<<
>>

6. Отчуждение человека и феномен «бегства от свободы»

Если деятельность человека является способом его бытия, то отчуждение есть процесс превращения деятельности человека и ее результатов в самостоятельную силу, господствующую над ним и враждебную ему в случае, когда отчуждение вызывает сопутствующий процесс персонификации общественных отношений и деперсонификации человека. Отчуждение можно фиксировать на уровне процесса и результата деятельности.

Начиная с античности, осмысление отчуждения получает мифологическую, теологическую, юридическую, философскую и психологическую формы своего выражения.

В первом случае оно означало разрыв между человеком и природой, во втором случае — разрыв между человеком и Богом, в третьем случае —лишение собственности. В философском смысле оно выражало определенную форму субъектно-объектных отношений, а в психологическом — состояние индивида, утратившего свою целостность.

В условиях становления капитализма спектр проявления отчуждения заметно расширяется. Оно все больше приобретает социально-экономическое содержание, которое находит свое выражение в системе политических, правовых, этических, эстетических, религиозных и иных общественных отношений. Отчуждение проникает в культуру. Культура теряет способность обеспечивать преемственность поколений, быть условием единения людей. Она превращается в псевдокультуру, становится дополнительным фактором отчуждения человека от общества и общества от природы.

Все эти формы обусловливают психологическое отчуждение индивида, как состояние одиночества, бессилия, бессмысленности и потерянности.

Формирование буржуазных общественных отношений обусловливает повышенный интерес к феномену отчуждения. Отчуждение получает уже не метафорическую, а философскую интерпретацию. Как гносеологическая проблема, феномен отчуждения впервые рассматривается в классической немецкой философии.

И. Кант обращает внимание на то, как человек своей активностью творит новую реальность. Но созданная им «вещь — для — себя» противостоит ему же как отчужденный продукт его творчества. Идею творения мира как своего «не—Я» подхватывает И. Г. Фихте. На смену термину «лишение» (Alienation) приходит термин «отчуждение» (Entfremdung). Отчуждение не только фиксировало переход духа в чуждое ему материальное, состояние, но и знаменовало становление новой культурной парадигмы «Я и не- Я», подчеркивало противостояние человека и мира.

Идея противостояния нашла свое логическое развитие в философии Ф. Шеллинга и особенно в философии Г. Гегеля. Немецкий энциклопедист рассматривает отчуждение как процесс и результат объективации абсолютной идеи; как опредмечивание объективного духа в природе и обществе; как овеществление субъективного духа человеческой деятельности.

Все три сюжета: объективация, опредмечивание и овеществление рассматриваются как синонимы отчуждения. Но это отчуждение потенциально имеет позитивный смысл и демонстрирует норму отношения человека к миру, формы его самовыражения и са- моосуществления, ибо процесс объективации предполагает и субъективацию, также как процесс опредмечивания предполагает распредмечивание, в результате чего человек не только теряет в процессе жизнедеятельности, но и находит, выходя из каждого акта деятельности в состоянии обновленности и приумножения собственного «Я». По Гегелю, отчуждение — это движение от абсолютной идеи к природе, от природы — к человеку и гражданскому обществу.

И как средство (инструмент) саморазвития абсолютной идеи отчуждение в немецкой классической философии обретает статус философской категории.

В философии французского Просвещения феномен отчуждения на уровне индивида несет печать трагизма. Принимая во внимание философское наследие, К. Маркс «заземляет проблему, рассматривая ее через призму такого экономического факта, как отчужденный труд. В «Экономическо-философских рукописях 1844 года» он обращает внимание на противоречивый характер труда, который может быть фактором освоения природы, очеловечивания людей, а может быть и средством их разобщения, изнурения тела и духа человека.

Выполняя чужую волю, рабочий из субъекта деятельности превращается в носителя обременительного труда. Такой труд и его результаты превращаются в самостоятельную силу, действительно господствующую над человеком. Человек оказывается отчужденным от процесса труда и его результатов, ибо они ему не принадлежат.

Состояние отчужденности человека труда многократно усиливается механизмом фетишизации товара, денег и капитала. Логическая связка денег, товара и капитала придает отчуждению тотальный характер. И тогда уже не общество обслуживает людей, а люди прислуживают «Левиафану», исполняя ту или иную общественную функцию. На место подлинной субъективности приходит ролевая субъективность, как производная мира вещей и общественных отношений. Персонификация общественных отношений — прямая дорога к деперсонификации индивида, превращению его в «частичного» человека.

Вывод о том, что в результате отчуждения человек теряет свою индивидуальность, а продукт деятельности приумножает демоническую силу персонифицированных общественных отношений, несет в себе возможность ложного суждения о том, что феномен отчуждения производится и воспроизводится только в системе материального производства. И если это так, то и средства преодоления отчуждения следует искать там же. В действительности, в сфере материального производства имеет место чаще всего единичное отчуждение, реже — локальное и только при определенных условиях, когда бал правит тройная фетишизация товара, денег и капитала, отчуждение заявляет о своем тотальном характере. И тогда страдает вся система «природа — общество — человек».

Что касается отчуждения на уровне власти, то, как свидетельствует история, возможность тотального отчуждения здесь скорее правило, чем исключение. В силу относительной самостоятельности любая властная система (семья, церковь, партия, государство) стремится утвердить свою самоценность, будучи заявленной системой обеспечения оптимального регламента жизни людей в обществе. Каждый из отмеченных посредников, в силу внутренней логики развития, стремиться трансформироваться в систему самообеспечения, включая механизм персонификации конкретных общественных отношений, вызывающих деперсонификацию людей, вступающих в эти отношения.

И вот уже семья превращается в абсолютно изолированную монаду, где форма доминирует над содержанием и где двое организовали ад, желая создать рай на двоих. И уже не церковь служит прихожанам, а прихожане обслуживают церковь. И уже не партия оказывает помощь своим членам при решении тех или иных проблем, а члены партии задействованы в достижении сомнительных целей тех, кто возглавляет партию. И уже не государство через бюрократию организует и осуществляет регламент жизни общества, а бюрократизм реализует свои интересы, выдавая их за интересы всего общества.

Из этого вытекает актуальность проработки механизма профилактики отчуждения властных структур, удержание его в режиме возможности, когда каждая властная структура может и должна быть только средством и никогда — самоценностью.

Но это возможно только в обществе высокой духовности, где три аксиомы кантовского категорического императива являются правилом человеческого общежития, а не исключением.

Возможность тотального отчуждения может нести и культура, когда она из фактора единения людей превращается в средство их разобщения, когда ни один из ликов культуры не выполняет своего назначения — быть системой обеспечения жизнедеятельности людей.

Если экономическое отчуждение имеет не только отрицательное, но и положительное значение, ибо человек не может быть только абсолютной самоценностью (он одновременно является и средством саморазвития объективного духа природы, общества, своего народа), то отчуждение, обусловленное властными структурами, имеет ярко выраженный негативный характер.

Спецификой отчуждения является то, что отчуждение — это скорее состояние человека, а не общества, ибо будучи объективным по содержанию, оно субъективно по переживанию. Неосознанное отчуждение для конкретного человека не является таковым. Осознанное отчуждение рождает протест в самых разных формах выражения — от состояния бессилия до неприятия базовых ценностей конкретного общества и использования неодобря- емых средств для достижения собственных целей.

Самоотстраненность или псевдосубъектность индивида нельзя переносить на общество, потому что практика свидетельствует, что даже отдельно взятый человек в состоянии предельного отчуждения в одной системе может потерять свое лицо, но самовыразиться и самоутвердиться в другой системе. В одних отношениях человек оказывается объектом манипулирования, а в других — выступает в качестве субъекта социальной активности. И где-то на стыке этих состояний формируется его собственная «мера всех вещей», проявляется или элиминируется его индивидуальность.

Эффективным способом если не преодоления, то ослабления отчуждения и сохранения своей индивидуальности, является творческая деятельность, где наиболее оптимально сбалансировано соотношение опредмечивания и распредмечивания, где человек наиболее полно реализует всеобщие формы бытия свободы, что предполагает способность выйти за рамки сложившейся ситуации, спроецировать желаемую ситуацию и соответственно организовать свое поведение. Подлинное творчество выступает живительной силой обеспечения человеческого в человеке. Последнее является своеобразным иммунитетом против экспансии отчуждения.

Гораздо сложнее переживается состояние отчуждения человеком в статусе субъекта репродуктивной деятельности. Отсутствие чувства удовлетворенности процессом и результатом своей деятельности порождает следующие формы отношения к миру: экстремальное в диапазоне от проявления агрессивности до желания покончить жизнь самоубийством; эскапическое от проявления апатии до аномии (утраты ориентира на социальные нормы).

Поскольку свобода, ориентированная на выбор с риском скорее потерять, чем найти, требует мобилизации духовного мира человека, готовности принять меру ответственности, то человек в статусе общественной функции, проявления своей частичности, одномерности, в условиях персонификации общественных отношений, предпочитает освободиться от свободы. Отчуждение порождает феномен бегства от свободы127.

Поскольку проблема отчуждения не столько общественная, сколько индивидуальная, то и негативные проявления отчуждения можно и нужно преодолевать на индивидуальном уровне, расставшись с иллюзией ликвидировать отчуждение в рамках «общества светлого будущего».

Что касается общих усилий, то они могут дать результат только в режиме изменения тенденций развития общества (например, ослабление петли тройной фетишизации товара, денег и капитала) или смены культурных парадигм, когда противостояние «Я» и «не-Я» уступает место паритету и диалогу, пониманию другого и принятию его в качестве самоценности.

Таким образом, отчуждение является закономерностью общественного развития. Формы его проявления разнообразны. Как фактор оно воздействует в режиме от позитивного до крайне негативного.

Основанием отчуждения человека от всего и от всех является господство частной собственности в любой форме, включая интеллектуальную.

Благодаря отчуждению человек может самовыразиться (самореализоваться) или самопотеряться.

Реальным негативное отчуждение становится тогда, когда посредник человеческой жизнедеятельности инверсирует из системы обеспечения в систему самообеспечения, что ведет к деперсонификации самого человека.

Особенностью отчуждения является то, что оно объективно по содержанию, но субъективно по форме переживания. Результатом переживания может быть одиночество, бессилие, бессмысленность, отказ от общепринятых ценностей, принятие социально неодоб- ряемых средств, состояние постороннего.

Проблема состоит в том, чтобы удержать посредника человеческой деятельности в режиме средства, системы обеспечения, не позволяя ему обрести свою противоположность, стать системой самообеспечения.

Возможны варианты решения проблемы и в диапазоне от революции «человеческих качеств» до революции общества. Предпочтительнее выглядит революция человеческих качеств как средство достижения гуманистического мировоззрения и приумножения человеческого в человеке.

Контрольные вопросы и задания

  1. Имеет ли смысл человеческая жизнь?
  2. С какими трудностями сталкивается исследователь, определяя смысл жизни?
  3. Как решалась проблема смерти и бессмертия в историко-философской традиции?
  4. Определите 5 (пять) ступеней освоения смерти неизлечимо больными в пользу бессмертия человека.
  5. Какими аргументами оперируют сторонники бессмертия человека и как на них реагируют скептики?
  6. Имеет человек право на самоубийство?
  7. Вправе ли общество лишать человека жизни?
  8. Дайте определение свободы и проследите рассмотрение феномена свободы в истории философии.
  9. Расшифруйте парадокс феномена свободы: «Свобода одновременно требует самоутверждения и самоограничения».
  10. Можно ли оставаться человеком, будучи лишенным свободы?
  11. Дайте определение и оценку концепции «естественного права».
  12. В каких документах концепция «естественного права» нашла свое выражение?
  13. Когда возникает аксиология как один из разделов теоретической философии?
  14. Дайте сравнительный анализ натуралистическому психологизму, трансцендентализму, релятивизму и историзму как учениям о ценностях бытия.
  15. Что такое ценностный ориентир индивида и каково его содержание?
  16. Дайте определение феномену отчуждения и укажите основные формы его проявления.
  17. Чем обусловлена специфика отчуждения?.
  18. Если отчуждение — закономерность общественного развития, можно ли ему противостоять?

Литература

  1. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М., 1992.
  2. Бахтин М. М. Философия поступка // Философия и социология техники. Ежегодник. 1984—1985. М., 1986.
  3. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб., 1992.
  4. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989.
  5. Бубер М. «Я» и «Ты». М., 1993.
  6. Валла Л. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.
  7. Гайденко П. П. Парадоксы свободы в учении Фихте. М., 1990.
  8. Гоббс Т. Соч.: В 2 т. М., 1991.
  9. Здравомыслов А. Г. Социология конфликта. М., 1995.
  10. Кальной И. И. Отчуждение: истоки и современность. Симферополь, 1990.
  11. Камю А. Бунтующий человек. М., 1990.
  12. Кон И. С. Открытие «Я». М., 1978.
  13. Кон И. С. В поисках себя. М., 1984.
  14. Марк Аврелий. Размышления. М., 1985.
  15. Монтень М. Опыты. М., 1992.
  16. Паскаль Б. Мысли. СПб., 1994.
  17. Лаврин А. Хроники Харона. Энциклопедия смерти. М., 1993.
  18. Смысл жизни. Антология. М., 1994.
  19. Смысл жизни. Диалог мировоззрений. Н. Новгород, 1992.
  20. Феномен человека: Антология. М., 1993.
  21. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
  22. Франк С. Л. Смысл жизни // Духовные основы общества. М., 1993.
  23. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.
  24. Фромм Э. Душа человека. М., 1992.
  25. Хейзинга Й. №mo ludens. М., 1992.
  26. Человек: мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. Кн. 1, 2. М., 1991, 1994.
  27. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992.
  28. Юм Д. Трактат о человеческой природе // Юм Д. Соч.: В 2 т. М., 1965.

<< | >>
Источник: Кальной И. И.. Философия.              Учебное пособие.              - Симферополь: Бизнес-Информ, 2002. - 448 с.. 2002

Еще по теме 6. Отчуждение человека и феномен «бегства от свободы»:

  1. Нонконформизм
  2. 1. Главные направления современной философии
  3.   ЛИТЕРАТУРА  
  4. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»
  5. Компаративистский анализ понятия «насилие» в философии К. Юнга и Э. Фромма
  6. 4 . Деятельность как способ бытия человека
  7. О смысле жизни.
  8. Свобода как объект философского анализа
  9. 6. Отчуждение человека и феномен «бегства от свободы»
  10. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  11. ГЛОССАРИЙ
  12. ТЕРМИНЫ
  13. Формы демократии
  14. Либеральный консерватизм и учение о двух царствах
  15. 3. Отчуждение и душевное здоровье
  16. 1. Главные направления современной философии
  17. 3. «Фрейдомарксмзм» Э.Фромма
  18. 4. Формационная и цивилизационная концепции общественного развития
  19. Литература
  20. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»