<<
>>

  §28. Биологизаторский и социологиза- шорский подходы к человеку  

Человек как биосоциальное существо представляет собой единство, в котором социальные качества являются ведущими и определяющими. Появление социального не только раскрывает генезисную связь биологического и социального, но и формирует ее структуру, в которой биологическое подчиняется социальному, а социальное определяет содержательную сторону человеческого существа, его существования и развития.
Переход человека из царства природы в систему общественных связей вовсе не означает, что общественная система абсолютно противостоит природе, так же как и человек — своей собственной естественности. Эта естественность постоянно заявляет о себе различными органическими потребностями и требует их удовлетворения. Человек вынужден находить соответствие в отношениях с природой как внешней, так и внутренней. Способы удовлетворения этих потребностей — социальные. Расширение потребностей в определенном смысле стимулирует развитие социальных способов их удовлетворения. Однако удовлетворение потребностей предполагает производство соответствующих предметов, а стимулом производства выступают общественные отношения.
Таким образом, соотношение естественного и общественного в человеке представляет собой проблему, решение которой всегда вызывало споры. В частности, она выступала в форме дилеммы биологизаторского либо социоло- гизаторского подходов к трактовке человеческой природы.
Биологизаторский подход абсолютизирует естественные свойства человека. К таким концепциям относится теоретический расизм, согласно которому природа человека является биологической, раса представляет собой вид, отличающийся от других рас рядом биологических особенностей. С теоретическим расизмом связано утверждение о неравноценности человеческих рас, о природном их неравенстве. В середине XIX в. появились обобщающие труды по расизму. Некоторые так и назывались — «Опыт о неравенстве человеческих рас». В XX в. в Германии родился известный «нордический миф», широко использовавшийся в фашистской пропаганде. До сих пор расизм используется в различных странах в целях эксплуатации. На самом деле наукой уже накоплено достаточно данных, свидетельствующих, что те морфологические и физиологические признаки, по которым устанавливается особенность ?ас, не имеют существенного значения для биологической эволюции и исторического развития человека и человечества. Несостоятельными являются и концепции, согласно которым расовый фактор играет определяющую роль в истории. Это концепции, преувеличивающие и даже абсолютизирующие биологическую природу человека.

Расизм не единственная такая теория. Теоретически к ней примыкает социальный дарвинизм — теория, согласно которой законы биологической эволюции определяют развитие общества. Главными факторами общественной жизни, характеризующими условия человеческого бытия, являются естественный отбор, борьба за существование, выживание наиболее приспособленных. Законами биологической эволюции объясняется наличие в обществе антагонистических отношений, борьбы классов, борьбы различного рода организаций за власть. Существенной чертой и формой взаимодействия людей в обществе считается социальный конфликт.
У истоков социального дарвинизма стоит Г.
Спенсер. Позитивист, эмпирик, Спенсер понимает философию как простое обобщение законов конкретных наук. Во взглядах на общество он является основоположником органической школы. Для органицизма характерно рассмотрение общества по аналогии с системами и подсистемами организма. Эволюция общества выступает как одна из фаз эволюции вообще. Эволюция включает три фазы: неорганическую, органическую и надорганическую. Социальная фаза — это часть надорганической, которая подразумевает скоординированную коллективную деятельность, превышающую возможности индивидуальных действий. Эволюционный процесс представляет собой взаимодействие социального организма и среды, где понятие среды охватывает всю совокупность природных и культурных явлений. Прогресс понимается как возрастание уровня сложности организмов и их ' взаимодействия со средой, в структуре которой увеличивается количество культурных элементов. Осуществляется прогресс благодаря механизму адаптации к среде. Главным препятствием для быстрого прогрессивного движения является медленное изменение органической природы человека. Никакие идеи не могут изменить темпы развития общества без изменения биологии человека.
Как видим, человек как природное существо в данной теории выступает исходным принципом, моделью, условием и законом толкования общества и его эволюции. Г. Спенсер не видит качественной специфики социальных процессов. Надорганический характер социальной эволюции в конце концов сводится к органическому. «Общественное» редуцируется к «естественному». Общество как нечто целостное — к совокупности индивидуальных организмов. Основным признаком прогрессивности, по Спенсеру, является возрастание «разнородности», дифференцированности, которая обеспечивает более высокий уровень приспособляемости. Однако указанный признак рассматривается без учета собственно социальной специфики.
Соотношение естественного и общественного в человеке, биологического и социального до сих пор дискутируется в науке и философии. Биологизация в трактовке данного соотношения особенно часто возникает в таких дисциплинах, как социобиология, этология, этнология, социальная экология и т.п. Социобиология — междисциплинарное направление, изучающее биологические основы всех форм общественного поведения живых существ, включая человека. В применении к человеку социобиология выступает как наука об общих свойствах социальной организации и социального поведения животных и человека, о его генетической предопределенности. С этой точки зрения предметом поиска выступают формы генетической детерминации целей человека, конфликтов отцов и детей, интеллекта. Социобиологи ищут ответы на вопрос, существуют ли гены эгоизма, альтруизма? Возможно ли преодолеть крайний эгоизм с помощью культуры? Социобиологическое направление в науке разрабатывает важную проблему генно-культур- ной коэволюции, т.е. взаимной связи органйческой и культурной эволюций. Однако основанием этой связи считаются природно-генетические процессы.
Этология, изучающая общие черты животных и человека в инстинктах и их проявлении, так же как и социодар- винизм, биологизирует природу человека. «Противоразум- ное возникает лишь в случае нарушения какого-либо инстинкта», — отмечает один из известных исследователей инстинкта агрессии К. Лоренц. Изучая инстинкты, этологи широко используют аналогию, раскрывая общие черты функционирования инстинктов у животных и человека. Так, выявляя общую природу агрессии, Лоренц показывает, как она проявляется, как преодолевается, каков закон взаимодействия между индивидами в животном и человеческом царствах, каков характер эволюции.
Перечисляя признаки, отличающие поведение человека от животного: наличие интеллекта и культурного развития, языка и способности к образованию, Лоренц настаивает на их природной детерминации. Более того, развивая идеи дарвинизма, он склонен считать, что человечество находится на пути культурного вырождения, ибо внутривидовая агрессия не только не стихает, но усиливается, провоцируя войны и углубляя экологический кризис. Автор вообще склонен преувеличивать отрицательные стороны культурной и биологической эволюции человека, что ведет к ее оценке как эволюции тупиковой направленности. «Выигрыш, достигнутый человеком благодаря большему размеру и большей сложности мозга, частично сводится на нет тем обстоятельством, что за один раз можно эффективно использовать лишь часть мозга, — пишет Лоренц. — Возникает любопытная мысль, что, быть может, мы стоим перед одним из тех природных ограничений, когда высококвалифицированные органы достигают уровня нисходящей эффективности и в конце концов приводят к угасанию вида. Быть может, человеческий мозг продвинулся так же далеко к этой губительной специализации, как большие носовые рога последних титанотериев».38 Кроме того, инстинкты человека, более связанные именно с естественными факторами эволюции, отстают от культурно-исторического развития. Последнее не обеспечивает человеческой целостности. То есть источника оптимизма такая концепция не содержит.
Этнология — одна из наук, рассматривающая естественные основания таких общностей, как этнические, национальные, семейные. В определенном смысле этнология смыкается с гелиобиологией, изучающей человека и человечество в космическом контексте (Л. Чижевский), и теорией систем (И. Пригожин). Если раскрывать особенности данной дисциплины по трудам известного русского этнолога Л. Н. Гумилева, то картина эволюции человеческих образований выглядит следующим образом.
Солнечные импульсы приводят к пассионарному толчку. «Пассионарность» обозначает особую энергию, которая обладает повышенной динамикой и способностью притяги-, вать к себе окружающее.
Пассионарный толчок вызывает к жизни ряд энергичных (пассионарных) личностей, а они формируют этнос, центрируя этническое пространство и определяя направленность движения этноса.
Этногенез включает несколько стадий, в процессе которых происходит подъем, функционирование и гибель этнического образования.
Как видим, соотношение природного и социального в проблеме этногенеза JI. Н. Гумилев трактует в пользу природного начала. Само по себе утверждение о мутационном воздействии солнечного излучения на человеческий организм не вызывает возражений или сомнений. Возникновение пассионарной энергетики в человеческом материале современной гелиобиологией не отвергается. Однако решение вопроса происхождения этноса благодаря данным мутациям требует дополнительных доказательств. Во всяком случае, естественная дисциплина, а именно таковой считал' этнологию Гумилев, склонна к преувеличению именно естественных факторов развития и, соответственно, к недооценке общественных.
Социологизаторские концепции рассматривают человека как достаточно пластичное и гибкое существо, способное глубоко и быстро изменяться под воздействием социальных факторов. При таком подходе к человеку недооценивается его биологическая природа, генетически обусловленная индивидуальность и неповторимость, достаточно устойчивая естественная организация.
Преувеличение роли социальных факторов, убеждение в том, что мощное воздействие воспитательных процессов может существенно изменить органическую природу человека — теоретически и практически несостоятельны и даже опасны. Сконструировать человека согласно заданным общественным идеалам, игнорируя его биологические параметры, вырвав из естественной среды, невозможно. Опасность такого конструирования проявляется, например, в массовых психозах, вызываемых агрессивной пропагандой, превращающей людей в стихийно действующую толпу. Под давлением социальных сил изменяется общественное сознание и содержание духовной жизни, быстрыми темпами возвышаясь и не менее быстро деградируя.
Научно-техническая революция, развитие медицины оказывают неоднозначное воздействие на биологическую природу человека. Во многом положительная направленность этого влияния определяется социальными условиями, социальным регулированием развития науки и техники. Но общество само развивается стихийно, а стало быть, не имеет соответствующей меры воздействия ни на технический процесс, стимулируя его однобокость, определяемую выгодой властвующей элиты; ни на человека, используя его возможности вариативного адаптационного поведения чисто прагматически, без учета необходимости его сохранения как биологического вида.
Рассмотрение вопроса о происхождении человека в филогенезе с необходимостью приводит к выводу о том, что человек есть существо биосоциальное. В своем бытии он проявляется как единство природно-естественного и общественного. Посредником данной связи выступают социальные нормы, представляющие собой концентрированно оформленные общественные отношения. Они существуют в правилах и принципах морали, художественных образах и канонах искусства, правовых законах, религиозных догматах, политических программах и заключают в себе требования общества, предъявляемые человеку. Воспринятые человеком, они составляют его общественный способ бытия, соответствующий или нет человеческому естеству. Возникают вопросы: сохраняет ли данный способ бытия данные человеку от природы жизнь и здоровье; развивает ли биологические возможности мышления; формирует ли осознанную волю, положительные для воспроизведения человеческого вида чувства? Если подобных следствий общественный способ бытия не вызывает, стало быть, этот способ не естественный, не соответствует, не благопрйятствует существованию и развитию человеческого естества.

Опасность длительного существования внутренней коллизии естественного и общественного усугубляется тем, что человек не всегда осознает ее. Тем более что ее проявления часто отдалены от причин, ее порождающих, большой временной дистанцией. Этому есть основание, которое сформировалось еще в период антропосоциогенеза. Социально- преобразующая деятельность людей, то есть деятельность, направленная на человека и его связи, осуществлялась по аналогии с предметной деятельностью, направленной на природу. Производство вещей и «формирование людей» («воспитывающее» отношениё) воспринимались как одно- порядковые, естественные процессы. В результате сознание общественного как естественного имеет глубинную историческую традицию и проявляется до сих пор как в обыденном, так и в концептуальном сознании. Осмысление их различия появилось значительно позже. А научное обоснование представлено лишь в середине XIX столетия в марксизме.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме   §28. Биологизаторский и социологиза- шорский подходы к человеку  :

  1.   §28. Биологизаторский и социологиза- шорский подходы к человеку