<<
>>

РАССУЖДЕНИЕ (логика и метафизика). 

Рассуждение есть не что иное, как связь суждений, зависимых друг от друга. Соответствие или несоответствие двух идей не всегда бывает заметным при рассмотрении только этих двух идей.
Нужно отыскивать для этого еще одну идею или даже больше, если это окажется необходимым, чтобы сравнить их с первоначально рассмотренными идеями совместно или порознь. Действие, благодаря которому мы считаем такое сравнение проделанным, причем обнаруживается, что та или иная из этих двух идей или обе вместе согласуются или не согласуются с третьей, и называется рассуждением.

Отец Мальбранш довольно убедительно доказывает, что все различие между простой перцепцией, суждением и рассуждением состоит в том, что при простой перцепции разум воспринимает вещь без какого бы то ни было отношения ее ко всякой другой, что при суждении он воспринимает отношение, существующее между двумя или многими вещами, и что, наконец, при рассуждении он воспринимает отношения, воспринятые суждением. Таким образом, все действия души сводятся к перцепциям.

Есть различные виды рассуждений, но самый совершенный из них и наиболее употребительный в школах, - это силлогизм, который определяется как совокупность трех положений, построенных таким образом, что если два первых истинны, то третье не может быть не истинным. Следствие, или заключение, является самым главным положением силлогизма. Два других должны иметь с ним связь, ибо силлогизм строится лишь для того, чтобы заставить кого-нибудь признать третье положение, которое он не признавал прежде. Предположив истинность обеих посылок силлогизма, необходимо считать истинным и следствие, ибо оно в равной мере заключено в посылках. Чтобы понять это, нужно вспомнить, что положение истинно, если идея субъекта содержит в себе идею предиката. Так как в силлогизме требуется лишь убедить в истинности третьего положения, называемого заклю- чением, то требуется лишь показать, как в этом заключении идея субъекта содержит в себе идею предиката.

Но каким образом доказывается, что заключение содержит в себе идею предиката? Берется третья идея, называемая средним термином (ибо она действительно является посредником между субъектом и предикатом); она содержится в субъекте и содержит в себе предикат, ибо если некая первая вещь содержит в себе вторую, а в этой второй содержится третья, то первая необходимо должна содержать в себе третью. Если ликер содержит в себе шоколад, в котором содержится какао, то ясно, что этот ликер содержит в себе также и какао.

Все, что логики говорили о рассуждении, кажется совершенно излишним и ничего не стоящим, ибо, как говорит автор "Искусства мыслить"1, большинство наших заблуждений проистекает гораздо чаще из того, что мы основываем наши рассуждения на ложных принципах, нежели из того, что мы в рассуждениях не следуем своим принципам. Рассуждать в строго философском смысле слова — это значит признавать или утверждать соответствие, которое ум усматривает между идеями, наличествующими в нем в данный момент. Но так как наши идеи являются для нас одинаково внутренними перцепциями, а все наши внутренние перцепции очевидны для нас, то для нас не может не быть очевидным, соответствуют ли друг другу две данные идеи, имеющиеся в настоящий момент, тождественна ли одна из этих идей другой или не тождественна. А заметить тождество одной идеи другой или различие их - это значит правильно рассудить. Следовательно, невозможно чтобы какой-нибудь человек рассуждал неправильно.

Когда же мы встречаем человека, неправильно рассуждающего и неправильно делающего выводы, то это объясняется не тем, что его вывод является неверным по отношению к идее или к исходному принципу, а тем, что в его уме в данный момент имеется не та идея, которую мы предполагаем. Но, скажут нам, нередко бывает, что иной и соглашается со мной в одной и той же мысли или идее, а между тем делает вывод, совершенно отличный от моего. Это значит, что кто-нибудь из нас двоих плохо рассуждает и делает неправильный вывод. На это я отвечу, что мысль или идея, в которой вы сходитесь с ним, не является у вас тождественной.

Вы соглашаетесь с ним лишь формально, но не реально. Случай, когда пользуются одним и тем же выражением, подразумевая под ним различные идеи, является весьма обыкновенным. Вы добавите, что один и тот же человек, употребляя одно и то же слово и подразумевая под ним одну и ту же идею, делает вывод, отличный от своего прежнего вывода, и сам признает, что он рассуждал плохо. Я опять-таки отвечу, что он несправедливо упрекает себя за свое рассуждение. Думая, что он вспоминает одну и ту же мысль, быть может, вследствие тождественности ее выражения, - мысль, из которой он делает ныне иной вывод, нежели вчера, - он имеет дело, повторяю, с мыслью иной, нежели вчера, вследствие какого-либо изменения отдельных и незначительных идей. Ибо если бы это была одна и та же мысль, то почему бы ему не согласовать сегодняшнее заключение с вчерашним? Ведь мысль и вывод из нее тождественны по идее в смысле их соответствия друг другу в нашем уме.

Несмотря на все подобные ухищрения, искусство рассуждать остается самым бесплодным из всех искусств потому, что никак нельзя плохо рассуждать, следуя идеям, имеющимся в данный момент в уме. Следовательно, вся тайна правильного мышления заключается в точном усвоении умом главной идеи вещей, о которых надлежит судить. Но это уже не относится к ведению логики, существенной задачей которой является установление соответствия или несоответствия двух идей, подлежащих в данный момент рассмотрению ума.

Эта главная идея может иметь погрешности против истины по различным причинам: 1°, по причине особенностей устройства нашего органа чувств: у различных людей оно различно; 2°, нашего склада ума, который, будучи иногда настроен иначе, нежели у других людей, может породить странные идеи, и мы выведем из них нелепые следствия путем правильных рассуждений; 3°, причиной недостоверности наших идей может быть еще недостаточное знание жизни, недостаточная вдумчивость, недостаточная осмотрительность в отношении источников наших заблуждений; 4°, недостаточная память, ибо мы думаем, что хорошо вспомнили вещь, которую некогда хорошо знали, а между тем вспоминаем ее плохо; 5°, несовершенство человеческого языка, который, будучи часто двусмысленным и обозначая в различных случаях одними и теми же словами различные идеи, побуждает нас принимать одно за другое.

Как бы то ни было, но ошибочность главной идеи, из которой мы делаем вывод, всегда согласный с этой первой, главной, идеей, не касается существа внутренней и логической истины или рассуждения в строго философском смысле. Она касается либо метафизики, которая учит нас главным истинам и главным идеям вещей; либо морали, умеряющей страсти, возбуждение которых затемляет в нашем уме истинные идеи предметов; либо житейских обычаев, которые дают нам правильные или неправильные представления о взаимоотношениях гражданского общества в разные времена и в разных странах; либо отношения к священным вещам и в особенности к закону божию, который сообщает нам самые ценные идеи о прведении человека. И, повторяю еще раз, заблуждение совершенно не касается рассуждения как рассуждения, то есть как усвоения соответствия или несоответствия одной идеи, имеющейся в данный момент, другой идее, имеющейся одновременно с ней. Это соответствие или несоответствие всегда усматривается непогрешимо и неизбежно. (См. Логика о. Бюффье.)

Я не могу лучше закончить то, что мне надлежало сказать о рассуждении, иначе как сославшись на опыт. Спрашивается, как возможно иногда без запинок развивать во время беседы весьма пространные рассуждения? Не имеются ли уже налицо все части его в данный момент? Если нет, а это весьма вероятно, ибо ум слишком ограничен для того, чтобы обнять собой сразу большое число идей, то значит каждая счастливая случайность указывает ему правильный путь? Вот как объясняет это автор "Опыта о происхождении человеческих знаний'*2.

В тот момент, когда человек намеревается приступить к рассуждению, внимание, устремляемое им на положение, которое он хочет доказать, последовательно открывает ему главные положения, являющиеся следствием главных частей рассуждения, которое ему предстоит развить. Если они прочно связаны между собой, то он обозревает их столь быстро, что может считать себя видящим их все одновременно. Уловив эти положения, он рассматривает то, которое должно быть изложено в первую очередь.

Таким путем идеи, способные пролить свет на это положение, пробуждаются в порядке их взаимной связи. Отсюда он переходит ко второму положению, чтобы повторить это же самое действие, и так далее до заключения рассуждения. Следовательно, его ум не охватывает одновременно всех частей, но благодаря связи, существующей между ними, он обозревает их с достаточной быстротой, для того чтобы всегда опережать слово, подобно тому, как глаз читающего вслух опережает произнесение его. Быть может, спросят, как возможно усматривать результаты рассуждения, не обозрев различные части его во всех деталях? Я отвечу, что это возможно лишь в тех случаях, когда мы говорим о вещах, которые известны нам или недалеки от этого благодаря связям с вещами, знакомым нам помимо их. Вот единственный случай, когда указанное явление может быть замечено. Во всех других случаях рассуждают неуверенно. Это объясняется тем, что идеи, будучи связаны слишком слабо, пробуждаются слишком медленно. А иногда, рассуждая, не соблюдают никакого порядка - это уже результат невежества.

РЕВОЛЮЦИЯ (новая история и история Англии). Революция на политическом языке означает существенное изменение в управлении государством.

Слово это происходит от латинского revolvere - переворачивать. Нет таких государств, в которых не совершилось бы больше или меньше революций. Аббат Верто дал нам две или три превосходные истории революций в Швеции, в Римской республике и др.1.

Хотя в Великобритании в разное время было много революций, англичане особо наделяют этим именем революцию 1688 г., когда принц Оранский Вильгельм Нассаусский занял трон вместо своего тестя Якова Стюарта2. Плохое управление короля Якова, говорит милорд Болингброк3, сделало революцию неизбежной и осуществимой, но это плохое управление, как и все его предшествующее поведение, проистекало из его слепой приверженности папе и принципам деспотизма, от чего не могли его отвратить никакие предупреждения. Эта приверженность проистекала из жизни в изгнании королевской семьи*, причиной которого была узурпация власти Кромвелем, узурпация же Кромвеля была порождена предыдущим восстанием, начавшимся не без основания в отношении свободы, но без всякого стоящего предлога по отношению к религии.

<< | >>
Источник: В.М. БОГУСЛАВСКИЙ. Философия в Энциклопедии Дидро и Даламбера / Ин-т философии. - М.: Наука,1994. - 720 с. (Памятники философской мысли).. 1994

Еще по теме РАССУЖДЕНИЕ (логика и метафизика). :

  1. 2. Метафизика в фокусе кантовской философии
  2.   Метафизика  
  3.   Глава первая ОТКУДА ПРОИЗОШЛИ НАЗВАНИЯ ^ДИАЛЕКТИКА» И «ЛОГИКА», ЧЕМ ДОЛЖЕН БЫТЬ «СИЛЛОГИЗМ», ИЗ КАКИХ ЧАСТЕЙ ОН СОСТОИТ И ТАКЖЕ ЧЕМ ДОЛЖНО БЫТЬ «ПРЕДЛОЖЕНИЕ»?
  4. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССУЖДЕНИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ
  5. ИНДУКЦИЯ (логика и грамматика). 
  6. РАССУЖДЕНИЕ (логика и метафизика). 
  7. СОМНЕНИЕ (логика и метафизика). 
  8. Метафизика света Мастера Экхарта
  9. София и черт. (Кант перед лицом русской религиозной метафизики)
  10. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  11. Всеобщее понятие логики
  12. Переворот в философии и трансцендентальная логика
  13. 4.5.1 Возникновение и формализация модальных логик
  14. 6. Метафизика и ее значение для познания
  15. § 1. МЕТАФИЗИКА И ОНТОЛОГИЯ. МЕСТО ОНТОЛОГИИ В СТРУКТУРЕ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ
  16. Введение
  17. 3. Тождество диалектики, логики и теории познания.
  18. Диалектика и метафизика.
  19. Некоторые замечания о формальной и диалектической логике.