<<
>>

347. Как конкретизируются судебной практикой правила ГК об исполнении встречных обязательств?

Напомним основные нормы ст.328 ГК, которая регулирует исполнение двух встречных обязательств. В случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению. Если встречное исполнение обязательства произведено, несмотря на непредоставление другой стороной обусловленного договором исполнения своего обязательства, эта сторона обязана предоставить такое исполнение. Указанные правила являются диспозитивными и могут быть изменены соглашением сторон.

Затруднения у судов вызывает прежде всего само определение понятия «встречные обязательства»[212]. Известны следующие пояснения вышестоящих судов по поводу этого определения:

а) встречными обязательствами признаются такие обязательства, срок исполнения одного из которых наступает позднее чем срок исполнения другого обязательства. Например, в информационном письме от 24.09.2002 N69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» ВАС РФ поместил следующее разъяснение (п.10). Правила о встречном исполнении обязательств могут применяться только в том случае, когда в соответствии с договором сроки исполнения обязательств каждой из сторон не совпадают. Суд установил, что по условиям договора мены каждая из сторон должна была выполнить свои обязательства в один и тот же срок. Поэтому сторона договора была не вправе приостанавливать исполнение своих обязательств на основании ст.328 ГК;

б) свойство встречности может быть присуще обязательствам не только вследствие соглашения сторон, но и следовать из смысла законодательных предписаний, которые регулируют исполнение того или иного обязательства.

Существует достаточно большой массив решений, в которых суды признавали обязательства встречными, руководствуясь только лишь нормами ГК, регулирующими отдельные договоры (см. постановления ФАС ДО от 09.11.1999 NФ03-А37/99-1/1622; ФАС ПО от 29.11.2001 NА65-6965/01-сг3-14; ФАС ЗСО от 28.01.2002 NА56-20463/01). Например, суды признают, что по смыслу норм гл.30 ГК обязательство осуществить оплату товара является встречным по отношении к обязанности поставить товар. Весьма аргументированное соображение на этот счет было высказано окружным судом в следующем деле. Суд, рассматривавший иск арендодателя к арендатору о взыскании арендной платы, в иске отказал в связи с тем, что арендатор не получил арендованную вещь в пользование. Так, окружной суд указал, что в силу синаллагматического характера[213] в договоре аренды имеют место две встречные обязанности, одинаково существенные и важные: обязанность арендодателя передать арендатору имущество во владение и пользование и обязанность арендатора вносить арендную плату, которые взаимно обуславливают друг друга и являются, в принципе, экономически эквивалентными (см. постановление ФАС ВВО от 06.06.2002 N A11-6200/2001-К1-11/307). Однако существуют и обратные решения, суть которых сводится к тому, что для того, чтобы признать обязательства встречными, договором должно быть прямо и недвусмысленно предусмотрено, что исполнение одного из обязательств обусловлено исполнением другого.

Известно дело из практики ВАС РФ, в котором было выражено именно такое мнение. Разрешая спор, суд отказался применять к спору сторон ст.328 ГК, указав, что из условий договора купли-продажи не следует, что обязательства по предварительной оплате молока и его по поставке являются взаимообусловленными и потому – встречными (см. постановление Президиума ВАС РФ от 14.01.1997 N4139/96).

Другим примером таких обязательств являются предусмотренное договором обязательство одного лица поставить стеклотару и последующее обязательство получателя тары поставить готовую продукцию, которое возникает только в случае отгрузки стеклотары (см.

постановление ФАС СКО от 19.01.2005 NФ08-6297/04; ср. постановление ФАС УО от 25.09.2002 NФ09-2372/02-ГК).

Схожий подход был продемонстрирован и в другом деле. Суд счел, что ст.328 ГК не подлежит применению, поскольку договор купли-продажи, заключенный между истцом и ответчиком, не содержит условия о предварительной оплате, обязательства продавца и покупателя, установленные указанным договором, не являются взаимообусловленными, встречными (см. постановление ФАС УО от 16.03.2005 NФ09-511/05ГК).

В еще одном деле суд также отказался применять нормы ст.328 ГК, указав, что договором не обусловлено, что исполнение обязательства одной стороной (покупателем) осуществляется только после исполнения своих обязательств другой стороной (продавцом). Следовательно, из заключенного сторонами договора не усматривается встречный характер обязательств (см. постановление ФАС ЦО от 23.10.2001 NА08-1460/01-8);

в) встречными могут быть признаны только такие обязательства, которые следуют из одного правового основания (договора)[214]. Например, по одному из дел окружной суд указал, что исполнение покупателем обязанности по оплате оборудования по одному договору нельзя признать встречным по отношению к исполнению обязательств поставщиком по другому договору купли-продажи (см. постановление ФАС СЗО от 15.03.2006 NА66-4692/2005). В другом деле суд также отказался признавать встречным исполнением исполнение обязательств по двум договорам, заключенным между одними и теми же сторонами (см. постановление ФАС СЗО от 07.05.1996 N518/96);

г) не всякое действие стороны договора, направленное на исполнение договора, может быть признано исполнением встречного обязательства. Например, в одном из дел окружной суд признал, что обязанность по составлению документов о передаче недвижимого имущества в аренду и его возврате не относится к категории встречных обязательств. Документы о передаче и возврате арендованного имущества, составление которых предусмотрено ст.655 ГК, являются способом оформления и доказательствами исполнения арендодателем и арендатором обязательств по передаче и возврату имущества. Поэтому несовершение этого действия не может порождать правовые последствия в виде возникновения у другой стороны договора права приостановить встречное исполнение (см. постановление ФАС СКО от 11.11.1999 NФ08-2393/99).

Другой пример. Суд удовлетворил иск о взыскании с ответчика стоимости проведенного истцом концерта, отклонив довод ответчика о непредставлении истцом акта сдачи-приемки работ и финансового отчета об использовании аванса, поскольку обязанность по представлению указанных документов не является обязательством, встречным по отношению к обязательству ответчика оплатить стоимость проведения концерта, в связи с чем их отсутствие не прекращает и не приостанавливает указанного обязательства ответчика (см. постановление ФАС МО от 02.07.2002 NКГ-А40/4154-02)[215].

В другом деле суд указал, что обязательство по уплате неустойки не может быть признано обязательством, в отношении которого может существовать какое-то встречное обязательство. Мотивировка суда такова: неустойка является способом обеспечения исполнения основного обязательства (в данном случае обязательства по оплате продажной стоимости объекта) и ее уплата не может являться условием предоставления встречного исполнения обязательства по передаче объекта купли-продажи (см. постановление ФАС ПО от 21.08.2001 NА65-4374/2001-СГ3/33);

д) участие в обязательстве третьего лица (неважно – в качестве ли самостоятельного участника или действующего за должника или за кредитора) не препятствует квалификации обязательств в качестве встречных. Например, по одному из дел суд установил, что партия бензина поставлена истцом на станцию назначения в адрес третьего лица, как предусмотрено спецификацией к договору о взаимных поставках. Однако, несмотря на участие в обязательстве в качестве товарополучателя третьего лица, обязанность покупателя оплатить поставленный бензин была признана встречным обязательством (см. постановление ФАС ВВО от 06.12.2000 NА29-7296/99э).

Несмотря на употребление в ст.328 ГК выражения «сторона... вправе приостановить исполнение своего обязательства...», судебная практика по вопросу о том, составляет ли приостановление исполнения встречного обязательства право либо обязанность стороны договора, явно колеблется. С одной стороны, имеется достаточно большой массив судебных актов, в которых констатируется, что приостановление исполнения – это право должника, следовательно, он может им и не воспользоваться и исполнить обязательство (ср., например, постановления ФАС СЗО от 22.08.2000 NА42-1700/00-18; от 30.01.2004 NА56-14253/03). С другой стороны, даже несмотря на вполне ясно выраженную мысль законодателя, суды иногда смотрят на приостановление исполнения обязательства как на обязанность добросовестного должника (см. постановление ФАС УО от 13.03.1997 NФ09-130/97-ГК).

В случае если сторона договора воспользовалось правом на приостановление исполнения обязательства, она должна уведомить другую сторону договора о приостановлении (см. постановления ФАС ПО от 11.05.2000 NА72-4466/99-Г345; ФАС МО от 12.03.2001 NКГ-А40/861-01). При этом намерение приостановить исполнение должно быть явно выражено (см. постановление Президиума ВАС РФ от 16.12.1997 N4897/97).

Тот факт, что приостановление исполнения обязательства является правомерным действием, влечет за собой и такое последствие: приостановление исполнения в соответствии со ст.328 ГК не является гражданско-правовым нарушением и не может влечь применение мер гражданской ответственности (взыскание убытков, неустоек или процентов) к должнику, не исполнившему обязательство.

Практика свидетельствует о том, что возражение о приостановлении исполнения обязательства на основании ст.328 ГК, как правило, заявляется ответчиками в делах о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств. Например, по одному из дел ВАС РФ указал, что заемщик не исполнил встречного обязательства по приобретению депозитных сертификатов в порядке обеспечения исполнения обязательства по кредитному договору, что в соответствии с п.2 ст.328 ГК освобождает кредитора от исполнения своего обязательства по выдаче кредита и от ответственности за неисполнение (см. постановление Президиума ВАС РФ от 01.04.1997 N4684/96). Весьма распространенной формулировкой отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки является, например, такая: «В связи с тем, что встречное исполнение обязательства со стороны истца отсутствовало, суд счел, что у истца отсутствовало и право требовать от ответчика предварительной оплаты и уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами» (см. постановление ФАС ЗСО от 06.08.2002 NФ04/2701-834/А27-2002).

В еще одном деле в иске о взыскании неустойки было отказано в связи с тем, что истец не выполнил своих обязательств по 100%-ной предоплате, и у ответчика не возникло обязанности по выполнению встречных обязательств по поставке оборудования (см. постановление ФАС УО от 07.09.1999 NФ09-24/99ГК).

В другом деле окружной суд оставил в силе решение нижестоящего суда и разъяснил, что суд обоснованно отказал во взыскании штрафа за неисполнение обязательств по договору поставки, поскольку обязательство ответчика является встречным, следовательно, ответчик не обязан выполнять своих обязательств до выполнения своих обязательств истцом (см. постановление ФАС УО от 23.09.1999 NФ09-1240/99ГК).

В еще одном деле судом было установлено, что в связи с просрочкой оплаты поставленной продукции и заявленным позже отказом от приемки остальной продукции поставщик прекратил поставку. Покупатель предъявил иск о взыскании пени за просрочку поставки. Судом первой инстанции иск был удовлетворен. Окружной суд отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, предложив нижестоящему суду изучить вопрос о том, не является ли временное прекращение поставки использованием поставщиком права приостановления встречного исполнения обязательств в порядке ст.328 ГК (см. постановление ФАС СКО от 11.11.1999 NФ08-2376/99).

Еще одна весьма интересная сфера применения правил о приостановлении исполнения встречных обязательств – дела, в которых одна из сторон договора была обязана произвести предварительный платеж, но не сделала этого, а контрагент по договору предъявляет в суд иск о взыскании предварительной платы. Суды весьма отрицательно относятся к подобным искам и весьма последовательно отказывают в их удовлетворении. Одним из оснований для отказа в подобных исках является указание судами на ст.328 ГК. Так, например, по одному из дел суд, сославший на нормы о встречном исполнении, указал, что при неполучении аванса кредитор вправе приостановить исполнение обязательств, а в дальнейшем – отказаться от исполнения обязательства и потребовать возмещения убытков; требовать же взыскания предварительной платы с должника кредитор не вправе (см. постановление ФАС СЗО от 09.03.2005 NА56-22163/04).

В другом деле окружной суд также отказал во взыскании предварительной платы, указав, что заинтересованная сторона (которой причиталась плата) воспользовалась одним из предоставленных ГК прав – приостановила поставку товара. Законом в этом случае не предусматривается право на взыскание неустойки, поскольку обеспечение исполнения обязательства произведено другим путем – приостановлением исполнения встречного обязательства (см. постановление ФАС СЗО от 30.01.2004 NА56-14253/03)[216].

Статьей328 также устанавливается, что в случае если нарушение обязательства по договору состояло в частичном исполнении, то другая сторона вправе приостановить исполнение только в неисполненной части; в оставшейся части обязательство должно быть исполнено. Это законодательное предписание достаточно часто применяется на практике следующим образом. Суды признают, что полное приостановление исполнения обязательств является неправомерным, если другая сторона по договору частично его исполнила. Например, по одному из дел подрядчик предоставил заказчику банковскую гарантию, которая была призвана покрыть возможные расходы заказчика в течение гарантийного периода эксплуатации реконструированного здания. Однако сумма гарантии составляла только часть от суммы гарантии, предусмотренной договором строительного подряда. Заказчик же, со ссылкой на ст.328 ГК, не перечислил подрядчику денежные средства, подлежавшие уплате по завершении строительных работ. Суд, рассматривая иск подрядчика, признал, что заказчик имел право приостановить исполнение денежного обязательства не полностью, а частично (пропорционально сумме, не покрытой гарантией) (см. постановление ФАС МО от 08.02.2005 NКГ-А40/61-05).

Право приостановить исполнение обязательства возникает у стороны по договору не только в случае, если другая сторона не исполнила обязательство, но и тогда, когда имеются обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что обязательство не будет исполнено.

Примером применения этой нормы является следующее дело. Сторона договора поставки предъявила в суд иск, связанный с неисполнением обязательств по договору, а именно – непоставкой товара, являвшегося предметом договора поставки. Поставщик сослался на то, что стороны предусмотрели в договоре аккредитивную форму расчетов, однако аккредитив на имя поставщика, предусмотренный договором, открыт не был. В связи с этим поставщик заявил о приостановлении исполнения обязательства по ст.327 ГК. Суд признал действия поставщика правомерными и указал, что в данном деле имелись обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что обязательство по оплате товара не будет исполнено. В частности, банк-эмитент не открыл в исполняющем банке счет, в распоряжение исполняющего банка необходимые денежные средства, составляющие сумму депонированного аккредитива, не передавались; банк-эмитент не имел лицензии на совершение банковских операций в стране – месте исполнения аккредитива (см. постановление ФАС ВВО от 08.11.2005 NА31-5579/8).

<< | >>
Источник: А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко. Практика применения Гражданского кодекса РФ части первой (А.Б. Бабаев, Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко); под общ. ред. В.А. Белова. – М. : Издательство Юрайт,2010. – 1161 с.. 2010

Еще по теме 347. Как конкретизируются судебной практикой правила ГК об исполнении встречных обязательств?:

  1. Оглавление
  2. 347. Как конкретизируются судебной практикой правила ГК об исполнении встречных обязательств?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -