<<
>>

349. Какова практика применения положений п.2 и 3 ст.329 ГК о взаимной действительности и недействительности обеспечиваемого и обеспечительного обязательства?

Пункт 2 ст.329 ГК содержит следующее правило: если обеспечительное обязательство является недействительным, то это влечет за собой недействительность обеспечиваемого обязательства.

Так, например, вполне классическим по своему содержанию является следующее дело. Прокурор заявил иск о признании недействительным (ничтожным) договора о предоставлении бюджетных средств кооперативу в связи с тем, что у кооператива имеет место непогашенная задолженность по прежним кредитам. Кроме того, истец указал, что в обеспечение возврата кредита предоставлено неликвидное имущество, что должно препятствовать получению нового кредита. Предоставление бюджетных средств таким заемщикам не соответствует положениям бюджетного законодательства. Суд первой инстанции согласился с заявленными требованиями и признал кредитный договор недействительным. Окружной суд судебный акт отменил, в иске отказал по следующей причине. Кассационная инстанция указала, что нижестоящий суд не применил закон, подлежащий применению, а именно – ч.2 ст.329 ГК, в соответствии с которым недействительность соглашения об обеспечении обязательства не влечет недействительности этого обязательства. Поэтому признание сделки о залоге недействительной не влияет на действительность или недействительность оспариваемого договора о предоставлении бюджетного кредита (см. постановления ФАС СКО от 27.09.2006 NФ08-4522/2006, от 28.09.2006 NФ08-4812/2006).

Однако существуют дела, в которых суды все же признают не имеющим юридической силы основное (обеспеченное) обязательство в случае, если обеспечительное обязательство является недействительным.

Весьма характерным в этом смысле является следующее дело.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском о признании недействительным договора залога, а также о признании незаключенным договора поставки. В обоснование своих требований истец пояснил, что договор залога, заключенный между ним и покупателем (федеральным унитарным предприятием), противоречит нормам законодательства об унитарных предприятиях и потому является ничтожным.

Договор поставки также, по мнению истца, не имеет юридической силы (является незаключенным), так как сам факт его заключения был поставлен в зависимость от предоставления покупателем обеспечения в виде залога имущества (в договоре поставки имеется ссылка на договор залога). Стало быть, отпадение обеспечительного обязательства лишает юридической силы и обеспечиваемое обязательство. Суд первой инстанции иск удовлетворил, согласившись с доводами истца. Апелляционная инстанция решения суда первой инстанции отменила и в иске отказала, указав, что в соответствии со ст.329 ГК недействительность обеспечительного обязательства не влияет на действительность обеспечиваемого обязательства.

Окружной суд, рассматривая кассационную жалобу истца, постановил следующее: акт апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции. По мнению окружного суда, признание недействительным договора залога, отраженного в тексте договора поставки в качестве «особого условия», в рассматриваемой ситуации повлекло за собой признание незаключенным и договора поставки, в обеспечение которого был подписан договор залога. Согласно п.1 ст.432 ГК одним из видов существенных условий договора являются такие, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Такие существенные условия, по мнению окружного суда, зависят от вида договора, намерений одного из его участников и включают прежде всего дополнительные способы обеспечения, а также особенности исполнения взаимных обязательств, если одна из сторон считает их существенными. Окружной суд согласился с доводами заявителя кассационной жалобы о том, что данное условие договора поставки имело чрезвычайно важное значение для поставщика и являлось средством достижения поставщиком специальной цели, поскольку в противном случае (по постановлению – при отсутствии условия о залоге) он не заключил бы указанный договор и не произвел поставку товаров на крупную сумму предприятию, которое вскоре было объявлено банкротом (см.

постановление ФАС ПО от 29.11.2005 NА55-17814/2004-38).

Анализ постановления окружного суда по настоящему делу позволяет прийти к следующему выводу: суд фактически нивелировал действие норм ст.329 ГК[219]. Конечно же, любые попытки преодолеть тезис о том, что отпадение обеспечительного обязательства не влияет на существование обеспечиваемого обязательства, противоречат вполне ясным императивным предписаниям п.2 ст.329 ГК.

Другая норма ст.329 (п.3), посвященная взаимной связи двух (основного и обеспечительного) обязательств, гласит: если обеспечительное обязательство является недействительным, то это не сказывается на действительности обеспечиваемого обязательства (п.3 ст.329 ГК).

Так, к примеру, по одному из дел окружной суд признал, что так как в силу п.3 ст.329 ГК недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, то договор о задатке, заключенный с победителем торгов в обеспечение недействительного договора купли-продажи, также является недействительным (см. постановление ФАС ВВО от 31.01.2006 NА11-5831/2004-К1-1/177).

В другом деле окружной суд констатировал недействительность договора, обеспеченного гарантийным письмом (которое было признано им односторонней сделкой, имеющей обеспечительный характер), и сделал следующий вывод: коль скоро договор был признан недействительным, то и гарантийное письмо, являющееся способом обеспечения этого договора, также является недействительным (см. постановление ФАС ДО от 30.12.2003 NФ03-А51/03-1/3138).

В еще одном деле окружной суд пришел к следующему выводу: договор кредита не нарушает норм валютного законодательства, стало быть, требование истца о признании недействительными договоров залога и поручительства, основанное на ничтожности кредитного договора, не подлежит удовлетворению (см. постановление ФАС МО от 27.06.2006 NКГ-А40/5513-06).

Аналогичный вывод был сделан и в другом деле. Суд признал, что коль скоро договор о предоставлении бюджетного кредита является действительной сделкой, то отсутствуют основания и для признания обеспечивающего его обязательства – договора поручительства – недействительным по основаниям, предусмотренным п.3 ст.329 ГК, в силу которого недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства (см. постановление ФАС УО от 11.02.2004 NФ09-205/04ГК).

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 349. Какова практика применения положений п.2 и 3 ст.329 ГК о взаимной действительности и недействительности обеспечиваемого и обеспечительного обязательства?:

  1. Оглавление
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -