<<
>>

  ГЛАВА ВТОРАЯ Различение разрядов / Бе лэй  

Самое высшее—знать, что не знаешь. lope всех заблуждающихся в том, что они не знают, но думают, что знают. Многие вещи-события таковы, что они только кажутся таковыми, на самом деле таковыми не являясь.
По этой-то причине и не переводятся погибшие царства и исчезнувшие народы. Есть такие травы—синь и лэй. По отдельности они смертельно ядовиты, но если принимать вместе, то действуют как лекарство для достижения долголетия. Крапива и трава цзинь ядовиты, но из них составляют противоядие. Лак и вода по отдельности текучи, но вместе отвердевают. Если же лак смочить, он растрескается. Золото и цинк мягки, но если их соединить в сплаве, они станут твердыми, [как сталь ]. Если потом сплав нагреть, металл вновь станет текучим. Если одно вещество, когда его смачивают, трескается, а другое, когда его нагревают, становится текучим,— значит, разряды вещей твердо не определены, и по одному состоянию судить о них нельзя.

Маленький квадрат обладает теми же свойствами, что и большой; маленький конь обладает всеми свойствами большого. Но маленький ум не то же, что большой.

Среди лусцев был некто по имени Іунсунь Чо, заявлявший: «Я могу поднять мертвого!» Когда его спросили, как это возможно, он ответил: «Я умею лечить односторонний паралич, поэтому, если я удвою количество лекарства, употребляемого для лечения одностороннего паралича, я смогу оживить мертвого человека!» Так что среди вещей есть такие, с помощью которых можно добиться малого эффекта, но невозможно добиться большого; можно достичь половинного успеха, но нельзя достичь полного.

Один знаток мечей сказал: «Белый металл придает [мечу] твердость, желтый металл придает [мечу] гибкость, так что если смешать желтый и белый металлы, меч будет твердым и гибким, что и нужно для хорошего меча». Однако некто, желая поставить его в затруднение, сказал: «Белый металл—это то, что делает [меч] негибким; желтый—это то, что делает [меч] нетвердым.

Следовательно, смешение желтого и белого сделают [меч] нетвердым и негибким. К тому же мягкое гнется, а твердое ломается; если же меч будет гнуться и ломаться, разве можно его считать хорошим мечом?»

Меч по своему составу тот же, но один счел его хорошим, а другой—плохим, в зависимости от способа рассуждения. Поэтому, если при рассмотрении вещей применять слух и зрение, праздные болтуны прекратят свои речи. Если же не пользоваться слухом и зрением, то Яо станет невозможно отличить от Цзе. Вот этим-то и озабочены верные слуги и подданные, этот способ рассуждения и отвергают достойные.

Моральное сознание таково, что когда им руководствуются в малых делах, приобретают мало счастья; когда же им руководствуются во всем, и эффект бывает великий. С несчастьем не так—здесь даже малое хуже, чем ничего. Когда стреляют в цель, чем меньше мишень, тем интереснее; на охоте же—чем крупнее зверь, тем лучше. Одни и те же вещи бывают разными в зависимости от условий, как же можно все выводить путем рассуждений?

Іаоян Ин собирался построить себе дом, но плотник ему сказал: «Надо подождать, а то не получится: дерево еще сырое, если положить на него штукатурку, его поведет. Если строить из сырого материала, то поначалу, может, и будет красиво, но потом все равно все развалится». Іаоян Ин сказал: «Если судить по твоим же словам, то дом не может развалиться. Чем дерево суше, тем оно крепче; а чем известь суше, тем она легче. Если на то, что постепенно становится прочнее, наложить то, что постепенно становится легче—конечно же, он не развалится!» Плотник не знал, что ответить, подчинился приказу и сделал, как тот сказал. Дом после окончания работ выглядел прекрасно, но впоследствии действительно развалился. Этот Іаоян Ин любил малую мудрость, но понимание больших закономерностей ему было недоступно.

Скакуны Цзиао и Люэр, если повернутся спиной к солнцу и помчатся на запад, к закату все равно обнаружат солнце перед собой. Есть нечто, что глаз не может увидеть, а ум не в состоянии познать,—то, что не поддается никаким расчетам! Поэтому, встречаясь с тем, что невозможно познать, мудрец проявляет сдержанность и не утруждает чрезмерно свой ум.

 

<< | >>
Источник: Люйши Чуньцю. Весны и осени господина Люя Пер. Г. А. Ткаченко. Сост. И.В.Ушакова. — М.: Мысль,2010. — 525. 2010

Еще по теме   ГЛАВА ВТОРАЯ Различение разрядов / Бе лэй  :

  1. Глава вторая. Век внешней рецепции западноевропейской науки уголовного права, как составной части единой системы юриспруденции
  2. Глава вторая.Что мешает предотвращать фальсификации?
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ.Направление аграрной политики и организация земельного кредита.
  4.   ГЛАВА ВТОРАЯ X СЪЕЗД ПАРТИИ И ПЕРЕХОД К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ
  5.   ГЛАВА ВТОРАЯ Различение разрядов / Бе лэй  
  6.   Глава вторая ИСТИНА И ЗНАНИЕ
  7.   ГЛАВА ВТОРАЯ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  8. Глава вторая
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ КАК АНТРОПОЛОГИЯ
  10. Глава вторая. ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ МИРА. БЫТИЕ. МАТЕРИЯ
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ
  12. Первая глава Сущностные различения
  13. Глава вторая «Субъекты административного расследования» состоит из трех параграфов.
  14. Глава вторая  «Особенности применения законодательства  при разрешении      основных   видов   финансово-правовых   споров  в  судах      общей     юрисдикции» состоит из двух параграфов.
  15. Глава вторая Сущность собственности
  16. ГЛАВА ВТОРАЯ ВЕЩИ
  17. ГЛАВА ВТОРАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЛАДЕНИЯ
  18. ГЛАВА ВТОРАЯ СЕРВИТУТЫ