<<
>>

ИСТОЧНИКИ И МЕХАНИЗМЫ КУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ


Как известно, динамика культуры представляет собой проявление способности сложных социальных систем адаптироваться к меняющимся внешним и внутренним условиям своего существования.
Можно выделить такие основные типы культурной динамики, как культурогенез (порождение новых культурных форм, интеграция их в социальную практику, а также формирование новых культурных систем), трансляция культурных традиций (обеспечение преемственности социального опыта и стабильнос- ти конкретных типов социальных систем), диффузия культуры (заимствование и освоение образцов иных культур), трансформация форм культуры (обновление, деградация, распад), системная трансформация (глобальные преобразования самих культурных систем). Наблюдение проявлений актуальной динамики доступно каждому: на наших глазах происходят постоянные изменения в культурной практике, различающиеся по глубине и масштабности - от смены модных стилей в одежде и музыке до культурных революций.
Культурная динамика основана на постоянном воспроизводстве социальной нестабильности и изменчивости в результате:
  1. взаимодействия общества и природы; 2) развития специализированных сфер человеческой деятельности (наука, техника, философия, религия, политика); 3) взаимодействия различных социальных слоев и институтов; 4) поиска оптимальных форм управления обществом; 5) взаимодействия различных культур и языков культуры.

Таким образом, одним из ключевых элементов культурной динамики, наряду с воспроизводством наличных культурных образцов, является культурная инновация - построение оригинальных культурных продуктов, обеспечивающих динамичное развитие конкретного типа культуры. Инновация обеспечивает выработку адекватных меняющейся реальности моделей социального поведения и мировоззренческих ориентаций, оформление и трансляцию новых знаний о природной и социальной среде, построение новых форм коммуникации и сфер профессиональной активности, а также включение новаторских культурных образцов в наличный культурный контекст. Основанием инноваций становятся как внутренние, так и внешние факторы, связанные с постоянным воспроизводством социальной нестабильности и изменчивости.
Инновация является эффективной формой социокультурной коммуникации как плодотворное взаимодействие культурных форм, принадлежащих различным культурным пластам и сферам (от элитарных до маргинальных). Предпосылками инновации являются как творческие возможности человека, так и полиморфизм культуры, предоставляющей творцу набор "инструментов" - многообразных форм освоения, восприятия и описания мира. Суть инновации, таким образом, заключается в создании новых культурных форм - универсальных клише, форматирующих человеческий опыт при помощи совокупности актуальных языков культуры. Независимо от степени глобальности инновации она предлагает определенную модель "бытия-в-культуре", отвечающую изменениям "человеческой ситуации" данной эпохи. При этом инновации способны содействовать как стабилизации социума, обеспечивая эффективное разрешение социальных конфликтов и выражая господствующие общественные настроения, так и его изменениям, дифференциации, способствуя появлению новых социальных групп, стилей жизни, мировоззренческих ориентаций и т.п.
Инновация одновременно продолжает культурную традицию (источник концептуальных и языковых средств для творческого поиска, а также совокупности "предпосылочного" знания) и противостоит ей, расширяя наличный культурный контекст.
Существенный фактор формирования и обновления определенного типа культурных образцов - актуальный тип общественного устройства и соответствующие ему формы власти. Именно структура социальных отношений определяет как содержание, так и способы воспроизводства либо замены актуальных паттернов, тем самым определяя характер и формы культурной динамики.
В социально-историческом плане можно выделить следующие основные типы культурной коммуникации, а следовательно и динамики:
  • авторитарно-каноническая коммуникация традиционного ("естественно закрытого") общества;
  • динамично-конкурентная "мозаичная" коммуникация западного ("открытого") общества;
  • догматически-идеологизированная коммуникация тоталитарно-бюрократического ("искусственно закрытого") общества.

В первом случае стабильности общества, основанной на традиционных формах социальной практики и жесткой социально-ролевой иерархии, соответствует авторитарный тип культуры, ориентированный на постоянное воспроизводство ключевых установок архаичного сознания. Культурная коммуникация традиционного общества работает по принципу кольцевого самоцитирова- ния, поддерживая целостность наличного мифологического пространства и защищая его от любых внешних воздействий, способных нарушить дельность канона. Традиционная культура занята не расширением своего пространства и освоением новых возможностей, а производством очередных истолкований-комментариев классических текстов. Принципиальная культурная инновация для такой культуры возможна только как внешнее вторжение, или интервенция "чужих" культурных образцов в результате взаимодействия культур от торговых контактов до военной агрессии.
В противоположность авторитарному, "открытый"(К. Поппер) или "мозаичный" (А. Моль) тип культуры отражает присущие обществу западного типа ориентации на динамичный процесс расширенного воспроизводства наличного типа социальных отношений. Это означает:
  • растущее усложнение социальной структуры, появление новых форм занятости и жизненных укладов, то есть рост субкультур,
  • построение системы промышленного производства культурных образцов или "культурного конвейера" массового общества,
  • и как следствие - принципиальную антиавторитарность культурного пространства, предпочтение "вертикальным" ценностным отношениям ("высокое" искусство - "низкое" искусство) "горизонтальных" (равноправие культурных продуктов в конкурентной борьбе за потребителя).

Создание новых художественных стилей и религиозных учений, философских теорий и научных школ оказывается в рамках "открытого" типа культуры возможным как результат динамичного взаимодействия "высокой" и "профанной" культурной среды. В рамках данного типа культуры разнородные культурные образцы выступают как программы с высокой степенью информативности, ценностной, мировоззренческой и нормативной значимости. Благодаря им общество оказывается способным адаптироваться в новых условиях и выработать линию поведения в нестандартных обстоятельствах. При этом повышается скорость обработки культурной информации и включения ее в производственный цикл культуриндустрии: социальный запрос - поиск материала - создание продукта (адаптация к запросам потребителя) - тиражирование - реализация - потребление - вторичная переработка "культурного мусора".
И, наконец, третий тип - тоталитарная культура, своеобразная "культурная аномалия" XX в., культурная коммуникация, характерная для тоталитарного общества закрытого типа. Парадоксальность тоталитарной культуры заключается в ее принципиальной двойственности: это одновременно и "возвращение живых мертвецов", реанимация самых архаичных форм авторитарномифологического социального порядка, и предельное воплощение краеугольных идеалов классической западной цивилизации - мечты о торжествующем шествии "через миры и века" человека, вооруженного "Великой Идеей" собственного изготовления.
Тоталитарная культура в определенном смысле представляет собой образцовый информационный порядок, "утопию Просвещения", воплощенную в жизнь. Ее принципиальные особенности - линейность, прозрачность, каноничность и упорядоченность. Тоталитарная культура отличается жесткой управляемостью сверху и опорой на массовый, аффектированный энтузиазм снизу. Это промышленное производство идеологического мифа, принципиальное отличие которого от западных "демократических" аналогов в том, что здесь нет и не может быть разногласий, конкуренции: "Один народ, одна партия, один фюрер, один райх!" Естественное следствие монолитности такого культурного канона - банальность, содержательная примитивность и клишированность культурных образцов, апеллирующих к простейшим архетипам "профанного"
' сознания.
Поскольку главной целью тоталитарной культуры является консолидация и сплочение нации вокруг властных структур государства, ее основной сферой становится пропаганда господствующей идеологии - агрессивная информационная обработка массового сознания, соединяющая принудительное навязывание штампов "единственно верного" учения с воспитанием страха перед иными культурными текстами как "голосом врага". Небывалая целостность общества и его культуры достигаются при тоталитаризме за счет работы мощного аппарата "прополки" наличной культурной среды, который при помощи цензурных запретов, пропагандистского шельмования "выдавливания", в эмиграцию или прямого физического уничтожения препятствует появлению "неофициальных", подрывающих монополию Стиля Власти, культурных образцов. Тоталитарная культура одновременно и избыточно информативна, заполняя собой все доступное информационное пространство, и предельно мифологична, подменяя информацию идеологическими мифами. Фрагменты достоверных сведений частного плана, связанные с конкретными сферами человеческой деятельности, существуют в тени Большого Мифа. Человек тоталитарного общества охвачен иллюзией полной информированности. Все, выходящее за рамки усвоенных шаблонов, автоматически становится клеветой и провокацией. Тоталитарная культура разрушает исторически сложившиеся формы культурной динамики, формирования и трансляции новых культурных образцов, подменяя их фантомным пространством "идеологически выдержанной" коллективной галлюцинации.
Источником культурного изменения, согласно теории действия американского социолога Толкотта Парсонса, является избыток либо недостаток информации в процессе диалога различных типов или сфер культуры. Присущий культуре полиморфизм, то есть множественность форм и ценностей служит, таким образом, реальным основанием построения новых культурных образцов. Предельно четко это проявляется в ситуации культурного кризиса.
Культурный кризис связан с распадом традиционной социальной иерархии и девальвацией соответствующей ей системы ценностей и моделей деятельности. Он может быть вызван причинами и внешнего, и внутреннего происхождения. К числу внешних причин могут быть отнесены:
  1. Природные: значительное по характеру и скоротечное по срокам наступления изменение природно-климатических условий в зоне обитания сообщества, не располагающего эффективными средствами для адаптации к таким изменениям.
  2. Социальные: агрессия или покорение одного сообщества другим, при котором завоеватель стремится не только к установлению своего политического господства, но и к ломке культурных традиций, институтов социальной организации и регуляции, религиозных и ценностных ориентации покоренного народа.

Внутренние причины культурного кризиса могут быть связаны:
  • с политическим кризисом в обществе и снижением эффективности работы институтов социальной регуляции, что ведет к росту различных девиантных форм социальной активности, включая криминальные и революционные;
  • с социально-экономическим кризисом, меняющим характер интересов и потребностей людей, что приводит к массовому разочарованию в способностях власти найти эффективную линию поведения;
  • с кризисом господствующей идеологии, не успевающей реагировать на изменения жизни общества, теряющей свои консолидирующие и мобилизующие возможности;
  • с торможением процессов культурной модернизации, когда общество "застревает" в положении, при котором прежние нормативно-ценностные регуляторы социальной жизни уже деградировали или целенаправленно демонтированы, а новые еще не сложились или не начали полноценно функционировать.

Конкретные проявления культурного кризиса независимо от его причин сходны: снижение уровня социальной целостности и управляемости общества, "расфокусировка" ценностных ориентаций, рост влияния субкультурных мировоззренческих установок и альтернативных сценариев социального действия ("субкультурная революция"), падение интереса к стандартным формам "социально значимой" деятельности. Начинает разрушаться система социальных отношений и функциональных связей между людьми. Общество теряет единство скрепляющих его культурных образцов, превращаясь в территорию сосуществования набора конкурирующих локальных культурных программ (привнесенных, традиционных и маргинально-эклектичных).
Последствия культурного кризиса могут быть различны и зависят от совокупности факторов, определяющих способность общества к восстановлению разрушенной системы культуры. Речь идет не только об оформлении новых ценностных ориентаций и воплощающих их культурных образцов, но и о воссоздании на новом уровне естественных ("нормальных") для данной культуры механизмов культуротворчества, свободных от любых форм культурной цензуры и информационной агрессии.
На практике это осуществляется посредством активного взаимодействия различных сфер конкретного типа культуры. Характер данного взаимодействия обусловлен особенностями его основных участников: элитарной, массовой, субкультурной и маргинальной культур.
Понятие элитарная культура используется для обозначения специфической сферы культуротворчества, связанной с профессиональным производством культурных текстов, приобретающих впоследствии статус культурных канонов. В западной культурологии оно первоначально служило для обозначения культурных пластов, диаметрально противоположных по своему содержанию "профанной" массовой культуре. В отличие от присущих любым типам культуры сообществ носителей сакрального или эзотерического знания, элитарная культура XX в. представляет собой сферу промышленного производства культурных образцов, существующую в постоянном взаимодействии с различными формами массовой, локальной и маргинальной культуры. В то же время для элитарной культуры характерна высокая степень закрытости, обусловленная как специфическими технологиями интеллектуального труда, формирующими узкое профессиональное сообщество, так и необходимостью овладения техниками потребления сложноорганизованных элитарных культурных продуктов, то есть определенным уровнем образованности. Образцы элитарной культуры предполагают в процессе своего усвоения необходимость целенаправленного интеллектуального усилия по "расшифровке" авторского послания. В отличие от продуктов массовой культуры, элитарная культурная продукция рассчитана на неоднократное потребление и обладает принципиальной многозначностью содержания. Элитарная культура задает ведущие ориентиры актуального типа культуры в целом, определяя как присущий "высокой" культуре набор "интеллектуальных игр", так и популярный набор "низких" жанров и их героев, воспроизводящих базисные архетипы коллективного бессознательного.
Таким образом, "элитарный" статус конкретных форм культуротворчества определяется не столько их закрытостью, характерной и для маргинальной культуры, и сложной организацией культурного продукта, присущей и массовой продукции высокого класса, сколько способностью существенно воздействовать на жизнь социума, моделируя возможные пути его динамики и создавая адекватные общественным потребностям сценарии социального действия, мировоззренческие ориентиры, художественные стили и формы духовного опыта.
Социальная роль массовой культуры связана с обеспечением управляемого информационного потока, который целенаправленно строится как своеобразный "конвейер социально значимых текстов", призванных оптимально отвечать интересам и потребителя, и создателя информационного продукта. При этом массовая культура выполняет ряд весьма важных социальных функций. Прежде всего, массовая культура в современном обществе фактически занимает место "наивной" народной культуры, оформляя в яркие, эмоционально насыщенные образы смутные движения коллективного бессознательного. Демократичная и простодушная, она выполняет свою главную миссию: восполнить несовершенство сложного и опасного мира при помощи его мифологического псевдообъяснения. Во-вторых, абсолютно условный мир массовой культуры работает по отношению к своему потребителю в режиме психотерапевта, "великого утешителя". В-третьих, разнообразные тексты массовой культуры, включая СМИ, выполняют роль регулятора общественных настроений и средства социального программирования, формируя при помощи новейших технологий общественные настроения и массовые предпочтения, например, в ситуации предвыборной борьбы или необходимости поддержать рискованные инициативы власти. И, наконец, массовая культура, к примеру, "дамские" романы и "бытовые" телесериалы, служит в современном мире одним из средств первичной социализации индивида, предлагая ему набор стереотипных моделей поведения и соответствующую систему первичных ценностных предпочтений.
"Мозаичный "характер развитой культуры находит свое отражение в разнообразных субкультурах. Многообразие субкультур - отражение социальной разнородности общества, различных типов социальной практики и соответствующих им типов миропонимания.
Согласно американскому исследователю Роберту Мертону, к основным предпосылкам возникновения субкультур могут быть отнесены следующие типы социально-психологических установок:
  • инновация (согласие с целями общества, но отрицание социально признанных способов их достижения);
  • ритуализм (отрицание целей общества, но согласие использовать социально признаннные средства);
  • ретритизм (одновременное отвержение и целей, и средств общества - бродяги, наркоманы и т.п.);
  • бунт (также тотальное отрицание, но ведущее к формированию новых целей и средств, новой идеологии).

Субкультуры, различаясь по степени организованности (от вое- , визированных групп, например скинхедов, до "пивной" тусовки в ' центре города) и уровню конфликтности с общественным мнени- 5 ем и законом (от роллер-клубов до маргиналов типа сатанистов
  • или секс-меньшинств), существуют в рамках наличного типа куль-
  • туры, не пытаясь его радикально преобразовать. Однако именно • , присутствие в пространстве "большой" культуры многообразия

локальных культур, выделяющихся по профессиональным, возрастным, религиозным, языковым и прочим признакам, обеспечивает ее способность динамично меняться, оперативно реагируя на сдвиги социальной реальности.
Совокупность локальных культур (субкультур), базисные принципы которых оцениваются с точки зрения господствующего культурного канона как чуждые или враждебные, составляет пространство маргинальной культуры. Социокультурный статус маргинальных субкультур определяется их размещением на "окраинах" соответствующих культурных систем, частичным пересечением с каждой из них и лишь частичным признанием с их стороны. Таким образом, маргинальное™ культурного образца всегда конкретно-исторична. Объективными условиями формирования маргинальной культуры являются процессы трансформации общества (модернизация, "перестройка" и тому подобное), изменения социальной структуры, появление новых социальных групп или потеря ими прежнего статуса, различные формы взаимодействия культур - от военных конфликтов до экономического сотрудничества и культурного обмена.
Ситуация маргинальности возникает при одновременном, вынужденном или добровольном существовании группы или инди- I вида в поле действия несовместимых или конфликтных культурных паттернов. Характерная для маргинальных культурных текстов "нелинейность", "коллажность" как результат спонтанного усвоения разноплановых ценностей и стандартов, заимствованных из различных, нередко конфликтующих социокультурных систем, препятствует процессу культурной самоидентификации в его привычной, "легитимной" форме.
Неоднородность и противоречивость "рабочего материала" маргинального сознания нередко проявляется в обострении внутреннего дискомфорта и актуализации различных форм девиантного (отклоняющегося) поведения. Последнее может проявляться в повышенно агрессивной социальной активности с ориентацией на самоутверждение (от одержимости художественным творчеством до уголовно- криминальных проектов), увлеченности радикальными социальными движениями националистического, конфессионального или политического плана, или, напротив, в обращении к отрешенности и пассивности, ведущим в итоге к культурной самоизоляции "подпольного" индивида. Различные формы маргинальной культуры служат своеобразной "игровой площадкой" новых языков культуры, тем полем, где в результате причудливого взаимопересечения "официальных" и "маргинальных" образов реальности формируется набор принципиально новых культурных предложений, возникающих как результат "неправильной", нестандартной, а значит спонтанной, неуправляемой культурной коммуникации.
Особенно заметным это становится в переходные или кризисные этапы развития общества, когда совокупность маргинальных культурных сценариев нередко приобретает статус контркультуры - реального конкурента актуального культурного стандарта. Таким образом, происходит "негативная лешмитизация" маргинальной культуры в качестве существенного фактора динамики культуры.
Контркультура может быть определена как радикальная форма субкультурного движения, направленная на пересмотр базисных принципов актуального типа культуры. Можно выделить три основных принципа "контркультурной политики":
  • острый конфликт с "официальной" культурой, демонтаж существующей системы ценностей;
  • построение альтернативного культурного пространства;
  • стремление к его максимальному расширению, в идеале - к полному господству в качестве нового культурного канона, "культурная революция".

Для формирования контркультурных инициатив в рамках конкретного социума необходимы внешние и внутренние предпосылки. Внешними можно считать совокупность культурных программ и образцов иных стран или эпох, предоставляющую набор "иных" культурных стратегий и жизненных практик: от первобытного шамана до латиноамериканского партизана, от повстанца Калиновского до лондонского панка. Это своеобразный набор чистых возможностей, палитра культуротворчества. Такой "архив" культуры создает условия для ролевых культурных экспериментов, построения собственной культурной среды из заимствованного материала.
Внутренние предпосылки - авторитарная культурная политика. Основной творец альтернативной культуры - культура официальная, слепо отбрасывающая "неприемлемые" формы расширения ее пространства. Это проявляется в полном отлучении "альтернативных" культурных сфер от всех "официальных” каналов производства, тиражирования, хранения и реализации культурного продукта. Как результат формируется определенный тип "бунтарского" самосознания "подпольного человека", происходит оформление альтернативной системы потребления контркультурного продукта ("самиздат", квартирные концерты и выставки, уличные перформансы, "клубные" акции и т.п.). Принадлежность к контркультуре - характеристика не столько формальная или содержательная, сколько функциональная, фиксирующая негативный статус данной формы культуротворчества в системе актуальной "большой" культуры. Таким образом, контркультура - это не некое целостное движение или художественное течение, не какой-то набор теоретических программ или культурных сценариев, но вынужденное состояние инновационных культурных инициатив в ситуации культурного кризиса.
Контркультурные инициативы могут развиваться по следующим сценариям:
  1. трансформация в "большую" культуру (радикал-большевизм как власть Страны Советов, национал-социализм как идеология "всего немецкого народа");
  2. транформация в "тихую" субкультуру чисто декоративно- "стильного" типа (хиппи - авангард контркультуры 60-х и панки - уличные терористы 70-х гг. XX в. стали привычным элементом уличной жизни 90-х гг. XX в.);
  3. полное растворение в "большой" культуре, адаптирующей радикальные инновации к потребностям массового потребителя (мода на мистицизм и дзэн-буддизм, широкое распространение "легких" наркотиков, ослабление традиционной модели семьи как следствие "сексуальной революции").

По сути своей контркультура - естественный продукт цивилизации западного типа, в которой просвещение воспринималось как необходимая "колонизация" наивного сознания граждан, а культура - как башня из слоновой кости, постоянно отбивающая набеги варваров-кочевников. Борьба "большой" культуры за господство над общественными умонастроениями вызывает ответную борьбу "малых" традиций за выживание, что в предельном случае порождает контркультуру.
Присутствие в пространстве "большой" культуры многообразия локальных культур, выделяющихся по профессиональным, возрастным, религиозным, языковым и прочим признакам, жизненно необходимо, поскольку обеспечивает ее способность динамично меняться, оперативно реагируя на сдвиги социальной реальности. Особую роль играют в культурной динамике маргинальные субкультуры и порожденные ими формы бытия в культуре.
Маргинальные культурные программы представляют собой специфические формы духовного производства (МКП), отличающиеся нестандартной ("коллажной") аксиологической ориентацией и опорой на альтернативные общепринятым формы социального действия. Для маргинала система общепризнанных культурных ценностей пуста или малозначима. Совокупность МКП создает своеобразное "параллельное" мировоззрение, формируя особое мифологическое пространство: "другую" реальность под "другим" небом. Маргинальная "инаковость" при этом неизбежно предполагает сознательный отказ от любых форм теоретической рефлексии в пользу спонтанно-интуитивного эмоционального переживания, острота и яркость которого абсолютно не связаны с социальным статусом индивида. В рамках МКП дихотомия массового и элитарного практически разрушается, поскольку и "массовый" и "элитарный" культурные тексты переводятся здесь на язык Зазеркалья, становясь составными частями новой мифологии.
Место МКП в наличной иерархии языков культуры определяется тем, насколько в данном типе культуры сильны инновационные тенденции, а также наличным этапом ее существования. Для авторитарно-традиционалистского типа культуры любые МКП являются потенциальной опасностью как угроза официальной мифологии и автоматически попадают в число запретных. При этом спектр МКП необычайно расширяется за счет включения в него обширного пласта ностальгически окрашенных рудиментарных культурных программ, различных форм нетривиального специального знания (от алхимии до кибернетики), а также разнообразных субкультурных поведенческих сценариев и ценностных ориентаций. Массив "неправильной" культуры постоянно растет, порождая рост репрессивных мер, неспособных, впрочем, обеспечить желаемую монолитность общества. Напротив, для общества "открытого" демократического типа маргинальные инновации имеют ценность как "голоса улицы", становятся материалом для конструктивного освоения с целью реформирования актуальных культурных моделей. МКП в этом случае воспринимаются как "первичная обработка" меняющейся культурной среды, черновик новых культурных моделей.
Включение маргинальных культурных новаций в массив "большой" культуры представляет собой весьма неоднозначный и нелинейный процесс.
Представляется возможным выделить следующие этапы подобного процесса:
  1. первичное оформление в качестве образца жизненного поведения и мировоззренческой установки в рамках маргинальной субкультуры;
  2. выход за рамки маргинального сообщества, попытка расширения сферы влияния, что влечет неизбежный конфликт с архетипами массового сознания ("стадия скандала");
  1. освоение на уровне элитарных сообществ, превращающих практику "театра повседневности" в технологию авангардного куль- туротворчества ("стадия откровения");
  2. адаптация для массового сознания, превращение в коммерческий продукт и его широкое тиражирование - вторая встреча с массовым потребителем ("стадия моды");
  3. предельная исчерпанность актуальных инновационных возможностей ("стадия банальности") и возвращение в массив МКП в качестве рабочего материала для последующих экспериментов.

Следует отметить, что неотъемлемым элементом данного цикла являются различные формы интеллектуальной цензуры, связанные с коммерческой тривиализацией контркультурных инноваций, превращающих "бунт" в очередной "стиль". В итоге степень усвоения конкретной МКП наличным типом культуры обуславливается сочетанием благоприятных (развивающих) и негативных (профанирующих) тенденций и, как правило, никогда не совпадает с ожиданиями ее творцов и носителей.
Таким образом, любая культурная инновация приобретает статус культурного события лишь в результате своего концептуального оформления на уровне элитарной культуры, включающей ее в актуальный культурный контекст и адаптирующей для массового сознания. И, соответственно, элитарная культура сохраняет способность влиять на реальное положение дел в современном обществе в значительной мере благодаря способности работать с "низовым", "мусорным" культурным пространством
В то же время, происходящий в настоящее время переход от авторитарного, или "закрытого", к "открытому" или "мозаичному", типу построения культурного пространства объективно способствует ослаблению традиционного конфликта руководящего "центра" и мятежной "периферии". Последнее означает расширение "диапазона приемлемости", трансформацию маргинальных культурных ценностей, прежде агрессивно вытеснявшихся из широкого употребления, в естественный компонент наличной культурной среды.
<< | >>
Источник: B.C. Стёпин. Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / B.C. Стёпин [и др.]; под общ. ред. Я. С. Яскевич. - Мн.; РИВШ,2006. - 624 с.. 2006

Еще по теме ИСТОЧНИКИ И МЕХАНИЗМЫ КУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ:

  1. 2. Источники права Древней Руси и проблема правовой регірпиии
  2. 3.2. Безопасность, объект охраны, опасность и ее источники
  3. §1. Идейно-теоретические и научные основания исследования моды как способа символизации социальных изменений
  4. ИСТОЧНИКИ И МЕХАНИЗМЫ КУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ
  5. Основной источник динамического моделирования языка как системы и языковой картины мира: традиции изучения
  6. §1. Понятие и элементы механизма правового регулирования жилищных отношений
  7. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  8. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
  9. § 8. Динамика социального идеала
  10. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЮЖНОРУССКИХ ГОВОРОВ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ (К ПРОБЛЕМЕ ДИНАМИКИ ДИАЛЕКТА)
  11. Глава 2 ОПТИМИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ