<<
>>

§ 1. Общие положения (ст.329) 348. Какие способы обеспечения обязательств, кроме перечисленных в ст. 329 ГК, имеют место на практике? Каково отношение судов к применению подобных способов обеспечения?

Известно, что законодатель предусмотрел в ГК шесть способов обеспечения исполнения обязательств: неустойка, залог, удержание, поручительство, банковская гарантия, задаток. Однако способы обеспечения обязательств этим перечнем не исчерпываются: в соответствии с п.1 ст.329 ГК стороны договора вправе самостоятельно «сконструировать» способ обеспечения обязательств, не предусмотренный законом.

Несмотря на вполне очевидное содержание п.1 ст.329 ГК, он не получил какого-либо широкого применения на практике.

Дело, скорее всего, заключается в том, что суды крайне неохотно признают результаты правового «творчества» сторон договора, создающих новые, не предусмотренные законом способы обеспечения исполнения обязательств. В подавляющем большинстве случаев суды стремятся признать соглашения об обеспечении обязательства непоименованным в законе способом обеспечения недействительными и отказать заинтересованной стороне в реализации прав, предусмотренных таким соглашением.

Наиболее характерным примером этого тезиса является практика разрешения споров о применении так называемой «товарной неустойки» или иначе – неустойки, выраженной в неденежной форме[217]. Зачастую стороны договора включают в договор условие о том, что в случае просрочки, к примеру, поставки товара, поставщик обязан произвести за свой счет дополнительную поставку определенного количества товара, причем такая поставка является мерой ответственности поставщика за нарушение условий обязательств по договору.

Подобная практика широко распространена в сельском хозяйстве, в сфере поставок инертных строительных материалов и т.п.

Однако отношение судов к этому вполне безобидному способу обеспечения, который не предусмотрен законом, агрессивно отрицательное. Особенно характерно это для ФАС ПО, который с завидным постоянством признает соглашения о товарной неустойке недействительными. При этом окружной суд даже не поднимает вопроса о том, может ли условие договора о товарной неустойке быть рассмотрено как самостоятельный способ обеспечения обязательств (см., например, постановления от 04.11.1999 NА12-4100/99-С6 и от 20.09.2004 NА55-15369/03-2).

В частности, в судебной практике наиболее распространенным является следующее обоснование недействительности соглашения о неденежной неустойке: согласно ст.330 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Стало быть, неустойка может представлять собой только денежную сумму. Из этого следует, что условия соглашения об уплате пени путем передачи продукции (иного имущества, кроме денег) являются ничтожными как противоречащие закону (см. постановление ФАС ПО от 05.10.2000 NА12-4532/00-с27). Очевидно, что такое понимание соглашения о неденежной неустойке является существенной ошибкой, так как установление иного, не предусмотренного законом способа обеспечения прямо допускается п.1 ст.329 ГК.

Столь же незавидная участь постигла и иной, не предусмотренный законом способ обеспечения, который иногда встречается в договорной практике, – обеспечительную куплю-продажу, или, как ее иначе именуют, продажу с обратным выкупом.

Практика ВАС РФ по вопросу о действительности обеспечительной купли-продажи исходит из следующего.

Высшая судебная инстанция полагает, что договор купли-продажи (недвижимого имущества, ценных бумаг, долей участия в ООО и т.п.), предусматривающий обязанность другой стороны выкупить у покупателя проданное имущество по определенной цене, является притворной сделкой, прикрывающей договор залога. Так, по одному из дел ВАС РФ, рассматривавший спор по подобному договору, указал, что стороны договора не имели в виду передавать акции в собственность друг друга. Это, по мнению ВАС РФ, подтверждается следующими обстоятельствами: ссылкой в договоре о предоставлении кредитной линии на обеспечительный характер продажи акций с правом обратного выкупа; установлением продажной цены акций ниже их номинальной стоимости; правом обратного выкупа акций по наступлению срока погашения кредита и исполнения обязательств по его возврату. Таким образом, суд счел, что договор покупки акций прикрывал залог акций, за счет которых кредитор вправе был получить удовлетворение в случае невозврата в срок кредита (см. постановление Президиума ВАС РФ от 06.10.1998 N6202/97).

Практика окружных судов также свидетельствует об отрицательном отношении к договорам обеспечительной купли-продажи[218].

Так, по одному из дел окружной суд согласился с мнением нижестоящего суда о том, что договор купли-продажи ценных бумаг, содержавший условие об обратном выкупе, прикрывал залог акций, так как кредитор приобрел возможность получить удовлетворение в случае неисполнения должником иного обязательства (обязательств по договору займа) (см. постановление ФАС ВСО от 02.03.2005 NА19-14857/04-47-Ф02-73/05-С2).

Другое проявление негативного отношения судов к обеспечительной купле-продаже состоит в отрицании обеспечительного эффекта этого договора. Это проявляется, к примеру, в том, что суды отказывают продавцу по такому договору в возможности реализации права обратного выкупа предмета продажи.

Например, по одному из дел суд указал, что условия об обратном выкупе здания (в том числе даже и условие о том, что при обратном выкупе возмещаются все затраты на содержание здания в период нахождения его во владении покупателя) сами по себе не подтверждают обеспечительного характера этой сделки. Довод стороны спора о том, что подобный договор был заключен в связи с тем, что заключение договора займа и залога здания связано со значительными сложностями и затратами и потому стороны заключили договор обеспечительной купли-продажи, был судом отклонен (см. постановление ФАС ЦО от 21.07.2006 NА68-ГП-303/17-05; ср. также постановление ФАС СКО от 19.10.1999 NФ08-2157/99).

Впрочем в судебной практике встречаются немногочисленные дела, в которых суды вполне правильно квалифицируют обеспечительную куплю-продажу как способ обеспечения исполнения обязательств, не предусмотренный ст.329 ГК. Весьма любопытным является следующее дело.

Заявитель обратился в суд с иском к органу по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о признании незаконным отказа в государственной регистрации договора купли-продажи квартиры. Заявленные требования были мотивированы тем, что стороны заключили договор купли-продажи квартиры под отлагательным условием, в качестве которого выступает неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей заемщиком по договору займа. Заключение такого договора купли-продажи в качестве способа обеспечения обязательства, по мнению заявителя, не противоречит п.1 ст.239 ГК. Заявитель полагал, что договор купли-продажи является смешанным и содержит элементы как купли-продажи, так и залога, и потому заявитель не был согласен с выводом органа по регистрации прав, признавшего договор купли-продажи притворной сделкой, прикрывающей залог.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований было отказано. Суд исходил из того, что действия сторон были направлены не на куплю-продажу квартиры, а на применение мер по обеспечению исполнения обязательства в виде залога недвижимого имущества – квартиры; вывод органа по регистрации прав о том, что договор купли-продажи квартиры является притворной сделкой, которая прикрывает другую сделку – залог недвижимого имущества, которая по форме и содержанию не соответствует требованиям законодательства, сделан правомерно. В регистрации договора было отказано правомерно. Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Окружной суд состоявшиеся судебные акты отменил по следующим основаниям. Суд счел, что в рассматриваемом деле стороны в качестве обеспечения исполнения обязательств по договору займа предусмотрели условную продажу. Условная продажа, по мнению окружного суда, это сделка, совершенная под отлагательным условием. В качестве такового выступает неисполнение должником обязательства уплаты денег по договору займа в определенный срок. Причем обеспеченное условной продажей обязательство прекращается зачетом. Возможность условной продажи предусмотрена, по мнению суда, диспозицией ст.157 ГК, а также ст.329 ГК, позволяющей обеспечивать обязательства способами, не предусмотренными законом (см. постановление ФАС ЗСО от 10.11.2003 NФ04/5756-657/А81-2003).

Схожий пример обеспечения был установлен сторонами в договоре, ставшем впоследствии предметом следующего судебного спора.

Истец предъявил в суд иск о применении последствия недействительности договора о гарантийных обязательствах, заключенного между ним и ответчиком, как притворной сделки, прикрывающей сделку дарения простого векселя. В обоснование заявленного требования истец сослался на то, что между истцом и ответчиком был заключен договор о гарантийных обязательствах к кредитному договору, в соответствии с которым ответчику был передан простой вексель истца на сумму 4 000 000 долл. США, а по кредитному договору, сторонами по которому являются истец и банк, последним был предоставлен истцу кредит в сумме 20 000 000 руб. с учетом деноминации. Суд первой инстанции, поддержанный апелляционным судом, в иске отказал. Апелляционный суд мотивировал свой акт тем, что гл.23 ГК обеспечение исполнения обязательств таким способом, как гарантийное обязательство юридического лица, не предусмотрено. Проанализировав спорный договор, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что этот договор не может быть отнесен ни к договору залога, ни к договору поручительства. Окружной суд с указанной квалификацией спорного договора не согласился и указал, что нормы ст.329 ГК имеют диспозитивный характер и стороны имеют право самостоятельно определять способы обеспечения обязательств. Дело было направлено на новое рассмотрение (см. постановление ФАС МО от 20.01.2006 NКГ-А41/13504-05-1,2).

Другой пример способа обеспечения исполнения обязательства, который не предусмотрен ст.329 ГК, но который весьма часто включается сторонами в договоры снабжения электрической энергией – это обязанность должника осуществить повышенные платежи за потребленную им энергию в случае, если имел место перерасход электроэнергии. Энергоснабжающие организации полагают, что обязанность уплатить повышенную стоимость энергии является способом обеспечения, не предусмотренным ГК, и потому нормы ст.333 ГК к ней не могут быть применены. Как правило, подобные доводы окружными судами отвергаются. Суды весьма единодушно считают, что такое условие следует рассматривать как условие о неустойке, и применяют к правоотношениям сторон нормы ст.333 ГК (см. постановления ФАС СЗО от 13.06.2001 NА26-565/01-01-07/31 и от 10.07.2001 NА26-1296/01-07/64).

Еще один пример попытки применения энергоснабжающими организациями диспозитивного характера ст.329 ГК – указание в договоре поставки электроэнергии на такой способ обеспечения исполнения обязательств, как право поставщика энергии прекратить поставку энергии получателю в случае неоплаты последним поставленной электроэнергии. Однако суды не признают отключение задолжавшего абонента от питающей сети способом обеспечения обязательств по оплате энергии (см. постановление ФАС УО от 19.01.2004 NФ09-3985/03ГК).

В некоторых делах суды признают, что способом обеспечения обязательств, непоименованным в ГК (но поименованным в другом законе), является государственная или муниципальная гарантия (см. постановления ФАС ВСО от 04.11.2003 NА10-553/03-Ф02-3755/03-С2; NА10-553/03-Ф02-3757/03-С2, от 23.12.2003 NА10-2456/03-Ф02-4459/03-С2; ФАС ВВО от 23.09.2004 NА28-3572/2004-116/17 и в особенности – постановление ФАС ПО от 22.06.2006 NА12-26370/05-С43).

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме § 1. Общие положения (ст.329) 348. Какие способы обеспечения обязательств, кроме перечисленных в ст. 329 ГК, имеют место на практике? Каково отношение судов к применению подобных способов обеспечения?:

  1. М., 1989. Вып. 43. К теме 26. Общие положения об обязательствах Долженко А. Н., Резников В. Б.,
  2. Удержание и задаток как способы обеспечения исполнения обязательств.
  3. 154. Невмешательство как способ деятельности
  4. §1. Идейно-теоретические и научные основания исследования моды как способа символизации социальных изменений
  5. 3.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  6. § 1. Общие положения
  7. § 1. Общие положения
  8. § 3. Обеспечение законности при выборе вида и размера административного наказания как способ защиты прав граждан
  9. Оглавление
  10. § 1. Общие положения (ст.329) 348. Какие способы обеспечения обязательств, кроме перечисленных в ст. 329 ГК, имеют место на практике? Каково отношение судов к применению подобных способов обеспечения?
  11. 441. К какой категории относятся обязательства банка по договору банковского счета - денежным или обязательствам по оказанию услуг?
  12. § 1. Общие положения о возмещении вреда (ст. 1064-1083).§ 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. 1084-1094).§ 3. Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг (ст. 1095-1098) 704. С какого момента начисляются проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, на сумму причиненного вреда?
  13. §1. Общие положения о подряде Статья 702. Договор подряда
  14. §5. Расчеты чеками Статья877. Общие положения о расчетах чеками
  15. §4. Компенсация морального вреда Статья 1099. Общие положения
  16. Статья 309. Общие положения
  17. § 1. Основные положения Статья 329. Способы обеспечения исполнения обязательств
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -