<<
>>

§ 49. Профессиональное значение русской произносительной стилистики

Многие из тех, чья профессия связана с публичной речью, даже будучи носителями литературного языка, не владеют в выступлении, в официальной (например, в административной, информационно-публицистической, юридической) речи, на лекции или на уроке тем, что эмпирически издавна (в сценической речи) называют техникой речи, а в фонетике - тщательным произношением, т.е.

приемлемой долей полных вариантов. О публичной речи см.: [Культура русской речи: Энциклоп. словарь, 2003, 529 -531].

Владение текстом (или умение выстроить текст) отнюдь не означает еще, что освоена на необходимом уровне и его произносительная сторона. Оценки приемлемости-неприемлемости звуковой стороны публичной речи основаны у слушателей на общественно-эстетическом опыте, авторитете образцов; неумение подняться в произнесении до необходимого уровня расценивается как недостаток общей культуры личности. Выступающий, да и сама обстановка публичной речи (заседание, собрание, лекция, урок и т.д.) нацелены на реализацию целевой установки (обучение в единстве с воспитанием, убеждение, внушение, побуждение и т.д.), но если лексико-грамматическая сторона речи способна захватить слушателя, а звуковое оформление далеко не отвечает ожиданиям, это оборачивается потерями в речевом воздействии.

Человек, не учившийся профессиональному произношению, выдает себя очень скоро, а ведь выступающий (в силу обстоятельств) предстает в роли лидера, авторитет которого в ряду других факторов мог бы укрепиться также за счет правильности и мастерства речи. Вот что писал в начале ХХ в. один из русских педагогов: «При публичном выступлении, как известно, и для пользы дела, и в особенности для говорящего громадное значение имеет то, насколько речь последнего отличается ясностью, внятностью, правильностью и выразительностью. Речь с недостатками в том или другом отношении, при всех ее внутренних достоинствах не производит должного впечатления, и публика вместо того, чтобы воспринять сообщаемое, перестает слушать и даже остается недовольна оратором... Наша публика... весьма чутка к тому, что называется отчетливым и правильным произношением, и бывает иногда, что оратора, страдающего в этом отношении, провожает такими замечаниями: “Прежде научился бы говорить, а потом и выступал бы”» [Италинский, 1913, 52, 55].

У человека без опыта публичных выступлений имеются своеобразные представления о том, как следует читать или говорить, идущие вразрез с ожиданиями аудитории. Техника его речи напоминает обыденное говорение при непосредственном общении не потому, что неопытный оратор пренебрегает интересами слушателей. Предмет своей публичной речи, ход рассуждений в ней человеку, обуреваемому эмоциями «ораторской лихорадки», представляются тривиальными, а произносить выразительнее, четче, медленнее ему кажется проявлением нескромности.

Обычные, частые в жизни ситуации формируют эллиптические (небрежные) речевые варианты. В редких речевых ситуациях, исключающих непрофессиональные (эллиптические) варианты произношения, в публичную, необыденную речь непроизвольно проникают разговорные особенности, ставшие прочным стереотипом автоматизированной, фонетически не контролируемой речи. Непрофессиональное произношение наблюдается и при чтении вслух с развитием его беглости, когда большая предсказуемость жанра, темы, структуры текста, ССЦ порождает ощущение и выражение тривиальности.

Небрежные сокращения в публичном произношении носителей литературного языка встречаются гораздо чаще, чем полагают: звучит [п'ийс"ат] или [п’ис’'ат], часто с глухим предударным гласным, вместо [п'ьд':иес’'ат]; [Лс(у)ш’сл’ен’(и)ь] вместо [Лсуш'ьствл'ен'и(й)ь]; [вувухо'ит’ь] (иногда с губно-губным [w] вначале) вместо [вьіхо'д’ит’ь]; ^о'с’м’с’тЛром] вместо [в:о'с'ьм'д'ьс'ьт фтЛром] и т.д.

Наряду с позиционными чередованиями сегментов, представленных в произносительных вариантах различными звуками, существует понятие о неодинаковых степенях тщательности, ясности артикуляции при произнесении тех же звуков - дикция (см.: [Культура русской речи: Энциклопед. словарь, 2003, 162]). Имеется определенная связь между стилями произношения и качеством дикции: в эллиптическом варианте произношения чаще наблюдается неотчетливая, небрежная дикция, а в профессиональном произношении - отчетливое, ясное произнесение, хорошая дикция.

О полном и неполном типах произнесения см.: [Богомазов, 2001, 164-165].

Чрезвычайную важность и целесообразность различения стилей произношения и степеней отчетливости в артикуляции для методики обучения иностранным языкам и для фонетики родного языка подчеркивал акад. Л.В. Щерба. Это не дается само собой, требует специального внимания, целенаправленной тренировки для приобретения необходимых навыков.

Методика обучения русскому профессиональному произношению людей публичных профессий сродни тому, чему учат в аудиторных условиях театральные учебные заведения, предупреждая перенесение навыков обиходной речи (обусловленных автоматизмом и тем, что говорящий и слушатель в обиходе не обращают внимания на звуковую сторону речи) на речь профессиональную, причем последняя в противоположность разговорной в фонетическом отношении формируется более или менее сознательно. Изучение профессионального произношения должно начинаться с разграничения объективно существующих и ситуативно целесообразных стилистических вариантов: с одной стороны, ныне кодифицированных, т.е. рекомендуемых пособиями (профессиональных), а с другой - некодифицированных, эллиптических (непрофессиональных).

Необходимо развивать способность дифференцировать «произносительные синонимы», так как обучать профессиональному (строгому) произношению без разграничения «запрещенного» (обиходного) и нужного, строгого произношения, только следя за его правильностью, невозможно. В соответствии с этим методическим принципом изложение профессиональных особенностей произношения должно предваряться сведениями о просторечном, разговорном произношении эллиптических вариантов, т.е. о том, что надо исключить из речи профессиональной или же употреблять это в особых стилистических целях. Такой порядок изложения способствует тому, что у учащихся, по выражению проф. Л.П. Якубинского, «звуки речи... всплывают в светлое поле сознания и внимание сосредоточено на них», т.е. совершенствуется речевой (или вербальный, тембральный) слух [Якубинский, 1986, 164].

Разграничение обиходного и строгого вариантов произношения должно стать фактом не только знания, но и осознания, приобретенного навыка. Идея соответствующего разделения ступеней в освоении необходимого уровня в родном языке - достижения правильности (владения ситуативной нормой) и овладения высшей ступенью (собственно культурой речи) - принадлежит известному филологу 1-й половины ХХ в. Г.О. Винокуру. Специально о технике речи см.: [Культура русской речи: Энциклопед. словарь, 2003, 711-714].

Между функциональными стилями (объединяющими средства лексики, грамматики, словообразования) и вариантами нормированного произношения имеется большая разница в их природе, возможностях освоения и употребления в речи. Если носителю литературного языка для освоения функциональных стилей достаточно определенной информации об этом, чтобы осознать их употребление («дисциплина типа истории»), то проблема вариантов («кодов») в произношении для него изначально намного сложней. Из-за опосредованной, непрямой связи сознания с произносительными навыками фонетический уровень, единицы которого носят односторонний характер (означающее), в приемах освоения нового противопоставлен остальным уровням языка (т.е. это «дисциплина типа спорта»).

Специалисту нередко приходится встречаться с недоверием обучаемых, когда он демонстрирует им вариативность их собственного произношения - настолько это им кажется неочевидным [см. Sweet, 1911, р. VIII-IX; Русский язык и советское общество: Фонетика, 1968, 109; Щерба, 1974, 36]. Обучение строгим вариантам, освоение профессионального произношения - процесс нелегкий; пока новый навык не стал вполне автоматизированным, достаточно самоконтролю исчезнуть или хотя бы ослабнуть, чтобы создались условия для возвращения привычного разговорного стереотипа.

В условиях, когда возрастает значение орфоэпии в обществе (например, в связи с использованием научной риторики), идея об уместности-неуместности употребления тех или иных вариантов способна стать действенным фактором в распространении произносительной культуры, дать импульс в улучшении публичного, строгого произношения в обществе. Особую перспективу орфоэпическая культура приобретает с развитием публичных форм выступлений, в условиях все более широкого вовлечения людей в процессы общественной жизни, государственной политики.

50. О неполных (эллиптических) вариантах произнесения, характерных для разговорной речи

Характерная особенность обыденной речи - эллипсис (пропуск) элементов на синтаксическом, морфологическом, лексическом уровнях; существуют сокращенные варианты форм, фраз, текстов, обеспечивающие коммуникацию в обстановке разговорной речи. В фонетике эллипсис одних сегментов сопровождается ослаблением, изменением в произношении (большей редукцией) других элементов. Вместе с тем разговорный текст может содержать и полные или даже «сверхполные» варианты словоформ или морфем: при акцентном выделении, при подчеркивании ремы, важнейшей ее части, в том числе при экспрессивном подчеркивании.

Распространен феномен так называемой инициальной интенсивности, когда полным типом произнесения отмечен начальный слог словоформы (часто под второстепенным ударением, возникающим в разговоре или при неумелом чтении); как правило, такая словоформа сама начинает сверхфразовое единство или фразу: ['иеш’:'6] и т.д. (см. ниже). Примеры экспрессивного выделения: [уо'ч'ин'] сильно улучшили работу ... ; нам [уо'ч'ин'] помогли...

В несовершенной официальной речи выделенные части слов (полный вариант произнесения) могут соседствовать с ослаблениями: [[б’ез_Лсатк(ъ)ф] (конец фразы), [л(уъ)у_р_еиат (отдельная синтагма); [вьі°усльіш(ыъ)т'еи] (отдельная синтагма). В каждом из этих примеров наряду с полными вариантами произношения фонем имеется неуместный в публичной речи случай измененного (в частности, межслоговая ассимиляция гласного) произнесения сегмента. Даже в речи профессионального медиевиста может встретиться «чередование» полных и ослабленных вариантов в одинаковых фразовых условиях, что нежелательно, ср.: ... температура воздуха [дв'_е_-И-на_цът'] градусов, влажность воздуха [с’ем’с’т] два пpoцeнта.

В разговорной речи - спонтанной (инициативной) и реактивной (диалогической) - находим объективные свидетельства того, что колебания в четкости артикуляции звуков (т.е. ослабление или усиление артикуляции сравнительно со средней степенью четкости) производны от смысла речи, от процессов формирования текста с его стратегией и тактикой, когда семантика целого доминирует над дискретным смыслом слов и словосочетаний.

Вместе с тем в языке имеется много словоформ, которые по фонетической природе никак не могут менять своей «наполненности» и в любом типе текста, в разных ситуациях звучат одинаково (например, столы, дом, жuть, крах, дубок и т.д.). Кроме того, в вариантах синтагмы и словоформы всегда имеется некий постоянный состав сегментов (так сказать, звуковой и слоговой минимумы), которые и помогают опознать ослабленную словоформу с эллипсисом, по этим сегментам мы узнаем ее и вне кон- стекста (ср. [д'еш’ч’с6ъф] и [д'ес'ьт' ч'ьИс6ф], [йЛт’ёЬдам] и [й'а т'иеб'е дам]).

Хотя слово не отграничено в синтагме, оно, как основной носитель значения в предложении и тексте, является той единицей, фактическое звучание которой в речи создает ту или иную ее фоностилистическую окраску. Обстановка, социальные особенности говорящего и адресата, тема, отношение автора к тексту и к адресату (субъективная модальность), другие обстоятельства выступают внелингвистическими факторами, влияющими на появление тех или иных вариантов фонетических словоформ. Помимо этого, в самой речи имеется ряд факторов (речевых, внутрилингвистических), способных привести к ослаблению сегментов в словоформе: интонационная «тень», начало фразы или синтагмы, соседство звуков и т.д. Колебание и распределение степеней «полноты» звуковых сегментов среди участков сообщения определяется тема-рематическим строением единицы коммуникации. Здесь проявляются взаимоотношения особенностей интонации со звуковым уровнем. Немалую роль играет также привычность фразы, сознание тривиальности. Все эти факторы влияют как на звуковой состав словоформ, так и на их границы в синтагме.

Звуковой эллипсис не приводит к морфологическим и общим семантическим потерям в тексте, так как «выпадение» звуков при его автоматизированности всегда корректируется степенью функциональной важности сегментов [Бодуэн де Куртенэ, 1963, II, 338]. В истории нашей науки имеются точные записи разговорной речи, показывающие действие речевых факторов на фонетический облик словоформы [см. Богородицкий, 1939, 125-129; Русская разговорная речь, 1973 и др.].

В регулировании «количественных» характеристик звучания (различных вариантов произнесения) выделяются первичные (определяющие) и вторичные факторы. Факторы первичного рода - социальная характеристика носителя литературного языка (его культурно-образовательный уровень, специальность, «среда обитания», возраст, пол, социально-психологические особенности) и учет того, что говорящий считает (имплицитно) привычным в речи, а также тривиальным. Последнее выводится из лексико-грамматического своеобразия его идиолекта. Конечно, общие положения теории общества не могут быть прямо применены для объяснения речевого поведения, которое определяется непосредственно рядом факторов промежуточного, микросоциологического уровня; действие последних стимулируется глобальными закономерностями общественного развития. Речевым поведением называется процесс выбора в речи, подверженный действию многих факторов. Если говорить о совокупности социальных факторов, можно констатировать сложность отношений, существующих между детерминирующей социальной стратификацией и произносительными различиями, отсутствие изоморфизма между языковой и социальной структурами.

К вторичным факторам, влияющим на употребление тех или иных произносительных вариантов в нормированной речи, относятся ментальные, смысловые факторы артикуляционных программ, которые, как факторы более высокого порядка, реализуются на сегментном уровне через посредство потенциальных (виртуальных) условий в фонетической словоформе. Редкая синтагма в речи не содержит словоформ с такими потенциальными позициями, от того или иного звучания (или утраты) звуков в них зависит восприятие произносительного стиля (рассматриваются виртуальные, возможные факторы ослаблений, утраты звуковых сегментов русской речи). «...Ощущение нормы, как и сама норма, может быть и слабее и сильнее в зависимости от разных условий...», - говорил Л.В. Щерба. Привычные разговорные сокращения в обычной речевой ситуации не останавливают на себе нашего внимания в условиях устной речи [Щерба, 2007, 36], и мы поражаемся разговорным ослаблениям и элизии (потерям) в речи только в иных, «чуждых» условиях, когда их демонстрируют в отрыве от разговорного контекста, ситуации, в виде примера.

Другой полюс в «разговорности» - фамильярная обыденная речь, рассчитанная как бы на снисхождение, взаимопонимание, в общем, близкая к просторечию. В такой речи у говорящих больше потребности выразить субъективную модальность, нежели интеллектуальную информацию. Такая речь, особенно у молодежи, имеет характер упрощенной экспрессивной реакции на изменение в ситуации, и носитель литературного языка пользуется здесь рядом особых фонетических средств, уместных только в данных психологических условиях. К ним относится, например, гортанный взрыв в частицах [н’еъ] «нет»), ['ъЬь] «угу», ['от] или ['o] «вот», а также в междометиях ах, ох, ух, эх (ты!), иронических ['Ъ-'Ъ-'Ъ-'ъ], ['иш':о ч’(и^о], сильные фонетические изменения в успокаивающе-покровительственном [т'ьх-т'ьх-т'ьх-т'ьх] («тихо»). Если собеседник совершил или предположил что-то невероятное, в фамильярной речи можно услышать [ты шо | wЛш’:ё?]; в домашних условиях на месте -шься в глаголе может прозвучать [-с':ъ] (например, ты [моис':ъ?, блис':ъ?], собира[ьис’:ъ]. Эти фамильярные, «домашние» особенности нельзя переносить в профессиональную речь, которой в принципе не чужды незаметные для слушателей ослабления и пропуски (эллипсис) сегментов (в слабых фразовых позициях).

Реализующие факторы, приводящие к ослаблениям в словоформе, - это употребление обычных слов и словосочетаний на типичных этапах развертывания спонтанного текста. Например, общающимися учитывается (обычно неосознанно) этап затрудненного поиска, выбора начала или продолжения коммуникативной единицы. В начале текста или фразы это проявляется в лексических парентезах и лексико-грамматических перестройках, в средствах экстенсификации речи (например, в повторении существенной части вопроса), а фонетически - в ослаблении и пропусках сегментов. Так, в ответе на вопрос «А что Вас здесь[н'ьИ устроилъ]?» вначале может прозвучать [(н'иу)с(т)ро(ьл)? I дъо(п)ш'ьмтъ:] + сверхдолгая пауза. При затрудненных поисках продолжения текста можно услышать [(п)том: I (ну тъскът’)] «так сказать», напри[э]р, ^ош'м] и т.д. У говорящего после раздумий, с принятием решения на продолжение, может появиться стремление наверстать упущенный темп в сообщении, договорить; здесь в обычных «стартовых» словах появляются ослабления и пропуски: [пъьт’и] «понимаете», [търш’, търш’и] «товарищ(и)», есте[с’]но, [с’'ор’ем’ъ] «всё время», [^)о(ш’)ь(м)тъ, (w)Лпш,ё, йес'и, ьес'и (тоже «если»), з'ес', с’'отк'и, кЛда, ш’'ас, то'ис'] и т.д. Ослабевают неподчеркнутые рутинные части высказывания, расположенные в интонационном промежутке между выделенными словоформами, составляющими рему: ...Что привлекало. [(отн)пр'и(м')е(р)] в первом семестре...

Ослабления встречаются и в конце высказываний, отмеченных признаками обдумывания и/или выбора варианта в дальнейшем изложении: [(от), ^)от, (так wbr), што(л')] и т.д. Концы фраз при обдумывании воспринимаются как несущественные по падению голоса и ослаблениям звуков, например, честно [г(ъwЛр’'а)], [шо'н’т’ ^)Эт(ъ)м ро'д'(ь)], [н'ие(ф)с(п)о(м)н"у), [(йи)с'(т')ес’(нъ)] и др. Ослабевают словоформы при завершении высказывания из-за неуверенности: [(отьім’нЛ), (им'ьнъ), (w)0(п)ш'ьм(тъ)] и т.д.

Чтение вслух в принципе отличает от спонтанной и диалогической речи умение предугадывать дальнейшее развертывание текста и автоматизированное исполнение его «блоков». Здесь при ослаблениях на передний план выступает сознание тривиальности (рутинности) этих «блоков» - лексической, грамматической, фонетической. Следовательно, разница в процессах порождения типов речи обусловливает своеобразие реализующих факторов в фонетическом ослаблении. Виртуальные же факторы ослабления - фонетические условия внутри словоформы, синтагмы - в разных типах звучащей речи приблизительно одинаковы.

Упражнение 33. I. Подберите связный текст из 50—60 слов и затранскрибируйте его в соответствии с рекомендованным кодифицированным произношением.

II. Прочитайте текст, сознательно придерживаясь двух манер чтения — разговорной (сниженной, с эллипсисами) и кодифицированной. Укажите в нем расхождения между выполненной вами транскрипцией (кодифицированное произношение) и обычным, реальным, сниженным чтением, т.е. между профессиональным и эллиптическим вариантами произношения словоформ.

III. Затранскрибируйте в сниженном (разговорном) стиле, т.е. с использованием эллиптических произносительных вариантов словоформ, те части упомянутого текста, где проявились отступления от кодифицированного произношєния.

(Уnpaжнение мoжeт быть выполнено в форме сопоставления. В этом случае на левой части листа следует дать транскрипцию профессиональных вариантов (кодифицированного произношения), на правой — элиптических, ослабленных вариантов (сниженного, аллегрового произношения того же текста).)

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ганиев Ж.В.. Современный русский язык : фонетика, графика, орфография, орфоэпия : учеб. пособие / Ж.В. Ганиев. - М.,2012. - 200 с.. 2012

Еще по теме § 49. Профессиональное значение русской произносительной стилистики:

  1. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  2. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. § 49. Профессиональное значение русской произносительной стилистики
  6. § 51. Особенности русского профессионального произношения в публичной речи
  7. Глава 2 СОВРЕМЕННЫЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ И ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ (в нормативном и коммуникативном аспектах)