<<
>>

Б. Установление повторной уголовной ответственности за одно и то же преступление

Часть первая статьи 50 Конституции РФ предусматривает, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Повторное осуждение может выступать в двух формах: 1) когда за указанное деяние лицо уже наказано предыдущим приговором суда и предыдущий приговор не отменен; 2) когда в одном приговоре одно и то же деяние квалифицировано двумя и более статьями УК и по каждой из них назначено наказание.

В 2001 году УК был дополнен статьей 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». Статья применяется довольно широко, в том числе к лицам, осужденным за экономические преступления. В 2005—2006 годах было примерно около 300—400 судимых ежегодно, в дальнейшем применение статьи снизилось до примерно 100 человек. Приблизительно четверти осужденных наказание по ст.174.1 было назначено более строгое, чем за основное (предикатное) преступление.

Между тем, в объективную сторону хищений и экономических преступлений входит использование полученных от преступления средств (доходов), и поэтому, независимо от формы такого использования, оно не может рассматриваться как самостоятельное преступление. Таким образом, с введением этой статьи были нарушены требования ст. 50 Конституции РФ.

Наше предложение о том, чтобы ограничить применение статьи ответственностью только за легализацию доходов от наркобизнеса, торговли людьми и оружием, поддержано не было.

В. О применении в УК завышенных санкций, не соответствующих степени общественной опасности деяния

Данная проблема отчасти проистекает из общего характера уголовного законодательства новой России. Работа над УК РФ, которая начиналась под флагом борьбы с чрезмерной жесткостью советского законодательства, в конечном итоге привела к принятию гораздо более репрессивного уголовного закона.

Если по УК РСФСР 1926 года максимальное наказание в виде лишения свободы составляло 10 лет, по УК РСФСР 1960 года — 15 лет, то по УК РФ 1996 года этот срок увеличился до 25 лет, а по совокупности приговоров — до 30 лет.

Появилось непомерное количество статей с квалифицирующими признаками, которых ранее не было, и которые существенно усиливают ответственность при одних и тех же общественно опасных последствиях преступления.

Не случайно по количеству сидящих в расчете на 100 000 населения наша родина находится на втором месте в мире после США, многократно опережая по этому показателю страны ближнего и дальнего зарубежья. Содержание огромной армии заключенных ложится тяжелым бременем на экономику страны, отрицательно влияет на демографические процессы и обороноспособность, девальвирует и без того небольшой человеческий капитал России.

Г. Неоправданное использование в качестве квалифицирующего признака совершения преступления в группе

Особенностью российского уголовного законодательства является широкое использование законодателем в качестве квалифицирующего признака, существенно усиливающего ответственность, совершение преступления в группе. УК содержит три вида этих признаков: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная преступная группа.

Применительно к экономическим преступлениям, перечисленным в гл. 22 УК РФ, признак простой группы не применяется. Более чем половина статей (21) этой главы содержит в качестве квалифицирующих признаков совершение преступления группой лиц по предварительному сговору либо организованной преступной группой.

Между тем экономическая деятельность носит коллективный характер; организация (акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью) образуется, как правило, для ведения разрешенной законом экономической деятельности, и даже в случае совершения его членами деяний, предусмотренных в гл. 22 УК РФ, основания для ее признания организованной преступной группой отсутствуют.

Часть 4 ст. 35 признает организованной преступной группой «устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений», а данном случае лица объединяются для ведения легального бизнеса.

Д. Общая часть УК не обеспечивает в должной мере нормальное развитие отечественной экономики

Здесь отсутствуют нормы, сдерживающие «уголовно-правовое управление» экономикой, не учтены риски, связанные с ведением бизнеса, предприниматели недостаточно защищены от коррупционного давления со стороны недобросовестных правоохранителей. Применительно к Общей части вопрос заключается не столько в удалении каких-то норм, сколько в дополнении ее законоположениями, учитывающими специфику ведения предпринимательской деятельности в России. В частности:

  • предприниматели, впервые совершившие преступления экономического характера небольшой и средней тяжести, подвергаются предупреждению без возбуждения уголовного дела;
  • получение дохода в результате нарушения правил ведения экономической деятельности без причинения ущерба государству, организациям или гражданам не может быть основанием для привлечения лица к уголовной ответственности;
  • в случае причинения материального ущерба организациям или гражданам уголовное преследование возбуждается только по их заявлению или с их согласия;
  • если общественно опасные последствия заключаются только в причинении материального ущерба, уголовное преследование не возбуждается или прекращается в случае полного возмещения ущерба;
  • характер примененного наказания, не связанного с лишением свободы, как правило, должен давать осужденному предпринимателю возможность ведения своего бизнеса;
  • материальное наказание без лишения свободы не должно приводить к разорению предпринимателя и банкротству предприятия.

Перечень обстоятельств, смягчающих наказание, предлагается дополнить новеллой, касающейся преступлений экономического характера: совершение деяния в связи с нарушением представителем власти предпринимательских прав и законных интересов лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Данные дополнения позволят снизить коррупцеемкость уголовного закона, преодолеть враждебное отношение части полицейских, прокуроров и следователей к бизнесменам, снимут опасения некоторых судей быть обвиненными в коррупции в случае назначения наказаний без лишения свободы.

3

К вопросу об экономической амнистии

В последние годы ряд политиков и юристов поднимали вопрос о проведении экономической амнистии. Однако широкого общественного обсуждения эта тема не получила, подобная амнистия как актуальная задача уголовно-правовой политики пока не рассматривается.

Как уже указывалось выше, за последнее десятилетие признаны виновными в различных преступлениях в сфере экономики около двух миллионов лиц, связанных с предпринимательством. Многие из них потеряны для активной экономической или государственной деятельности. О социальном портрете осужденного предпринимателя говорилось выше — это, как правило, люди с большим опытом бизнес-деятельности и высоким образовательным уровнем.

Вопрос об амнистии актуален в связи с избыточной криминализацией многих деяний экономического характера, перегибами в налоговой политике в 90-е годы прошлого века и первые годы нынешнего десятилетия, разорительными для бизнеса некоторыми требованиями подзаконных актов. Эти факторы, а также нестабильность правового поля, в котором действовали предприниматели, постоянное появление и отмена запретительных норм приводили к совершению преступных с точки зрения УК деяний бизнесменами, в целом сориентированными на незаконное ведение дела.

Враждебное отношение к зарождающемуся предпринимательству части правоохранителей также сыграло свою роль в росте количества репрессированных бизнесменов. В формировании нездоровой атмосферы вокруг бизнеса немалую роль сыграли коррупционные устремления значительной части представителей власти, рассматривающих бизнес, особенно малый и средний, как средство повышения своего собственного благосостояния.

При решении этого вопроса необходимо учитывать, что какая-то часть предпринимателей оказалась на скамье подсудимых исключительно в целях рейдерского захвата их предприятий, а также многочисленные факты возбуждения уголовных дел по заказам конкурентов.

Проведение амнистии актуально в связи с необходимостью повышения социального статуса предпринимателя и престижа его деятельности как основы отечественной экономики, обеспечивающей рост благосостояния населения.

Следует определить параметры амнистии. Так, заслуживает внимания предложение бывшего депутата Госдумы А. Назарова о снятии судимости как с отбывающих наказание предпринимателей, так и с отбывших его.

4

О правоприменительной практике

Ситуация в сфере правоприменения представляет реальную угрозу принципу верховенства права, который лежит в основе конституционного строя любого цивилизованного государства.

В последнее время была выявлена весьма опасная тенденция к необоснованной криминализации предпринимательской деятельности, расширительного, предвзятого использования и толкования норм не только уголовного, но и других регулятивных отраслей права.

Перекосы в практике обусловлены прежде всего двумя факторами. Во-первых, системой оценки деятельности оперативных служб и следователей, гонкой за палочками в отчетах. Оперативники стараются возбудить как можно больше дел экономического характера, а следователи — как можно больше дел направить в суд (высокая прекращаемость дел считается браком в работе). Далее — обвинительный уклон в судах (по делам, расследованных следователями, оправдываются всего 0,3 процента подсудимых, из них почти половина оправдательных приговоров отменяется судами 2-й инстанции) практически гарантирует осуждение предпринимателя и при наличии сомнений в его виновности, и при малозначительности совершенного им деяния. Разорвать этот порочный круг возможно только за счет изменения судебной практики, что, в свою очередь, приведет к изменению «облегченного» подхода прокуроров и следователей при направлении в суд уголовных дел, а это неминуемо приведет к более ответственной работе оперативных служб.

Во-вторых, субъективные факторы: недостаточная экономическая подготовка оперативников, следователей, прокуроров и судей, непонимание ими характера финансовых и хозяйственных отношений в условиях рынка; корыстное разложение части правоприменителей (коррупция, участие в рейдерских захватах и тому подобные деяния).

Экономическая неграмотность силовых кадров является, пожалуй, одной из важнейших причин состояния правоприменительной практики. Толкование и применение нового законодательства оказалось в руках юристов, воспитанных в иных правовых и социальных традициях. Отсюда происходят путаница в определении содержания общественной опасности применительно к преступлениям в сфере экономики; фетишизация группового характера совершения таких преступлений — как обстоятельства, отягчающего наказание; непонимание вреда, причиняемого развитию рыночной экономики избыточной репрессивностью правоприменительной практики, а также другие проявления старых советских подходов к регулированию предпринимательства, тормозящих хозяйственное развитие.

Недостаточное понимание юристами старой школы особенностей характера рыночных отношений порождает расширительное толкование норм УК, усугубляющее положение бизнесменов.

Пример непонимания, в чем же заключается общественная опасность незаконного предпринимательства (ст. 171) применительно к признаку «получение дохода в крупном и особо крупном размере», продемонстрировало постановление Пленума Верховного суда РФ от 18 ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем».

До этого Пленума сложилась устойчивая практика, понимавшая под доходом предпринимателя валовую выручку за вычетом его издержек на изготовление, приобретение или реализацию товара либо предоставление услуг. В основе такого подхода лежало понимание того, что общественную опасность представляет не сам факт ведения предпринимательства с нарушением правил регистрации и лицензирования (за это КОАП предусмотрел административную ответственность), а получение прибыли, с которой не взимаются налоги и прочие сборы, что ущемляло интересы других членов общества.

В известной мере под влиянием правоохранительных органов Пленум изменил подход к определению понятия «доход». В пункте 12 постановления дословно записано: «Под доходом в статье 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов». Теперь бизнесмен мог работать с убытком, но тем не менее он подлежал привлечению к уголовной ответственности как получатель дохода в крупном размере. Заодно следователям и судьям стало легче разбираться с такими делами, не нужно «возиться» с исчислением издержек предпринимателя.

Факты расширительного толкования норм УК в судебной практике, к сожалению, не единичны. Многие судьи и следователи плохо разбираются в сложностях рыночной экономики. По этой причине убытки, понесенные в результате нормального коммерческого риска, расцениваются как результат преступных действий; незнание мелким предпринимателям недавно появившихся запретов — как преступный умысел; проведение сложных финансовых операций — как мошенничество и т.п. Гражданский кодекс определил, что цена продукта или услуги определяется соглашением сторон. Тем не менее в последние годы появились уголовные дела, по которым следователи скрупулезно подсчитывают издержки предпринимателей, например при строительстве, а полученную прибыль вменяют как мошенничество.

Эту проблему ярко обрисовал Олег Пелих, президент Фонда правовой поддержки и защиты предпринимательства, который сам побывал в качестве подследственного по экономическому делу. «Методы работы следователей не хочется даже вспоминать, достаточно сказать, что большинство из них пришло из уголовного розыска и лишь единицы — начальники отделов — из ОБХСС. Поэтому объяснить, что такое вексель... неплатежи, “дебиторка”, было совсем непросто. Прессинг со стороны следователей был настолько сильным, что в какой-то момент мне пришлось прибегнуть к помощи материнской компании, уплатив требуемые суммы, после чего дело было благополучно закрыто “за отсутствием состава преступления”»[451].

Актуальность изложенных выше проблем бесспорна. Чрезмерная зарегулированность экономики государством, избыточная репрессивность законодательства подрывают инициативу предпринимателей, тормозят инновационные процессы.

Опыт последних лет показал неспособность действующих ныне структур к принятию эффективных решений, устраняющих препоны на пути развития бизнеса. Очевидна, необходимость в формировании центра с участием общественности, представителей бизнеса, экономических ведомств с целью комплексного решения проблемы.

<< | >>
Источник: Е.В. Новикова, А.Г. Федотов, А.В. Розенцвайг, М.А. Субботин. Верховенство права как фактор экономики / международная коллективная монография ; под редакцией Е.В. Новиковой, А.Г. Федотова, А.В. Розенцвайга, М.А. Субботина. — Москва : Мысль,2013. — 673 с.. 2013

Еще по теме Б. Установление повторной уголовной ответственности за одно и то же преступление:

  1. 5.4. Ответственность соучастников
  2. 8.2. Особенности освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и применение принудительных мер воспитательного воздействия
  3. § 3. Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания. Судимость и ее погашение
  4. § 3. Преступления в сфере предпринимательской и банковской деятельности
  5. Б. Установление повторной уголовной ответственности за одно и то же преступление
  6. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  7. § 5. Преступления в области торговли
  8. § 7. Преступления, посягающие на сохранность , и рациональное использование природных богатств
  9. § 3. Конкретные виды преступлений против правосудия
  10. § 1. Ответственность за прикосновенность к преступлению в истории советского уголовного законодательства
  11. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  12. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  13. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  14. 5. КРИТЕРИИ ОТНЕСЕНИЯ ДЕЯНИИ К КРУГУ ПРЕСТУПЛЕНИЙ (КРИМИНАЛИЗАЦИЯ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ДЕЯНИЙ)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -