ВЛИЯНИЕ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР НА ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С. Т. Сулейманова, С. Д. Кубрин

  Пензенский государственный университет, г. Пенза, Россия
Summary. In the article dealt with the problem of socio-psychological characteristics of adolescents is touched. The effect of various youth subcultures in criminal behavior of youth considered.
The methods and principles to minimize the destructive aspects of youth subcultures are offered.
Key words: adolescents, youth subcultures, criminal behavior.
Одной из самых патологических форм делинквентного поведения подростков является преступность. Из всех проявлений делинквентности преступность наиболее изучена юристами, социологами, психологами, представителями естественных наук. Преступление и преступность можно определить как социальное явление, не соответствующее нормам уголовного законодательства. В то же время, социальные стандарты поведения для определенных подсистем социальной системы или даже для всей системы могут отличаться от законодательно установленных норм. В этом случае преступное поведение, девиантное по отношению к законодательным нормам, не будет являться девиантным по отношению к социальным нормам соответствующей социальной подсистемы или всей системы. Важно определить условия, при которых происходит переход девиаций в общественно признанную норму, так как поведение большинства членов социальной системы определяется социальными нормами [7]. Сегодня криминальное поведение перестает пониматься обществом как патологическое. Культура большинства населения заменяется своеобразной субкультурой с возведением в обыденную норму криминального, противоправного поведения. Маргинальность в настоящее время становится обычной нормой. При этом криминальные нормы поведения становятся уже не девиацией, а конкурирующей с легалистской, альтернативной общественно признанной нормой.
Несовершеннолетние, по мнению американского криминолога У. Ландена, живут в соответствии с основными моральными принципами, утвердившимися в этом обществе, и, в конечном счете, детерминанты, определяющие поведение индивида, зависят от системы ценностей, занимающей в обществе господствующее положение [10]. Рассматривая преступность подростков, не следует забывать, что их личность еще не до конца сформирована с эмоциональной, психологической и нравственной точек зрения. Их взгляды, их убеждения могут меняться в зависимости от окружения, от происходящих в обществе процессов. Подростки чаще поддаются влиянию со стороны других людей, у них менее выражены такие качества, как настойчивость, честность, волевые качества и т. д. Так, еще в начале XX века американский психолог C. Холл писал, что подростки это «своеобразный гибрид, сочетающий идущую от природы (психосексуальное развитие) неуправляемость и идущую от культуры управляемость (подчинение индивидов социокультурным нормативам)» [цит. по 2]. Неформальные молодежные группировки представляют серьезную угрозу для безопасности страны. «Неважно, под какими идеями и лозунгами действует та или иная группировка, важно, что роль у нее одна и та же - деструктивная», - отметил глава МВД Нургалиев [5]. «Молодежное крыло фашистских организаций, скинхеды, агрессивные группировки футбольных фанатов- траблмайкеров пополняют уголовную статистику не первый год.
Индустрию охвата сознания молодежной субкультуры пополнил флешмоб. «Мы вынуждены признать: выросло полностью бесшабашное, неуправляемое поколение, - это слова лидера о членах своего движения, их нужно просто собрать и обеспечить некоторые условия: бутылочное пиво, временное отсутствие милиции и потенциальный объект агрессии». Доктор психологических наук А. Асмолов видит в этом один из способов заполнения смысловых пустот. Если в обществе исчезает «смысл», то возникают благоприятные условия для появления нигилизма, анархии, уничтожения любых обязательств и обязанностей перед обществом, отрицания всех и всяческих норм. Это мятеж, выросший из смысловой пустоты» [цит. по 4].
Субкультура, в дословном переводе, означает отделение от устоявшейся в обществе культуры, от основных принципов «возделывания» и «вырабатывания» социальных норм. От доминирующей культуры субкультура отличается, прежде всего, своей собственной системой ценностей, образом поведения, элементами одежды и стиля. В последнее время Россию просто захлестнула волна всяческих неформальных движений, перекочевавших к нам все с того же Запада. Это и панки, и металлисты, роллеры, анимэшники и растаманы, те же хиппи, снова набирающие популярность со скоростью света, битники, рэйверы, рэггеры, эмо и готы.
Среди субкультур, как считается, можно выделить правых и левых. Первые живут по традиционным законом, увлекаясь просто тем или иным направлением. Они не противоречат ни нормам морали, ни закону. К ним можно отнести роллеров, оттачивающих мастерство катания на заасфальтированных участках. Также сюда можно отнести субкультуру «Нью-эйдж» (от англ. «новый возраст»), занимающихся постижением себя через философские установки прошлого и настоящего [1].
Что же касается левого крыла, то здесь налицо неуважение к устоявшимся в обществе рамкам и границам дозволенного поведения. Сюда можно отнести сатанистов, отчасти панков, распивающих пиво в подворотнях под громыхания «Короля и Шута». Самым ярким примером здесь выступают, конечно же, готы и эмо. В первую очередь интерес вызывают представители субкультуры готов. Это молодежное движение зародилось в конце 70-х годов XX века на волне пост-панка. Готическая субкультура достаточно разнообразна и неоднородна, однако для неё в той или иной степени характерны общие черты: специфический мрачный имидж, а также интерес к хоррор-литературе, фильмам ужасов и мистике. Впервые готы появились в Великобритании на заре восьмидесятых прошлого столетия. Общая тенденция заключается в печальных, иногда даже скорбных, мистическо-сакральных мотивах в музыке и внешнем виде. Стиль одежды готов может быть разным, начиная от привычного панковского, заканчивая средневековым. Кроме того, здесь можно встретить наряды викторианской эпохи или ренессанса. Иногда все эти стили собираются в одну гремучую смесь. В образ типичного гота вписываются крашеные в черный цвет волосы, глаза, подведенные черным, накрашенные черным лаком ногти, черная, выдержанная в одном стиле, одежда. Пирсинг на теле может быть, а может и не быть. Украшения обычно выполнены из серебра и включают в себя различные символы, например, кресты, анки, пентаграммы и др.
Что касается идеологии, то у готов она достаточно потусторонняя, несколько ужасающая своими мрачными загробными настроениями. Представители этой культуры выступают, по определению, за толерантность и пассивность, за скорбь о социальном и личном зле. Готы, в отличие от хиппи и битников, не придерживаются каких-то радикальных политических взглядов, другими словами, они не задумываются о политике. Интересы у них совсем другие: ночь, кресты, кладбища, древние письмена и рассказы о вампирах. И все вроде бы ничего. Живут они спокойно, никого не трогают, увлекаются мистикой и страшными сказками. Но это лишь одна сторона медали. Идеологию по принципу, как она есть, воспринимает далеко не каждый гот. Свод правил «настоящего гота» постоянно обновляется, дополняется и, что самое страшное, обновления носят далеко не дружеский характер. Попробуй обидеть гота, и ты забудешь, что такое спокойствие. А если обиды им не причиняешь, они сами легко найдут себе занятие, выбивающееся из череды признанного и положительного.
К таким занятиям следует отнести излюбленные могильные посиделки готов. Готы собираются на кладбищах, устраивают загробные песнопения, разрисовывают мистическими символами памятники и надгробья. В отъявленно-повышенном настроении эти неформалы занимаются вандализмом, выдергивая кресты, раскапывая захоронения. Риск и возрастающий с каждой минутой адреналин бодрит неугомонных готов, заставляя их действовать в самом ужасающем амплуа [9].
Готы, тем самым, невольно становятся катализатором роста преступности, влияют на криминологическую ситуацию в стране.
Не так давно в СМИ и на телевидении прокатилась история, поразившая общественность. Шайка питерских готов съела девочку, в прямом смысле этого слова. Прежние якобы стереотипы, что готы съедают мертвых ворон и мертвецов стали уже реальностью, причем на съедение попался далеко не труп, а живой человек. Подозреваемые-готы своей вины не признают. Еще бы - преступление носит характер просто недопустимого. Людоедство, насилие, жестокость - это уже из ряда вон выходящее. Стоит только догадываться, что ожидает нас дальше.
Немалую опасность несут также скинхеды или скины (англ. skinheads, от skin - кожа и head - голова). Возникновение этой субкультуры произошло в Англии, в конце 60-х годов XX века. В России скинхеды появились в 1991 году, в среде учащихся столичных ПТУ и техникумов, вообще молодежи «спальных районов» Москвы и Ленинграда. Скинхеды, как правило, выступают за чистоту своей нации. Преступления, совершаемые представителями данной субкультуры, имеют характер национальной ненависти и выражаются, как правило, в форме убийства или вреда здоровью по отношению к иностранцам. Правозащитники обеспокоены ростом числа скинхедов и высоким уровнем преступности на расовой почве в России. «Растет движение скинхедов, насчитывающее уже до 50 тысяч человек и распространяющееся из крупных региональных центров в малые города и поселки», - говорится в докладе Московского бюро по правам человека (МБПЧ).
Но, несмотря на это, на фоне общей криминальной статистики, совершаемые ими преступления, как говорится, капля в море. Это видно, например, по данным сайта Федеральной службы государственной статистики. За весь 2009 год скинхедами было совершено 366 избиений, приведших к ранениям и 28 убийств. В то же время по данным электронных СМИ, это составляет около одной тысячной доли процента - величина, которую социологи, как правило, не учитывают в силу ее статистической ничтожности (она входит в так называемый «процент погрешности»). Тем не менее, эта тысячная доля процента постоянно находится в поле зрения СМИ и органов. Ведь при неразумно-скептическом подходе к складывающейся ситуации наверняка может произойти так, что одна тысячная запросто наберет вес, уплотнится, составит весомую долю в общем уровне преступности.
Вслед за скинами, пожалуй, одним из самых «буйных» и радикальных является направление футбольных фанатов. Если попытаться оценить численность общероссийского фан-движения, то она составляет примерно 45-50 тысяч человек. По конкретным командам это распределено так: «Спартак» (Москва) - около 15 тысяч, «ЦСКА» (Москва) - около 10 тысяч, «Динамо» (Москва), «Зенит» (Санкт-Петербург) - 6-8 тысяч, «Торпедо», «Локомотив» (Москва) - 3-5 тысяч, региональные команды (в сумме) - 2-3 тысячи [8].
Кроме того, у фан-движения существует огромный резерв в лице тех, кто в данный момент не является фанатом, но является активным болельщиком. В качестве иллюстрации - ведущие российские футбольные команды ежегодно продают десятки тысяч клубных шарфов и множество другой клубной атрибутики.
Таким образом, фан-движение этих команд ежегодно будет увеличиваться на несколько сотен человек, так как определенный процент из тех людей, кто покупает фанатскую атрибутику, рано или поздно станет футбольным фанатом. И все бы ничего, но фанаты несут огромную беду - массовые беспорядки, беспредел, погромы, зачастую влекущие за собой смерти и даже убийства.
Если обратиться к опыту зарубежного футбольного фанатизма, то для европейских обществ это одна из наиболее серьезных проблем, связанных с футбольными фанатами. Интересно, что обычно фанатские войны возникают в трех видах случаев. Во-первых, между фанатами команд, расположенных в одном городе. Во-вторых, между традиционными городами-соперниками. В-третьих, когда отношения футбольных команд принимают принципиальный характер. Часто случается, например, что одни и те же команды часто встречаются между собой в различных турнирах, и если их встречи проходят в напряженной борьбе, то это может способствовать ухудшению отношений между фанатами. Теоретически существует не- писанный кодекс проведения фан-войн, заимствованный из западных аналогов. Во-первых, в драки не должны втягиваться простые болельщики, драться должны только hooligan’s или члены фан- групп. Простые болельщики команд не должны подвергаться какой- либо дискриминации, в частности, фанаты не должны пытаться отнять их клубную атрибутику [6]. Во-вторых, во время драк запрещается использование каких-либо колющих или режущих предметов. Фанаты должны выяснять свои отношения на кулаках, без использования каких-либо подручных средств: палок, кастетов и т. д. В- третьих, запрещается какое-либо сотрудничество с органами правопорядка, запрещается «стучать».
Таким образом, субкультура фанатов оппозиционна по отношению к общей культуре общества и имеет довольно значительный потенциал агрессии. Он может значительно увеличиться в будущем за счет развития региональных фан-движений и возникновения связанных с ними потенциальных очагов напряженности, которые повлекут новые «фанатские войны». Конфликтность возникает и во взаимоотношениях с силами правопорядка, подобно событиям в странах Западной Европы.
Другими словами, и субкультура «фанатов» является значимым элементом в формировании и росте преступности в нашей стране. На основании приведенного анализа получается, что почти каждая субкультура, так или иначе, является очагом преступности, противоправного поведения. Эту концепцию, однако, могут развеять представители эмо-культуры.
«Эмо» происходит от слова «эмоциональный». В 80-е года этим словом шутливо называли часть молодых американских панк- групп, которые играли музыку, несколько отличавшуюся от настоящего панка. Основой их звучания был всё тот же панк, но с добавлением мелодичного, «чистого» вокала. С этих пор и появляется главная черта «эмо» - излишняя эмоциональность, чувственность, лиричность. Выглядя «эмо» тоже весьма специфически. Это странные девушки с детскими причёсками, чёрными волосами, блестящими заколками и пирсингом в губах. Худые высокие парни с длинной чёлкой, закрывающей половину лица, в чёрно-белых кедах с розовыми шнурками, сумкой через плечо, увешанной коллекцией значков. Эмо также большие любители погрустить. Часто у ребят начинаются затяжные депрессии, ненависть к жизни и окружающему миру, слёзы и печаль. Из-за этого нередко в голову приходят мысли о суициде.
А мысли - не просто отголоски сознания. Достаточно часто они находят выражение и в действиях. Случаи суицида среди эмо очень часто мелькают на страницах СМИ. В прошлом году восьмиклассница из Псковской области, увлекающаяся эмо-культурой, покончила жизнь самоубийством в заброшенном здании. Девочка была из благополучной семьи, хорошо училась, но, тем не менее, это не помогло ей справиться с нахлынувшей депрессией. В ходе обследования дома, где проживала несовершеннолетняя, установлено, что в ее личных вещах, тетрадях имеются множество записей, связанных со смертью и желанием покончить жизнь самоубийством, на стенах ее комнаты расклеены плакаты, вырезки из газет, сопровождающие символики молодежных субкультур эмо и готов.
При этом мысли о самоубийстве у эмо возникают не на пустом месте. Зачастую случается так, что неформальный лидер воздействует на несформировавшуюся психику подростка, убеждает его, что обыденная жизнь, привычные вещи и процессы в мире не приносят истинного удовольствия. Только путем самоуничтожения можно познать смысл жизни, погрузиться в вечный покой, отдаться счастью, испытать наслаждение [3].
Разумеется, на первый взгляд, эмо не составляют звено криминологической структуры, не влияют на рост преступности. Ведь суицид - это не преступление. Но с другой стороны, оказываемое давление со стороны неформального лидера, убеждение в необходимости ухода из жизни преступлением можно считать. А, значит, есть влияние и на криминологическую ситуацию. Полагаем, что данная ситуация отчасти носит характер латентной преступности, наполненной скрытыми факторами, вытекающими, так или иначе, в понятие преступности.
Такие случаи не единичны, происходят они почти в каждом регионе, в каждом городе, возможно, на каждой второй улице. Продолжаться так не может, это понятно. Вопрос возникает лишь в том, каким образом урегулировать настроения «неформальных» подростков, какие меры следует предпринять, чтобы остановить волну насилия и самоубийств.
Конечно, целесообразно было бы ввести ряд нормативных актов, регулирующих действия молодежных субкультур. Однако законодателю здесь будет достаточно нелегко. Запретить ребятам самовыражаться чиновники не имеют права. Конституция РФ (ст. 28, 29) явно устанавливает свободу совести, мысли, слова, равно как и убеждений. Да и международные положения и конвенции не препятствуют этому. Кроме того, молодежные субкультуры на то и молодежные, что включают в себя представителей, в основном, школьного возраста. Ребята, чей возраст не превышает семнадцати лет. Эпоха переходного возраста (13-15 лет) часто и является провокатором вступления в ту или иную суб-группировку. Несмотря на то, что уголовная ответственность наступает с 16 лет, а за особо тяжкие преступления, как известно, с 14, очень часто виновниками неформальных «преступлений» являются и 12-летние подростки, и даже младшие лица. Учесть интересы ответственности для каждого здесь не очень просто. Да и судить детей, по сути, очень тяжело путем обычного судопроизводства. В данном случае просто необходим особый порядок обращения с «неформальной» молодежью.
Разумеется, исходный пункт такого обращения должен исходить из семьи. И было бы неправильно говорить о нежелании родителей заниматься своими чадами. Очень часто у тех же преступни- ков-готов или самоубийц-эмо встречаются вполне приличные родители. Однако даже чрезмерная заинтересованность в воспитании порой оборачивается обратной стороной. Неформалы как были, так и остаются. Путь здесь следует искать в особом подходе, некоторой новизной воспитания современных детей. Родителям не стоит радикально воспринимать факт ухода ребенка в круги неформалов. По крайней мере, на первых порах. Стоит позабыть на некоторое время о советском прошлом, традициях однообразности и линейности, попытаться понять, почему ребенку стало скучно в кругу одноклассников, что побудило его принять манящие субкультурные красоты. Должен идти разговор, находиться компромиссы и уступки, а уже после этого этап контрнаступления: потихоньку, не торопясь, так, как этого требует сам ребенок.
Стоит задуматься и школе. Понятное дело, каждый учитель выступает за дисциплину и порядок на уроке, а директор требует строгой линии школьной формы. Разве понравится такая скукота взбудораженному эмо-киду. Непонимание и непризнание, в первую очередь, со стороны школы толкает неформалов к ненависти, к движению вразрез со школьными установками. А не лучше ли опять-таки задуматься? Ну пусть школьник походит разрисованный и размалеванный, пусть на фоне такого маскарада «пирсингованному» школьнику предложат провести классный час о молодежных субкультурах. Будет идти общение, поиск новых путей контакта. В конце-концов подросток сам разберется, нужна ли ему «необычная жизнь». Но разберется именно - сам - а не под давлением школы или родителей. Это не наставление и не предложение, это психология...
Нельзя также не упомянуть и о работе СМИ. Очень часто газеты одаривают подростков жареными фактами, непроверенной информацией, пафосными предположениями. Пресса провоцирует. Неплохо было бы прописать в российском законодательстве меры ответственности средств массовой информации и развлекательной индустрии, нацеленных на аудиторию моложе 16 лет. Такие меры достаточно распространены уже за рубежом. Например, в Австралии совсем недавно было объявлено об установке специальных интернетовских фильтров для защиты детей от порнографии и экранного насилия. Эти же фильтры существуют в Англии, скандинавских и других европейских странах.
Возможно, следует больше уделять внимание финансированию спортивных и культурных организаций, где ребенок мог бы проводить свободное время. Его полная занятость плаванием или рисованием (желательно на бюджетной основе) станет препятствием ухода в круги неформальных лидеров. А если бы вновь вернуть некоторое подобие пионерской организации со своим собственным уставом, правилами поведения, взаимовыручкой, помощью и поддержкой, то влиятельные субкультуры вовсе сместились бы на второй план.
Конечно, перспективы эти таятся в далеком будущем. А, может быть, и не в далеком. Исход ситуации зависит от каждого, кто заинтересован в благоприятном развитии российского общества.
Библиографический список
  1. Вершинин М. А. «Современные молодежные субкультуры. URL: http://psyfactor.org/rap.htm
  2. Вишневский Ю. Р., Шапко В. Т. Парадоксальный молодой человек // Социологические исследования. - 2006. - № 6. - С. 26.
  3. Воронов В. Что нужно знать о молодежной субкультуре? // Воспитание школьников. - 2007. - № 4-5. - С. 24.

21
  1. Гриб Н. Н. Информационно психологическая сфера как ведущее звено системы противодействия терроризму // РАЮН. Научные труды - № 4. - 2004. - С. 691.
  2. Интервью министра внутренних дел Р. Нургалиева газете Известия 3.03.2006 // www.mvd.ru
  3. Луков В. А. Молодежные субкультуры в современной России. - М., 2009. - С. 112.
  4. Троянский С. Н. Инновационный подход к процессу формирования девиантного поведения и преступности / / Российский следователь. - 2003. - №
  1. - С. 14.
  1. Футбол как опиум для народа // Коммерсантъ. - 2008. - № 5. - С. 57.
  2. Щепанская Т. Б. Символика молодежной субкультуры. - М., 2004. - С. 176.
  3. Lunden W. Statistics on Delinquents and Delinquency. - Springfield, IL: C.C. Thomas. 1964. - P. 9.

<< | >>
Источник: Суменков Сергей Юрьевич и др.. Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты: материалы международной научно-практической конференции 5-6 июня 2011 года. - Пенза - Прага: Научно-издательский центр «Социосфера»,2011. - 177 с.. 2011

Еще по теме ВЛИЯНИЕ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР НА ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С. Т. Сулейманова, С. Д. Кубрин:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВЛИЯНИЕ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР НА ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С. Т. Сулейманова, С. Д. Кубрин
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -