<<
>>

Общество, бизнес и власть

Расчет на то, что проблема легитимации крупной собственности урегулируется сама собой, не оправдался еще и потому, что порочная практика деструктивных альянсов бизнеса и власти, начатая в 90-х годах, продолжается и в нулевых, и в десятых.

В результате в стране сформировались, укоренились и приумножились силы, заинтересованные в сохранении существующего положения дел, по сути закрывающего для России какие-либо перспективы на будущее.

Корни ущербности прав на крупную отечественную собственность, связанные с невысокой степенью признания обществом ее законности, многочисленны и многообразны. Происхождение такого капитала (приватизация некогда «общенародного» достояния с помощью всякого рода непрозрачных и «кривых» схем) — хотя и базовый, но далеко не единственный и, возможно, даже не главный сегодня фактор, определивший в целом едва ли не всеобщее, включая госчиновников, подозрительное отношение к новым «хозяевам заводов и фабрик».

В числе причин недовольства частными собственниками можно назвать:

  • не самое удачное управление большей частью переданных бизнесу активов;
  • полукриминальные нравы, установившиеся в олигархической среде;
  • откровенные попытки использовать взятки для контроля за принимаемыми решениями на всех без исключения этажах и уровнях государственного управления;
  • монопольный диктат производителей и продавцов по отношению к потребителю[18];
  • сомнительная репутация российского бизнеса за рубежом, в результате чего иностранный бизнес, особенно на первых порах, тоже был представлен в России не столько солидными, дорожащими своей репутацией международными корпорациями, сколько всякого рода авантюристами и проходимцами.

Вот почему еще вопрос о легитимации крупной собственности, полученной в ходе приватизации производственных активов, необходимо решать так, чтобы все факторы, определяющие этот мучительный процесс очищения, стали предметом внимания, усилий и договоренностей власти, бизнеса и общества.

Суть «нечестной» приватизации, положившей начало новым порочным традициям российского бесправия, как раз и состояла в том, что трехсторонний договор, негласно и молчаливо заключенный на старте исторических перемен между обществом, становящимся на ноги бизнесом и новой нарождающейся российской властью, едва ли не сразу после смены общественного строя оказался вероломно, за спиной общества и в ущерб ему, нарушен двумя другими сторонами. И, что более существенно, неожиданно для него приобрел силу неправедного обычая и даже закона. Причем действующего преимущественно в направлении не столько улучшения, сколько ухудшения, в конечном счете, общей социально-экономической и политической ситуации в стране.

Тем временем список скандальных экспроприаций со стороны государства и переделов собственности с его участием множится, а число олигархов растет темпами, значительно опережающими темпы роста экономики и благосостояния народа. При этом легитимация крупной собственности так и не происходит, а наоборот, ее долгожданное умиротворяющее свершение, словно намеренно, затягивается и отодвигается на неопределенный срок.

Компенсация обществу потерь от нечестной приватизации необходима в принципе. Вопрос же о выборе той или иной формы компенсации — лишь один из аспектов проблемы, причем не самый главный. Какова будет ее конкретная форма — это предмет для экспертного обсуждения.

Если вам в любой момент могут предъявить претензии и осудить за участие в приватизации, то вопрос о том, какой вы платите налог на прибыль — 23 процента или 15 процентов, утрачивает актуальность. А опасность предъявления претензий очень реальна. Много говорят о «ЮКОСе» просто потому, что это была очень большая компания. Но аналогичные истории ежедневно повторяются по всей стране с тысячами предпринимателей: использование возможностей правоохранительных органов для манипулирования бизнесом стало обычной практикой.

Без решения вопроса о частной собственности, без обеспечения ее неприкосновенности и незыблемости любая экономическая политика будет постоянно заходить в тупик.

Доверительные отношения между бизнесом и властью останутся недосягаемой мечтой, схватки между ними будут постоянными и бесконечными. Горизонт планирования бизнеса будет сужен до минимума. Объем долгосрочных инвестиций в лучшем случае останется на нынешнем уровне. Кроме того, жертвой этих постоянных сражений окажется судебная система — вместо того, чтобы независимо вершить правосудие, она будет лишь выполнять политические указания. По той же причине жертвой станут и средства массовой информации.

Итак, во-первых, следует признать, что обвинения в незаконности приватизации имеют под собой основание. Самый яркий пример — залоговые аукционы, хотя вся приватизация была не просто неправильной, а криминальной[19]. Многие люди лишились жизни из-за того, что и как было сделано. Во-вторых, решая проблему, нельзя избирательно применять меры репрессивного характера. Это означало бы индивидуализировать проблему. Такой путь — это политика византийской интриги, запугивания, сведения счетов, но отнюдь не решение проблемы по существу. В-третьих, надо понимать, что административным способом пересмотреть итоги приватизации невозможно, даже если ограничиться 7—10 залоговыми аукционами. Потому что передел собственности, который будет осуществлен таким образом, ни к чему не приведет. Собственность перейдет от одних группировок к другим. Все, что ждет на этом пути, это новые тяжелые сражения. Нельзя допустить повторения истории. Ведь Россия так устроена, что она сначала совершает ошибку, последствия которой ужасающи, а потом, в стремлении все исправить, творит еще более страшные вещи.

Проблему нужно решать так, чтобы решение было понятно большинству граждан и обеспечивало, насколько это возможно, общественное согласие. В глазах людей приватизация, в ее нынешнем виде, — нелегитимна. Вследствие конфискационной реформы 1992 года (гиперинфляция составила тогда 2600 процентов за один год) население было лишено всех накоплений, а через пару лет появились 20—30-летние миллиардеры. Кто с этим может согласиться?

Чтобы укрепить права собственности, нужно показать людям, что появление частной собственности, приватизация могут быть ясными и открытыми, что и в этой сфере могут приниматься справедливые решения, а преступная связь бизнеса и власти должна быть прекращена.

Поэтому решение проблемы не должно лежать в плоскости очередного кулуарного сговора бизнеса с президентом. Нужно принимать соответствующий пакет законов. Государство должно дать понять бизнесу: сделки по приватизации пересматриваться не будут, но вы заплатите по ним честную цену и на политику больше влиять не будете. И такой концентрации капитала в стране не будет больше никогда.

Предлагались и другие решения: например, возврат уплаченных в середине 90-х сумм, а затем новая, но уже прозрачная приватизация по рыночной цене. Или установление экспертным путем реальной цены приватизированной собственности и выдвижение требований к нынешним собственникам заплатить разницу. Такие предложения в наших условиях представляются более чем сомнительными. Бесспорно только, что обсуждать нужно различные варианты выхода из сложившегося положения в целом, а не то, кто будет следующим за Ходорковским.

Есть, правда, еще одна проблема — это командные высоты в экономике. Какие из них и как государство хочет контролировать? Здесь тоже должна быть ясность, закрепленная законом.

<< | >>
Источник: Е.В. Новикова, А.Г. Федотов, А.В. Розенцвайг, М.А. Субботин. Верховенство права как фактор экономики / международная коллективная монография ; под редакцией Е.В. Новиковой, А.Г. Федотова, А.В. Розенцвайга, М.А. Субботина. — Москва : Мысль,2013. — 673 с.. 2013

Еще по теме Общество, бизнес и власть:

  1. Регистрация акционерных страховых обществ.
  2.   2.3. Понятие и признаки акционерного общества в России и предпринимательской корпорации в США
  3. в)              “Железные треугольники власти”, или Нуждается ли американское общество в разделении властей
  4. Общество, бизнес и власть
  5. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  6. 9.2. Институциональная структура политической системы общества
  7. Власть и монополия на законное насилие
  8. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества
  9. ОПРЕДЕЛЕНИЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫХСКЛОННОСТЕЙИ СПОСОБНОСТЕЙ К БИЗНЕСУ
  10. Глава 3. Реализация бизнес-идей
  11. Введение, или Современный бизнес какой он и почему
  12. Главная беда российского бизнеса
  13. Бизнес и власть: лукавый диалог
  14. Бизнес и общество: скованные одной цепью
  15. Бизнес отвечает за все
  16. Социальные коммуникации бизнеса: от манипуляции — к социальному партнерству
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -