<<
>>

  1. НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ ОТДЕЛЬНОЙ РАЗВИТОЙ ЛИЧНОСТИ  

Подобно всем животным человек отвечает действиями на впечатления, им получаемые. Вследствие развития своего мозга он рядом с действиями бессознательными, относящимися к рефлексам, и с действиями, которые только сопровождаются сознанием и потому называются инстинктивными, выработал подобно многим животным, более приближающимся к нему по своему строению, группы действий сознательных поступков. Всякий поступок предполагает более или менее ясно сознанную цель и более или менее рассчи- тапно избранные для ее достижения средства.

Все цели человека ставятся в сущности его стремлением к приятному и к увеличению доли приятного в жизни, его отвращением от страдания и стремлением уменьшить в жизни долю страдания.

Но это основное стремление принимает на практике форму различных побуждений. Одни поступки совершаются под влиянием общественного обычая или личной привычки, другие — под влиянием изменяющегося аффекта, третьи — вследствие расчета пользы, четвертые, наконец,— вследствие внутреннего принуждения, говорящего человеку, что так поступать следует.

«Фантазия создает пред человеком, вне его действительного Я, другое, идеальное Я, которое остается относительно постоянным при беспрестанном изменении чувств, желаний и душевных состояний человека. Это идеальное Я есть личное достоинство человека.

Как идеал, поставленный творчеством во имя стройности, достоинство личности является для действительной личности по необходимости чем-то высшим, безусловно заслуживающим уважение. Как цель, поставленная творчеством, этот идеал требует от человека деятельности для своего достижения. С первым требо- ванием, являющимся для человека из самого себя, для иего рождается необходимость развития для известной цели; с постановкою этой цели рождается нравственный идеал и сама нравственность. Необходимое требование дает начало первой обязанности и первому праву, нераздельно возникающим в духе человека» (I860)

Все существа, у которых еще не развилось или вовсе не может развиться чувство собственного достоинства и чувство обязательности действовать во имя этого достоинства, остаются вне области нравственной деятельности. Во всех поступках, которые совершает человек под влиянием иных побуждений, нравственный элемент отсутствует. Но с самого грубого и элементарного проявления в человеке сознания своего личного достоинства и обязательности поступать согласно этому достоинству для него начинается нравственная жизнь, начинается нравственное развитие. На несколько высшей ступени в нем вырабатывается наслаждение своим развитием и потребность развиваться. Когда пред личностью возник идеал, заключающий в себе развитие как существенный элемент, идеал развитого и постоянно развивающегося человека, он поставил пред собою и обязанность развиваться.

«Развитие представляет не только наслаждение вообще, и даже не только наслаждение, подлежащее оценке по его пользе; оно представляет состояние духа, в котором личность сознает себя выше, чем была. Сойти иа прежнее положение — это для нее унизиться; продолжать тот же процесс — это для нее возвышаться. То чувство, которое испытывает каждый, когда его мысль уясняется, знание расширяется, есть особенное состояние духа, для которого, с точки зрения субъективной, едва ли можно найти выражение более близкое, чем термин возвышение существа...

Если в расчете пользы — процессе весьма элементарном — встречаются беспрестанные уклонения, если едва ли найдется человек взрослый и опытный, который не сознался бы в многочисленных увлечениях во вред себе, то тем более понятно, что процесс обязательности, возникающий в редких случаях сознания новой мысли, остается заглушённым для большинства личностей.

Лишь человек, имеющий случай испытывать после незначительных промежутков времени снова и снова наслаждения развития, получает некоторую привычку к этому особенному психическому рефлексу, мало-помалу все определеннее отличает его в себе и наконец становится настолько развитым человеком, что для него психическое понятие обязательности представляется с совершенною ясностью.

Большинство остается чуждо этого понятия или приходит к нему искусственным путем: общество делает некоторые действия принудительными для личности; привычка к ним обращает их в обязательные и по внутреннему принуждению. Но эта неосмысленная обязанность или дрессировка не имеет ничего общего с внутренним сознанием обязательности, возникающей из умственного развития. Развитие есть единственный факт, вызывающий естественное сознание высшего и низшего состояния. Он есть и единственный, к которому психологически правильно приложить термин обязательность. Внутренняя элементарная обязанность для личности одна — обязанность развиваться.

Так как она возникла в процессе работы мысли, то она представляется объективно прежде всего как обязанность работы мысли над всем, что ей доступно, обязанность критики. Как единственный источник достижения высшего состояния из низшего — критика и составляет основную обязанность личности, из которой вытекают все прочие, которая одна служит всем им меркою и судьею, одна распределяет мысли и действия человека по степени высшего и пизшего их достоипства по отношению к развитию личности. Именно это распределение мыслей и действий по их достоинству и ложится в основу выделения нравственного мира человека в его особенности...

Нравственная деятельность, имеющая целью развитие... видит одну свою отрасль в стремлении к высшему умственному благу — к познанию истины... С другой стороны, критика, приложенная к нравственной деятельности, ставит задачею... установление целой, которые подняли бы личность нравственно выше того, чем она стояла...

Степень развития, достигнутая личностью, определяет и возможный для нее идеал. По мере ее развития или упадка идеал ее тоже развивается или атрофируется. По необходимым психическим законам строит человек... свой нравственный идеал из данных, существующих в действительности... Стремление к этому идеалу составляет нравственное убеждение личности...

Когда весь наличный умственный материал человека употреблен, то пред ним стоит его нравственный идеал как цель и нравственная деятельность как средство. Она заключается в действиях, воплощающих этот нравственный идеал в жизнь. Но рядом с влечением к развитию в человеке присутствуют и многие другие влечения, чуждые этому элементу. Так как они не ведут к развитию, то они как низшие или не нравственные влечения с точки зрения этики противополагаются влечениям высшиму нравственным. Отделение нравственных влечений от низших есть первая обязанность, обусловленная критикой, именно обязанность составить себе убеждение...

Так как нравственное убеждение должно быть со- путствуемо критикою, а критика действует непрерывно, расширяя и уясняя смысл убеждения, то обязательно не только составить себе убеждение при помощи критики, но постоянною работою критики развивать это убеждение...

Нравственное убеждение обязательно составлять, развивать, поддерживать, осуществить; это следует по необходимости из требований развития и критики. Это — признак, нераздельный с самим понятием об убеждении. Убеждение образует область нравственности и выделяет ее из всех других психических областей. Лишь тот, кто составил себе убеждение, мыслит нравственно. Лишь тот, кто твердо поддерживает и осуществляет его, живет нравственно. Поэтому в составления убеждения источник единственного, нравственно правильного, достоинства человека; твердость убеждения — единственная личная добродетель, независимая от критики...

Но если бы этика остановилась на одном субъективном принципе убеждения, она впала бы в безразли- чиє идеалов.

Односторонние убеждения, в их многочисленных уклонениях, были бы нравственно равноправны. Но это не так, и дальнейший шаг этики следует с такою же строгостью из предыдущего, как математические теоремы в их непрерывной связи...

Убеждение получилось как результат критики, как уяснение факта развития, и потому оно не может отрицать ни основного факта развития, дающего начало этике, ни процесса критики, вырабатывающего убеждение как психический факт, отличный от других психических фактов... Убеждения могут различаться по тому, в чем заключается развитие, каковы должны быть основания, приемы и методы критики, но не могут отрицать этих принципов самих в себе. Это дает нам важную объективную мерку для этических исследований. Рациональная, научная этика признает и не может не признать безнравственным все препятствующее развитию, все препятствующее свободной критике. Она признает и не может не признать обязанности каждого развитого человека бороться всеми силами против всего, что стесняет развитие и критику...

Физиология и психология здесь составляют вводный факт тесной зависимости между телесными и психическими процессами в человеке. Развитие психическое, о котором до сих пор шла речь, невозможно без развития физического... Поэтому нравственное развитие есть развитие цельное и всестороннее. Необходимые потребности тела должны быть удовлетворены точно так же, как необходимые потребности духа; польза тела входит в правильный расчет разумной деятельности, как и польза мысли: развитие способностей и сил физических так же нравственно, как развитие способностей и сил психических. Лишение необходимого, пренебрежение полезного, препятствие развитию по отношению к телу так же безнравственно, как по отношению к мысли. Впрочем, этика, начинаясь от различения психических влечений на высшие и низшие, вносит и в этот анализ подобное же различие... Развитие физиологических влечений настолько нравственно и обязательно, насколько оно способствует развитию цельной личности; оно настолько безнравственно, насколько препятствует психическому развитию; оно безразлично между этими пределами...

Таким образом, идеал отдельной нравственной личности — это личность, развившая до крайних, возможных для нее, пределов все свои силы, все свои способности на основании самой строгой и последовательной критики, прилагающая свои силы и способности на основании самого разумного и неуклонного убеждения к дальнейшему развитию и наслаждающаяся процессом этого развития» (1870) 2.

<< | >>
Источник: И. С. КНИЖНИК-ВЕТРОВ. П. Л. ЛАВРОВ. ФИЛОСОФИЯ И СОЦИОЛОГИЯ. ИЗБРАННЫ Е ПРОИЗВЕДЕНИЯ В двух ТОМАХ. Том 2. Издательство социально - экономической литературы. «Мысль» Москва-1965. 1965

Еще по теме   1. НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ ОТДЕЛЬНОЙ РАЗВИТОЙ ЛИЧНОСТИ  :

  1. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  2. ИДЕЯ СУДЬБЫ И ПРИНЦИП ПРИЧИННОСТИ
  3.   1. НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ ОТДЕЛЬНОЙ РАЗВИТОЙ ЛИЧНОСТИ  
  4.   2. ИДЕАЛ НРАВСТВЕННОГО ОБЩЕЖИТИЯ  
  5.   3. РАЗВИТИЕ ИДЕАЛОВ И ПРОГРЕСС НРАВСТВЕННОСТИ  
  6.   4. ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО  
  7.   10. НРАВСТВЕННЫЕ ЗАДАЧИ РУССКОГО СОЦИАЛИСТА-РЕВОЛЮЦИОНЕРА  
  8. 3. Идея бессмертия души  
  9. 2.Н. К. МИХАЙЛОВСКИЙ
  10. Глава VIII.ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
  11. Развитие аксиологии в XX веке
  12. Авторская система социокультурно-образовательной эмотивации как коммуникативно-технологический комплекс развития студенческих компетенций
  13. ИСТОРИОСОФСКИЕ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ ПРАВОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  14. Государство и личность
  15. ПОНЯТИЕ ИНТЕРЕСА. РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА
  16. Ригоризм этических учений Платона, киников, стоиков. Нравственные императивы построения идеального государства.
  17. YI.6. МОРАЛЬ, НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ, ПРАВО, СПРАВЕДЛИВОСТЬ.
  18. Глава VIII Владимир Соловьев