<<
>>

§ 2. Исключительные права на товарные знаки

Многие положения об исключительном праве на товарные знаки имеются в международных нормах и российском законодательстве.

Парижская конвенция по охране промышленной собственности включает товарные знаки в число объектов охраны промышленной собственности, распространяемой на промышленность, торговлю, сельскохозяйственное производство и добывающую промышленность, а также на все продукты, включая вино, зерно, табачный лист, фрукты, скот, полезные ископаемые, минеральные воды, цветы, муку (ст.

1).

Мадридское соглашение о международной регистрации знаков 1891 г. и Мадридский протокол от 27 июня 1989 г. устанавливают и регулируют систему международной регистрации знаков под управлением Международного бюро ВОИС lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. М., 1978; Публикация ВОИС N 204 (R). Женева, 1998.

Много внимания товарным знакам уделено в Соглашении ТРИПС 1994 г. Так, согласно названному Соглашению любое обозначение или любое сочетание обозначений, с помощью которых можно отличить товары или услуги одного предприятия от товаров или услуг другого предприятия, могут представлять собой товарный знак. Такие обозначения, в частности слова, включая личные наименования, цифры, буквы, изобразительные элементы и сочетание цветов, так же как и любое сочетание таких обозначений, могут подлежать регистрации в качестве товарных знаков. Если знаки не наследуют способности к различению соответствующих товаров или услуг, члены Союза могут поставить регистрацию знака в зависимость от различительной способности, приобретенной в процессе использования. В качестве условия регистрации члены Союза могут предъявлять требование визуального восприятия знаков. Члены Союза могут поставить регистрацию в зависимость от использования. Однако фактическое использование товарного знака не является условием для подачи заявки на регистрацию. Заявка не может быть отклонена исключительно на том основании, что фактическое использование не имело места до истечения трехлетнего периода с даты подачи заявки. Характер товаров или услуг, для которых используется товарный знак, не является препятствием для регистрации товарного знака (ст. 15).

Согласно этому же Соглашению владелец зарегистрированного товарного знака имеет исключительное право не разрешать третьим лицам без согласия владельца использовать в ходе торговли идентичные или подобные знаки для товаров или услуг, которые идентичны или подобны тем, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, когда существует вероятность возникновения смешения в результате такого использования. В случае использования идентичного обозначения для идентичных товаров или услуг вероятность смешения считается существующей. Права, описанные выше, не наносят ущерба каким-либо существующим правам, возникшим ранее, и не влияют на возможность членов Союза ставить существование прав в зависимость от их использования. Статья 6bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности применяется mutatis mutandis к товарам или услугам, отличным от тех, для которых зарегистрирован товарный знак, при условии, что использование этого товарного знака упомянутых товаров или услуг будет указывать на взаимосвязь между упомянутыми товарами или услугами и владельцем зарегистрированного товарного знака, имея в виду, что при таком использовании интересы владельца зарегистрированного товарного знака могут быть ущемлены.

23 мая 2009 г. Российская Федерация ратифицировала Сингапурский договор о законах по товарным знакам lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Федеральный закон от 23 мая 2009 г. N 98-ФЗ "О ратификации Сингапурского договора о законах по товарным знакам".

Первый Закон, регулирующий отношения, связанные с применением и охраной товарных знаков в России, был принят в 1830 г. и назывался "О товарных клеймах". В 1896 г. был принят Закон "О товарных знаках (фабричных и торговых марках и клеймах)", который определял товарный знак как "всякого рода обозначения, выставляемые промышленниками и торговцами на товарах или на упаковке и посуде, в коих они хранятся для отличия оных от товаров других промышленников и торговцев". В качестве товарных знаков могли быть заявлены клейма, пломбы, печати, тавра, капсюли, мешки, этикетки, виньетки, девизы, ярлыки, обложки, рисунки, оригинальных видов упаковки. Не допускались товарные знаки, противоречащие по своему содержанию и внешнему виду общественному порядку, нравственности и благопристойности, а также знаки, вводящие покупателей в заблуждение, знаки, недостаточно отличающиеся от торговых знаков других предпринимателей и коммерсантов lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Право интеллектуальной собственности. С. 326, 327.

В советский период принимались различные нормативные правовые акты, связанные с регулированием товарных знаков, ограниченность которых предопределялась недостаточным развитием товарно-денежных отношений в нашей стране lt;1gt;. Большое внимание товарным знакам было уделено в Законе РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", который действовал в России до 1 января 2008 г. (до введения в действие части четвертой ГК РФ) lt;2gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См., например: Постановление Высшего совета народного хозяйства РСФСР от 17 июля 1919 г. "О товарных знаках государственных предприятий"; Постановление Совета народных комиссаров РСФСР от 10 ноября 1922 г. "О товарных знаках"; Постановление Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР от 12 февраля 1926 г. "О товарных знаках"; Постановление Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР от 7 марта 1936 г. "О производственных марках и товарных знаках"; Постановление Совета Министров СССР от 15 мая 1962 г. "О товарных знаках"; Положение Государственного комитета по изобретениям и открытиям от 8 января 1974 г. о товарных знаках.

lt;2gt; Подробнее о законодательстве о товарных знаках см.: Рабец А.П. Правовая охрана товарных знаков в России: современное состояние и перспективы. СПб., 2003; Городов О.А. Право на средства индивидуализации: товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования, коммерческие обозначения.

Товарным знакам и знакам обслуживания посвящены нормы § 2 гл. 76 ГК РФ (ст. ст. 1477 - 1515).

Согласно п. 1 ст. 1477 ГК РФ товарный знак является обозначением, индивидуализирующим товары юридических лиц или индивидуальных предпринимателей и удостоверяется соответствующим свидетельством (ст. 1481 ГК РФ). В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании (ст. 1482 ГК РФ). Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов: 1) вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида; 2) являющихся общепринятыми символами и терминами; 3) характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта; 4) представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения (п. 1 ст. 1483 ГК РФ) lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; Директива N 2008/95/ЕС Европейского парламента и Совета о сближении законодательств государств-членов в отношении товарных знаков и знаков обслуживания (Страсбург, 22 октября 2008 г.) констатирует, что "в качестве товарных знаков или знаков обслуживания могут выступать любые обозначения, допускающие графическое представление, в частности слова, включая личные имена, изображения, буквы, цифры, форма или упаковка товаров, при условии, что подобные обозначения позволяют отличать товары или услуги одного предприятия от товаров или услуг других предприятий" (ст. 2).

В соответствии с международным договором РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой: 1) государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки; 2) сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их гербы, флаги, другие символы и знаки; 3) официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия; 4) обозначения, сходные до степени смешения с элементами, указанными в законе. Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа (п. 2 ст. 1483 ГК РФ).

Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы: 1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя; 2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков (п. 4 ст. 1483 ГК РФ).

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения: 1) с товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (ст. 1492 ГК РФ) в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана или не признана отозванной; 2) товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором РФ, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет; 3) товарными знаками других лиц, признанными в установленном Гражданским кодексом РФ порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров. Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в настоящем пункте, допускается только с согласия правообладателя (п. 6 ст. 1483 ГК РФ).

Рассматривая одно из дел в порядке судебного надзора, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо указал, что при установлении однородности товаров, в отношении которых зарегистрированы схожие товарные знаки, должны приниматься во внимание: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг покупателей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июля 2006 г. N 2979/06.

По другому делу, отказывая в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ для пересмотра в порядке надзора, коллегия судей Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ установила следующее.

Истец (ООО "Кинотавр Видео" (г. Москва)) полагал, что ответчик ("СиДиМИР" (г. Москва)) использовал сходное до степени смешения с товарным знаком истца обозначение "Сказки-раскраски" на упаковке комплекта, включающего DVD-диск, относящийся к 09-му классу МКТУ, а сама упаковка продукции ответчика ("Папка CDMIR-87") была эквивалентной его полезной модели. Решением Арбитражного суда г. Москвы иск был удовлетворен частично: ответчику было запрещено использовать обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком "Раскраски" (свидетельство N 315343), и патент на полезную модель N 72659. С него была взыскана компенсация в размере 150 тыс. руб. В удовлетворении остальной части иска было отказано. Суд апелляционной инстанции отменил состоявшееся решение и в иске отказал. Суд кассационной инстанции оставил решение суда апелляционной инстанции без изменения.

Суд апелляционной инстанции оценил сходство используемого ответчиком обозначения "Сказки-раскраски" в отношении DVD-диска в соответствии с Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утв. Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 5 марта 2003 г., и установил, что обозначение "раскраски" применяется к индивидуализации товара - листов белой бумаги с черно-белыми рисунками на разные сюжеты, предназначенными для раскрашивания. Упаковка товара содержит информацию о нахождении в папке DVD-диска с мультфильмами "Новогодняя сказка" - "Снегурочка", на DVD-диске обозначение "раскраски" отсутствует. На этом основании суд пришел к выводу о том, что раскраски для детей и DVD-диск не являются однородными товарами и относятся к разным классам МКТУ (16-му и 09-му классу МКТУ соответственно). Их нельзя считать сопутствующими товарами. Используемое ответчиком на упаковке товара обозначение "Сказки-раскраски" не направлено на различительную способность товара одного производителя от другого производителя или товара, отсутствуют доказательства сходства до степени смешения товарного знака истца и обозначения, использованного ответчиком на упаковке товара.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. ст. 1229, 1477, 1484, 1515 ГК РФ, отказал в удовлетворении иска о запрещении использовать товарный знак "Раскраски" и о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака. Суд также произвел осмотр папки, представленной истцом в качестве продукта, выпускаемого им на основании патента N 72659, и папки, производимой ответчиком, и установил, что ответчик не использует каждый признак полезной модели по патенту N 72659, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели по патенту N 72659, либо признак, эквивалентный ему. На этом основании суд, руководствуясь ст. ст. 1351 и 1358 ГК РФ, сделал вывод о том, что полезная модель истца не была использована ответчиком, и отказал в иске о защите прав на полезную модель lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2009 г. N ВАС-9205/09.

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении любых товаров обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с наименованием места происхождения товаров, охраняемых в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ, за исключением случая, когда такое обозначение включено как неохраняемый элемент в товарный знак, регистрируемый на имя лица, имеющего исключительное право на такое наименование, если регистрация товарного знака осуществляется в отношении тех же товаров, для индивидуализации которых зарегистрировано наименование места происхождения товара (п. 7 ст. 1483 ГК РФ).

Не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака (п. 8 ст. 1483 ГК РФ).

Согласно Гражданскому кодексу не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные: 1) названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (ст. 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака; 2) имени (ст. 19), псевдониму (п. 1 ст. 1265) или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Российской Федерации на дату подачи заявки лица, без согласия этого лица или его наследника; 3) промышленному образцу, знаку соответствия, доменному имени, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака (п. 8 ст. 1483).

Обладателем исключительного права на товарный знак может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель (ст. 1478 ГК РФ).

На территории РФ действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором РФ (ст. 1479 ГК РФ).

В связи с изложенным определенный интерес вызывает следующее судебное дело.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о прекращении нарушения прав на товарный знак, зарегистрированный на его имя для товаров 16-го класса Международной классификации товаров и услуг. Истец ссылался на то, что обозначение, сходное с его товарным знаком до степени смешения, использует ответчик при изготовлении малярных кистей и валиков. Отказывая в иске, арбитражный суд указал, что правовая охрана исключительного права на товарный знак обеспечивается в отношении товаров, указанных в свидетельстве на товарный знак. В соответствии с Ниццким соглашением о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15 июня 1957 г. для регистрации знаков принята Международная классификация товаров и услуг. Каждый из 42 классов разделен на рубрики, перечисляющие входящие в класс названия вида товаров и услуг. Свидетельство на товарный знак может быть выдано на часть товаров одного класса, как это было в рассматриваемом деле. В перечне товаров 16-го класса в свидетельстве истца не были указаны кисти и малярные валики, поэтому суд признал, что истец не обладает правом на товарный знак для обозначения этих товаров. Исключительное право владельца на товарный знак определяется лишь в отношении товаров и услуг, указанных в свидетельстве на товарный знак lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак".

Исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет со дня подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Срок действия исключительного права на товарный знак может быть продлен на 10 лет по заявлению правообладателя, поданному в течение последнего года действия этого права (ст. 1491 ГК РФ). Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Процедура досрочного прекращения правовой охраны товарных знаков предусмотрена ст. 1486 ГК РФ.

Правила Гражданского кодекса РФ о товарных знаках соответственно применяются к знакам обслуживания, т.е. к обозначениям, служащим для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг (п. 2 ст. 1477).

В содержание исключительного права на товарный знак входит субъективное право его обладателя использовать товарный знак любым не противоречащим закону способом согласно ст. 1229 ГК РФ, а также распоряжаться своим исключительным правом на основе договоров об отчуждении исключительного права, лицензионных и иных договоров (п. 1 ст. 1484, ст. ст. 1488 - 1490 ГК РФ).

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено, в частности, путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Уместно заметить, что Директива N 2008/95 констатирует: "Зарегистрированный знак предоставляет его обладателю исключительное право. Обладатель вправе запрещать любому третьему лицу без его согласия использовать в деловом обороте: a) любое обозначение, идентичное знаку, в отношении товаров или услуг, являющихся идентичными тем, в отношении которых зарегистрирован знак; b) любое обозначение, применительно к которому по причине его идентичности или сходства со знаком и по причине идентичности или сходства товаров или услуг, указываемых знаком и обозначением, существует риск смешения в сознании общественности, включающий в себя риск ассоциации между обозначением и знаком. Каждое государство-член также может предусмотреть, что обладатель вправе запрещать любому третьему лицу без его согласия использовать в деловом обороте любое обозначение, являющееся идентичным или сходным со знаком, для товаров или услуг, не являющихся сходными с теми, в отношении которых зарегистрирован знак, когда последний является хорошо известным в государстве-члене, и употребление обозначения приводит к недобросовестному использованию без правомерных оснований либо нанесению ущерба различительной способности или репутации знака. На основании названных положений, в частности, может запрещаться следующее: a) размещать соответствующее обозначение на товарах или на их упаковке; b) предлагать товары, вводить их в торговый оборот или хранить их в этих целях либо предлагать или оказывать услуги под соответствующим обозначением; c) импортировать или экспортировать товары под соответствующим обозначением; d) использовать соответствующее обозначение в деловых бумагах и рекламе" (ст. 5).

По одному из изученных судебных дел арбитражный суд подчеркнул, что предложение к продаже продукции с товарным знаком, используемым без разрешения его владельца, является нарушением прав на товарный знак. Из материалов дела было видно, что часовой завод обратился в арбитражный суд с иском о пресечении нарушения прав на товарный знак к комиссионному магазину, выставившему на продажу часы, имеющие изображение его товарного знака, изготовителем которых завод не является. Возражая против заявленных требований, ответчик ссылался на тот факт, что он не производит часы, а только занимается их реализацией. Однако предложение к продаже является элементом введения товара в хозяйственный оборот, поэтому представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака. Исходя из изложенного, суд удовлетворил иск и обязал ответчика снять с реализации часы с товарным знаком истца lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19.

По другому делу арбитражный суд вполне обоснованно указал, что хранение продукции с товарным знаком, используемым без разрешения его владельца, признается нарушением прав на товарный знак, если хранение осуществляется в целях введения такой продукции в хозяйственный оборот lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; Из материалов дела было видно, что изготовитель заменителя сахара обратился в арбитражный суд с иском о нарушении прав на товарный знак к товариществу с ограниченной ответственностью, поскольку на складе ответчика хранится аналогичная продукция, маркированная товарным знаком, зарегистрированным на имя истца для товаров данного класса. Ответчик сослался на то, что он не является производителем товара, а только предоставил склады для его хранения. При разрешении спора было установлено, что ответчик направил нескольким магазинам розничной торговли проекты договоров купли-продажи данного заменителя сахара. Удовлетворяя иск, арбитражный суд указал на цель хранения товара: его последующую реализацию, в связи с чем усмотрел в действиях ответчика признаки правонарушения (см. п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19).

Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия (исчерпание исключительного права на товарный знак (ст. 1487 ГК РФ)) lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; Так, из изученного судебного дела было видно, что товарищество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к АО о прекращении нарушения прав на товарный знак. Ответчик, по утверждению истца, выпускает в хозяйственный оборот товары того же класса, используя тождественный товарный знак. Акционерное общество не отрицало указанного обстоятельства, однако ссылалось на правомерность своих действий, поскольку выпускает товары с указанным обозначением в пределах количества, установленного договором, заключенным с истцом до регистрации этого обозначения в качестве товарного знака. Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска, указав при этом, что регистрация товарного знака не дает права его владельцу запретить использование этого товарного знака другим лицам в отношении товаров, которые были введены в хозяйственный оборот непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия. Поэтому изготовление товара с использованием обозначения, зарегистрированного впоследствии в качестве товарного знака, не является нарушением прав на товарный знак, если оно осуществляется по ранее заключенному договору с владельцем товарного знака. Если товары, обозначенные товарным знаком, введены в хозяйственный оборот другими лицами с согласия его владельца, то он не вправе запретить им использование этого товарного знака (см. п. 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19).

В то же время никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ).

Так, в передаче одного из изученных дел в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ для пересмотра в порядке судебного надзора было отказано по следующим основаниям. Роспатент исходил из того, что не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию или охраняемыми в Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет. В заявленном обозначении основную индивидуализирующую нагрузку несло словосочетание "Les Marches", поскольку имело словесный характер и занимало центральное местоположение в знаке. Внимание потребителя в первую очередь концентрировалось на указанном элементе, поэтому при сопоставлении заявленного обозначения с противопоставленным знаком в основу было положено сравнение их словесных элементов. Противопоставленный товарный знак представлял собой словесное обозначение "MARCHE", выполненное стандартным шрифтом, заглавными латинскими буквами. Анализ знаков показал, что заявленное обозначение и противопоставленный товарный знак имеют фонетическое и семантическое сходство (ходьба, ступень, марш и множественное число этих существительных). "Les Marches" было образовано по правилам грамматики французского языка. Les - артикль множественного числа. Логическое ударение падало на слово "MARCHES", которое являлось основным элементом, определявшим восприятие знака в целом. Заявленное обозначение и противопоставленный знак были выполнены буквами латинского алфавита, что также обусловливало их графическое сходство. Таким образом, заявленное обозначение и противопоставленный знак ассоциировались друг с другом благодаря их сходству по трем основным признакам. Услуги, в отношении которых решением экспертизы было отказано в регистрации товарного знака, были однородны услугам, указанным в перечне, уже зарегистрированного знака. С учетом изложенного Роспатент вполне обоснованно не нашел оснований для регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июня 2010 г. N ВАС- 7726/10.

По другому делу суд удовлетворил исковые требования ООО "Урал-Премьер Траст энд Консалтинг" и возложил на ответчика (индивидуального предпринимателя Г.) обязанность прекратить использование товарного знака общества со словесным элементом "СИТИ", "CITY", а также обозначений, сходных с ним до степени смешения. Было вынесено постановление о взыскании с ответчика в пользу общества 200 тыс. руб. компенсации. Решение суда было оставлено без изменения вышестоящими судебными инстанциями. Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ отказала в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в целях пересмотра дела в порядке судебного надзора, указав при этом на следующие обстоятельства.

Суд установил, что истец является правообладателем товарного знака (знака обслуживания) со словесным обозначением "СИТИ центр", "CITY-centre" (свидетельство N 283379), зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 2 марта 2005 г., с приоритетом товарного знака с 4 ноября 2002 г. в отношении услуг 43-го класса Международной классификации товаров и услуг - гостиницы, закусочные, кафе, кафетерии, рестораны, бары. Индивидуальный предприниматель Г. владеет на основе договора аренды с ЗАО "Интенсивник" от 1 июня 2007 г. нежилыми помещениями пансионата, расположенными в г. Екатеринбурге, и использует их для оказания гостиничных услуг.

Суд также установил факт использования спорного обозначения ответчиком путем распространения рекламных визиток и буклетов "Гостиница Сити Отель", а также размещения вывески с изображением "Гостиница Сити Отель" на фасаде входа в здание по одной из улиц г. Екатеринбурга. Общество предложило предпринимателю заключить лицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака, однако ответа не получило. Экспертным заключением от 3 октября 2008 г. было подтверждено использование ответчиком спорного обозначения "СитиОтель гостиница", размещенного на рекламном буклете, визитке, вывеске, рекламных объявлениях в сети Интернет на сайте: http://www.cityhotel-ekb.ru, сходного до степени смешения с товарным знаком "Сити центр City centre" по свидетельству N 283379, для услуг, являющихся однородными с услугами, для обозначения которых зарегистрирован товарный знак N 283379 - услуги гостиниц, баров, ресторанов.

Руководствуясь ст. 5 Федерального закона "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", п. п. 3 и 4 ст. 1515 ГК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о нарушении исключительного права истца на использование товарного знака и обязал ответчика прекратить использование товарного знака N 283379 со словесным элементом "СИТИ", "CITY", а также обозначений, сходных с ним до степени смешения, взыскал с ответчика в пользу истца денежную компенсацию в сумме 200 тыс. руб. lt;1gt;

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 сентября 2009 г. N ВАС-9411/09.

По одному из изученных дел суд дал весьма важную для правоприменителя оценку по незаконному использованию чужого товарного знака. Суд установил, что истец - ООО "БИ-ЭС КОСМЕТИК" (г. Видное) - является обладателем исключительных прав на ряд товарных знаков на парфюмерные изделия, в том числе: "BI-ES" (свидетельство N 208948 с приоритетом от 12 октября 2001 г.), "SPORTLIGHT СПОТЛАЙТ" (свидетельство N 332092 с приоритетом от 21 августа 2007 г.), "LOVE SONGS ЛАВ СОНГ" (свидетельство N 332119 с приоритетом от 24 марта 2006 г.), "OCEAN FUN ОУШЕН ФАН" (свидетельство N 332120 с приоритетом от 21 августа 2007 г.). Ответчик (ООО "Империал групп", г. Москва) осуществляет предложения к продаже, продажу и хранение с этой целью парфюмерного товара с использованием обозначений "SPORTLIGHT", "LOVE SONGS", "OCEAN FUN", а соответчик (производственное предприятие "БИ-ЭС КОСМЕТИК") - ввоз на территорию РФ парфюмерного товара с использованием указанных обозначений.

Суд пришел к правильному выводу о том, что сходство обозначений "SPORTLIGHT", "LOVE SONGS", "OCEAN FUN", размещаемых на товаре ответчиков, с товарными знаками истца, зарегистрированными для однородных товаров, очевидно по семантическому и фонетическому признакам. Словесный элемент "COSMETIC" в отношении товаров 03-го класса является описательным, характеризующим товары, а потому он не придает различительной способности сравниваемым обозначениям, которые являются сходными до степени смешения. Приоритет товарного знака истца "BI-ES" возник раньше, чем права на фирменное наименование ответчика для его охраны на территории РФ, что в силу п. 6 ст. 1252 ГК РФ исключает преимущество фирменного наименования предприятия. Использование предприятием фирменного наименования, включающего обозначение "BI-ES", сходного до степени смешения с товарным знаком истца, нарушает права истца на товарный знак, а потому использование такого обозначения в определенных видах деятельности подлежит запрету. Суд запретил ООО "Империал групп" делать предложения о продаже, осуществлять продажу, иное введение в гражданский оборот и хранение с этой целью парфюмерного товара с использованием обозначений "SPORTLIGHT", "LOVE SONGS", "OCEAN FUN" и "BI-ES". Второму ответчику (предприятию) был запрещен ввоз на территорию РФ парфюмерного товара с использованием указанных обозначений lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 сентября 2009 г. N ВАС-9954/09.

По одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что в удовлетворении иска о запрете продавать мороженое, маркированное словесным элементом, сходным до степени смешения с товарным знаком истца, о взыскании компенсации и судебных издержек правомерно отказано, так как визуальные (графические) отличия охраняемого словесного элемента товарного знака и словесного элемента на упаковке мороженого и дополнительные изобразительные элементы сравниваемых объектов не позволяют ассоциировать один с другим и сделать вывод об их сходстве до степени смешения lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 16744/07 по делу N А28-6996/06-360/17.

Большой интерес в связи с применением норм законодательства о защите (охране) исключительных прав на средства индивидуализации вызывает следующее судебное дело. Компания "Соремартек С.А." ("Soremartek S.A.") обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО "Ландрин" и ООО "Чакуба" о запрете обществу "Ландрин" использовать товарный знак компании путем введения в гражданский оборот товаров в упаковке, на которой размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком; запрете обществу использовать товарный знак при производстве и введении в оборот вафельных конфет с кокосовой начинкой и миндальным орехом "Landrin" ("Ландрин"), на которых использовано обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком; взыскании с общества компенсации в размере 5 млн. руб. за нарушение прав на товарный знак; запрете обществу "Чакуба" использовать товарный знак путем продажи товаров в упаковке, на которой размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком.

Предъявленный иск был удовлетворен частично: суд запретил обществу "Ландрин" использовать товарный знак путем введения в гражданский оборот товаров в упаковке, на которой размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком; использовать товарный знак при производстве и введении в оборот вафельных конфет с кокосовой начинкой и миндальным орехом "Landrin" ("Ландрин"), на которых использовано обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком. Было вынесено постановление о взыскании с общества "Ландрин" в пользу компании компенсации в размере 500 тыс. руб. Обществу "Чакуба" было запрещено использовать товарный знак путем продажи товаров в упаковке, на которой размещено обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком. В остальной части иска было отказано.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отказал в пересмотре указанного дела по следующим основаниям.

Как было установлено судом, истец являлся обладателем исключительных прав на товарный знак с приоритетом от 11 сентября 2002 г. в отношении товаров класса 30 Международной классификации товаров и услуг (в части мучных и кондитерских изделий, продуктов из шоколада, мороженого), прошедшего 20 февраля 2003 г. регистрацию в соответствии с положениями Мадридского соглашения о международной регистрации знаков (14 апреля 1891 г.). Товарный знак представляет собой реалистичное изображение (фотографию) конфеты шарообразной формы белого цвета с неровной поверхностью (в обсыпке из кокосовой стружки). Предоставление правовой охраны товарному знаку по международной регистрации на территории РФ осуществлено в части товаров "сладости" и "продукты из шоколада" класса 30 МКТУ в связи с тем, что обозначение, используемое в качестве товарного знака, приобрело различительную способность в силу сочетания формы, цвета и оформления в результате введения в гражданский оборот на территории РФ конфет "Рафаэлло" ("Rafaello"). Общество "Ландрин" производит и вводит в гражданский оборот, а общество "Чакуба" продает вафельные конфеты с кокосовой начинкой и миндальным орехом "Landrin" ("Ландрин"). На их упаковке изображены конфеты шарообразной формы белого цвета в обсыпке. Суд первой инстанции оценил внешнюю форму, цветовое исполнение, характер и вид обозначений, используемых ответчиком, и пришел к правомерному выводу о том, что изображение, размещенное на упаковке конфет "Landrin" ("Ландрин"), а также внешний вид конфеты являются сходными до степени смешения с товарным знаком компании и что заявленные требования подлежат удовлетворению lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 апреля 2009 г. N 16063/08.

По другому делу ООО "Джина" обратилось в Арбитражный суд Кировской области с иском к ООО "Торговый дом "Кировский хладокомбинат" о запрете продавать мороженое, маркированное словесным элементом "Мальвина", сходным, по мнению истца, до степени смешения с товарным знаком истца, и о взыскании с ответчика 300 тыс. руб. денежной компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Суд удовлетворил иск полностью в отношении запрещения использования слова "Мальвина" и частично - в отношении взыскания денежной компенсации. Постановлением арбитражного апелляционного суда решение было отменено и в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд кассационной инстанции оставил это постановление без изменения. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отказался отменять постановления апелляционного и кассационного судов по следующим основаниям.

Президиум установил, что согласно свидетельству от 6 апреля 2006 г. Роспатентом на имя общества с приоритетом от 13 апреля 2004 г. зарегистрирован комбинированный товарный знак со словесным элементом "Мальвина", с изображением цветка (розы), а также с указанием правообладателя (ООО "Джина") в отношении товаров 30-го класса МКТУ (йогурт замороженный, мороженое, мороженое фруктовое). При этом указано, что все слова, буквы, цифры, кроме слов "Мальвина", "Джина", являются неохраняемыми элементами товарного знака. Хладокомбинат использует словесный элемент "Мальвина" на упаковках производимого им мороженого, а торговый дом реализует этот товар. Возражая против исковых требований, торговый дом не отрицал факта продажи мороженого с использованием слова "Мальвина", но считал, что такое использование не нарушает прав общества, поскольку между двумя словесными элементами нет сходства, которое может вызвать смешение.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что слово "Мальвина" является охраняемым элементом товарного знака, несмотря на различия в изобразительном оформлении и шрифтовом написании этого слова в товарном знаке и на упаковке мороженого, словесный элемент, используемый на упаковке, сходен до степени смешения со словесным элементом зарегистрированного товарного знака, в связи с чем признал действия торгового дома нарушением исключительного права общества на товарный знак.

Суд апелляционной инстанции обоснованно не согласился с выводами суда первой инстанции о наличии сходства, которое может привести к смешению между словесным элементом товарного знака и словесным элементом, используемым на упаковке мороженого, поскольку оценил комбинированный товарный знак и упаковку мороженого в целом и установил большое количество различий не только в написании слова "Мальвина", но и в остальных охраняемых элементах товарного знака и элементах упаковки мороженого (в графическом изображении, цветовом сочетании). Визуальные (графические) отличия охраняемого словесного элемента "Мальвина" товарного знака и словесного элемента, используемого хладокомбинатом на упаковке мороженого, и дополнительные изобразительные элементы сравниваемых объектов не позволяют ассоциировать один с другим и сделать вывод об их сходстве до степени смешения.

Кроме того, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ учел, что хладокомбинат до даты приоритета товарного знака производил продукцию под обозначением с использованием словесного элемента "Мальвина" с 1991 г. Роспатент предоставил правовую охрану товарных знаков, содержащих слово "Мальвина", в отношении однородных товаров не только обществу, но и другим лицам. При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не было оснований для признания действий ответчика нарушающими права истца lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 16747/07 по делу N А28-6995/06-361/17.

ООО "РЕТРО" (г. Санкт-Петербург) обратилось с иском к ООО "Концерн "ЛЭК ИСТЕЙТ" (г. Санкт-Петербург) о соблюдении запрета использовать обозначение "Диадема", сходное до степени смешения с товарным знаком "DIADEMA", при строительстве и реализации жилого дома, об удалении ответчиком спорного обозначения из сети Интернет, документации, рекламы, вывесок и о взыскании 5 млн. руб. денежной компенсации. В иске было отказано.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ отказала в пересмотре дела в порядке судебного надзора, указав на следующие основания.

Суд первой инстанции установил, что ООО "РЕТРО" является правообладателем товарного знака, зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 4 сентября 2007 г., в виде словесного обозначения "DIADEMA", в том числе по 37-му классу МКТУ - строительство, ремонт, установка оборудования, с приоритетом от 3 мая 2006 г., что подтверждалось свидетельством N 333251, выданным Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Ответчик (ООО "Концерн "ЛЭК ИСТЕЙТ") начал использовать упомянутое обозначение для индивидуализации строящегося жилого дома в 2005 г.

Рассмотрев представленные сторонами спора доказательства, суд пришел к правильному выводу об отсутствии нарушений со стороны ООО "Концерн "ЛЭК ИСТЕЙТ" прав ООО "РЕТРО", поскольку товарный знак был зарегистрирован истцом в отношении услуг по строительству, а используемое ответчиком обозначение идентифицировало конкретный товар - создаваемый объект недвижимости. Доказательства иного суду не были представлены lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 сентября 2009 г. N ВАС-12004/09.

По одному из изученных дел арбитражный суд установил, что ОАО "Минеральная вода и напитки" является обладателем исключительного права на товарный знак (свидетельство на товарный знак от 14 января 2002 г., приоритет от 10 сентября 1991 г.), зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 14 января 2002 г. в отношении 32-го класса МКТУ для регистрации знаков - минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки, фруктовые напитки, сиропы и прочие составы для изготовления напитков, используемый им на этикетках и упаковках минеральной воды "САРОВА". Товарный знак состоит из словесного обозначения. Указанному акционерному обществу принадлежит также право использования наименования места происхождения товара "САРОВА" для минеральной воды с перечисленными особыми свойствами, зарегистрированного 11 июня 1999 г. (свидетельство N 4/2).

На основании свидетельства N 4/3 (зарегистрировано в реестре 4 октября 2007 г.) ответчику (ООО "Гринтаун") принадлежит право пользования наименованием места происхождения товара "САРОВА" для применения его на товаре в отношении минеральной воды, особые свойства которой были приведены в обозначенном свидетельстве. Однако ООО "Гринтаун" реализовывал напиток безалкогольный среднегазированный "Тоник", на этикетках и пробках которого имелось обозначение "САРОВА", сходное до степени смешения с товарным знаком, принадлежащим истцу, что ответчиком не отрицается.

Суд признал, что использование ООО "Гринтаун" обозначения "САРОВА", сходного до степени смешения, на этикетках и пробках производимого ООО "Гринтаун" лимонада (тоника) приводит к заблуждению потребителей относительно производителя товара и к смешению в сознании потребителей принадлежности товара, производимого ООО "Гринтаун", с товаром истца - ОАО "Минеральная вода и напитки", на который зарегистрирован товарный знак. Поэтому суд вполне обоснованно удовлетворил иск о защите исключительных прав на товарный знак: обязал ответчика прекратить использование обозначения "САРОВА" на этикетках и пробках напитка безалкогольного среднегазированного "Тоник", изъял из оборота производимые напитки, постановил уничтожить контрафактные этикетки и пробки к напиткам, на которых было размещено спорное обозначение, и взыскал с ответчика 200 тыс. руб. денежной компенсации lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июня 2009 г. N ВАС-6328/09.

По одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ прямо указал, что размещение лицом на своем сайте интервью руководителя, в котором он употреблял в качестве нарицательного существительного слово, тождественное зарегистрированному товарному знаку, в отношении выпускаемых товаров, однородных товарам, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, не признается незаконным использованием товарного знака, если нет доказательств иных способов использования таким лицом товарного знака lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 2009 г. N 10852/09.

При рассмотрении другого дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнул, что использование в доменном имени обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, не признается нарушением права на товарный знак, если доменное имя зарегистрировано ранее даты приоритета товарного знака lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 декабря 2009 г. N 9833/09.

По одному из дел арбитражный суд удовлетворил иск федерального государственного унитарного предприятия "Торговый дом "Кремлевский" Управления делами Президента РФ" и запретил ЗАО "Качественные продукты" использовать обозначение "Кремлевские", сходное до степени смешения с товарным знаком "КРЕМЛЕВСКИЙ" в отношении однородных товаров; обязал ответчика за свой счет уничтожить контрафактные упаковки пельменей "Кремлевские"; постановил взыскать с ответчика в пользу истца 100 тыс. руб. денежной компенсации. Однако постановлением апелляционного суда решение суда было отменено и в иске было отказано.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ согласилась с решением суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве (ст. 1481 ГК РФ). Апелляционным судом было установлено, что федеральное государственное унитарное предприятие "Торговый дом "Кремлевский" являлось правообладателем словесного товарного знака "КРЕМЛЕВСКИЙ" на товары 29-го, 30-го, 31-го классов МКТУ, в том числе равиоли - товара 30-го класса МКТУ с приоритетом от 18 декабря 2002 г. Решением федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 17 октября 2008 г. была досрочно частично прекращена правовая охрана товарного знака "КРЕМЛЕВСКИЙ" по свидетельству N 283007 в связи с неиспользованием правообладателем товарного знака в отношении товаров, приведенных в перечне товаров 29-го, 30-го, 31-го классов МКТУ, за исключением товаров 29-го класса МКТУ - колбасные изделия, сосиски. Действие правовой охраны было сохранено лишь в отношении товаров 29-го класса МКТУ - колбасные изделия, сосиски. Ответчик производил (производит) расфасовку пельменей в упаковке, на которой кроме спорного словесного обозначения "Кремлевские" помещен комбинированный товарный знак со словесным элементом "Русский хит". Таким образом, суд пришел к выводу, что ответчик использует спорное обозначение в отношении товаров, на которые товарный знак не зарегистрирован. Кроме того, использование ответчиком спорного обозначения в отношении пельменей, которые не являются однородными колбасными изделиями и сосисками (товары, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истца), могло быть запрещено ответчику, только если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ). Таким образом, между двумя обозначениями отсутствовало сходство, влекущее возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности разных товаров одному производителю lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 2009 г. N ВАС-7878/09.

ООО "Частное агентство по охране "Аргус" (ООО "ЧАО "Аргус") обратилось в Арбитражный суд Кировской области с иском к ООО "Охранное агентство "АРГУС" (ООО "ОА "АРГУС") об обязании ответчика прекратить использование обозначения "АРГУС", сходного до степени смешения с комбинированным товарным знаком истца "АРГУС"; удалить обозначение и запретить его использование в материалах, документации, рекламе, вывесках; опубликовать решение суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя в газетах "Вятский наблюдатель" и в журнале "Журнал время МБ"; а также взыскать с ответчика 400 тыс. руб. денежной компенсации за незаконное использование товарного знака истца "АРГУС".

Руководствуясь ст. ст. 1252 (п. 6), 1474, 1475, 1476 ГК РФ и Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, суд отказал в удовлетворении иска своим решением от 15 января 2009 г. Данное решение было оставлено без изменения судом апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены состоявшихся судебных актов, указав при этом на следующее. Суд первой инстанции установил, что истец зарегистрирован 5 марта 1994 г. в качестве юридического лица, основным видом деятельности которого является проведение расследований и обеспечение безопасности. ООО "ЧАО "Аргус" является правообладателем товарного знака "АРГУС" в отношении товаров (услуг) 09-го, 35-го и 42-го классов МКТУ согласно свидетельству от 3 октября 2003 г. N 256471 с датой приоритета от 30 ноября 2001 г. Зарегистрированное за истцом средство индивидуализации является комбинированным товарным знаком, включает в себя графическое изображение щита с каймой по краям и льва с мечом, а также слова "АРГУС", исполненные на русском и английском языках прямыми буквами, расположенными дугообразно, и "частное агентство по охране", и подлежит защите в том виде, который зафиксирован в свидетельстве.

Суд установил, что право на фирменное наименование ООО "Охранное агентство "АРГУС" возникло у ответчика с даты государственной регистрации, т.е. с 21 февраля 1991 г., следовательно, ранее даты приоритета товарного знака, принадлежащего ООО "ЧАО "Аргус". Ответчик не оспаривал использования слова "АРГУС" как части своего фирменного наименования при оказании охранных услуг в текстах документов, на печатях, служебном автотранспорте, рекламных вывесках без элементов, характерных для охраняемого обозначения ООО "ЧАО "Аргус". Подобное использование части фирменного наименования, имеющего приоритет к товарному знаку по времени его регистрации, не является нарушением исключительных прав истца. Суды сочли необходимым исследовать спорное словесное обозначение на предмет его тождественности и сходства до степени смешения с товарным знаком, права на который в отношении товаров (услуг) 09-го, 35-го и 42-го классов МКТУ принадлежат истцу. Согласно выводам суда словесное обозначение "АРГУС", используемое ООО "ОА "АРГУС" совместно с графическим изображением орла, отличается от защищаемого товарного знака ООО "ЧАО "Аргус", что исключает возможность их смешения и введения в заблуждение потребителей. Кроме того, ответчик использовал для обозначения оказываемых услуг зарегистрированный им товарный знак в виде изображения орла без словесного обозначения "АРГУС", охрана элементов которого в отношении услуг 37-го, 42-го и 45-го классов МКТУ подтверждается свидетельством от 12 октября 2006 г. N 314900 с датой приоритета от 6 сентября 2005 г. Более того, с учетом местонахождения ООО "ЧАО "Аргус" и ООО "ОА "АРГУС" на территории различных субъектов РФ (в г. Санкт-Петербурге и г. Кирове соответственно) нельзя признать совпадающей территориальную сферу деятельности данных организаций, поскольку они не являются эксклюзивными представителями услуг, единственными в своем роде, а оказываемые ими услуги предназначены для удовлетворения обычных регулярных потребностей.

При таких обстоятельствах суд пришел к правомерному выводу об отсутствии в действиях ответчика нарушения охраняемых законом исключительных прав истца. Использование ООО "ОА "АРГУС" произвольной части фирменного наименования, включающего словесное обозначение "АРГУС", входящее в состав фирменного наименования и товарный знак ООО "ЧАО "Аргус", не является достаточным для применения способов защиты исключительных прав, предусмотренных частью четвертой ГК РФ lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 июня 2009 г.

Отказывая в передаче данного дела в Высший Арбитражный Суд РФ для пересмотра дела в порядке судебного надзора, Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ подчеркнула, что право на фирменное наименование ООО "Охранное агентство "АРГУС" возникло у ответчика с даты государственной регистрации - с 21 февраля 1991 г., т.е. ранее даты приоритета товарного знака, принадлежащего ООО "ЧАО "Аргус". Подобное использование части фирменного наименования, имеющего приоритет к товарному знаку по времени его регистрации, не является нарушением исключительных прав истца, даже если различные средства индивидуализации оказываются тождественными или сходными до степени смешения (п. 6 ст. 1252 ГК РФ). Преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Кроме того, суды исследовали используемое ответчиком графическое обозначение (без элементов товарного знака истца) и признали, что оно не имеет такого сходства с товарным знаком истца, которое может ввести в заблуждение потребителей lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 августа 2009 г. N ВАС-11461/09.

ОАО "Агропромышленная фирма "Фанагория" обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к ООО "Машук" об обязании прекратить производство, продажу или иное введение в хозяйственный оборот алкогольной продукции с использованием обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком "Лекарь", об обязании ответчика опубликовать судебное решение в целях восстановления деловой репутации фирмы. Кроме того, истец просил суд передать ему для последующего уничтожения контрафактную продукцию, этикетки, упаковки, находящиеся на складах общества, и взыскать с ответчика компенсацию в размере 5 млн. руб. Общество с ограниченной ответственностью "Научно-внедренческое предприятие "Эффект-91" (предприятие) также обратилось в суд с иском об обязании общества прекратить производство, продажу или введение в хозяйственный оборот алкогольной продукции с использованием обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком "Лекарь", обязав ответчика опубликовать судебное решение в "Российской газете" в целях восстановления деловой репутации предприятия. Иск был удовлетворен частично. Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции было изменено и в иске было отказано полностью. 15 июня 2009 г. арбитражный кассационный суд отменил постановление суда апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ пришла к выводу о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, предприятие на основании свидетельства от 6 сентября 1999 г. N 221503 является правообладателем зарегистрированного товарного знака "Лекарь" в отношении товаров 33-го класса МКТУ (алкогольная продукция). Истец являлся обладателем исключительных прав на товарный знак на основании заключенного с предприятием сроком на пять лет лицензионного договора от 3 ноября 2002 г. N 11-02, зарегистрированного в Российском агентстве по патентам и товарным знакам 21 января 2003 г. за N 29581. С 2006 г. общество использует обозначение "Горный лекарь", не зарегистрированное в порядке, установленном действующим законодательством, в качестве товарного знака на алкогольной продукции (вино) на момент рассмотрения спора в судах первой и апелляционной инстанций. Считая, что общество без разрешения правообладателей использует обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком "Лекарь", что запрещено законом, истцы обратились в суд с настоящими требованиями. Суд первой инстанции признал, что вопрос о сходстве обозначений является вопросом факта и может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя, не требует специальных познаний, в удовлетворении ходатайства о назначении по делу экспертизы отказал.

По мнению суда первой инстанции, обозначение "Горный лекарь", используемое на алкогольной продукции (вино), сходно до степени смешения с товарным знаком "Лекарь", права на использование которого принадлежат истцам. Ввиду неправомерного использования обществом обозначения "Горный лекарь" суд обязал общество прекратить производство, продажу или иное введение в хозяйственный оборот алкогольной продукции с использованием обозначения "Горный лекарь" и передать истцу и предприятию в целях последующего уничтожения находящуюся на складах ответчика алкогольную продукцию "Горный лекарь", этикетки и упаковку с обозначением "Горный лекарь".

Поскольку общество размещало публикации рекламных статей о вине "Горный лекарь" в журналах "Спиртные напитки", суд понудил общество опубликовать решение суда от 7 июля 2008 г. в печатном издании "Российская газета", указав при этом, что стороны имеют общий рынок сбыта и потребители вправе иметь информацию по настоящему спору. Отказывая в удовлетворении требований о передаче истцу и предприятию в целях последующего уничтожения находящейся у третьих лиц в продаже алкогольной продукции "Горный лекарь", этикеток и упаковки с обозначением "Горный лекарь", суд указал, что заявленные в этой части требования затрагивают права и интересы лиц, не привлеченных к участию в деле. Уменьшая размер подлежащей взысканию компенсации до 100 тыс. руб., суд исходил из требований разумности и справедливости, периода использования обозначения, сходного до степени смешения, заблуждений ответчика относительно возможности использования указанного обозначения.

Суд апелляционной инстанции частично отменил решение суда первой инстанции со ссылкой на заключение эксперта, согласно которому совокупность отличительных признаков позволяет считать обозначение "Горный лекарь" самостоятельным обозначением, не ассоциирующимся с обозначением "Лекарь" в целом. Суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда апелляционной инстанции, указал на нарушение процессуальных норм при назначении экспертизы, необоснованное невключение вопросов фирмы в перечень проблем, поставленных перед экспертом, и отклонение ее ходатайства о проведении экспертизы иным лицом. При этом суд кассационной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции о наличии между сравниваемыми обозначениями такого сходства, которое может вызвать у потребителей смешение относительно производителя товара. Суд указал, что в словесно-изобразительных знаках "Лекарь" и "Горный лекарь" слово "лекарь" является для потребителя преимущественным, главным в воспринимаемом при прочтении обозначении товара. Указанное слово несет максимальную смысловую нагрузку и имеет решающее значение для восприятия обозначения товара и общего впечатления при выборе продукции. Угроза смешения значительно возрастает, поскольку обозначения применяются в отношении однородных товаров - алкогольной продукции (вина). Данный вид товара имеет общих потребителей, рынок сбыта.

При таких обстоятельствах суд признал, что несанкционированное использование охраняемого товарного знака "Лекарь" как основного элемента в словосочетании, используемом обществом, является нарушением прав на товарный знак. При рассмотрении спора суды к спорным правоотношениям применили нормы действующей с 1 января 2008 г. части четвертой ГК РФ.

Однако суды не учли, что на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции срок действия лицензионного договора, по которому истцу предоставлялось исключительное право на использование товарного знака "Лекарь", истек. Доказательств передачи права на новый срок суду не было представлено. Между тем ст. 1254 ГК РФ предусмотрены особенности защиты прав лицензиата, поэтому судам следовало учитывать, что защищать свои права способами, предусмотренными ст. ст. 1250, 1252 Кодекса, наряду с правообладателями могут лицензиаты - обладатели исключительной лицензии. При таких обстоятельствах требования фирмы не подлежали удовлетворению.

Кроме того, суд кассационной инстанции, согласившись с выводами суда первой инстанции о сходстве двух обозначений, не дал оценки факту государственной регистрации используемого ответчиком обозначения "Горный лекарь" как товарного знака с приоритетом от 6 февраля 2008 г. в отношении вина, а также отсутствие каких-либо возражений предприятия - правообладателя товарного знака "Лекарь" против регистрации нового знака, направленных в Роспатент, несмотря на то, что общество при рассмотрении спора ссылалось на наличие заявки на регистрацию своего знака. При наличии двух действующих свидетельств на товарные знаки, в качестве которых зарегистрированы сходные или тождественные обозначения, до признания в установленном ст. 1513 ГК РФ порядке недействительным свидетельства с более поздней датой приоритета действия обладателя данного свидетельства по использованию обозначения не могли быть расценены в качестве нарушения прав на товарный знак, зарегистрированный с более ранней датой приоритета. При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции не было оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 октября 2009 г. N ВАС-10519/09.

Большое внимание исключительным правам на товарные знаки уделяет Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 (п. п. 62, 63). В своей правоприменительной деятельности суды учитывают разъяснения вышестоящих судов, данные в информационных письмах, обзорах судебной практики, опубликованные до принятия части четвертой ГК РФ и не противоречащие современному действующему законодательству lt;1gt;.

--------------------------------

lt;1gt; См., например: информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19; п. п. 12 - 15 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122.

<< | >>
Источник: Андреев Ю.Н.. Судебная защита исключительных прав: цивилистические аспекты: монография. М.: Норма, Инфра-М,2011. 400 с.. 2011

Еще по теме § 2. Исключительные права на товарные знаки:

  1. Примерами товарных знаков могут служить "Волга" и "Жигули" (для легковых автомобилей), "ЗИЛ" и "Бирюса" (для
  2. Наряду с другими правами объектами данных обязательств могут служить исключительные права на использование результатов
  3. М. Вопросы авторского права в международных отношениях. М., 1973. Богуславский М. М.
  4. А. Исключительные права и их развитие. Вступительная статья // Права на результаты
  5. Основные институты права интеллектуальной собственности
  6. Соотношение вопросов регистрации и охраны товарных знаков
  7. 1. Как помешать другим лицам использовать товарный знак
  8. Товарный знак, фирменный стиль, бренд
  9. Глава 6. Средства массовой информации как объект права
  10. 100. Могут ли объекты интеллектуальной собственности принадлежать двум и более лицам на праве общей долевой собственности?
  11. § 2.  Гражданское  правоотношение  в  механизме осуществления  права  и  исполнения  обязанности
  12. § 1. Юридическая природа и существенные признаки исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности
  13. § 3. Объекты исключительных прав на авторские произведения
  14. § 1. Исключительные права на фирменное наименование
  15. § 2. Исключительные права на товарные знаки
  16. § 1. Процессуальные особенности судебной защиты исключительных прав
  17. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  18. § 2. Право на товарный знак и право на знак обслуживания 1. Основные положения
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -