<<
>>

Задачи науки и теория познания  

Сомнение в правоверном неокантианстве русского историка вызывает то обстоятельство, что он разрабатывал методологию, а не собственно философию истории. Методологический уклон исследования очень важен для понимания расхождения Лаппо-Данилевского с неокантианской философией истории.
Методология — это прежде всего учение о построении системы обоснованного знания, соответствующего методологическому идеалу науки. Методология имеет дело исключительно с формами представления, в котором складывается наше знание истории. Однако методология истории рассматривает такие формы представления, содержание которого имеет реальный смысл, то есгь имеет непосредственное отношение к тому, что реально существует. В то же время методологию истории интересует не всякое реальное содержание представления, а только то. которое мы можем назвать историческим. Лаппо-Данилевский формулирует это следующим образом: «Какое именно содержание моего представления о действительности я, однако, должен признать реально существующим для того, чтобы назвать его историческим?
Приступить к решению этой проблемы можно, лишь исходя из различия между бытием и быванием и несколько выяснив себе понятие об изменении»В отличие от методологии, неокантианская философия истории рассматривает исключительно априорное существование и применение исторических представлений или понятий. Исторические понятия не имеют эмпирического происхождения, не обусловлены какой-либо данностью и тем не менее a priori относятся к предметам. Методология истории стоит на ином фундаменте и рассматривает способы данности исторического. Этим, в частности, занимаются исторические критика и интерпретация. Эту данность методологический подход к истории выражает в понятиях источника, свидетельства и факта. Проблему исторической действительности методология истории выясняет при помощи понятия «историческое событие» и определяет способы его конструирования.

Методологический подход сохраняет интерес к действительности и пытается исходить из нужд конкретной науки (истории), возможности которой определяются гносеологией, а не общим представлением о познании. Теория познания только обосновывает методологию науки, обеспечивает достоверность и общезначимость всякого частного научного знания. Отсюда вполне естественно вытекает представление о том. что историческое знание является отраслью теории познания. Если история понимается в качестве науки, то есть если она не только имеет отношение к действительности, но и познает действительность через это отношение, то «...должно конструировать о принципах и методах науки с теоретико-познавательной, а не с генетической точки зрения... необходимо различал» логическое значение принципов и методов знания от их развития...»15. Методология истории не есть история методологии или история исторической науки, генезис исторического мышления. В противном случае происходит смешение дискурсивного мышления с интуитивным. Собственно говоря, большинство теоретико-познавательных проблем сводятся Лаппо-Данилевским к проблемам методологическим. «Его гнозеологня. — писал А. Е. Пресняков, — есть методология научного познания; она должна обосновать н обеспечить систематичность, полноту и достоверность изучения.
Но. в конце концов, и она ориентирована методологически. Философия А. С. Лаппо-Данилевского заключена в „методологии" научного исследования действительности, онтологический синтез которой, отнюдь не упускаемый из виду, отодвинут вдаль идеальной полноты и законченности этого изучения»16.
Отношение к действительности, в котором раскрывается истина истории, есть необходимая предпосылка как исторической науки, так и самого исторического процесса. Однако отношение к действительности еще ничего не говорит о возможности исторического зла- ния. В истории невозможно, как в естественных науках, отделить знание от действительности. Действительность истории есть ее знание. Действительность истории неотделима от ее построения. На этой основе Лаппо-Данилевский, в частности, критикует позитивистское понятие о достоверности как соответствии показаний действительности: «ведь всякий, кто „судит" о действительности, в сущности имеет дело с своим представлением о действительности, т. с. с построением ее, хотя бы и очень элементарным, а не с действительностью самой по себе, взятой в ее целостности»17. Факты не дают логической необходимости и всеобщности, то есть того, что как раз и характеризует научное знание. Более того, всеобщность знания и общезначимость добываемой на его основе истины, тем более истины о человеческом обществе, является не простым результатом деятельности трансцендентальных структур сознания, но имеет и социальное измерение. Иными словами. «.. общепризнанность истины становится фактором ее общезначимости и как бы социальным продуктом...»18. Трансцендентальная гарантированность знания недостаточна для деятельности историка, поэтому он исходит из «понятия о признании всяким ценности фактической истины»29. Само знание структурируется и оформляется на уровне суждения. Более определенно это звучит так: «...мое знание о действительности есть прежде всего обоснованное экзистенциальное суждение о содержании моего представления, т. е. о том нменно, что в нем содержится»20. В научном суждении особенное мыслится подчиненным общему. Поскольку историку дано только особенное, которое должно быть подведено под общее, постольку историческое суждение

есть суждение рефлектирующее, а не определяющее. Итак, для Лаппо-Данилевского принципиально важно различие двух типов подхода к истории: со стороны знания и его теоретического оформления и со стороны действительности. Различие теории и действительности Лаппо-Данилевский пытается проследить во многих разделах своей «Методолог ии истории». С этой точки зрения он, в частности, критикует неокантианскую абсолютизацию противопоставления номотетнчсского и идиографического методов.
Важнейшей особенностью науки является систематическое единство знания. «С теоретико-познаватель- ной точки зрения научное знание характеризуется его систематическим единством... наука есть объединенная система понятий, охватывающих возможно больше данных нашего опыта; она пытается установить возможно меньшее число понятий, в каждое из когорых укладывалось бы возможно большее число представлений о фактах»21. Единство знания представляет собой систему научных понятий, объединяющую данные опыта. Построение такой'системы — непосредственная задача методологии (не лишенной, впрочем, на jton * " пути известных затруднений22), которая как раз и пони мается Лаппо-Данилевским как система общих поня тий, устанавливаемых сознанием. Но у единства знания есть и другой аспект — «...наука не может получить единство в явный ущерб полноте нашего знания: она должна удовлетворять наш интерес не только к общему. но и к индивидуальному; она должна выяснить зна чение для нас и общих понятий, и самой действительности»23. Отсюда два пути достижения единства и полноты знания: обобщающий и индивидуализирующий.

Вещь может быть рассматриваема и в отношении обше- го с другими вещами, и как часть целого. 'Гак возникают две точки зрения на один предмет: номотетическая и идеографическая. Употребляя эти термины, Лаппо- Данилевский ссылается на В. Виндельбанда, но гут же в примечании оговаривается, что «понимает вышеуказанные термины а несколько ином смысле24. В свою очередь, сама методология науки состоит из двух разделов: учения о принципах науки и о методах изучения. Так формулируются две задачи научной методологии — основная и производная: «...основная состоит в том, чтобы установить те основания, в силу которых наука получает свое значение, г. е. выяснить значение се принципов; производная — сводится к тому, чтобы дать систематическое учение о тех методах, которыми что-либо изучается»25.
 
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: А. В. Малинов, С. Н. Погодин. Александр Лаппо-Данилсвский: историк и философ. — Санкт-Петербург: «Искусство—СПБ», 2001г. — 285 с.. 2001

Еще по теме Задачи науки и теория познания  :

  1. СООТНОШЕНИЕ ЭВРИСТИЧЕСКОЙ И РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФСКИХ ПРИНЦИПОВ в ФОРМИРОВАНИИ НОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  2. ФАУСТОВСКОЕ И АПОЛЛОНОВСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ
  3. Теория познания
  4. Задачи науки и теория познания  
  5. ЛОГИКА И ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ СТОИКОВ
  6. Рост знания: теории и проблемы I
  7. Сознание и познание
  8. Глава V Познание
  9. Теория познания на основе скептицизма
  10. Теория познания нового типа
  11. Основные отличия науки от обыденного познания
  12. § 4. ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ ИММАНУИЛА КАНТА
  13. § 5. СИНТЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ
  14. 9.1. Специфика науки и научного познания. Эмпирический и теоретический уровни научного познания.
  15. § 2. Социальная философия и теория познания человека и общества
  16. Теория познания с самого начала развивается во взаимодействии с наукой:
  17. § 1. ИСТОРИОГРАФИЯ НАУКИ