<<
>>

ПРОИЗНОШЕНИЕ И ПРАВОПИСАНИЕ

Весьма важными являются соотношения между литературным произношением и правописанием. Они приобретают особенно большое значение в нашу эпоху всеобщей грамотности и расцвета культуры многомиллионных масс советского народа.

Русское правописание, являющееся — несмотря на некоторые недостатки — одним из лучших в мире, строится во всех своих основных чертах на принципе, который обычно принято не совсем точно называть морфологическим (правильнее называть его фонематическим). При написаниях, основанных на морфологическом принципе, между звуками языка и буквами письма существуют определенные закономерные отношения, благодаря которым осуществляется единство написания каждой морфемы. Например, буква о обозначает звук [о] под ударением, звук [л] в 1-м предударном слоге и звук [ъ] в остальных безударных слогах; буква д обозначает звук [д] перед гласным и звук [т] на конце слова и т. д. Благодаря этому одна и та же морфема, например -вод-, пишется всегда одинаково: ср. воды, вода, на воду, вод, водовоз, хотя произносится [вод]ы, [влд]а, [на-въду], [вот] , [въд]овоз.

Все же те элементы литературного произношения и правописания, между которыми отсутствуют указанные выше закономерные соотношения, требуют в конечном счете регламентации, чтобы восстановить их. Восстановление закономерных соотношений между произношением и правописанием может быть достигнуто изменением либо произношения, либо правописания. Ввиду значительной трудности внесения существенных изменений в наше правописание, так как это нарушило бы орфографические традиции и связано было бы с необходимостью переучивать массы пишущих, чтобы они овладели новыми правилами, восстановление закономерных соотношений между написанием и произношением большей частью идет по пути укрепления новых произносительных вариантов, соответствующих написанию. Таковы произносительные варианты бою [с’], взяла [с’] вместо бою [с], взяла [с]; тон [к’э] й, тй [х’э] й вместо тон [къ] й, тй [хъ] й; моло[ч’н]ый вместо моло[шн]ый; го[н’ъ]т, но[с’ъ]т вместо го [н,-у] т, но [с’’у] т и т.

д. Новые варианты активно поддерживаются принятыми в нашей орфографии написаниями.

Как было показано выше, эти и подобные произносительные варианты не меняют фонетической системы языка. Вместе с тем они восстанавливают закономерные соотношения между произношением и написанием, которые характерны для нашей орфографии

О ЇІРТТПМ НяППЫМРП ГТГ» НППМЯМ ПѴГГКПГП ПИРКМЯ ГПІЛРТЯНИР r.h ня

^ ‘‘ ’ *... ~ -■* r J- ---- —----- — — конце слова должно обозначать звук [с’], а не [с] (ср. гусь), сочетание ки должно обозначать слог [к’и], а не [къ] (ср. палки), сочетание чн должно обозначать [ч’н], а не [шн] (с.р. начну), сочетание ня в заударном слоге должно обозначать [н’э] или [н’ъ], а не [н’у] (ср. поднят) и т. д. Поэтому большая часть этих новых произносительных вариантов имеет основания для окончательного укрепления в литературном языке в качестве его норм. В целом сближение произношения с правописанием в тех случаях, когда между ними ранее не. было закономерных соотношений, следует считать процессом целесообразным и прогрессивным.

СПРАВОЧНЫЙ ОТДЕЛ

ЗВУКИ И БУКВЫ

Произношение отдельных звуков и их сочетаний в слове в этой книге описывалось обычно исходя из принятых в русской орфографии написаний. Поэтому каждый ознакомившийся с предыдущей частью этой книги мог убедиться, что произносительные элементы языка — звуки — находятся в сложных отношениях к графическим элементам — буквам, при помощи которых они обозначаются на письме.

Нередко один и тот же звук обозначается на письме разными буквами. Например, слова поджог (существительное) и поджёг (глагол) произносятся одинаково; в частности, в ударном слоге после [ж] произносится один и тот же гласный [о], который обозначается в первом слове буквой о, во втором — буквой ё. Каждая из следующих пар слов пары (от пар) и поры (от пора), умолйть (униженно просить) и умалить (сделать маленьким, уменьшить) произносится одинаково. В частности, в 1-м предударном слоге всех этих слов произносится гласный [л], однако обозначается этот гласный в одном слове каждой пары буквой а, а в другом — буквой о.

Одинаково произносятся и пары слов серп и серб, молот и молод (со звуком [п] на конце), глас и глаз (со звуком [с] наJконце), рот и род (со звуком [т] на конце), док и дог (со звуком [к] на конце), хотя на конце каждого слова этих пар пишутся разные буквы: п и б, с и з, т и д, к и г.

С другой стороны, нередко одна И та же буква служит для обозначения разных звуков. Например, буква а в слове дам обозначает гласный [а], а в слове выдам — гласный [ъ]: ср. [дам], [выдъм]. Одна и та же буква о в слове золото в первом случае (в ударном слоге) обозначает гласный [о], а в двух следующих (в заударных слогах) — звук [ъ]: ср. [золътъ]. В слове позолочен та же буква в первом случае (2-й предударный слог) обозначает гласный [ъ], во втором (1-й предударный слог) — гласный [л], в третьем (ударный слог) — гласный [о]:

ср. [пъзлло'ч’эн]. В слове золотить произносится в первом случае (2-й предударный слог) гласный [ъ], во втором (1-й предударный слог) — гласный [л]: [зъллт’йт’]. Буква я в каждом из слов ряд и ряды, рядовой соответственно обозначает гласные ['а] и

[э]: [р’'ат] и [р’эды], [р’эдлвб’і]. Из этих же примеров можно убедиться в том, что буква д в словах ряд и ряды соответственно обозначает звуки [т] и [д]. Буква с в словах сон, стен, сзади, сделал, несший, сжал обозначает звуки [с], [с’], [з], [з’], [ш], [ж]: ср. [сон], [с’т’ен], [з:ад’и], [з’д’ёлъл], [н’‘6ш:ъі], [ж:ал].

Если бы в русском письме каждая буква всегда обозначала один и тот же звук и каждый звук всегда обозначался одной и той же буквой, то не было бы необходимости ниже давать две таблицы — «0+ буквы к звуку» и «От звука к букве», так как они практически совпадали бы: достаточно было бы читать слева направо или справа налево, чтобы иметь в качестве исходных величин буквы или звуки. Однако буквы русского письма и звуки русского языка, как уже говорилось, находятся между собой в сложных отношениях. Исходные величины той и другой таблицы (т. е. буквы в одной таблице и звуки в другой) не находятся в отношениях простого параллелизма, соответствия.

И тут дело не только в том, что одна и та же буква может обозначать разные звуки, а один и тот же звук может обозначаться разными буквами: они, эти исходные величины, и количественно не совпадают, не говоря о том, что качественно относятся к единицам разных уровней. Букв значительно меньше, так как буквы, как правило, соответствуют только основным звукам, иначе — сильным фонемам. Одной и той же буквой обычно передается соответствующая ей сильная фонема и все чередующиеся с последней слабые фонемы (примеры см. выше). Звуков, даже в пределах отраженных в принятой в этой книге довольно простой транскрипции, значительно больше, так как они относятся не только к основным звуковым единицам — сильным фонемам, но также и к их разного рода позиционным соответствиям.

Ввиду всего сказанного помещенные ниже таблицы «От буквы к звуку» и «От звука к букве» не повторяют друг друга: они с разных точек зрения характеризуют произнесенное и написанное русское слово. Вместе взятые, они дают относительно полное представление о взаимоотношениях звуков и букв, элементов русскрго произношения и русского письма. Они могут быть полезны при изучении русского произношения, при наведении разного рода справок, при повторении изученного и т. д. В то же время они дают материал для уяснения природы русского правописания. Они также являются своего рода основой для дальнейших исследований русской фонологии и фонетики и русской графики и орфографии.

Как известно, основное содержание исторического развития фонетической системы русского языка, если говорить о нем в самом общем плане, заключается в раздвоении многих согласных1 по признаку мягкости-твердости, т. е. в появлении двух сильных согласных фонем на месте одной фонемы старшей поры и в связанном с этим процессе объединения двух сильных гласных фонем старшей поры в одной, а также в утрате в определенных условиях древнерусских гласных, обозначавшихся буквами ъ и ь. Это привело к резкому увеличению смыслоразличительной роли согласных и такому же резкому уменьшению смыслоразличительной роли гласных.

Между тем русская графика оставалась той же, а если и изменялась, то очень медленно и по преимуществу в частностях. Принципиальное изменение звуковой системы прц сохранении в основном старой графики не могло означать ничего другого, как не менее принципиальное изменение функций элементов этой графики. Оно привело к качественному изменению отношений элементов графики к элементам звуковой системы. В самом деле, для новой, «молодой» категории парных твердых-мягких согласных имеются не две буквы, а одна для каждой пары (например, [л] и [л’] обозначаются одной буквой л: ср. лапа и липа), а ставшие было избыточными некоторые буквы гласных стали обозначать мягкость предшествующего согласного (ср. быль и был, брать и брат, где мягкость обозначена буквой ь; мял и мал, вёл и вол, люк и лук, где мягкость обозначена буквами я, ё, ю); подробнее об этом см. ниже.

Это привело к одной из характернейших особенностей русской графики — к элементам слогового (иначе — силлабического) письма, которые мы ниже вкратце рассмотрим.

Современная русская графика состоит из 33 букв. Расположенные в определенном порядке, они образуют русский алфавит. Вот он: абвгдеёжзийклмнопрстуф хцчшщъыьэюя.

Как видно из описания русского произношения, букв у нас гораздо меньше, чем звуков. Если бы каждый из всех произносимых в определенных фонетических условиях (иначе позициях) звуков обозначался особой буквой, то букв понадобилось бы гораздо больше. Письмо превратилось бы в фонетическую транскрипцию, которую трудно было бы не только быстро читать, но и быстро писать. Трудность чтения усугубилась бы еще тем, что в разных концах нашей страны произношение часто неодинаковое, следовательно, одни и те же слова писались бы по-разному. Русская графика приспособлена — и в целом, надо сказать, неплохо — для передачи основных звуков

Имеются в виду основные согласные, иначе — сильные фонемы.

русского языка (иначе называемых сильными фонемами), независимых от фонетических условий, позиций. Буквы русского алфавита обозначают такие независимые от позиций основные звуки (сильные фонемы), обычно оставляй в стороне все позиционно обусловленные звуки, все их видоизменения. Это значительно облегчает как письмо, так и чтение.

Одни из перечисленных букв обозначают согласные. К ним относятся б, в, г, д, ж, з, к, л, м, н, п, р, с, т, ф, х, ц, ч, ш, щ. К ним можно отнести и букву й, которою обозначается [і], разновидность основного звука (фонемы) (j). Другие буквы обозначают гласные. К ним относятся а, и, о, у, э, ы, а также е, ё, ю, я. Из данного выше описания русского литературного произношения можно было увидеть, что буквы е, ё, ю, я могут обозначать также звук [j] — [і] с последующим соответствующим гласным (ср. ем, ёлка, юмор, якорь произносятся Цем], []'6]лка, [j'yjMop, [ра]корь). Буквы ё, ю, я, кроме того, могут обозначать мягкость предшествующего парного по мягкости-твердости согласного (ср. нёс и нос, люк и лук, вял и вал произносятся [н’-ос] и [нос], [л’ук] и [лук], [в’-ал] и [вал]). Этого нельзя сказать о букве е, так как перед звуком, обозначенным буквой е, может произноситься как мягкий согласный (чаще), так и твердый (ср. стен, тело, тема и стек, стенд, тембр произносятся [с’т’ен], [т’ёлъ], [т’ёмъ] и [стэк], [стэнт], [тэмбр]).

Для некоторых из основных согласных звуков (фонем) в русском алфавите нет одной специальной буквы или вовсе отсутствует специальная буква. Мы видели уже, что звук [j] — [і] может обозначаться буквой й (ср. рай, дуй, лей, дуйте, лейка произносятся [ра'і], [дуі], [л’ёі] , [дуіт’э], [л’ёікъ]), но это обычно на конце слова и перед согласным, точнее — в конце слога. Перед гласными, иначе — в начале слога, этот звук обозначается буквами гласных. Ср. як, ем, юг, моя, куют (произносятся [рак], Цем], [іук], [млра], [Kyj’yr]). Перед гласными мягкость предшествующих согласных, как мы только что видели, «по совместительству» обозначается буквами гласных. Для сильной фонемы имеется буква щ (ср. щука, роща произносятся [ш’:укъ], [р6'ш’:ъ]), но тот же звук может обозначаться также сочетанием сч (ср. счет, счастье произносятся [ш’:-от], [ш’:ас’т’іэ]). Для сильной фонемы (ж’:) вообще отсутствует особая буква. Она обозначается сочетанием жж (ср. вожжи, жужжать произносятся [в6’ж’:и], [жуж’:ат’]) и сочетанием зж внутри одной морфемы (ср. езжу произносится [іёж’:у]).

В русской графике существуют еще две буквы — ъ и ь — со своими своеобразными функциями. Более разнообразны функции ь. Буква ь прежде всего указывает на мягкость предшествующей парной по твердости-мягкости согласной (ср. моль, брать, правь, жарь, Варька, банька произносятся [мол’], [бра'т’], [пра'ф’],

[жа р’], [ва'р’къ], [ба'н’къ]. Сопоставьте их со словами мол, брат, прав, жар, варка, банка). Существует мнение, что буква ь имеет также морфологическую функцию: будто после букв непарных по мягкости-твердости согласных ч, ш, ж, щ, например, в словах тушь, брешь, глушь, рожь, вещь, горечь, дичь ь указывает на женский род; в словах режь, утешь, плачь указывает на форму повелительного наклонения; в словах сплошь, настежь, вскачь указывает на наречие. Но такое мнение по меньшей мере спорно. Это видно уже из приведенных примеров: как один и тот же знак (ь) в одной и той же системе письма может одновременно иметь несколько значений: указывать в одних случаях на женский род, в других — на повелительное наклонение, в третьих — на наречие (ср. рожь, режь, настежь)? Представляется более убедительным, что употребление буквы ь после букв ш, ж, ч, щ в различных категориях указывает на то, что она не имеет морфологического значения. Далее встает вопрос: а нужно ли вообще указанное грамматическое различение? Разве мешает чтению и пониманию отсутствие такого различения в словах зверь (муж. р.) и дверь (жен. р.)? Почему же нужно различать слова кличь (повел, накл.) и клич (сущ.), плачь (повел, накл.) и плач (сущ.), рожь (им. пад. ед. ч., сущ.) и рож (род. пад. мн. ч., сущ. рожа) и т. д.?1 Почему наречия настежь и замуж должны отличаться в своих написаниях: с ь в первом и без ь во втором? Отмечают, что написание мажь — мажьте создает единство в написании повелительной формы ед. и мн. ч. Но такое единство было бы сохранено при написании маж — мажте. Далее указывают на то, что при таком написании отдаляются друг от друга формы повелительного наклонения от основ на непарные по мягкости-твердости согласные, с одной стороны, и от основ на парные согласные — с другой. Ср. утешь — утешьте, мажь — мажьте и двинь — двиньте, лезь — лезьте, верь — верьте. Но для чего нужно тут единство? Разве мешает чтению и пониманию то, что имена существительные мужского рода на шипящие не имеют на конце ь, а на парные мягкие имеют? Ср. нож, мятеж, меч, врач, чуваш, душ, плющ, свищ и зверь, конь, голубь, табель и др. Таким образом, приходится признать, что буква ь после букв шипящих пишется по традиции и в настоящее время не имеет не только фонетического значения, но и морфологических функций.

Важной функцией буквы ь является ее употребление в качестве разделительного знака. Последний пишется после буквы согласных перед буквами гласных е, ё, я, ю и указывает на то, что эти буквы гласных должны читаться так, как они читаются в начале

Отметим, кстати, что слово мышь по говорам может быть и мужского рода (как зверь и путь — женского) при род. пад. мыша, дат. мышу. Как писать в этом случае форму им. пад. писателю, употребившему в речи своего персонажа диалектный вид этого слова?

слова, т. е. со звуком [j] в начале. Например, пьяный, льёт, вьюга, солью произносятся (пі’анъі], [л’уот], [в'і'угъ], [covi’jy]. Есть основания считать, что буква ь, кроме того, обозначает звук [j] В положении после буквы согласного перед и И О' (ср. чьи, соловьи произносятся [ч’j и], [съллв’]й] или медальон, гильотина, миньон, лосьон произносятся меда [л’убн], ги[л’]л] тина, ми [н’уон], ло[сТ6н]). Такой вывод делается на основании того, что буквы и и о в начале слова произносятся без [j]1.

Что касается буквы ъ, то она имеет одну функцию — разделительного знака и пишется после приставок (в том числе иноязычных) и после первой части сложных слов: сверх-, двух-, трех-, четырёх- (ср. разъезд, объезд, объект, подъезд, объятый, предъюбилейный, сверхъестественный, четырёхъярусный произносятся [рлз^ёст], [лб]ёст], [a6j'£kt], [плд]ёст], [лб) 'атъі], пре [Ajy] билёйный, свер [xja] стёственный, четырё [xj'a] русный).

Как уже было сказано, существенной особенностью русской графики является наличие в ней очень важных элементов слогового (иначе — силлабического) письма. Мы уже видели, что буквы е, ё, я, ю могут обозначать не только соответствующие гласные, но и слоги [je], [jo], [ja], [jy]. Однако этим слоговой (силлабический) элемент в русском письме не ограничивается. Написание согласных в русской графике тесно связано с написанием гласных.

Рассмотрим эту взаимозависимость подробнее. Русский ударный вокализм состоит из пяти основных гласных (сильных фонем): , и т. д. «Молодость» этой категории свидетельствуется уже тем, что для каждой такой пары согласных фонем имеется одна буква т, с, н и т. д. Однако требование фонемного письма — обозначать на письме каждую фонему — все же у нас сохранено. Каким же образом?

Дело в том, что отдельные фрагменты системы нашего письма, сохранившиеся от прошлых эпох и имевшие свои определенные значения, в последующее время в связи с изменениями в фонетической системе языка, и прежде всего развитием корреляции согласных по твердости-мягкости, приобрели новые звуковые значения. Так, например, написання но и нё, са и ся (буква я здесь восходит к так называемому «юсу малому») в случаях типа нос и нёс, к саду и сяду в далеком прошлом обозначали , л и л (м> и л представляют собой лигатуры н -\- ь и л + ь).

зом, мягкость согласной перед гласной стала обозначаться буквой для гласной. Так появились элементы силлабического (слогового) письма, которые стали характернейшими чертами современной русской графики и орфографии.

Если слоги типа ля, лю, лё и др. можно читать только целиком, то возникает вопрос: имеют ли буквы для согласных свое собственное, независимое от букв для гласных звуковое значение?

На этот вопрос надо ответить положительно. В самом деле, какой звук — твердый или мягкий — произносится в тех случаях, когда после буквы для согласной нет буквы для гласной, т. е. на конце слова? В словах нос, кон, мыл, трон, пар, брат, знаком, кров на конце произносятся твердые согласные. Если нужно обозначить их мягкость, то прибавляется буква ь; конь, мыль, тронь, парь, брать, знакомь, кровь. Уже одно это свидетельствует о том, что буквы парных по твердости-мягкости согласных сами по себе отдельно взятые обозначают твердые согласные. Это положение отлично иллюстрируется названиями букв, которые произносятся: [бэ], [вэ], [дэ], [зэ], [пэ], [тэ], [ел] (при устарелом [ел’]), [ем], [ен], [ер], [ес], [еф], [ка], [гэ]. Любопытно, что буква г называется и [г’е] и [гэ] — последнее название, видимо более новое, свидетельствует о становлении корреляции по твердости-мягкости заднеязычных. Наконец, о том же свидетельствует твердое произношение парных по твердости-мягкости согласных с проясняющим согласную гласным призвуком [ъ]: [бъ], [въ], [дъ], [зъ], [пъ], [тъ], [лъ], [нъ], [съ], [ръ] и т. д.

Итак, наше письмо фонемное. На письме каждая сильная фонема, выступающая в сигнификативно сильных позициях (т. е. в позициях, где различается максимальное количество звуковых единиц), получает свое обозначение. Это обозначение может производиться особыми буквами для соответствующих сильных фонем, например а, о, у, и, т, df, с, л, р и т. д., или — для парных мягких согласных перед гласной — при помощи буквы для следующей гласной (ся, рю, тё), а на конце слова или слога при помощи буквы ь (парь, тюрьма).

Наконец, чтобы должным образом понять сущность нашей орфографии и оценить ее, надо принять во внимание еще один аспект. Орфография — явление двустороннее и имеет в виду, с одной стороны, пишущего, с другой — читающего. Она должна по возможности в равной мере удовлетворять потребности обеих сторон. С точки зрения пишущего она должна быть разумной, т. е. строиться на закономерных правилах, регулирующих передачу звукового языка в письменной форме. С точки зрения читающего она должна обеспечить зрительно-графическое единство каждой морфемы, избегая на письме позиционно обусловленных черт устной речи. Интересам пишущего и читающего в полной мере удовлетворяют написания дом, мол, дома, на дом (пишется о, потому что под ударением

<< | >>
Источник: Русское ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗНОШЕНИЕ, ИЗДАНИЕ ШЕСТОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ, МОСКВА «ПРОСВЕЩЕНИЕ» 1984. 1984

Еще по теме ПРОИЗНОШЕНИЕ И ПРАВОПИСАНИЕ:

  1. ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ
  2. § 72. Развитие норм русского литературного произношения
  3. 7. Правописание согласных.
  4. § 20. Правописание гласных в корне слова
  5. § 23. Правописание приставок
  6. ИЗ ИСТОРИИ РУССКОГО ПРАВОПИСАНИЯ.
  7. ПРАВОПИСАНИЕ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ.
  8. ПРАВОПИСАНИЕ ФЛЕКСИИ.
  9. 2.3 Правописание чередующихся гласных в корне слова
  10. § 22. ОПРЕДЕЛИМОСТЬ (ПРОВЕРЯЕМОСТЬ) НАПИСАНИЙ ПРОИЗНОШЕНИЕМ
  11. § 23. ИТОГИ ОБ ОТНОШЕНИИ ПРАВОПИСАНИЯ К ПРОИЗНОШЕНИЮ. НЕОБХОДИМОСТЬ УЧЕТА ГРАММАТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ
  12. ПРАВОПИСАНИЕ ГЛАСНЫХ В КОРНЕ
  13. ПРАВОПИСАНИЕ ГЛАСНЫХ В КОРНЕ
  14. С каждым изданием описание русского литературного произношения пополнялось новыми сведениями, детализировалось.
  15. ИСТОЧНИКИ ОТСТУПЛЕНИЙ ОТ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ
  16. РАБОТА НАД ИСПРАВЛЕНИЕМ ПРОИЗНОШЕНИЯ