Задать вопрос юристу

  4.7. Коммуникативность в науках об обществе и культуре: методологические следствия и императивы  

Проблема коммуникативности исследуется сегодня в различных направлениях и аспектах. Во-первых, как передача информации с помощью различных социальных институтов и структур, в первую очередь СМИ, которые собирают, перерабатывают и распространяют информацию.
Следствия этого процесса самые разнообразные — от прямой передачи информации до воздействия на сознание и поведение участника коммуникации. Одно из социальных последствий этого процесса — возникновение «второй реальности», символической, виртуальной, замещающей саму действительность и выдающей себя за нее. Безусловно, такого рода коммуникативность оказывает значительное влияние на существование и развитие наук об обществе и культуре, по сути, отбирая их базовую функцию «фабрики смыслов», реализуемую через систему образования. Во-вторых, коммуникативность исследуется как профессиональное! общение внутри наук, в том числе социamp;чьно-гуманитар- ных, где главными коммуникационными структурами являются научные'сообщества, і кафедры, лаборатории,; институты, публикации и экспертизы^ конференции, симпозиумы,; семинары,' системы научно- технической информации, а также «невидимые колледжи» — нефор-
мальные объединения, личное общение конкретных, ученых. Коммуникации реализуются через такие формы общения, как сотрудничество, соавторство, ученичество и принадлежность к научной;школе.
В последнее время в рамках социологии складываются новые парадигмы для социального познания, опирающиеся на «социологию человека и среды» и теорию социальной коммуникации как универсального социокультурного механизма. В этой концепции особое место отводится «режиму диалога» и «текстовой деятельности» как основным механизмам коммуникации в обществе (исследования Т.М. Дридзе). Эти аспекты коммуникативности исследуются социологией и науковедением, но они не обращаются к эпистемологическим проблемам, выясняющим, как коммуникативность влияет на сам процесс получения знания, на его методы и формы, каковы философские смыслы феномена коммуникации в познавательном процессе.
В методологии и философии науки разрабатывается идея о коллективном субъекте как носителе познавательного процесса — одного из видов коммуникативной деятельности. Индивидуальный субъект включен одновременна в различные системы познавательной деятельности, с их стандартами и нормами, которые интегрируются в нем в некоторую целостность, являющуюся необходимым условием его единства. Межчеловеческие коммуникации относятся к «глубинной структуре» познающего субъекта, затрагивают его сущность. В науке коммуникации предстают как диалог и рациональная критика, «при этом речь идет не о детерминации, а именно о свободном принятии, основанном на понимании в результате коммуникации. ...Это взаимная деятельность, взаимодействие свободно участвующих в процессе равноправных партнеров, каждый из которых считается с другим, и в результате которой оба они изменяются. Такой подход предполагает нередуцируемое многообразие, плюрализм разных позиций, точек зрения, ценностных и культурных систем, вступающих друг с другом в отношения диалога и меняющихся в результате этого взаимодействия»[312]. Эти идеи представляются особенно значимыми для понимания когнитивных следствий коммуникативной составляющей познания.             
і
Коммуникативный аспект познания наряду с культурно-историчес- ким, социально-психологическим и.лингвистическим. аспектами в. полной -мере выража,ет, социокужтурнуки природу познания. Коммуникации складБшаютеягвщелостнуюі систему различных; интерсуб^ейгивных^ межличностных, массовых,формальныхданеформальшых^уетныэои письменных связей и отношений и тем самым предстают как феномен, чутко улавливающий и фиксирующий изменения ценностных ориентации научных сообществ,, смену парадигм,^исследовательских,программ, отражающих, в конечном счете, изменения в социально-исторических отношениях и культуре в целом. Именно в процессе профессионального общения, формального и неформального, непосредственного и опосредованного, происходит социализация ученого, т.е. становление его как субъекта научной деятельности, освоение им не только специальной информации, но самого способа видения, парадигмы, традиций, а также системы предггосы- лочного знания философско-мировоззренческого и методологическог го. Одновременно в процессе общения происходит стратификация познавательных структур, что в конечном счете определяет преобладание тех или иных концепций, подходов и направлений исследования[313].

Выявление познавательных следствий коммуникативной рациональности представляется необходимым и плодотворным направлением при изучении методологии гуманитарных и социальных наук. Особое значение имеют конвенции, соглашения, введение или исключение которых является одной из универсальных процедур познания наряду с отражением, репрезентацией и интерпретацией. Познавательная конвенция предполагает введение норм, правил, знаков, символов, языковых и других систем на основе договоренности и соглашения субъектов познания. Это, в свою очередь, ставит такие проблемы, как объективные и субъективные предпосылки и основания конвенций, способы введения и исключения конвенций в обыденном и научном познании, искусственность конвенции и проблема истинности знания, явные и неявные конвенции в познании, их зависимость от традиций, системы ценностей и культурно-исторических предпосылок.
Можно вычленить следующие эпистемологические типы и функции общения, влияющие на ход научно-познавательной деятельности и ее результат — знание. Это оформление знания в виде определенной объективированной системы, т.е.* в виде текстов (формальная коммуникация); применение принятого в данном научном сообществе унифицированного научного языка, стандартов и конвенций, формализаций для объективиро- ваниядаания; передача системы предпосылочного знания (мировоззренческих, методологических и иных нормативов, принципов и т.д.); передача способа видения, парадигмы, научной традиции, неявного знания, не выраженного в научных текстах и передаваемого только в совместнойнаучно- поисковой деятельности. Следствием общения в-познавательной деятельности! становится также/ реализация на логико-методологическом уровне диалогической формы развития знания и применение соответственно таких «коммуникативных форм» познания, как аргументация, обоснование.
объяснение, опровержение и тому подобные формы, направленные лично участнику общения. Очевидно, что профессиональное общение, различного рода коммуникации существенно обогащают средства и формы, а также возможности познавательной деятельности* субъекта научного познания. Важнейшими и очевидными конвенциями в научно-познавательной деятельности являются языки (естественные; и искусственные), другого рода знаковые системы'?— модели, схемы, таблицы, а также логические правила, этатоны. единицы и приемы измерения, когнитивные стандарты в целом. Они не рассматриваются при этом как некие самостоятельные сущности, произвольно «членящие» мир и навязывающие человеку представления о нем. но понимаются «как исторически сложившиеся и закрепленные соглашением конструкты, имеющие объективные предпосылки, отражающие социокультурный ;опыт человека, служащие конструктивно-проективным целям познания и коммуникации в целом.              ;              ; : •
Наивно-материалистические представления о природе научного познания: часто подвергали критике конвенциональность, считая ее произволом и субъективностью.
Однако если не сводить познание только к отражательным процедурам и признать коммуникативную природу познавательной деятельности, то многие «механизмы» и результаты познания должны быть переоценены. Так, часто подвергаются критике размышления известного в мировой науке французского ученого А. Пуанкаре о научном познании, природе гипотез, законов', принципов, тогда как они должны получить высокую конструктивную оценку. Высказанные им в статье «Наука и гипотеза» идеи о «свободном соглашении» или «замаскированном соглашении», лежащие в основе науки, безусловно, отражают искренний и внимательный взгляд естествоиспытателя на познавательную деятельность и природу знания. Пуанкаре полагал, что «замаскированное соглашение» или условные (гипотетические) положения представляют собой продукт свободной деятельности нашего ума. Они налагаются на науку (не на природу!), которая без них была бы невозможна. Однако, подчеркивает ученый, они не произвольны: опыт не просто предоставляет нам выбор, но и ру ководит нами, помогая выбратьпуть1.              ¦              -
Проблема конвенций, как показал известный методолог XX в. К. Поп- пер, возникает и в случае постановки обшей проблемы выбора теории, что также предполагает ^определенные коммуникации ученых. Но при этом возникает;целый(рВДв0пр©сов:; если возможно для однихи тех жоэмпири- ческих данных построить несколько конкурирующих теорий, то на основе чего осуществляется их выбор? Не является ли он произвольным, конвенциональным? Какую роль при этом играют внеэмпирические критерии (например, удобства.и простоты или принципы историзма и системности)? Отвечая на эти вопросы, Поппер, в частности, сравнивал свою позицию.с
                            gt;' і і ••gt;!.¦¦'*!,! „;'¦-!-'-' f .. '•/              ' .і,'і'-,. gt;.lt; ,              , , l,|V ,gt;' 1
1 См.: Пуанкаре А. О 'науке/М'., 1983. С. В—9. gt; ¦ - .
позицией кон венционал иста следующим образом. Поскольку выбор не определяется опытным оправданием высказываний или логическим «следованием» теории из ,опыта, то выбирают наиболее пригодную для выживания теорию, которая выдержала жесткие проверки и как инструмент оказалась наиболее продуктивной. В конечном счете, как и конвенциона- листы, Поппер принимает «соображения полезности»: «...окончательно решает судьбу теории только результат проверки, то есть соглашение о базисных высказываниях. Вместе с конвенционалистом я заявляю, что выбор каждой отдельной теории есть некоторое практическое действие»[314]. Он полагает, что «философия, конвенционализма заслуживает большого уважения за то, что она помогла прояснить отношения между теорией и экспериментом». В целом Поппер оценивает конвенции и конвенционалистский подход не однозначно, поддерживая ряд его положений,] выявляющих когнитивную значимость договоренности, но принципиально не соглашаясь с другими, абсолютизирующими конвенциональные моменты в научном познании, что, по-видимому^ является вполне разумной позицией, хотя аргументы за и против могут быть различными.              !,              gt;
Проблема конвенций в социальном и гуманитарном познании имеет самые разнообразные аспекты и решается по-разному в зависимости от исходного «понимания природного и социального, а также их соотношения. И здесь мы встречаем интересные рассуждения Поппера, который общие предпосылки и особенности конвенциональное™ обсуждал в одном из самых известаых своих исследований — «Открытом обществе», посвятив конвенциям целую главу «Природа и соглашение». Он напомнил об истории различения, в частности в древнегреческой философии, законов природы и норм как установленных конвенций в обществе. В отличие от природных законов, нормативные регулярности, порождаемые коммуникациями, не являются вечными, неизменными, поскольку вводятся самими людьми и ,ими же могут быть изменены или даже отменены. Если нормы устанавливаются соответственно идеалу, то идеал — это тоже феномен, создаваемый человеком, ответственность которого сохраняется.              ;;

Поппер отмечает, что введение нормы является фактом, но сами нормы фактом не являются, они остаются соглашениями, и невозможно вывести предложение, утверждающее норму, из предложения, утверждающего факт. Необходимо учесть, что сама искусственность конвенций — эхо «не то,- что они были сознательно сконструированы, а то, что люди.могутшх оценивать и изменять, т.е. нести за них моральную ответственность»; В самом деле, нельзя же,считать, что «принятие нравственных решений есть процесс всего лишь "естественный", протекающий на физико-химическом уровне»[315]. Однако это не значит,.что все «социоло- гические законы» имеют природу искусственных норм. Законы, связанные с экономическими процессами и функционированием социальных институтов, аналогичны законам природы. Но их выполнение в значительной степени зависит от установленных норм; в социальных институтах сочетаются те и другие, так же, как. например, механические двигатели работают не только по законам механики, но их конструкция предполагает и выполнение определенных норм-конвенций, проектов и , схем. Итак, Поппер имеет основание настаивать на том, что необходимо осознавать различие между законами, введенными человеком и основанными на соглашениях, и законами природы, неподвластными человеку и обществу. В каждом* явлении, событии, процессе,,к которым при- частен человек, необходимо обнаруживать и выявлять специфическое сочетание и взаимодействие этих законов и норм-конвенций. Обращение к «понимающей социологии» М. Вебера позволяет подтвердить постоянное присутствие различных видов соглашения в базовых формах социального действия, в том числе связанных непосредственно с познанием. Стоит отметить одну тонкость, на которую Вебер специально обращает внимание. Ситуация обычно усложняется, и реальное поведение может быть одновременно «ориентировано на несколько систем установлений, которые по принятому в них конвенциональному мышлению в смысловом отношении "противоречат" друг другу, однако тем не менее параллельно сохраняют свою эмпирическую "значимость". ...Индивид ориентирует свое поведение на эти конвенциональные предписания; однако, скрывая свои действия, он ориентируется на требования закона» 1. В главе «Согласие» цитируемой работы Вебер вводит и соотносит ряд близких, но не тождественных понятий, характеризующих коммуникативность: общность, в частности языковая общность; «значимое» согласие и действия, основанные на согласии; наконец, договоренность — эксплицитная (легальная, явная) и молчаливая (неявная).
Социологи, размышляющие о специфике конвенций в социологических исследованиях, отмечают, что,, в отличие от естествознания, где, например, соглашение относительно выбора единиц измерения являет- ся в большинстве случаев тривиальностью, в социальном познании принятие таких конвенций оборачивается трудноразрешимой проблемой квалификации качественных свойств и характеристик. Так, в конкрет4 но-социологических исследованиях качественные характеристики (например, социальная принадлежность,, мнения людей и т.п.) не имеют установленных эталонов измерения и конструируются в соответствии с природой изучаемого объекта'и согласно гипотезе исследования. Практические возможности измерений существенно зависят о,т умения, ис-

следователя найти или изобрести, обосновать надежную измерительную процедуру, добиться ее принятия научным сообществом.
<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   4.7. Коммуникативность в науках об обществе и культуре: методологические следствия и императивы  :

  1.   2.6.9. Экологические императивы современной культуры  
  2. Специфика современного общества и его деятельностные императивы Specificity of a modern society and it’s active imperatives
  3. 4.5. СПЕЦИФИКА ФИЛОСОФСКОГО ПОДХОДА К КУЛЬТУРЕ. КУЛЬТУРА И ПРИРОДА. ФУНКЦИИ КУЛЬТУРЫ В ОБЩЕСТВЕ
  4. Понятия культуры речи. Нормативный, коммуникативный и этический аспект культуры речи.
  5. Коммуникативный аспект культуры речи.
  6. ОСНОВЫ КОММУНИКАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ ПЕДАГОГА 
  7. СПб., 1997. 321 с. Седакова О.А. Некоторые методические аспекты зарубежных исследований древнерусской культуры // Культура и общество
  8. Методологическая схема конкретно-социологического изучения экономической культуры
  9. Мировоззренческо-методологическое значение философии культуры Worldview and Methodological Value of the Philosophy of Culture
  10. 3.1. Методологические основы формирования конфликтологической культуры специалиста
  11. 1. Некоторые основополагающие методологические подходы к изучению общества
  12. 1. Некоторые основополагающие методологические подходы к изучению общества
  13. § 1. Материализм — исходный методологический принцип анализа общества
  14. ЛЕКЦИЯ 4. ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПЕРВОБЫТНАЯ КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
  15. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДИАЛЕКТИКИ ЭМПИРИЧЕСКОГО И ТЕОРЕТИЧЕСКОГО В ИЗУЧЕНИИ КУЛЬТУРЫ
  16. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО АСПЕКТА РАЗРАБОТКИ КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ
  17. Культура понимания в коммуникативном пространстве современной социальной реальности Culture of comprehension in communicative space of modern social reality
  18. ДИАЛЕКТИКА НРАВСТВЕННОЙ, ПРАВОВОЙ, ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ПОДСИСТЕМ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА В ЦЕЛОМ