовная жизнь общества,, политика имеют одно и то же направление и характер на каждом отдельном этапе истории, так называемый общий «дух эпохи». Этот общий «дух» определяется в конечном счете уровнем и характером отношений общественного производства данной эпохи.
Третьей стороной философского понятия материи является то, что она есть объективная реальность, существующая независимо от нашей воли и сознания. Если первые две стороны понятия материи можно назвать онтологическими сторонами, то эту, третью, сторону следует считать по преимуществу гно- сеологической, т. е. связанной с отношением объективного с субъективным, с сознанием. Некоторые философы-идеалисты признавали предметный характер вещей, но считали эту предметность проявлением духа, а потому не признавали ее материальной, т. е. отрицали материю в смысле объективной реальности, существующей вне и независимо от сознания. Наиболее отчетливо такое противопоставление предметности и материальности мы наблюдаем у Беркли и Гегеля.
Беркли признавал существование «чувственных вещей» — домов, гор, рек, но считал их «идеями», существующими лишь в сознании, а не вне его. (...) Гегель считал природу инобытием духа, мыслью абсолютной идеи о самой себе как о своей противоположности. Эти примеры мы привели для того, чтобы показать, что 'предметность,, чувственность, с одной стороны, и независимость материи от сознания — с другой, суть разные стороны, или Грани, понятия материи. Идеализм может признавать первое, но не признает второго. Последовательный материализм связан с признанием обеих сторон, аспектов понятия материи. Гносеологический аспект имеется и в понятии материальных общественных отношений/
Независимость материальных отношений в обществе от общественного сознания — необходимая сторона в марксистском понятии материальных общественных отношений в отличие от идеологических. В. И. Ленин указал, что материальные отношения складываются, не проходя через сознание людей, а идеологические — прежде, чем им сложиться, проходят через него.[101] Речь здесь идет (...) о независимости материальных отношений от общественного сознания. Ленин приводит и пример такой независимости: «...обмениваясь продуктами, люди вступают в производственные отношения, даже и не сознавая, что тут имеется общественное производственное отношение...»[102]
Идеологические же отношения, наоборот, складываются на основе сознания, идей. Таковы отношения между писателем и читателем, художником и зрителем, ученым и студентом, священником и верующим и т. д. Независимость материальных отношений от общественного сознания вовсе не является специфическим признаком одних материальных отношений. Независимо от общественного сознания складывается и общественное бытие в целом, частью и основой которого являются материальные отношения.
Таковы основные стороны марксистского понятия материальных и идеологических общественных отношений. В каком же соотношении находится эта философская категория исторического материализма, категория материальных отношений, к близким к ней социологическим категориям истмата: к категории экономики производства, способа производства, произ- водственных отношений? Это соотношение следует рассмотреть с двух сторон: с точки зрения содержания, смысла, и с точки зрения объема этих понятий. Остановимся вначале на первой стороне вопроса.
Философское понятие материальных отношений объединяет все указанные социологические категории под определенным углом зрения, а именно с точки зрения их материальности. Экономика, производство, способ производства и производственные отношения — все это суть материальные отношения. Однако эти социологические понятия, кроме того, что все они суть материальные отношения, имеют свое собственное содержание, выходящее за грани их общего определения как материальных отношений. При этом они этим содержанием отличаются и друг от друга. Способ производства есть един-, ство производительных сил и производственных отношений, следовательно, понятие производственных отношений является лишь одной стороной понятия способа производства. Понятие экономики является понятием более широким, чем понятие способа производства. Экономика есть область общественной деятельности, связанной с производством и распределением материальных благ. Таким образом, производство входит в понятие экономики лишь как составная, хотя и важнейшая часть (чтобы распределить, надо сначала произвести). А понятие способа производства, в свою очередь, входит как составная часть в понятие производства в целом. Ведь производство есть деятельность, осуществляемая различными способами.
Необходимо различать цель той или иной деятельности, самую деятельность как средство, направленное на осуществление этой цели, и способы деятельности, способствующие ее осуществлению. Так, например, цель пахоты состоит 'в том, чтобы подготовить почву для посева; сама пахота является средством для этой цели; способы же пахоты различаются в зависимости от техники и других условий. Надо различать деятельность как содержание, в отличие от способов этой деятельности как ее форм. Производство присуще всей человеческой истории, но осуществляется оно в разные эпохи в различных формах. Следовательно, производство есть содержание по отношению к способу производства как своей форме. В свою очередь, внутри способа производства имеется свое содержание— производительные силы, и своя форма — производственные отношения.
Каково же соотношение категорий материальных отношений с указанными социологическими категориями по их объему? Философская категория материальных отношений по своему объему совпадает с понятием экономики. Материальные общественные отношения — это общественная экономика. Другие же из указанных .социологических категорий, будучи
более узкими сравнительно с экономикой, не совпадают, следовательно, с категорией материальных отношений и по своему объему. На этом соотношении философских и социологических категорий мы видим и значение философских категорий истмата: их обобщающую роль и более глубокую сущность относительно социологических категорий.
В каком же соотношении находится категория материальных отношений к другой философской категории — категории общественного бытия? Как видно из предыдущей главы, эти категории явно не тождественны. Категория материальных отношений, как уже указывалось, имеет три признака: вещественность, субстанциальность, независимость от общественного сознания. Категория общественного бытия обладает двумя признаками: непосредственной жизни и независимости от общественного сознания. Таким образом, понятия материальных отношений и общественного бытия сходятся между собою лишь в одном признаке: независимости от общественного сознания. В остальных признаках они не совпадают, как не совпадают во всех признаках общефилософские понятие бытия и материи. Понятие материи—более глубокое понятие, чем понятие бытия.
Вследствие этого несовпадения содержания категорий материальных отношений и общественного бытия не совпадает и их объем. Категория общественного бытия (...) охватывает не только явления экономической жизни, но и социальной и политической жизни общества в той мере, в какой эти области общественной жизни являются областями практической деятельности, т. е. обладают признаком непосредственной жизни. Л это и есть отличительный признак экономических и социальных отношений, например классовых битв. (...)
Социальные и политические отношения суть область реального творчества общественной жизни. Здесь люди создают,- творят общественные формы жизни, а не только рассуждают о них. Последнее — удел идеологической жизни общества. Результатом социальных и политических действий являются действительные, реальные формы общественной жизни, а не мысли об этих формах. Но область социальных и политических отношений есть область творчества общественных форм, а не материальных вещей. Поэтому социальная и политическая жизнь не может входить в понятие материальных отношений, связанных с созиданием вещественных благ. Таким образом, понятие материальных отношений значительно уже по своему объему, по охвату общественных явлений и отношений, чем понятие общественного бытия.
217
9 В. П. Тугаринов

Другой стороной соотношений общественного бытия и материальных отношений является то, что последние являются основой общественного бытия, так как социально-классовые и политические отношения возникают на базе материальных,
экономических интересов больших групп людей в обществе. В классовом обществе эти интересы имеют классовый характер, поэтому материальные общественные отношения — не только составная часть, но и определяющая основа явлений общественного бытия. Общественное бытие в целом (включая в него и материальные отношения) обусловливает общественное сознание в его содержании и направлении развития. (...)
Перейдем теперь к категории идеологических отношений, которая требует еще более детального анализа. Мы вынужде-' ны будем ограничиться только самым общим обзором данной проблемы. Термин «идеология» происходит от двух древнегреческих слов: ібва — «идея» и Хоуоа — переводимого обычно как «учение». Однако словосочетание «идеология» нельзя перевести как «учение об идее» подобно терминам: зоология — учение о животных, или психология — учение о психике, так как идеология — не учение об идеях, а сами идеи, их совокупность. Но древнегреческий термин Хоуоа имеет не только смысл учения, но и закона, связной совокупности, т. е. системы. Итак, в первом приближении идеология есть система идей. Но что такое идея?
Далеко не всякая мысль есть идея. Никто не назовет идеями, например, такие мысли: «я живу в Ленинграде», «у меня есть дети», «в реке водится рыба» и т. п. Суждения о фактах или о существовании (суждения единичности и экзистенциальные суждения) не являются идеями. Сопоставим с ними суждения иного типа, например: «искусство есть образное мышление», «религия — это искаженное, фантастическое отражение реальных общественных сил», «высшим принципом диктатуры пролетариата является союз пролетариата и трудящегося, крестьянства», «одним из принципов международной политики социалистического государства выступает незыблемый мир между народами» и т. д. Это уже не суждения об отдельных фактах или об их совокупности, (...) а суждения о сущности, которые с логической стороны определяют соотношение между так называемыми абстрактными понятиями типа «гуманность», «наследственность», «противоположность» и т. п.
Следует различать идеи о явлениях природы, общества и о явлениях познания и мышления. Общественные идеи представляют собой мысли не об отдельных общественных фактах или явлениях типа: «сегодня на базаре молоко продают дешевле», а о сущности или о существенных связях общественных явлений.
Однако недостаточно определить идеологию как систему идей. Это было бы слишком широким определением, так как каждая наука, каждая форма общественного сознания есть система идей. Однако мы ни математику, ни физику, например, не называем идеологией. Очевидно, не всякая система идей является идеологией, но лишь система идей об обществе. Обращаясь к основоположникам марксизма, мы находим у них, во-первых, определение понятия идеологии как «извращенного сознания». В современном употреблении термин «идеология» потерял первый, наиболее узкий смысл.[103] Мы называем идеологией не только систему неправильных идей, но и систему правильных, научных идей, например «коммунистическая идеология».
Маркс и Энгельс указывали на «виды идеологии и соответствующие им формы сознания...»,[104] (...) относя идеологию к определенным формам общественного сознания. Из данного положения следует, что идеология охватывается областью идей об обществе, а не о природе, и что понятие идеологии относится к понятию форм общественного сознания как часть к целому, что она суть элемент различных форм общественного сознания. Эти признаки понятия идеологии действительно ярко проступают в нашем повседневном употреблении данного понятия для обозначения различных систем общественных и философских идей, например: «коммунистическая идеология», «буржуазная идеология», «марксистская идеология» и т. д. При этом напрашивается вывод, что понятие идеологии имеет классовый смысл, т. е. обозначает ту форму общественного сознания, которая выражает коренные интересы различных классов. Этот момент в понятии «идеология», несомненно, есть, не случайно поэтому Маркс и Энгельс относили его к буржуазным и добуржуазным формам сознания как к классово- извращенным ее формам.
Однако понимание идеологии как классовой формы общественного сознания является несколько узкой, не вполне соответствующей современному употреблению этого понятия. Мы говорим: «религиозная идеология», «военная идеология», «идеология гуманизма» и т. п. Конечно, религия имеет классовые корни: конечно, в понятии военной идеологии выражается то, что вносит каждый класс в военную науку; конечно, каждая историческая форма гуманизма заключает в себе классовый момент. Однако, употребляя данные понятия, мы выражаем не эту, классовую сторону, а различие религии и светского, нерелигиозного образа мыслей, различие гуманного, человечного и насильнического, бесчеловечного образа мыслей и поведения и т. д. Очевидно, идеологию следует трактовать несколько шире, без обязательного ограничения этого понятия классовой характеристикой.
Таким образом, общественное сознание Заключает в себе много форм, систем идей, идеологий, развивающихся в разных направлениях: а) в направлении различных способов отражения действительности — в соответствии с этим мы различаем науку, искусство, мораль, философию, религию; б) в направлении классовых различий и противоположностей — в соответствии с этим мы различаем пролетарскую, буржуазную, мелкобуржуазную (мещанскую), крестьянскую и т. д. идеологии; в) 'в направлении принципиально различных подходов к тем или иным отдельным сторонам жизни — в соответствии с этим мы различаем религиозную и светскую (безрелигиозную) идеологию, гуманистическую, пацифистскую, националистическую и прочие идеологии.
Как видим, понятие -идеологии совпадает с понятием общественного сознания лишь в одном: и общественное сознание в его высших формах, (...) и идеология суть системы общественных идей. Однако идеологии, являясь формами общественного сознания, его различными выражениями, не могут быть отождествлены с общественным сознанием как более общим понятием. Формы общественного сознания выступают как идеологии лишь в. том отношении, что они противопоставляются отличной от нее или противоположной форме. Так, различая формы общественного сознания по способу отражения действительности, мы употребляем понятие идеологии, противопоставляя одну другой: например, когда мы говорим о противоположности научной и религиозной идеологии. Итак, под идеологией мы подразумеваем ту или иную определенную форму (систему) общественных идей, противополагаемую другой (или другим). Вместе с тем идеология — не только форма общественного сознания, но одновременно его сторона или «часть». (...)
Соотношение понятий «идеология» и «идеологические отношения» можно выразить так: идеологические отношения суть такие отношения, которые возникают на основе идеологических связей. Обычно материальные отношения определяют как отношения, не проходящие через общественное сознание, а идеологические отношения — те, которые не могут возникнуть бессознательно. Однако это различие вовсе не является определением материальных и идеологических отношений, а указывает на один из существенных признаков данных отношений. Так, в своем возникновении через общественное сознание не проходят ни классы, ни сословия, ни нации, ни семья и другие общественные явления. Иными словами, указанный Лениным признак присущ не только материальным отношениям.
Какое место занимают идеологические отношения в обществе? Идеология есть такая область общественной деятельности, которая имеет дело не с материальными веществами, а с идеями и в результате которой «производятся» не вещества и не предметы, а те же идеи, мысли. Короче говоря, идеоло- гпческие отношения суть отношения духовного «производства». Производство вещей и «производство» идей — таково различие двух разбираемых сфер общественной жизни. Но в области классовых, национальных, а также политических отношений люди не производят ни вещей, ни идей, а «производят» формы общественной жизни. Значит, не все сферы общественной жизни охватываются этими двумя определениями: материальных или идеологических отношений. Это деление характеризует лишь полюсы общественных отношений.
В. И. Ленин определял материальное отношение как деятельность человека, направленную на поддержание его существования[105]. Это определение означает лишь экономические отношения и никакие иные. Идеологические отношения являются в конечном счете производными от материальных и зависят от них по своему характеру. Так, характер буржуазной идеологии определяется экономическими интересами буржуазии и ее господствующим положением в капиталистическом обществе. Такое положение буржуазии при капитализме само в конечном счете определяется ее экономическим положением собственников основных средств производства и эксплуататоров рабочего класса, основных масс крестьянства, мелких производителей города, а также основных масс интеллигенции.
С другой стороны, идеология того или иного класса, а также взаимодействие идеологий различных классов оказывают обратное влияние на экономический, материальный процесс и особенно на социально-классовые и политические взаимоотношения. На этой стороне вопроса, как достаточно известной, мы не будем задерживаться, остановимся лишь на некоторых сторонах этих отношений, обычно мало рассматриваемых. Это, во-первых, вопрос об огромной и все более увеличивающейся роли идеологии в современном обществе; во-вторых, вопрос о большом значении форм борьбы идеологий и об изменении этих форм в современном обществе и, наконец вопрос о соотношении общественной идеологии и общественной психологии.
Роль идеологии в обществе, несомненно, все более и более увеличивается. Это обстоятельство связано со всеобщим образованием во многих странах, с широким распространением различных форм политической информации, с развитием рабочего движения, с обострением классовой и национальной борьбы, с втягиванием в политическую жизнь самых широких народных масс. «Общественное мнение», взгляды и мнения различных общественных групп оказывают все большее влияние на те или иные мероприятия правительств и отдельных общественных деятелей. Достаточно напомнить роль этого фактора в вопросе о мире и войне, в ликвидации ряда международных авантюр империалистов и колонизаторов. Недооцен- ка этого фактора (объяснение всей общественной жизни лишь одним непосредственным действием экономического фактора) всегда осуждалась марксизмом. (...) Наше убеждение в возможности предотвращения войны путем мобилизации общественного мнения, сбора подписей и т. д. не только не противоречит марксизму с его положением об определяющей роли материального, экономического фактора, но и теоретически обосновывается марксистским пониманием роли идеологов в обществе.
В тесной связи с этим вопросом стоит вопрос о характере борьбы разных идеологий в современном обществе. Учение марксизма о классовом характере идеологии в классовом обществе, о противоположности и непримиримости идеологий у противоположных классов было и остается несомненной истиной общественной науки. Этой истине отнюдь не противоречит факт взаимодействия и взаимовлияния различных и даже противоположных идеологий. Так, классики марксизма указывали на факт заражения ^некоторых слоев пролетариата на определенных этапах рабочего движения буржуазной идеологией, а также на факт перехода на идейные и политические позиции рабочего класса тех или иных представителей буржуазной интеллигенции. Основоположники марксизма выдвинули положение, согласно которому класс, господствующий экономически и политически, господствует над обществом также и идеологически. (...)
Указанные положения не только сохраняют свое значение и для настоящего времени, но и получают новое подтверждение в тех изменениях, которые происходят в данной области в настоящее время. Эти изменения состоят, во-первых, во все большем обострении идеологической борьбы антагонистических классов, которое является характерным общеисторическим признаком, предшествующим и сопровождающим смену одной общественной формации другой. В связи с этим усилился процесс взаимной, так сказать, идеологической информации. Представители антагонистических классов изучают враждебную им идеологию и внимательно следят за ее изменениями. Буржуазные и мелкобуржуазные идеологи наряду с критикой марксизма всячески извращают его. (...) Во-вторых, резко усилилось «размывание» идеологии средних и промежуточных общественных групп: мелкой буржуазии и интеллигенции. (...) Происходит процесс усиления влияния на эти слои пролетарской идеологии. (...)
Классовое общество характеризуется и наличием в нем общественной психологии. (...) Что же подразумевается под общественной психологией? Под этим понятием подразумеваются те мысли и идеи об общественной жизни, которые еще не нашли себе вполне четкого и точного идеологического оформления и систематизации. (...) Идеологической зрелости человек достигает далеко не сразу, это иногда занимает всю жизнь. Идеологическое воспитание, в частности молодежи, является постоянной и важнейшей задачей Коммунистической партии. Если взять весь класс в целом, то и в нем мы наблюдаем слои с разной степенью идеологической зрелости. (...) Мысли, идеи составляют лишь часть содержания нашего сознания, нашей психики. Внутренняя жизнь человека отнюдь не исчерпывается деятельностью разума, так как человек — не только рассудочное существо. Его психическая жизнь содержит кроме мыслей, идей также чувства, представления, память, воображение и проч. Окружающая индивида общественная жизнь, его имущественное положение, (...) общественные и политические события — все это не может не воздействовать и на указанные стороны человеческого сознания, не может не окрашивать эмоционально его отношение к окружающей действительности.
Общественная психология представляет собой как бы фон, па котором выступают идеи человека, «поле» вокруг идеологии. Элементы общественной психологии не всегда достаточно осознаны или достаточно обработаны рассудочно, не имеюі достаточной системности, характеризующей идеологию и т. д. Поэтому общественная психология не имеет такой, так сказать, «жесткости», определенности, как идеология, и в силу своей «мягкости» и подвижности более способна на духовные контакты. (...) Игнорирование общественной психологии является не только выражением одностороннего и примитивно- рационалистического понимания духовной жизни общества, но и приносит прямой вред, затрудняя влияние идеологии рабочего класса на широкие слои трудящихся. (...)
Идеология — это средоточие, центр духовной жизни человека и ее наиболее организованное и системное начало. Однако она «окружена» и внутренне проникнута массой чувств и побуждений, являющихся той почвой, на которой развивается и крепнет идеология как отдельного человека, так и целого класса. Общественная психология чувственно подкрепляет идеологию. Система научных идей, идеология, первенствует над психологией, переделывая и преобразуя ее. Известно, что именно рабочий класс, пролетариат является наиболее надежным и стойким приверженцем марксистской, коммунистической идеологии. Это объясняется не только тем, что коммунизм наиболее полно выражает экономические и социальные интересы рабочего класса, но и тем, что его представители всем своим существом, а не только разумом убеждаются в правильности идей марксизма-ленинизма, всеми условиями своей жизни подготавливаются к восприятию этой идеологии. (...)
Каково соотношение между категорией идеологии или идеологических отношений, с одной стороны, и категориями об- щественного сознания и духовной жизни общества — с другой? Остановимся сначала на соотношении идеологии и общественного сознания. Ранее уже отмечалось, что идеология есть форма общественного сознания, и поэтому понятие «идеология» не тождественно понятию «общественное сознание». Не тождественны они также и потому, что отнюдь не все: в содержании общественного сознания носит идеологический характер. Если даже исключить из общественного сознания мысли о природе, то даже и в мыслях людей об обществе не все имеет идеологический характер.
Мы различаем, например, буржуазную идеологию и пролетарскую идеологию. Значит, в данном случае мы придаем понятию идеологии классовый смысл. Но разве в общественном сознании все имеет этот классовый характер? Если бы это было так, то каждый новый класс должен был бы отказаться от всего прежнего духовного наследства и создавать свою новую духовную культуру. (...) Даже пролетариат, общественное сознание которого наиболее радикально отличается от общественного сознания прежних эпох, созданного в основном представителями имущих классов, строит свое сознание на базе достижений всей предыдущей духовной жизни человечества. В. И. Ленин указывал, что марксизм не стоит в стороне от столбовой дороги мировой цивилизации, что он является развитием и переработкой всех наиболее крупных достижений прежней общественной науки. А ведь марксизм является, если можно так выразиться, наиболее идеологической,, наиболее классовой и партийной наукой из всех общественных наук, средоточием и центром идеологии рабочего класса. (...)
В содержании общественного сознания есть как идеологические, так и неидеологические моменты или стороны. Иными словами, в каждой из форм общественного сознания — в науке, искусстве, морали, философии — имеются наряду с идеями, присущими только одному классу, идеи, общие для всех или нескольких классов, т. е. в общественном сознании имеется как классовое, так и общечеловеческое, или межклассовое, содержание. (...)
Остановимся сначала на науке. Мы не -можем говорить «буржуазная математика», «буржуазная физика» и т. п. Этим мы отказываемся от классовых характеристик в отношении наук о природе, признавая, что ее основное содержание имеет характер общечеловеческих истин. Однако в науках о природе имеется, конечно, и идеологический момент в ряде выводов, обобщений, логических дедукций, применений разных философских предпосылок и т. д. (...)
Вместе с тем и общественные науки не представляют собой чисто классовых, чисто идеологических концепций. (...) Даже в философии основные принципы материализма, например, исповедовались представителями разных классов. Ленин пи- сал, что в вопросе о первичности материи и вторичности сознания Маркс и. Энгельс стояли на точке зрения Дидро. Общий для различных классов элемент во всех без исключения общественных науках так же очевиден, как и элемент классовый и партийный.
В искусстве дело обстоит точно так же. Принцип партийности искусства вовсе не означает, что в искусстве все партийно. В подобной «логике» такая же ошибка, как если бы на основании того, что порядочность, честность есть свойство людей, мы стали бы утверждать, что все люди порядочны и честны. Признавая эстетическую ценность произведений прошлых эпох, мы тем самым признаем наличие общечеловеческих форм прекрасного.
Основоположники марксизма выдвинули тезис о классовости морали в условиях борьбы против противоположного положения о ее бесклассовости или надклассовое™, но они никогда не утверждали, что в нормах морали все носит классовый характер. (...) Разве, например, борьба за мир питается только страхом перед войной и смертью? Разве в этой борьбе нет морального момента, гуманистического мотива? Убийство, разбой, воровство, хулиганство иаказуются законами всех стран. Грубость, хамство, разврат осуждаются общественным мнением во всем мире и разными классами. Значит, в морали есть моменты, общие для рабочего класса и представителей других трудящихся классов и даже многих представителей буржуазии. Что практика буржуазного образа жизни расходится с исповедоваемыми ею же идеями, не меняет сути вопроса., так как речь идет о некоторых элементах идейной общности. Однако следует подчеркнуть, что провозглашаемый ныне многими идеологами буржуазии открытый моральный цинизм ломает к эти общие моральные элементы.
Итак, все формы общественного сознания являются единством классовых и .неклассовых, идеологических и неидеологических сторон и элементов. Таким образом, идеология, будучи формой общественного сознания, является по своему содержанию частью, или стороной, общественного сознания. Наиболее характерными ее признаками выступают классовость и системность. Первый признак характеризует общественное сознание только частично, а идеологию почти полностью. Второй признак характеризует общественное сознание также лишь частично, поскольку в него входит и общественная психология, которая не всегда обладает достаточной системностью и бывает внутренне противоречива. Идеологию же признак системности характеризует полностью. Противоречивость идеологических положений имеет место у представителей промежуточных классов и групп, в так называемой «мелкобуржуазной идеологии». Ленин справедливо указывал, что по существу дела в современном обществе имеются лишь две идеологии: пролетарская и буржуазная, а эти идеологии имеют все признаки системности.
Каково же соотношение категорий идеологии и категории духовной жизни общества? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала рассмотреть соотношение категорий общественного сознания и духовной жизни общества.
Во-первых, категория духовной жизни общества имеет несколько иной объем и содержание, чем категория общественного сознания. Эти две категории тоже не совпадают полностью. В самом деле, понятие общественного сознания имеет тот оттенок смысла, что речь идет об идеях, касающихся общественных явлений. В понятии же духовной жизни общества такого оттенка нет, поэтому в данное понятие без всяких оговорок включается и естествознание. (...)
Во-вторых, в понятие духовной жизни общества надо включать и такие ее проявления, которые обычно не включаются в понятие общественного сознания: чувства и настроения, связанные с отношением к природе. К духовной жизни общества относятся и такие ее проявления, которые возникают преимущественно в личной бытовой сфере общественной жизни. Индивидуализм и коллективизм, равнодушие к людям и сочувствие к ним, энтузиазм и злопыхательство, любовь и ревность, дружба и антипатия, уважение и пренебрежение, доброжелательность и зависть — все эти чувства, играющие огромную роль в жизни людей, никак не укладываются в «номенклатуру» идеологии, общественного сознания и даже общественной психологии в собственном смысле слова, т. е. мыслей, чувств и настроений, связанных с общим строем общества* с социально-классовыми и прочими отношениями.
Между тем эти чувства имеют несомненно характер духовных отношений людей и обладают огромной исторической устойчивостью. Лишь некоторые из них должны постепенно исчезнуть в будущем обществе, другие же имеют непреходящее значение, хотя характер переживаний, связанных с ними, и их внешние проявления изменяются в ходе общественного развития. Ф. Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» блестяще раскрыл, например, эволюцию любви в историческом развитии и изменении ее, характера в различных общественных формациях.
Таким образом, по нашему мнению, некоторое различие в рассматриваемых двух категориях имеется, хотя они в основном и являются синонимами. Поэтому иногда понятию материальной жизни противопоставляют понятие не идеологии, а духовной жизни общества. Из сказанного вытекает также, что отношение категории идеологических отношений к духовной жизни общества в основном то же, что и отношение идеологии к общественному сознанию, а именно: идеология есть необходимый составной момент любой из форм духов- пой жизни общества, но ие может быть отождествлена с духовной жизнью в целом.
Таково соотношение категорий истмата, взятое в связи с противоположностью материальных и идеологических отношений.
 
<< | >>
Источник: Тугаринов В. П.. Избранные философские труды. — Л.: Издательство Ленинградского университета.1988.—344 с.. 1988

Еще по теме МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ:

  1. Тема 4. Партийно-политические и идеологическиеОРИЕНТАЦИИ ЭЛЕКТОРАТА
  2. "СТРАТЕГИЯ ПЕРЕМАЛЫВАНИЯ" В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ США
  3. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  4. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  5. 1. Проблема ценностного отношения человека к окружающему миру и ее мистификация в религии 
  6. ПРЕДМЕТ, СВОЙСТВО, ОТНОШЕНИЕ
  7. МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  8. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  9. Глава I  ПОНЯТИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  10. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  11. 4. Властеотношения как особая разновидность общественных отношений.
  12. § 1. Понятие правовых отношений и их основные виды
  13. 9.2. Идеологическая основа переходной правовой системы
  14. 3.2. Социальные взаимодействия и социальные отношения
  15. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ