Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 2.2. Криминологические аспекты предупреждения сексуальной преступности в отношении несовершеннолетних в США

С конца 60-х годов XX века в криминологической науке США стремительную популярность набирает так называемая «неоклассическая» теория, которая включила в себя несколько направлений противодействия преступности, а пик научных работ приходится на 90-е годы 20-го века.

Развитие теории связано с пессимистическими выводами относительно эффективности практики воздействия на преступность с помощью традиционных криминологических

направлений, которые «полегли под тяжестью собственной теоретизации» , не позволяли разработать недорогие программы профилактики, которые дали бы быстрый и заметный результат.

Характерной особенностью реализации указанной теории становится депрофессионализация, т.е. участие в выработке направлений уголовной политики общественных организаций, политических партий, политических советников и т.д. Вместо мнения профессиональных криминологов, научного обоснования и экспертных оценок эффективности используются бытовые понятия здравого смысла, обществеизвестности и очевидности («это и так всем известно»), что существенно снижает ценность криминологических знаний. Например, 78% депутатов органа законодательной власти штата Иллинойс высказали мнение, что рецидив сексуальных преступлений очень высок, а основным источником информации о показателях половых преступлений для них были не мнения экспертов, а средства массовой информации .

Общественные деятели охотно используют данный факт в своих политических целях. Вопросы борьбы с преступностью становятся частью избирательных кампаний, средством манипулирования мнением избирателей. Примечательно, что современные уголовные и уголовно-процессуальные нормативные правовые акты (в США их, как правило, не разделяют), а также нормативные акты в сфере противодействия преступности получают наименования по именам жертв преступлений. Применительно к нашему исследованию - это, например, Федеральный закон США «О защите детей от сексуальной эксплуатации, насильственных преступлений, противодействии их растлению, обороту детской порнографии, содействии их безопасности в сети [176] [177]

Интернет в память Адама Уолша и других жертв преступлений против детей» от 27 июля 2006 г., а также его разделы: о регистрации сексуальных преступников и оповещении общественности (Sex Offender Registration and Notification Act), государственная программа общественного надзора над сексуально опасными лицами им. Джимми Райса (Jimmy Ryce state civil commitment programs for sexually dangerous persons). По справедливому замечанию А.Л. Сморгуновой, «посредством этого государство утверждает, что жертвой мог бы быть каждый. Г олос жертвы - это отражение общего, коллективного опыта, а не

индивидуального опыта конкретного пострадавшего от конкретного

180

преступления» .

Как мы уже отмечали, «неоклассическая» теория объединяет несколько направлений противодействия преступности, среди которых стоит отметить теории рационального выбора и рутинных (стандартных) действий, в рамках которых развиваются программы ситуационной превенции (situational crime prevention) и как ее разновидность - программа специальной профилактики рецидивов половых преступлений.

Суть теории рационального выбора (The rational choice perspective) заключается в том, что преступники - это лица, принимающие решения обдуманно и целенаправленно, а мотивация индивидуального преступного поведения не требует какого-либо специального объяснения.

Преступление - это обычное, нормальное явление, совершаемое обдуманно, умышленно, для извлечения какой-либо выгоды. Преступники, как, в принципе, и все люди, стремятся получить для себя деньги, материальные ценности, сексуальное удовлетворение, эмоциональные переживания и т.д. Это не значит, что «криминально вовлеченные» (criminally involved) лица постоянно совершают преступления. Чаще всего они получают материальные и нематериальные блага [178] законным путем. Однако время от времени, по своей воле или вне ее зависимости, они попадают в определенные ситуации, которые предоставляют им возможности для совершения преступления (привлекательные и неохраняемые объекты). И в этот момент, находясь в так называемой «точке определения» (decision-point), индивид может предпочесть незаконные способы достижения своих целей, если законными их добиться труднее и они требуют больших усилий, а риск, по его мнению, незначителен . Конечно, в этот момент индивид действует в рамках ограниченной рациональности, поскольку отсутствует полная информация, а время на принятие решение ограничено. При этом правонарушитель опасается больше того, что он будет пойман сейчас, в момент совершения преступления, а не спустя некоторое время. В целом, влияние биологических и социальных факторов на личность преступника не отрицается, однако ключевым фактором признается ситуация совершения преступления .

Теория рационального выбора связана, прежде всего, с непосредственной (конкретной жизненной, если выражаться привычными отечественному исследователю терминами) ситуацией, в которой потенциальный преступник принимает решение о совершении преступления, а теория рутинных действий - это теоретическое обоснование идеи о том, что преступление - результат реализации данной непосредственной ситуации. Теория была разработана специально для сотрудников полиции, абсолютно доступна и проста в понимании. Авторы концепции - Лоуренс Коэн и Маркус Фелсон - предложили «основополагающую химию преступления», согласно которой для каждого [179] [180]

преступления необходимо сочетание трех необходимых элементов,

183

«совпадающих во времени и в пространстве» :

1) Потенциальный преступник;

2) Подходящая цель;

3) Отсутствие надежного охранника.

Большинство (именно большинство - А.А.) людей склонны к совершению преступлений, но в обычной жизни не совершают их и не реализуют свой преступный потенциал лишь потому, что не сталкиваются с подходящей ситуацией и подходящей целью, в которой отсутствует надежный охранник (capable guardian). Применительно к корыстным преступлениям подходящими объектами и ситуацией могут стать такие факторы, как доступность предмета преступления, его небольшие размеры (возможность незаметно извлечь или унести), цена (возможность быстро и выгодно продать) и т.д. Для преступлений против личности, например, против половой неприкосновенности, подходящей целью может стать жертва физически или психологически беззащитная, та, которая предположительно не будет сопротивляться, либо которую легко запугать и заставить молчать о совершенном преступлении.

Важную роль в механизме совершения преступления играют наличие третьих лиц в момент совершения противоправного деяния. Особо подчеркивается, что большинство потенциальных преступлений предотвращается не правоохранительными органами, а обычными гражданами, которые изо дня в день занимаются повседневными делами. Каждый в тот или иной момент присматривает за своими детьми, обращает внимание на незнакомцев, запирает свое жилище и автомобиль от посторонних лиц - выполняет «рутинную» работу и является так называемым надежным охранником (Capable guardian), защищая, таким образом, потенциальные цели и объекты преступлений. Охрана объекта в [181]

равной степени может осуществляться как человеком, так и с помощью каких-

184

либо технических средств .

Джон Экк расширил категорию третьих лиц, введя понятие «куратор», «опекун» (handler) . Кураторы - это лица, обладающие положительным влиянием на потенциального правонарушителя (Offender). Ими могут быть родители, супруг, родственники, друзья, коллеги по работе, учителя, тренер и т.д. Принцип взаимоотношений «кураторов» с потенциальными преступниками такой же, как и у опекунов с правонарушителями - они, сами того не подозревая, контролируют поведение последних, заставляя воздержаться от возможного преступления. Помимо этого, в месте, в котором встречаются потерпевший и потенциальный преступник, существуют свои охранники, названные менеджерами (Place Manager) - охранники (в том числе и видеокамеры) в магазинах, школьный учитель, вахтер, администратор и т.д. Свою концепцию исследователь визуализировал с помощью двойного «криминального треугольника», который представлен на Рисунке 1[182] [183] [184].

Рисунок 1. Криминальный треугольник Джона Экка

На указанных выше теориях базируются разнообразные программы ситуационной превенции, одной из разновидности которых является программа специальной профилактики рецидивов половых преступлений. Программы ситуационной превенции (Situational crime prevention, SCP) исходят из того, что преступление намного проще предотвратить, воздействуя на криминальную ситуацию и на подходящие для преступления цели, чем на личность преступника, в особенности на личность граждан, еще не совершавших преступления. Воздействие на окружающую среду, «дизайн окружающей среды» с целью снижения в восприятии у потенциальных преступников возможности совершения преступления, либо невыгодности его совершения - основная идея научного направления ситуационной превенции. С практической точки зрения программа

ситуационной превенции направлена на создание так называемой «безопасной

188

среды» - пространства в месте проживания законопослушных граждан, [185] [186]

чувствующих страх перед преступностью (fear of crime), в котором они чувствовали бы себя в полной безопасности. Безопасная среда включает в себя парки, скверы, школы, детские сады, автобусные остановки, места компактного проживания граждан и т.д. - места, в которых люди проводят основное время (живут, учатся, работают, отдыхают). Обычные граждане, главным образом на уровне местных сообществ, в соответствии с приоритетами превенции и партнерства, широко вовлекаются в обеспечение общественной безопасности в форме общественной полиции, соседского надзора и т.д.

Программа специальной профилактики рецидивов половых преступлений изначально была разработана на основе исследований по проблемам наркозависимости и опиралась на программы содействия наркозависимым в воздержании от употребления наркотических средств. Данное направление является разновидностью комплекса программ ситуационной превенции. Применительно к сексуальным преступникам, программы предупреждения рецидива содержат как внутренние (самостоятельное определение и уклонение от потенциально рискованных ситуаций, обучение навыкам блокирования девиантных сексуальных фантазий и т.п., химическая кастрация), так и в большей степени внешние параметры контроля за поведением осужденных за половые преступления в рамках упомянутой безопасной среды, среди которых запреты на посещение определенных мест либо проживание в определенных местах, лишение права заниматься определенной деятельностью, контроль за перемещением и мониторинг деятельности. В соответствии с указанной программой, в большинстве штатов США лица, осужденные за половые преступления (чаще всего, за преступления против несовершеннолетних), связаны нормативно закрепленным комплексом ограничений, в которые входят: регистрация таких лиц, в том числе создание реестров, электронный мониторинг (слежение) с помощью системы глобального позиционирования (GPS), ограничение их местожительства и перемещения, уведомление общественности и общественный надзор .

Как мы видим, современная западная криминологическая мысль рассматривает преступление как следствие недостатка внешнего контроля за индивидом, либо его недостаточной самоорганизации и внутреннего самоконтроля, а также критически относится к традиционным методам и средствам социального контроля над преступностью[187] [188]. Акцент делается на изучении криминогенных ситуаций, а преступление рассматривается как социальное явление, которое можно предугадать и просчитать[189]. Соответственно, если существует контроль над индивидом, а привлекательные объекты для преступления находятся под пристальным вниманием - можно контролировать динамику преступности. Акценты в борьбе с преступностью переносятся на защиту общества от опасных индивидов в ущерб охраны основных прав и свобод отдельной личности. Границы между частной и публичной сферой уголовной политики стираются, право на неприкосновенность частной жизни грубо попирается, усиливается контроль за деятельностью отдельного гражданина, доходя иногда до тотального, жестокость наказания усиливается и растет число заключенных одновременно с «популистской карательной риторикой», а также «в связи с тем, что суды и полиция не могут противостоять карательным настроениям избирателей»[190]. Государство постепенно сращивается с органами местного самоуправления и частными структурами в области уголовной

политики, делегируя ему часть своих полномочий (общественная полиция, частные тюрьмы, частные охранные предприятия, государственная программа общественного надзора за преступниками и т.д.), а государственные институты, созданные для контроля преступности (тюрьмы, уголовно-исполнительные инспекции, суды) видоизменяются и перенимают способы действия частных структур.

Подводя итог, необходимо отметить, что на современном этапе развития криминологии США более правильно говорить о социальном контроле над преступностью в связи с разочарованием в традиционных мерах предупреждения подобных преступлений. Одно из направлений социального контроля - программа ситуационной превенции, а применительно к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних - специальные программы предупреждения рецидива, содержащие нормативно закрепленные комплексы ограничений для лиц, осужденных за подобные преступления, которые включат регистрацию таких лиц, в том числе создание реестров, электронный мониторинг (слежение) с помощью системы глобального позиционирования (GPS), ограничение их местожительства и перемещения, уведомление общественности и общественный надзор.

2.2.1 Предупреждение преступлений, совершаемых на сексуальной почве средствами общественного надзора, регистрацией лиц, их совершивших, созданием реестров таких лиц и уведомлением общественности

Начиная с 1990-х годов, в попытке снизить уровень половых преступлений, в том числе и в отношении несовершеннолетних, законодателями на местном уровне, на уровне штатов и федеральном уровне принимается ряд нормативных актов, направленных на снижение уровня подобных преступлений и их предотвращение. Первым из таких актов стал Закон «О преступлениях против детей и о регистрации лиц, совершивших преступления на сексуальной почве Джейкоба Веттерлинга», который был принят как часть другого нормативного акта - Федерального закона США «О поддержании правопорядка и борьбе с насильственными преступлениями» 1994 г. . Закон нормативно закрепил, с одной стороны, обязанность лиц, осужденных за любые насильственные преступления и, в том числе, за преступления на сексуальной почве, совершенные против несовершеннолетних, пройти процедуру регистрации в подразделении полиции по месту жительства, а с другой стороны, обязал местные власти, правоохранительные и контролирующие органы провести такую регистрацию, создать реестры указанных лиц, проверять достоверность сообщаемых мест проживания и периодически осуществлять контроль над возможным изменением этих мест.

Вторым нормативным актом и логическим продолжением действий, предпринятых в этом направлении законодателями, явились поправки в указанный закон Якоба Веттерлинга, принятые конгрессом США в мае 1996 г. и получившие неофициальное название «Закона Меган»[191] [192]. Нормативный акт получил такое название после изнасилования и убийства шестилетней девочки по имени Меган Канка. Сосед пригласил девочку к себе домой посмотреть щенка, после чего изнасиловал ее и зверски убил, тело расчленил и спрятал в близлежащем парке. Родители Меган сообщили средствам массовой информации, что если бы они знали о том, что их сосед дважды судим за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, то никогда бы не позволили дочери свободно гулять одной по окрестностям, а тем более, принимать его приглашение[193].

Так называемый «Закон Меган» обязал полномочные органы всех штатов ранее созданные реестры лиц, осужденных за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, сделать общедоступными посредством размещения фотографий и личных данных таких лиц в сети интернет, либо иным подобным образом.

27 июля 2007 г. Президент США Дж. Буш подписал Федеральный закон «О защите детей от сексуальной эксплуатации, насильственных преступлений, противодействии их растлению, обороту детской порнографии, содействии их безопасности в сети Интернет в память Адама Уолша и других жертв преступлений против детей»[194]. Указанный закон также получил неофициальное название (что, как мы уже заметили, характерно для США) - Защитный Акт Адама Уолша (Adam Walsh Protection Act, AWA). Указанный нормативный акт состоит из шести разделов. Первый раздел закона AWA получил название закона о регистрации сексуальных преступников и оповещении общественности, Sex Offender Registration and Notification Act, сокращенно - SORNA.

Мать Адама Уолша оставила ребенка в зоне видеоигр крупного супермаркета. Вернувшись через 10 минут, она не нашла сына. Через 16 дней правоохранительными органами была обнаружена голова Адама, а тело найти так и не удалось. Проведенным расследованием установить виновных в совершении этого преступления также не представилось возможным. Деяние вызвало глубокий общественный резонанс в национальном масштабе, ход расследования широко освещался средствами массовой информации и общественность сыграла роль своеобразного лобби при принятии вышеуказанного нормативного акта.

Закон Адама Уолша был принят в целях упорядочивания и оптимизации процедуры отслеживания лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве и информирования о них общественности на федеральном уровне. Акт нормативно закрепил обязанность органов государственной власти и местного самоуправления всех штатов не позднее 2009 г. организовать исполнение всех положений закона под угрозой потери 10% средств гранта Бирн (грант, выделяемый федеральными властями правоохранительным органам для инициатив по предупреждению преступности)197.

Крайне любопытно, но недавнее исследование показало, что затраты штатов на исполнение положений закона Уолша значительно превышают возможные потери финансирования при сокращении гранта Бирна. Так, властями штата Вирджиния, в 2009 г. сообщалось, что создание Реестра лиц, совершивших преступления на сексуальной почве и системы оповещения общественности о таких лицах, только в первый год реализации потребует более 12 миллионов долларов. Дальнейшее функционирование этой системы обойдется бюджету

198

штата чуть менее 9 млн. долларов ежегодно . Подробная информация о стоимости внедрения SORNA в сравнении с объемом финансирования в рамках Г ранта Бирна приведена в Таблице № 1:

Таблица 1199: Стоимость внедрения SORNA в первый год (2009) в сравнении с объемом финансирования в рамках Гранта Бирна: [195] [196] [197]

Штат США Стоимость внедрения SORNA, долл. США Объем

финансирования в рамках гранта Бирна, долл. США

10%-ая часть гранта Бирна, долл. США
Вирджиния $12,508,695 $3,943,036 $394,304
Джорджия $15,481,193 $5,594,288 $559,429
Калифорния $59,287,816 $21,876,819 $2,187,682
Луизиана $6,963,401 $3,514,704 $351,470
Орегон $6,078,218 $2,251,312 $225,131
Техас $38,771,924 $14,045,713 $1,404,571
Флорида $29,602,768 $12,402,693 $1,240,269

Основные положения SORNA можно свести к нижеследующим:

1. Зарегистрированные сексуальные преступники (sex offenders) подлежат классификации по трехуровневой системе в зависимости от тяжести совершенного преступления и возраста жертвы. Сексуальный преступник 1 категории (tier I sex offender) - лицо, совершившее преступление на сексуальной почве, которое наказывается лишением свободы на срок 1 год, либо более мягким наказанием. Сексуальный преступник 2 категории - лицо, которое не может быть отнесено к 3 категории, и которое за совершенное половое преступление наказывается лишением свободы на срок более 1 года, либо лицо, относящееся к категории 1, совершившее повторное подобное преступление. Сексуальный преступник 3 категории - лицо, совершившее насильственное преступление против половой свободы, либо лицо, совершившее преступление против половой неприкосновенности лица, не достигшего 13-летнего возраста, либо лицо, относящееся к категории 2, совершившее повторное подобное преступление[198].

2. Похищение ребенка и незаконное лишение его свободы квалифицируется как преступление против половой неприкосновенности, даже при отсутствии цели удовлетворения половой страсти и подлежит регистрации на условиях данного нормативного акта.

3. Требование об обязательной регистрации лиц, совершивших половые преступления не только по месту жительства, но и по месту работы и обучения.

4. Требование подтверждения своего места пребывания 1 раз в год - для сексуальных преступников 1 категории, дважды в год - для 2 категории, 4 раза в год - для 3 категории[199].

5. Уклонение от регистрации признается фелонией и наказывается штрафом, либо лишением свободы на срок до 10 лет, либо штрафом и лишением свободы[200].

6. Установлен 3-дневный срок уведомления компетентных органов при смене места пребывания зарегистрированным лицом.

7. Кроме имени, места жительства, работы и обучения сексуального преступника, в Реестр должна быть внесена следующая информация: фотография; полные сведения обо всех эпизодах совершенных преступлений; полный словесный портрет данного лица, включая прозвища в криминальной среде; номер полиса социального страхования; гос. номера и подробное описание транспортных средств, которыми владеет данное лицо, фотокопия водительского удостоверения; отпечатки пальцев рук и ладоней сексуального преступника (при отсутствии у полномочных органов таких сведений на момент его регистрации); образец ДНК; иные сведения, предоставление которых может потребовать Г енеральный Атторней США .

Раздел 3 Федерального закона «О защите детей от сексуальной эксплуатации, насильственных преступлений, противодействии их растлению, обороту детской порнографии, содействии их безопасности в сети Интернет в память Адама Уолша и других жертв преступлений против детей» (AWA) называется «Государственная программа общественного надзора над сексуально опасными лицами им. ДжиммиРайса (Jimmy Ryce state civil commitment programs for sexually dangerous persons). Джимми Райс - 9-летний мальчик, 11 сентября 1995 г. возвращался домой из школы. Хуан Карлос Чавес под угрозой применения оружия заставил ребенка сесть в его грузовик, где изнасиловал. Четыре часа спустя, услышав шум двигателей вертолета, ребенок попытался сбежать, однако Чавес выстрелил ему в спину, а затем обезглавил и расчленил тело мальчика[201] [202].

В отношении отдельной категории лиц, совершивших преступления на сексуальной почве и признанных сексуально опасными и неисправимыми преступниками, существует особая процедура общественного надзора и контроля (civil commitment). Сексуально опасное лицо (sexually dangerous person) - это «лицо, страдающее от серьёзных психических заболеваний, аномалий или расстройств, в результате которых человек испытывает непреодолимые затруднения в воздержании от агрессивного сексуального поведения, либо девиантного сексуального поведения в отношении детей»[203].

Такая процедура состоит в том, что Генеральный Атторней имеет право выделять гранты органам власти в штатах, которые обязуются разработать и реализовывать программы для опасных сексуальных преступников (programs for sexually dangerous persons.). Для получения гранта штат должен разработать и представить Генеральному атторнею конкретный план реализации программы. Программа должна включать постоянный общественный надзор над подконтрольными лицами (secure civil confinement) со стороны органов власти на уровне штатов и общественности, обеспечение лечения и ухода за такими лицами. Нормативным актом AWA предусмотрен и размер гранта - 10 млн. долларов в год, на период внедрения и реализации программы с 2007 по 2010 годы, выделяемых из федерального бюджета[204].

Любопытной особенностью анализируемой процедуры является то, что общественный надзор и указанные программы осуществляются в отношении лиц, которые уже осуждены за совершение полового преступления и отбывают наказание, либо не отбывали наказание, но в отношении которых были применены принудительные меры медицинского характера, либо уголовное преследование в отношении которых прекращено в связи с психическим заболеванием. Порядок признания лица сексуально опасным состоит в следующем: Генеральный Атторней, лицо, уполномоченное Генеральным Атторнеем, либо администрация исправительного учреждения (администрация места применения принудительных мер медицинского характера), возбуждают перед судом по месту содержания под стражей (отбывания принудительных мер медицинского характера, проживания) ходатайство о признании лица сексуально опасным и неисправимым преступником. Ходатайство разрешается в судебном заседании с обязательным участием данного лица, защитника и представителя аттернатуры. До судебного заседания суд вправе назначить психиатрическую или психологическую экспертизу подсудимого, заключение которой оглашается в заседании.

Если в ходе проведенного процесса, суд признает лицо сексуально опасным, то такое лицо передается в распоряжение Генерального атторнея. Генеральный атторней обязан предпринять все усилия для того, чтобы штат, где лицо осуждено и отбывает наказание, либо штат, где он проживал, принял на себя всю ответственность за содержание, надзор и лечение такого лица, и в этом случае передает сексуально опасного человека конкретному уполномоченному должностному лицу штата. (Именно в этот момент начинается реализация вышеуказанной программы общественного контроля и в этом состоит ее основная суть). Если ни один штат не берет на себя такую ответственность, Г енеральный атторней обязан поместить данное лицо в подходящее учреждение на территории США для последующего содержания и лечения до того, как:

1. какой-либо штат примет на себя ответственность за содержание, надзор и лечение такого лица.

2. состояние человека изменится, и он перестанет быть сексуально опасным для окружающих (имеется в виду достижение определенного возраста, инвалидность и т.п.), либо комплекс психиатрических, психологических мероприятий и лечение такого лица привели к улучшению его состояния, и он более не находится в опасном состоянии .

Основная провозглашаемая цель всех вышеуказанных актов - эффективная защита общества от опасных преступников, совершаемых преступления на сексуальной почве с высоким риском совершения повторных подобных преступлений. По данным Центра по контролю и предотвращению заболеваний (CDC), «высокий уровень риска совершения повторных преступлений характерен для лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве» . По другим [205] [206]

данным[207] [208] [209] [210] [211] [212], опирающимся на официальную уголовную статистику, такой риск довольно низок, зарегистрированные сексуальные преступники редко совершают повторные половые преступления . Например, в штате Нью-Йорк, в период с 1985 по 2001 г.г., из зарегистрированных 11898 человек, осужденных за преступления на сексуальной почве и освободившихся из мест лишения свободы по отбытию наказания, только 251 (2,1%) вновь были осуждены за повторное подобное преступление . По сведениям Департамента исправительных учреждений штата Аризона, уровень рецидива половых преступлений составил всего лишь 5,5% , а исследователи из штата Огайо сообщают о 8% уровне

рецидива в десятилетнем периоде у лиц, отбывших наказание за половое преступление и освободившихся в 1989 г. . Харрис и Хэнсон отмечают, что основный риск совершения повторных подобных преступлений сохраняется в течение первых пяти лет после освобождения осужденного, а по истечению этого

214

срока риск резко и значительно снижается .

Здесь же представляется необходимым отметить и тот факт, что в специальной литературе высказывается и такое мнение, что большинство преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних совершается в семье, либо лицами, ранее знакомыми потерпевшему.

По данным, опубликованным Министерством Юстиции США, 86% всех зарегистрированных преступлений на сексуальной почве совершается лицами, с которыми потерпевший был знаком ранее, и, чаще всего, членами семьи потерпевшего . 93% потерпевших в возрасте до 17 лет и 73% лиц старше 18 лет подверглись сексуальным злоупотреблениям со стороны ранее знакомым им лиц. Каждое третье половое преступление (34%) в отношении детей (лиц, младше 14 либо 13 лет) совершается членами семьи потерпевшего, а в 59% случаев такие преступления также совершаются знакомыми[213] [214] [215] [216]. Подобные данные приводятся и проф. Боннар-Кидд (KellyK. Bonnar-Kidd), которая утверждает, что 93% преступлений на сексуальной почве совершаются членом семьи, либо лицом,

217

ранее знакомым потерпевшему .

Проведенные комплексные исследования по данной проблеме показали, что лица, совершающие половые преступления в отношении детей, устанавливают контакты с будущими жертвами через их отношения с другими людьми, чаще всего через взрослых. Например, в правовой литературе США описан случай, когда серийный сексуальный преступник использовал романтические отношения с женщиной, чтобы получить доступ к ее детям. К способам знакомства с детьми и установления с ними доверительных отношений исследователи относят также установление знакомства с нянями, работающими по найму, проживание в доме знакомых и приятелей, имеющих несовершеннолетних детей и т.п. .

Еще одной существенной проблемой эффективности нормативных актов в сфере регистрации лиц, совершивших половые преступления в отношении несовершеннолетних, создания реестров таких лиц и уведомления общественности является и высокий уровень латентности подобных преступлений. Большинство половых преступлений, а особенно в отношении несовершеннолетних, являются латентными и, следовательно, уголовное преследование по ним не осуществляется.

По данным Бюро судебной статистики США за 2009 год, изнасилования и насильственные действия сексуального характера в отношении лиц, достигших 12-летнего возраста, регистрировались лишь в 33% случаев. Регистрация половых преступлений напрямую зависит от отношения потерпевшего к виновному: в отчетном периоде в 56% случаев регистрировались преступления на сексуальной почве, совершенные лицами, ранее не знакомыми потерпевшему, и в 28% - лицами, ранее знакомыми. Эти данные также напрямую зависят от возраста

219

жертвы :

Д. Смит и др. утверждают, что только 11% жертв изнасилования сообщили о совершенном преступлении, и не обязательно в полицию. И только 2-8% жертв инцестуозных актов заявили о совершенном в отношении них половом

преступлении[217] [218] [219].

Кроме того, приводятся данные и о том, что большинство сексуальных преступлений совершается лицами, не состоящими в Реестре сексуальных преступников. Так, в штате Огайо в 1999 году 92% лиц, осужденных за половые преступления в отношении малолетних и 93% лиц, осужденных за подобные преступления против несовершеннолетних, были совершены впервые . В 20092010 г.г. около 94% лиц, осужденных за половые преступления в штате Нью- Йорк, ранее не были судимы за такие преступления и, соответственно, не могли быть внесенными в Реестр[220].

Вопросу зависимости состояния преступности на сексуальной почве от регистрации лиц, совершивших половые преступления, посвящено несколько специальных исследований. Проф. Джеффри Сандлером (Jeffrey C. Sandler) и коллективом ученых проведено широкомасштабное и длительное исследование эффективности закона Меган в штате Нью-Йорк. Исследователями изучались архивные уголовные дела о преступлениях против половой свободы и неприкосновенности личности, оконченные производством в период времени с 1986 по 2006 г.г., всего было изучено свыше 170000 уголовных дел. Ученые сообщают, что в 160000 дел (95%) из этого количества содержатся сведения о том, что виновным подобное преступление совершено впервые и утверждают, что принятие штатом в 1996 г. законодательного акта SORNA и его последующее применение никак не повлияло ни на общий уровень половых преступлений, ни на их рецидив, а затраты на реализацию указанного закона абсолютно несопоставимы с полученными результатами, что наглядно демонстрируют сведения, приводимые в таблице ниже .

Таблица 2: Количество арестов, постановленных судами штата Нью-Йорк в период 1986-2006 г.г. [221]

Коллектив ученых из Вашингтонского Института Государственного и Муниципального Управления (Washington Institute for Public Policy) осуществлял наблюдение за двумя группами лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Одна группа состояла на учете в Реестре, другая не состояла. 19% лиц, состоящих в Реестре, совершили преступление на сексуальной почве вновь, тогда как во второй группе этот показатель составил 22%. Исследователи отнесли разницу в цифрах на счет статистической погрешности. Кроме того, обобщив статистику, ученые установили, что 63% всех половых преступлений совершается в тех штатах, где существуют Реестры лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Исследователи отмечают лишь одно несомненное достоинство Реестра - он позволяет быстрее раскрывать половые преступления, помогает полиции изобличать виновных лиц[222].

Что касается уведомления общественности о лицах, состоящих в Реестрах, то эта форма защиты общества от сексуальных посягательств также имеет свои особенности, однако не всегда положительные. Самое негативное побочное последствие при применении уведомления - всеобщая истерия и нервозная обстановка в обществе, что довольно часто заставляет граждан защищаться от «монстров», проживающих по соседству с ними и эти меры «защиты» далеко не всегда законны. Так, в июне 2007 года, жители небольшого городка в штате Нью- Йорк были уведомлены о том, что в их населенном пункте проживают 2 зарегистрированных сексуальных преступника. Г раждане отреагировали своеобразно - поблизости от мест проживания осужденных разместили знаки, предупреждающие, что «Здесь проживают монстры», с помощью СМИ инициировали процедуру их принудительного выселения и требовали от собственника жилья расторжения договора аренды жилого помещения .

Под воздействием всеобщей истерии, многие штаты стали разрабатывать, принимать и реализовывать другие нормативные акты, содержащие ограничения для лиц, совершивших половые преступления. Так, с 1996 г. многие штаты стали принимать законы, запрещающие или ограничивающие проживание осужденных за преступления на сексуальной почве, вблизи мест, посещаемых детьми, в других штатах попытались бороться с половыми преступлениями с помощью электронного мониторинга подконтрольных лиц с применением новейших технических средств. Законодатели отдельных штатов, в стремлении снизить показатели половых преступлений и их рецидив, довели свои усилия до крайности, нормативно закрепив запрет лицам, осужденным за преступления на сексуальной почве, носить костюмы на Хэллоуин, пользоваться сетью Интернет, либо обязав органы власти делать запись «сексуальный преступник» в водительских удостоверениях и на государственных номерных знаках [223] транспортных средств[224] [225]. Полагаем, что такого рода крайние меры нисколько не способствуют снятию общественного напряжения, успешной интеграции таких лиц в общество и их ресоциализации.

2.2.2 Предупреждение половых преступлений средствами электронного

мониторинга подконтрольных лиц

Использование электронных технологий в США, в рамках контроля общества над осужденными и лицами, признаваемыми таким обществом общественно опасными, берет свое начало с 1964 г., когда радиомониторинг был впервые применен в г. Бостоне штата Массачусетс . Возможно, не случайно, что город, первым начавший эксперименты с электронными системами контроля за осужденными, является родиной Джона Августа, сапожника19-го века, имя которого часто приводится при упоминании институтов условно-досрочного освобождения с испытательным сроком и условного осуждения в США.

Будучи обычным гражданином, Дж. Август осознавал вред алкоголя и критически оценивал социальные последствия пьянства. Однажды, находясь в судебном заседании, Август смог убедить судью отпустить подсудимого, страдающего алкоголизмом, под его личное поручительство, и обещал доставить его в суд в последующее судебное заседание. Три недели спустя, подопечный Августа предстал перед судьей другим человеком. Так началась почти 20-летняя карьера Августа в качестве добровольного судебного служащего. Он выручил сотни сбившихся с пути преступников, становясь их личным поручителем, предоставляя им жилье, обеспечивая лечение и помогая с трудоустройством.

Успех Августа побудил штат Массачусетс в 1859 году законодательно закрепить

условное осуждение с испытательным сроком (probation) в качестве элемента

228

системы уголовного законодательства штата .

Другие штаты последовали примеру Массачусетса и на сегодняшний день во всех 50 штатах, а также во многих странах мира существует институт условного осуждения с испытательным сроком. Условно-досрочное освобождение с испытательным сроком, как форма условного освобождения из мест лишения свободы, начала применяться в США в тот же период. По оценке Л. Гринфилда, в настоящее время, большинство осужденных в США отбывают, по крайней мере, некоторую часть назначенного наказания условно с испытательным сроком, либо при условно-досрочном освобождении с испытательным сроком[226] [227].

Хотя электронный мониторинг преступников впервые стал использоваться системой правосудия США более 40 лет назад, до 1980-х годов электронное наблюдение за осужденными еще широко не применялось. В 1988 году Комиссия по условно-досрочному освобождению США, а также большинство правоохранительных органов штатов начали экспериментировать с электронным мониторингом (надзором) над условно освобожденными осужденными. К 1991 году Федеральная служба по условному осуждению и условно-досрочному освобождению рекомендовала применение электронного мониторинга осужденных в масштабах всей страны. Электронный мониторинг с энтузиазмом был воспринят специалистами системы правосудия, судебной системы и политиками. «Электронный надзор был объявлен в качестве оптимального решения многих существующих проблем, в том числе сокращения количества преступников, переполненных тюрем, а также оптимизации затрат на содержание осужденных в местах лишения свободы и надзора над ними» .

В настоящее время, одним из наиболее быстро развивающихся направлений электронного мониторинга в США, является использование системы глобального позиционирования (GPS) для отслеживания местонахождения осужденных, находящихся под надзором органов исправления осужденных . GPS - это всемирная навигационная система, которая использует орбитальные спутники для отслеживания местоположения приемника размером с мобильный телефон, и определяет расположение осужденного один раз в несколько секунд[228] [229] [230] [231] [232]. Существует три типа систем GPS-мониторинга подконтрольных лиц: активные, пассивные и гибридные. Активные системы используют каналы операторов сотовой связи для передачи полученных GPS данных через мобильное контрольное устройство на системное программное обеспечение сервера получателя для обработки. Эти данные поступают каждые несколько минут, в результате чего слежение за отбывающим наказание лицом ведется практически в режиме реального времени. В США данные системы используются менее чем в 20% случаев . В этой связи представляется сомнительным утверждение начальника управления ФСИН РФ по организации исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы Е.Л. Зарембинской о том, что в системах электронного мониторинга подконтрольных лиц «нигде в мире, кроме как в России, более не используются мобильные контрольные устройства» .

Пассивная система GPS-мониторинга, как наиболее часто используемая, отслеживает перемещения подконтрольного лица ежедневно и передача данных о его местонахождении происходит каждую ночь. Затем эта информация передается через стационарное контрольное устройство в контролирующие органы по линиям телефонной связи (стационарной). При пассивном GPS-мониторинге специалисты службы по условному осуждению и условно-досрочному освобождению периодически просматривают карту перемещений осужденного для оценки наличия нарушения (подконтрольное лицо посетило запретную зону, покинуло пределы разрешенной зоны и т.п.).

Гибридная система GPS-мониторинга была разработана специально для системы уголовного правосудия. Основное отличие гибридной системы от других систем - это частота, с которой данные GPS передаются обратно в контролирующие органы. В гибридной модели электронного мониторинга GPS- данные передаются программируемым способом, но реже, чем в активной системе. Однако гибридная система автоматически переходит в активный режим мониторинга при первых признаках нарушения ограничений подконтрольным лицом. Смешанные модели электронного мониторинга, как правило, дешевле, чем система слежения в режиме реального времени[233].

Законодательство об обязательном GPS-мониторинге освобожденных из мест лишения свободы лиц, совершивших преступления на сексуальной почве является новейшим и пользуется большой популярностью у законодателей и общественности. Межштатная комиссия по надзору над совершеннолетними преступниками (ICAOS) в 2007 г. опубликовала доклад об использовании штатами систем GPS-мониторинга за освобожденными из мест лишения свободы лицами, совершившими преступления на сексуальной почве. В докладе указываются 35 штатов, где к этому времени в том или ином виде использовали электронный мониторинг. К 2008 г. уже в большинстве штатов начали применение GPS-мониторинга в отношении определенных категорий сексуальных преступников[234] [235]. К 2009 г. 46 штатов сообщили об использовании GPS-мониторинга и 35 штатов приняли законодательные акты, ограничивающие передвижение подконтрольных лиц и о запрещенных местах для лиц,

237

совершивших половые преступления .

Широкое распространение систем GPS слежения в последнее десятилетие произошло под существенным влиянием участившихся случаев виктимизации несовершеннолетних освобожденными из мест лишения свободы лицами, совершившими преступления на сексуальной почве, всеобщим страхом перед сексуальными рецидивистами, преувеличенных требований к GPS технологии и технологическим достижениям. Эти обстоятельства послужили федеральному правительству толчком для принятия так называемого закона Адама Уолша (Adam Walsh Law, подробнее об этом законе см. выше в нашем исследовании), и в настоящее время почти каждым штатом используется система GPS-мониторинга освобожденных из мест лишения свободы лиц, совершивших преступления на сексуальной почве.

Стоимость электронного мониторинга для штата и для осужденного варьируется в зависимости от местного законодательства. К примеру, в 2007 году, в штате Теннеси, с подконтрольных лиц за GPS мониторинг взималась абонентская плата в размере 50 долларов в месяц. Кроме того, за 2 года (2005 - 2007 г.г.) штат вложил 2,2 миллиона долларов на развитие программы условно - досрочного освобождения с испытательным сроком и электронным наблюдением[236]. По мнению Т. Брауна, средняя общая стоимость за единицу системы электронного мониторинга, в день составляет около 15 долларов за

активную GPS систему и 13 долларов для пассивных систем слежения , в то время как в результате другого исследования выявлена более низкая среднесуточная норма - 8 долларов для активных систем слежения в режиме реального времени и половина этой суммы для пассивной системы GPS- мониторинга[237] [238] [239].

Помимо этих прямых расходов, существуют другие косвенные расходы, связанные с содержанием дополнительных муниципальных или государственных служащих, обслуживающих саму систему . Некоторые критики утверждают, что высокая стоимость мониторинга подконтрольных лиц с помощью электронных систем неоправданна, учитывая тот факт, что с помощью системы можно только выявить местонахождение подконтрольного лица, но не предупредить совершение нового преступления. Тем не менее, по мнению Т. Брауна, даже самая высокая стоимость современных систем мониторинга в любом случае дешевле, чем лишение свободы, затраты на которое которые превышают 80 долларов в день или почти 30 000 в год на одного осужденного[240].

Анализ правовой литературы и законодательства штатов показал, чаще всего встречающимися целями GPS-мониторинга подконтрольных лиц являются повышение общественной безопасности и предотвращение совершения новых преступлений.

Теоретики рационального выбора утверждают, что GPS-мониторинг может предотвратить совершение новых преступлений из-за уверенности правонарушителя в своей поимке, поскольку преступник считает, что при ношении устройства GPS находится под постоянным контролем. Приверженцы теории изучения общества полагают, что GPS слежение профилактирует совершение новых преступлений, поскольку система GPS-мониторинга не позволяет криминогенным партнерам проводить время с контролируемым лицом (криминогенные компании не желают, чтобы их местонахождение отслеживалось) . Современные криминологические теории полагают, что именно девиантная среда сверстников поощряет противоправное поведение правонарушителей. Социализация или кластеризация сексуальных преступников вызывает серьезную озабоченность у чиновников. Так, в штатах Мэриленд, Миннесота, Орегон и Висконсин закон недвусмысленно запрещает сексуальным преступникам проживать вблизи друг друга[241] [242] [243].

Предписания «ни одного контакта с потерпевшим» или «ни одного контакта с несовершеннолетними» являются общими для лиц, осужденных за половые преступления условно с испытательным сроком, либо освобожденных условно - досрочно с испытательным сроком, и, предполагается, что эти предписания легче контролировать с помощью системы электронного слежения . Имея на карте точные данные о местонахождении подконтрольного лица, можно также оказывать помощь правоохранительным органам в расследовании преступлений, поскольку эти данные могут подтвердить присутствие правонарушителя вблизи места преступления в интересующий органы момент времени или исключить его или ее из списка подозреваемых[244]. При определенных обстоятельствах, программное обеспечение GPS-мониторинга может быть запрограммировано на сигнал тревоги, если подконтрольное лицо приблизится к зоне проживания потерпевшего или к другим запрещенным местам, таким как парки и школы.

Анализ научных изысканий по проблеме применения GPS-мониторинга, позволил выявить ряд проблем и ограничений, связанных с использованием системы в целях предупреждения совершения новых преступлений в США. К общим проблемам относятся отказ оборудования, отсутствие эффективной защиты на браслетах, потеря сигналов GPS-передатчика. Эти проблемы делают очень сложным или невозможным процесс установления фактической причины нарушения передачи данных GPS-передатчиком (подконтрольное лицо не соблюдает ограничение, либо сбой произошел по техническим причинам) .

Отмечается, что некоторые географические районы или место работы осужденного не способствуют отслеживанию его местонахождения с помощью GPS систем. «В зависимости от места работы, подконтрольное лицо постоянно будет вынуждено выходить из здания, чтобы принять сигнал» . Потерянный сигнал GPS-передатчика может быть результатом географического препятствия или технологических ограничений, но никак не связан с совершением преступления или нарушением наложенных ограничений)[245] [246] [247].

К тому же, реагирование правоохранительных органов на каждое предупреждение, как на серьезную угрозу общественной безопасности, приводит к чрезмерным нагрузкам на работников, контролирующих исполнение ограничений. Например, в Денвере, штат Колорадо, частые уведомления потенциальных жертв о присутствии в районе их проживания подконтрольного лица излишне их тревожили. Кроме того, периодическое срабатывание системы оповещения GPS-мониторинга подконтрольных лиц привело к эмоциональной усталости офицеров контролирующих органов (им приходилось реагировать на большое количество предупреждений, большинство из которых были ложными) и стрессу, связанному с возможным пропуском сигнала о реальной опасности. В

Агентстве признали, что GPS-мониторинг осужденных является эффективным инструментом в наблюдении за подконтрольным лицом, однако система не в состоянии эффективно обеспечивать безопасность потенциальной жертвы. Когда основное внимание в программе изменили с «защиты жертвы» на «обеспечение эффективного контроля», то это полностью удовлетворило как должностных лиц контролирующих органов, так и потенциальных жертв. Последних стали уведомлять только при реальных угрозах совершения повторных преступлений (например, подконтрольное лицо находится в зоне проживания потенциального потерпевшего) .

Одно из наиболее серьезных последствий для контролирующих органов при использовании системы GPS-мониторинга - возрастание ответственности в случае, если потерпевшему вновь причинен вред в результате совершения повторного преступления. Какова правовая ответственность подразделения, получившего информацию о подконтрольном лице, вошедшем в запретную зону у места проживания потенциальной жертвы? В течение какого времени учреждение, осуществляющее наблюдение за подконтрольным лицом, должно отреагировать на эту информацию? Данные вопросы в США не разрешены ни на законодательном уровне, ни на уровне судебных прецедентов.

В штате Техас столкнулись с ситуацией, когда лицо, освобожденное условно-досрочно с испытательным сроком, за которым велось пассивное наблюдение средствами GPS, совершило новое насильственное преступление против половой свободы. Анализ перемещений данного лица позволил четко определить, что виновный осознанно искал новую жертву, несмотря на то, что находился под электронным наблюдением. Этот случай привел к [248] многочисленным изменениям ведомственных нормативных актов, в частности, был введен надзор вышестоящего руководства[249].

Кроме того, отмечаются и другие проблемы, связанные с применением GPS- мониторинга осужденных: самосуд граждан над подконтрольными лицами и наличие препятствий для трудоустройства. Например, один осужденный сообщил, что его избили на стоянке магазина розничной торговли, поскольку его блок GPS выдавал его как сексуального преступника. Другие подконтрольные лица жаловались на проблемы с трудоустройством, так как во многих случаях потенциальные работодатели не одобряют устройство GPS на рабочем месте[250] [251] [252] [253].

По оценке Т.Брауна, общее мнение о том, что GPS-мониторинг помогает предотвращать совершение повторных преступлений, может привести к ложному чувству безопасности . Отбывший наказание за совершение преступления на сексуальной почве и освобожденный из мест лишения свободы гражданин США сообщил в интервью газете «USA Today»: «данные электронного мониторинга

254

говорят, где преступник, но не говорят о том, чем занимается этот преступник» . В этой же газетной статье, д-р Райт отмечает, что некоторые сексуальные преступники будут повторно совершать преступление даже при контроле их перемещений средствами GPS-мониторинга . По мнению М. Меллой, Ш. Коулман, общество должно быть осведомлено о принципах работы системы GPS- мониторинга, а система может быть бесценным инструментом надзора общественности за осужденными сексуальными преступниками, но она не является волшебным средством, которое навсегда избавит общество от половых преступлений[254].

Хотя GPS-мониторинг имеет свои потенциальные преимущества, он, по мнению тех же Т. Брауна и др., не может предотвратить совершение подконтрольным лицом новых преступлений, скорее, он служит только в качестве орудия общего предупреждения и усиления общественного контроля[255] [256]. Газета USA Today приводит мнение В. Коха, который уверен, что имеющиеся у исследователей эмпирические данные не подтверждают распространенное общественное мнение об эффективности предотвращения преступлений на сексуальной почве с помощью GPS технологий . М. Меллой и Ш. Колман с иронией пишут о том, что пожизненное лишение свободы или применение смертной казни - те меры наказания и исправления осужденных, которые гарантированно не допустят повторного совершения преступления осужденным. Оба этих варианта представляются им проблематичными по фискальным, правовым и моральным соображениям[257].

Многие эксперты считают, что добиться снижения уровня рецидива половых преступлений, в том числе совершаемых в отношении несовершеннолетних, позволят лишь комплексные мероприятия, состоящие из интенсивного наблюдения за подконтрольным лицом, применения условнодосрочного освобождения и условно-досрочного освобождения с испытательным сроком с учетом личности виновного и обязательного лечения сексуальных преступников[258].

Проф. Л. Стэланс и коллектив ученых осуществляли наблюдение за тремя округами в одном из штатов Среднего Запада, сравнивая поведение сексуальных преступников, осужденных к специализированному испытательному сроку с электронным наблюдением с поведением лиц, освобожденных из мест заключения с испытательным сроком без наблюдения. Результаты исследования показали, что в двух из трех изучаемых округах уровень повторных половых преступлений у некоторых категорий сексуальных преступников с интенсивным общественным надзором был ниже там, где все заинтересованные стороны (офицеры, врачи, полиция, суды) работали совместно, осуществляя комплекс мероприятий по предотвращению совершения новых преступлений[259].

Исследования, непосредственно касающиеся повторных половых преступлений, совершаемых лицами, в отношении которых осуществляется интенсивное наблюдение, обнаруживают, что уровень таких преступлений сравним или немногим ниже, чем уровень преступлений, совершаемых лицами, осужденными к обычному лишению свободы с испытательным сроком, и уровень преступлений, совершаемых лицами, которым назначено наказание только в виде лишения свободы, без испытательного срока, либо освобожденными условно - досрочно с испытательным сроком[260].

Группой ученых из штата Вермонт проведено исследование влияния специализированного надзора над лицами, совершившими половые преступления путем сравнения уровня повторных преступлений на сексуальной почве, совершенных лицами, приговоренными к стандартному испытательному сроку с индивидуальными сеансами терапии и лицами, осужденными к

специализированному испытательному сроку с обязательным курсом групповой терапии, который включал когнитивно-поведенческую терапию. У осужденных первой группы с специализированным испытательным сроком и лечением уровень повторных преступлений был значительно ниже, чем у лиц, приговоренных к стандартному испытательному сроку и индивидуальной терапии[261].

Проблеме эффективности надзора над лицами, осужденными за преступления на сексуальной почве, средствами электронного мониторинга, на сегодняшний день посвящено 3 специальных исследования. Б. Тернер и др. сравнили группу из 95 лиц, освобожденных условно с испытательным сроком и GPS-мониторингом и контрольную группу, состоящую из 88 лиц, освобожденных условно с испытательным сроком без контроля с помощью электронных средств. Срок изучения поведения групп составил 6 месяцев. За этот период 40% лиц, освобожденных условно с испытательным сроком без контроля с помощью электронных средств и чуть более 37% осужденных, в отношении которых осуществлялся GPS-мониторинг, совершили новые нарушения (технические нарушения и новые преступления). Разница уровня рецидива у двух групп оказалась незначительной, в рамках статистической погрешности. Единственным небольшим различием между двумя группами стал показатель уровня лиц, скрывшихся от органов предварительного расследования и суда: в группе с GPS- мониторингом - 2,1%, а в контрольной группе - 9,9%. В конце концов, сотрудники

Центра изучения и проблем исправления Университета Калифорнии в Ирвине, пришли к выводу, что «GPS-мониторинг слабо влияет на рецидивистов, освобожденных условно с испытательным сроком»[262].

В штате Теннеси изучено поведение почти 900 лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве в период времени с сентября 2006 г. по октябрь 2007 г. Из общего числа наблюдаемых лиц, 493 человек были освобождены условно с испытательным сроком и GPS-мониторингом (группа исследования), а в отношении 370 лиц электронный мониторинг не осуществлялся (контрольная группа). Хотя исследователями и не указываются полученные данные, сделанный ими вывод по результатам исследования крайне любопытен: «нет никаких статистически значимых различий в поведении и возможности совершения новых преступлений между группами исследования и контроля»[263].

Несколько широкомасштабных исследований, предпринятых в целях изучения влияния электронного мониторинга на возможность совершения новых преступлений проведено в штате Флорида. Исследованиями Паджетта, Бейлса и Бломберга были охвачены 75661 осужденных в течение 2-летнего периода. В целом, результаты показали, что подконтрольные лица, в отношении которых применяется электронный мониторинг, «чуть менее склонны совершать технические нарушения или повторные преступления»[264].

В обзорной статье, посвященной проблемам эффективности электронного мониторинга, М. Рензема и Майо-Вилсон отмечают, что «по прошествии 20 лет применения электронного мониторинга подконтрольных лиц, мы имеем только несколько крайне неубедительных доказательств его результативности в борьбе с преступностью. ... Такой мрачный вывод основан во многом на практике некорректного применения электронного мониторинга, поскольку он назначается на слишком короткое время без учета особенностей осужденного и тяжести преступления»[265].

Вышеуказанными авторами особо выделяется исследование, проведенное Мэри Финн и Сюзанной Мьюрид-Стивз (Muirhead-Steves), в котором изучено влияние электронного мониторинга на совершение повторных половых преступлений лицами, освобожденными условно-досрочно с испытательным сроком, имеющими категорию «высокой опасности» (High-risk Offenders) в штате Джорджия. Установлено, что уровень рецидива был несколько снижен в небольшой подгруппе лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве. Однако в целом результаты показали, что электронный мониторинг «не всегда имеет прямое влияние на вероятность совершения повторных преступлений»[266]. В течение примерно трех лет после освобождения условно-досрочно с испытательным сроком, около четверти группы из лиц, в отношении которых применялся электронный мониторинг, и четверти из контрольной группы сравнения были вновь лишены свободы за совершение повторных

преступлений[267].

2.2.3 Предупреждение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних с помощью ограничения местожительства и перемещения лиц, совершивших преступления на сексуальной почве

На сегодняшний день, более чем в 30 штатах приняты нормативные правовые акты, запрещающие или ограничивающие проживание осужденных за преступления на сексуальной почве, вблизи мест, посещаемых детьми . Около половины из них связаны с законами о регистрации таких осужденных и применяются ко всем зарегистрированным лицам, осужденным за преступления на сексуальной почве, независимо от возраста потерпевшего. Некоторая часть нормативно-правовых актов регламентирует поведение лиц, осужденных условно, либо освобожденных условно-досрочно с испытательным сроком, другая часть - лиц, отбывших наказание за совершение преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних как формы профилактики совершения такими лицами преступлений. Во всех этих штатах, как правило, нормативно закреплено требование к расстоянию, на которое подконтрольному лицу запрещено приближаться к охраняемому объекту - от 1000 до 2000 футов. Лишь в немногих штатах устанавливается меньшая буферная зона. Защищенные места обычно включают в себя школы, парки, детские площадки, детские сады. Законодательные акты некоторых штатов включают в себя и другие объекты, такие как парки развлечений, кинотеатры, молодежные спортивные сооружения, остановки школьного автобуса, библиотеки. Несмотря на то, что более чем 60% из всех штатов приняли подобные нормативные акты, в некоторых регионах страны, на крайнем северо-востоке и центральных штатах, законодательство о [268]

запрете и ограничении местожительства для лиц, совершивших преступления на

271

сексуальной почве до настоящего времени отсутствует .

Первый законодательный акт об ограничении мест проживания для лиц, совершивших преступления на сексуальной почве в виде внесения соответствующих положений в действующие Уголовный и Уголовнопроцессуальный кодексы , был принят в штате Флорида в 1995 году. Он применялся только к лицам, осужденным условно, либо освобожденным условнодосрочно с испытательным сроком, совершившим преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних и создавал 1000футовую буферную зону вокруг школ, парков, детских площадок, детских садов и других мест, посещаемых детьми.

К 2004 году уже 15 штатов (Алабама, Арканзас, Калифорния, Делавэр, Флорида, Джорджия, Иллинойс, Индиана, Айова, Кентукки, Луизиана, Огайо, Оклахома, Орегон и Теннеси) приняли аналогичные акты. В 2005 году, после убийства 9-летней Джессики Лансфорд, лицом, отбывшим наказание за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, проживавшим по соседству в штате Флорида, выработка стратегии защиты детей от сексуальных преступников стала приоритетной для политических деятелей, и в период между 2005 и 2007 годами число штатов, на законодательном уровне закрепивших ограничение местожительства и

274

перемещения для лиц, совершивших половые преступления, возросло вдвое . [269] [270] [271] [272]

Самым известный и самый строгий из этих законов принят в штате Айова в 2002 г. (Раздел 692А Собрания Законодательства штата Айова) . Положения нормативного акта запрещают лицам, совершившим преступления на сексуальной почве, проживать в пределах 2000 футов от школ и детских садов. Суд Южного округа штата Айова признал положения Раздела 692А Собрания Законодательства штата Айова не соответствующими Конституции США, указав, что указанным разделом устанавливается дополнительное наказание к уже назначенному судом[273] [274] [275] [276] [277]. Это решение было позднее отменено Восьмым окружным апелляционным судом и решение этого суда, в свою очередь, было оставлено в силе Верховным судом США . Когда положения Раздела 692А Собрания Законодательства штата Айова вступили в силу в 2005 г., они стали применятся задним числом, т.е. к случаям, имевшим место с 2002 г., с даты принятия нормативного акта, и тысячи лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве, вынуждены были переехать, создавая кризис найма жилища и множество проблем для сотрудников правоохранительных органов. Аттернатура, адвокаты потерпевших и сотрудники правоохранительных органов пытались безрезультатно пролоббировать отмену нормативного акта, приводя доводы о том, что новый законодательный акт создает больше проблем, чем решает, подрывает программу создания реестров сексуальных преступников, поскольку эффективность контроля над лицами, осужденными за преступления на сексуальной почве, не имеющими постоянного местожительства, будет крайне

-279

низкой .

В штате Канзас был принят более осторожный подход к реализации ограничения местожительства лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. В ноябре 2006 г. Комитет по вопросам сексуальных преступлений, созданный в рамках Координационного совета по уголовному правосудию, опубликовал доклад, в котором детально проанализированы положительные и отрицательные стороны возможного принятия закона об ограничении местожительства лиц, совершивших половые преступления. Так, авторы доклада признают, что ограничение местожительства для половых преступников призвано обеспечить безопасность общества, но при этом задаются вопросами: доказан ли факт обеспечения общественной безопасности при ограничении местожительства научными исследованиями, практикой в области исправления осужденных; жизнеспособен ли этот закон и насколько он экономически целесообразен; целесообразно ли использовать все ресурсы, направляя их на защиту самых широких слоев населения, или более эффективным орудием в борьбе с половыми посягательствами станет проведение отдельных мероприятий по контролю над поведением особо опасных преступников[278].

После рассмотрения потенциальных преимуществ и недостатков законопроекта и заслушивания доклада Комитета, законодательными органами штата Канзас было принято решение не принимать закон на территории штата.

В 2005 г. в США началось и получило широкое распространение новое явление - принятие постановлений, ограничивающих местожительство и перемещение лиц, совершивших сексуальные преступления, на уровне органов местного самоуправления. Такие акты принимаются местными органами власти (властями городов, поселков, округов) и часто расширяют зону безопасности охраняемых объектов, посещаемых детьми, до 2500 футов. Первое такое

постановление в США было принято в Майами-Бич, штат Флорида, в июне 2005

года. К 2009 году, только в одном штате Флорида, принято более 130 подобных

281

актов органами местного самоуправления .

В настоящее время такие ограничения на местном уровне появились по всей стране, в большинстве штатов, даже в тех, где нормативные акты, ограничивающие местожительство и перемещение лиц, совершивших сексуальные преступления, на уровне штата не принимались. «Городские и окружные власти штатов, по-видимому, опасаются, что, если они не примут акты, аналогичные уже принятым соседями, их муниципальные образования превратятся в убежища для сексуальных преступников. Это, как правило, приводит к эффекту домино, так как все административно-территориальные единицы штатов прилагают усилия для создания у себя защищенных зон, в целях

предотвращения переезда к ним потерявших местожительство половых

282

преступников» .

Законодательные органы многих штатов, обосновывая принятие нормативных актов, ограничивающих местожительство и перемещение лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, утверждают, что это благоразумная стратегия, направленная на защиту детей от сексуального насилия. К примеру, в пояснительной записке к Проекту № 83 подобного закона штата Калифорния, принятого 70% законодателей в ноябре 2006 года, сообщается: «лица, совершившие сексуальные преступления, имеют очень высокий уровень рецидива. По данным доклада Министерства юстиции США 1998 года, сексуальные преступники имеют меньше всего шансов исправиться и скорее всего, совершат новое преступление. ... Более двух третей жертв сексуальных посягательств не достигли возраста 18 лет. Уровень повторных преступлений [279] [280] подобного характера среди лиц, совершивших преступления на сексуальной почве значительно выше, чем у любой другой категорий преступников» .

Отсюда понятно и заявление, сделанное республиканцем Луисом Гарсия при обсуждении в комитете по уголовному правосудию Палаты представителей штата Флорида законопроекта об ограничении местожительства: «До тех пор, пока есть хоть небольшая вероятность предотвратить насилие хотя бы в отношении одного ребенка, я буду голосовать за подобные акты. Если бы это зависело только от меня, я бы разместил таких лиц не в 2500 футах, я бы разместил их в другой стране[281] [282].

Недавний опрос законодателей из штата Иллинойс, проведенный Лизой Сэмпл и Колином Кадлеком (L. Sample&C. Kadleck) проливает свет на политическое обоснование принятия законодательных актов, ограничивающих местожительство и перемещение лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Авторами проинтервьюировано 25 депутатов законодательного собрания штата, в результате чего выяснено, что лиц, совершивших половые преступления, часто считают больными, испытывающими болезненное и неизлечимыми; 78% политиков высказали мнение, что сексуальные преступники почти наверняка совершат новое преступление. Они выразили пессимизм по поводу эффективности лечения и часто говорили об изнасиловании и убийстве одновременно, указывая, что это именно те деяния, которые они надеются предотвратить путем принятия нормативных актов в указанной сфере. Несмотря на то, что, согласно распространенному мнению, при разработке нормативных актов законодатели руководствуются мнениями экспертов, все политики, опрошенные Сэмпл и Кадлеком, признали, что их основным источником

информации о сексуальных преступлениях были, безусловно, средства массовой

285

информации .

Абсолютно очевидно, что такая политика в рассматриваемой области обусловлена общественным восприятием, в большей части формируемым вниманием СМИ к сенсационным сексуальным преступлениям. Опросы граждан показали, что широкая общественность дезинформирована о реалиях сексуального насилия. Так, в ходе опроса почти 200 жителей штата Флорида, большинство респондентов выразили мнение, что 80% половых преступников совершат новое преступление на сексуальной почве, а многие жертвы таких преступлений подверглись сексуальным злоупотреблениям со стороны приезжих. Большая часть респондентов также довольно скептически относится к реабилитационному потенциалу сексуальных преступников. У женщин страх сильнее, чем у мужчин, а у родителей - высокий уровень гнева и низкий уровень

толерантности по отношению к сексуальным преступникам, проживающим в

286

социуме .

Статистика по уровню половых преступлений часто приводится без ссылки на источник, и даже при корректных данных иногда подается в искаженном виде. Как указывает К. Канестрини, некоторые политические деятели Нью-Йорка, говоря об уровне повторных преступлений на сексуальной почве, называют цифру 49%, и, якобы, они цитируют данные доклада Управления исполнения наказаний, в котором изучено поведение 556 осужденных за преступления на сексуальной почве после их освобождения из мест лишения свободы. Однако в указанном докладе на самом деле сообщается, что за 9 лет после освобождения из мест лишения свободы, 49% лиц из наблюдаемой группы были вновь осуждены к [283] [284] реальному лишению свободы, и чаще всего за нарушения режима испытательного срока и хранение наркотиков, и только 6% были осуждены за повторное преступление на сексуальной почве .

Довольно убедительными изысканиями по проблеме рецидива половых преступлений, в том числе совершаемых в отношении несовершеннолетних, представляются ряд исследований, проведенных группой канадских ученых при участии более 20 000 лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве из Северной Америки и Англии. Сообщается, что уровень повторных половых преступлений в этой группе составил, в среднем, 14% в течение 4-6 лет . Уровень повторных преступлений колеблется в зависимости от таких факторов риска, как криминальный опыт, предпочтения в выборе жертвы, возраста виновного. Более длительные наблюдения показали, что лица, посягающие на половую неприкосновенность несовершеннолетних мальчиков, относятся к группе с наибольшим показателем риска (35% повторных преступлений в течение 15 лет). Лица, совершающие изнасилования совершеннолетних, также чаще совершают повторные преступления (24% в течение 15 лет) . Однако вновь особо отмечается, что лица, ранее судимые за преступления на сексуальной почве, гораздо чаще совершают любые другие преступления, но не преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности[285] [286] [287] [288], при этом убийство

291

потерпевших такими лицами крайне маловероятно .

Безусловно, некоторые лица, осужденные за преступления на сексуальной почве, крайне опасны и представляют серьезную угрозу общественной безопасности. Но большинство нормативных актов, ограничивающих местожительство таких лиц, распространяются на всех лиц, осужденных за половые преступления, несмотря на отчетливые данные авторитетных научных исследований о том, что большинство таких лиц не совершают подобные преступления повторно. Этот факт противоречит устойчивым представлениям, сложившимся как у законодателей, так и у общества в целом. Эндрю Харрис и Ричард Хэнсон пишут о том, что «наиболее убедительный аргумент, свидетельствующий о заблуждении в обществе относительно уровня рецидива половых преступлений - это показатель в 73%. Именно такое количество лиц, ранее судимых за преступления на сексуальной почве, не совершили преступлений в течение 15 лет наблюдений»[289] [290].

Нормативные акты, ограничивающие местожительство лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, также подразумевают, что несовершеннолетние подвергаются наибольшему риску в школе, на детских площадках, в иных подобных общественных местах, где на них «охотятся» педофилы. Миф об опасности со стороны незнакомцев крайне живуч, несмотря на то, что большинство сексуальных преступников хорошо известны своим жертвам. Как нами уже отмечалось выше в настоящем исследовании, 93% потерпевших в возрасте до 17 лет и 73% лиц старше 18 лет подверглись сексуальным злоупотреблениям со стороны ранее знакомым им лиц. Каждое третье половое преступление (34%) в отношении детей (лиц, младше 14 либо 13 лет) совершается членами семьи потерпевшего, а в 59% случаев такие преступления также

совершаются знакомыми . Проведенные исследования показали, что лица, совершающие половые преступления в отношении детей, устанавливают контакты с будущими жертвами через их отношения с другими людьми, чаще всего через взрослых[291] [292] [293]. Около 40% подобных преступлений происходит в доме жертвы, а в 20% - в доме знакомого или родственника . Об этом говорят и отечественные исследователи. Так, по данным приводимым О.Н. Гусевой, даже при однократных сексуальных нападениях на детей зачастую в докриминальный период между преступником и жертвой имеет место длительное взаимодействие[294] [295]. Исследования, проведенные в штате Висконсин, обнаружили, что из 200 эпизодов преступлений на сексуальной почве, совершенных повторно, ни одно не совершено незнакомым потерпевшему лицом . В Миннесоте, 8 из 224 повторных половых преступлений (3,6%) были совершены соседями, а абсолютное большинство подобных преступлений с участием незнакомцев было совершено в отношении взрослых потерпевших[296]. Очевидно, что нормативные акты, ограничивающие местожительство лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, как правило, принимаются в ответ на аномальные случаи, и не исходят из статистической вероятности, основанной на научных исследованиях по данной проблематике.

Другим основанием, служащим законодателям опорой для принятия подобных нормативных актов, является тезис о том, что лица, совершившие

половые преступления и страдающие расстройством полового предпочтения, не подлежат лечению. Это верно, в настоящее время отсутствуют действенные способы лечения парафилий, и, в частности, педофилии, так же как современными средствами невозможно вылечить множество психических расстройств, диабет, раковые заболевания и т.п. Но есть основания надеяться, что некоторым лицам, осужденным за половые преступления, приносит пользу комплекс мероприятий когнитивно-поведенческой терапии, направленный на оказание помощи в изменении образа мышления и управлении своими побуждениями. Для некоторых сексуальных преступников, как и для других лиц, страдающих от зависимостей или навязчивых побуждений, восстановление может стать пожизненным процессом. Отдельные контролируемые экспериментальные проекты не обнаружили различий в рецидивной преступности между теми, кто подвергся лечению и лицами, не прошедшими процедуру медицинской реабилитации[297]. Другое исследование, однако, показало падение уровня половых преступлений примерно на 40% после участия осужденных в современной когнитивно-поведенческой терапии[298] [299], а Дж. Маркес и коллектив ученых сообщили, что успешно завершенное исследование влияния комплексного лечения на повторность половых преступлений продемонстрировало значительное уменьшение рецидива преступлений, совершаемых на сексуальной

301

почве

Таким образом, оценка уровня рецидива половых преступлений - это сложный, многогранный процесс, который не может быть произведен без

всестороннего и вдумчивого анализа. Политические деятели, принимая нормативные акты в сфере борьбы с сексуальными преступлениями, часто ссылаются на упрощенные или откровенно искаженные данные, а в обществе в целом преобладает мнение, что все лица, совершившие половые преступления, совершат повторное подобное преступление, что лечение для них не эффективно, и что посторонние лица, которые прячутся на детских игровых площадках, представляют собой беспрецедентную угрозу для детей. «Эти ошибочные убеждения широко распространяются в средствах массовой информации, создавая строго выдержанное, но в значительной степени неточное общественное восприятие. И эти убеждения, в свою очередь, обусловливают политику в области борьбы с сексуальными преступлениями, основанную на «общеизвестных фактах», когда как часто в этих случаях категорически недостает эмпирического

ЭЛЛ

обоснования» .

Нормативные акты, ограничивающие местожительство лиц, совершивших преступления на сексуальной почве относительно новы, и на сегодняшний день проведено относительно мало специальных исследований подтверждающих или опровергающих факт предотвращения с их помощью рецидива половых преступлений. Для того чтобы всесторонне оценить влияние жилищных ограничений на общественную безопасность, важно ответить на некоторые вопросы, суть которых составляет основу принимаемых законодателями штатов законов об ограничении местожительства. Например, действительно ли виновные в сексуальных преступлениях предпочитают проживать в непосредственной близости от потенциальных жертв? Проживают ли рецидивисты в действительности ближе к школам или паркам, чем лица, не склонные к рецидивным сексуальным преступлениям? И, если да, то охотятся ли сексуальные преступники на несовершеннолетних вблизи таких парков или школ? Ответы на [300] эти вопросы помогли бы оправдать логику законодательства в области ограничения местожительства и указать преимущества запрета проживания таких лиц в непосредственной близости от детей.

Исследование, проведенное в Ньюарке, штат Нью-Джерси, показало, что виновные в сексуальных преступлениях жили значительно ближе (в среднем на 1094 футов) к школам, чем остальные горожане, однако лица, совершившие посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних, проживали значительно дальше от школ, чем лица, совершившие преступления против половой свободы взрослых. Более того, после анализа наличия жилого фонда в городе Ньюарк, авторы пришли к выводу, что 93% территории города находится в пределах 2500 футов от школ и, следовательно, недоступны для сексуальных

303

преступников .

В графстве Ориндж, штат Флорида, 95% из более чем 137 000 объектов жилой недвижимости расположены в пределах 1000 футов от школ, парков, детских садов или остановок школьного автобуса, а более 99% жилья находится в пределах 2500 футов от этих мест[301] [302] [303]. В Колорадо выяснилось, что в густонаселенных районах штата практически отсутствуют жилые дома, отстоящие дальше, чем на 1000 футов от школ или центров по уходу за ребенком . В городе Камден, штат Нью Джерси, 88% лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве, населяли зоны в пределах 2500 футов от школ, парков, детских садов или церквей, при этом 80% горожан проживали в таких же условиях[304]. Анализ местожительства зарегистрированных сексуальных преступников в округе Арканзас обнаружил, что лица, судимые за половые преступления в отношении детей, чаще, чем виновные в совершении иных сексуальных преступлений, обитают вблизи школ, детских садов или парков .

Некоторые авторы предполагают, что лица, осужденные за преступления на сексуальной почве, скорее целенаправленно выбирают себе жилище в непосредственной близости от потенциальных жертв . Другие, однако, утверждают, что решающими факторами в выборе жилья являются экономические соображения. Отсутствие мест для трудоустройства или работа, не соответствующая квалификации может заставить виновных в сексуальных преступлениях проживать в менее богатых и малообеспеченных кварталах, часто встречающихся в густонаселенных городских районах, где жители, естественно, живут в более тесной близости от школ и других предназначенных для

309

несовершеннолетних местах .

Исследования показывают, что уровень и динамика половых преступлений никак не связаны с доступностью потенциальных жертв. Хотя в целом, потерпевшими от преступлений на сексуальной почве все чаще становятся несовершеннолетние, наличие школ и иных общественных мест, посещаемых детьми, никак не коррелирует с распространенностью таких преступлений[305] [306] [307] [308]. Кроме того, обнаруживается, что более высокая концентрация зарегистрированных сексуальных преступников в определенном районе не имеет никакого существенного влияния на количество преступлений, совершаемых на сексуальной почве[309]. В Колорадо рецидивисты, совершившие несколько половых преступлений, беспорядочно разбросаны в рамках географической зоны и живут рядом со школами не чаще, чем лица, совершившие такое преступление единожды . В Миннесоте изучение 329 лиц, осужденных за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, входящих в группу высокого риска, показало, что рецидив произошел только 13 случаях, и только два преступления совершены в парках. В обоих этих случаях виновные проживали далеко от места происшествия и управляли транспортными средствами для целей

313

совершения преступления .

Совсем недавно исследователями в штате Миннесота проанализировано 224 случая рецидива половых преступлений, что позволило сделать вполне очевидный вывод: «ни одно из 224 преступлений на сексуальной почве не было предотвращено законом об ограничении местожительства»[310] [311] [312]. Большинство из указанных лиц (79%) были ранее знакомы с потерпевшими, а половина нападений на жертв, не знакомых преступнику, произошла более чем в 1 миле от дома виновного. Из 16 несовершеннолетних потерпевших, с которыми был установлен контакт в миле от места проживания осужденного, ни одно из этих отношений не было установлено около школы, парка или детской площадки. Большинство половых преступлений в отношении несовершеннолетних было совершено лицами, которые были ранее хорошо знакомы с жертвами, они были родителями, опекунами, любовниками матери, няни, или друзьями семьи. Исследователи пришли к выводу, что в большинстве эпизодов преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, проживание в непосредственной

близости от потенциального потерпевшего абсолютно не важно, решающую роль

315

в таких случаях играют социальные отношения .

Озабоченность вызывают и проблемы ресоциализации. Влияние жилищных ограничений на сексуальных преступников только становится известным. В настоящее время опубликовано считанное количество результатов исследований по данной проблематике. Дж. Левенсоном и Л. Коттером было опрошено 135 лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве о влиянии 1000 футовой запретной зоны штата Флориды на их реинтеграцию в общество. Около четверти респондентов сообщили, что они были вынуждены переехать, или не смогли вернуться домой после освобождения из мест лишения свободы из-за жилищных ограничений. Почти половина (44%) заявили, что им запретили проживать совместно с поддерживающими их членами семьи, 67% испытывали затруднения в приобретении доступного жилья, а 60% сообщили об эмоциональных переживаниях в результате подобных ограничений[313] [314] [315]. Осужденные штата Нью- Джерси сообщали о похожих явлениях, при этом многие жаловались на то, что жилищные ограничения привели к финансовым затруднениям, депрессии, чувству безысходности, гневу, и оттолкнули их от работы, лечения и поддержки семьи. Виновные в совершении преступлений на сексуальной почве выражали мнение, что ограничения местожительства никак не помогает им в принятии решения об отказе от совершения повторных половых преступлений и часто утверждали, что если бы они были мотивированы совершить новое преступление, они были бы в состоянии сделать это, несмотря на подобные ограничения .

Изучаемые нормативные акты в сфере ограничения местожительства, также могут привести к разделению семьи или переселению, создавая непредвиденные последствия для членов семей осужденных, включая финансовые трудности и неприятности по месту работы и в школе для супругов и детей. Указанные законы усугубляют нехватку жилья для лиц, судимых за половые преступления, заставляя их переезжать из развитых инфраструктурно городских районов и проживать жить вдалеке от социальной поддержки, возможности трудоустройства и социальных услуг. «Жилищные ограничения обладают потенциалом нарушения стабильности в обществе, способствуют возникновению психосоциальных стрессов, что может привести к повторным сексуальным преступлениям. Очевидно, что это не тот результат, которого добивались законодатели, и он точно не служит интересам общественной безопасности» .

Подводя итоги, необходимо отметить, что полученные в результате исследования данные не позволяют предположить, что нормативные правовые акты, ограничивающие места проживания лиц, осужденных за преступления на сексуальной почве, способны снизить рецидив таких преступлений или защитить несовершеннолетних от посягательств на их половую неприкосновенность. Большинство зарегистрированных сексуальных преступников не совершает повторных преступлений, а те, кто совершает, не обязательно проживают в тесной географической близости с потенциальными жертвами преступлений. Законы о зонировании территорий значительно снижают доступность жилья, создают психосоциальные последствия, которые могут бросить вызов выдержке многих лиц, судимых за половые преступления, поскольку они сталкиваются с нестабильностью, недоверием общества, вынуждены скитаться с места на место в поисках постоянного жилища. [316]

Социальная стабильность и поддержка общества увеличивают вероятность успешной реинтеграции для лиц, совершивших преступления, а государственная политика, создающая препятствия для успешной адаптации таких лиц, способна подорвать общественную безопасность. Лица, осужденные за преступления на сексуальной почве, получающие государственную поддержку и поддержку со стороны общества, показывают значительно более низкий уровень рецидивной преступности и менее склонны к нарушению ограничений в рамках условнодосрочного освобождения . Исследования процесса социализации осужденных постоянно подчеркивают, что социальные связи, стабильная занятость и прочные семейные отношения в первую очередь способствуют снижению рецидивной преступности.

2.2.4 Хирургическая и химическая кастрация как средства предупреждения

половых преступлений

«Есть пределы тому, в какой степени законодательно представленное большинство может проводить биологические эксперименты над меньшинством, над их достоинством и личностью, даже в отношении тех, кто признан виновным в совершении преступления или кого большинство считает таковым» .

Кимберли Питерс (Kimberly A. Peters) утверждает, что кастрация для лиц, совершивших сексуальные преступления (sex offenders) применялась на

~ 321

протяжении всей истории человечества . [317] [318] [319]

Хирургическая кастрация использовалась в качестве средства социального управления на протяжении столетий. В правовой литературе США описан случай, когда в конце 19-го века, в штате Индиана, доктор Гарри Шарп (Dr. Harry Sharp) подверг 180 мужчин, отбывающих наказание в тюрьме, процедуре хирургической кастрации для снижения их сексуальных потребностей. Следствием его деятельности стало применение штатом процедуры физической кастрации как средства уменьшения рецидива определенных групп заключенных. Индиана стала первым штатом США, в котором процедуру хирургической кастрации начали применять для стерилизации умственно неполноценных людей[320] [321] [322].

В первой половине двадцатого века, под влиянием евгенической теории, в США, в отношении большинства лиц, совершивших любое преступление против половой свободы и половой неприкосновенности личности, применялись и кастрация, и стерилизация . В этот период некоторые штаты принимали свои нормативные правовые акты, регламентирующие применение хирургической кастрации в отношении лиц, совершивших преступления разной степени тяжести и посягающие на разные объекты (не уточняется, каких именно) . Примером здесь может служить дело, которое приводится в западной правовой литературе как первый показательный случай применения стерилизации (здесь речь идет о вазэктомии) за рецидив половых преступлений — Скиннер против Оклахомы. Суд признал, что применение хирургической кастрации в конкретном случае не противоречит конституции. Кроме того, суд указал, что в случае, если суд или суд присяжных признают лицо, совершившее преступления против половой свободы (неприкосновенности) неоднократно (два или более раза) и оно (лицо) будет признано «неисправимым преступником» (habitual criminal), то в отношении данного лица может быть применена кастрация без ущерба общему состоянию здоровья. При этом в отношении мужчин применялась вазэктомия, а в отношении женщин — сальпингэктомия . Однако суды других штатов — Южной Каролины (дело Государство против Брауна)[323] [324] и Айовы (дело Дэвис против Берри)[325] [326] [327]посчитали, что хирургическая кастрация является формой увечья. Более того, суд Айовы указал, что наказание в виде хирургической кастрации нарушает Восьмую поправку Конституции США, запрещающую жестокие и необычные наказания, поскольку вазэктомия унижает человеческое достоинство, приводит к деградации личности, является формой психической пытки . Однако к концу Второй мировой войны, практика применения хирургической кастрации потеряла свою популярность в США и Европе, поскольку человечество узнало об экспериментах нацистов по применению хирургической кастрации.

Нацисты не были родоначальниками программ принудительной стерилизации людей. Р. Лифтон (Dr Robert Jay Lifton) утверждает, что такие программы существовали в большей части западного мира, включая США, которые имеют богатую историю принудительной стерилизации, применявшейся в основном в отношении низших слоев общества, преимущественно с целью сохранения чистоты белой расы . Включение предмета «Социальный Дарвинизм» в образовательные программы, привело к тому, что в Американском обществе стала находить поддержку идея о том, что лиц, обладающих нежелательными характеристиками, желательно изолировать в целях исключения их отрицательного влияния на общество в целом и подрастающее поколение в

особенности . Возрастающий интерес к евгенике и стремление избавиться от преступников привело к распространению применения обязательной стерилизации (в форме вазэктомии) в Европе, в результате чего 25 государств на рубеже 20-30-х годов 20-го века приняли национальные программы по стерилизации преступников. При этом случай кастрации заключенных в штате Индиана, описанный выше в нашем исследовании, стал предтечей применения хирургической кастрации в отношении лиц с нежелательными чертами, передающимися по наследству в США. Стоит отметить, что в этот период в США было кастрировано 60000 умственно неполноценных женщин, отбывавших наказание в местах лишения свободы . Крайне любопытно, что Верховный суд США в 1927 году признал закон штата Индианы о принудительном применении стерилизации неполноценных людей полностью соответствующим Конституции США. При этом судья Верховного суда Оливер Вэндел Холмс (Oliver Wendell Holmes) заявил буквально следующее: «Будет лучше для всего человечества, если мы не допустим размножения имбецилов - потенциальных преступников». Удивительно, но эти законы, которые были приняты почти сто лет назад, действуют до сих пор в 13 штатах .

Но только в нацистской Германии стерилизация явилась предтечей массового уничтожения людей, при этом стала основой идеи очищения нации. Принудительная хирургическая стерилизация здесь стала применяться не только в отношении преступников, но в большой степени в отношении лиц с физическими и психическими отклонениями, наследственными отклонениями, а также в отношении людей некоторых национальностей.

22 июня 1933 года Министр Внутренних дел Германии, Вильгельм Фрик [328] [329] [330]

выступил с тезисами доктрины «Нация в опасности» (Volkstod), суть которой заключалась в том, что арийской нации необходимы люди здоровые психически и физически. Лица, не удовлетворяющие требованиям «чистоты расы», «недостойные жизни», должны были подвергаться хирургической кастрации. По разным оценкам, за годы Третьего Рейха, этой процедуре были подвергнуты примерно 410000 человек, причем это данные только о лицах, к которым процедура кастрации применялась в стационарах. Из них лиц, страдающих слабоумием - 200000 человек; больных шизофренией - 80000; лиц, страдающих маниакально-депрессивным психозом - 20000; больных эпилепсией - 60000; наследственной слепотой - 4000; наследственной глухотой - 16000; лиц с различными телесными уродствами - 20000; наследственных алкоголиков - 10000 . Стоит еще раз отметить, что эти данные лишь очень приблизительные,

реальное число таких лиц неизвестно.

Так называемые «просвещенные времена» отказа от практики применения кастрации как варварского метода наказания за половые преступления, закончились с принятием штатом Калифорния первого закона «О химической кастрации» 17 сентября 1996 года . Закон нормативно закрепил обязательное применение химической кастрации в отношении лиц, совершивших два и более раза такие преступления, как насильственное мужеложство, изнасилование и «растление» (терминология закона) малолетних при условно-досрочном

освобождении[331] [332] [333] [334].

Необходимо заметить, что до принятия вышеуказанного закона, в американской правовой литературе, в период с конца 40-х до начала 90-х годов 20- го века, обсуждался вопрос о применении эффективных способов и методик так называемого «лечения» лиц, совершивших преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности. С помощью лечения предполагалось уменьшить число половых преступлений, совершаемых повторно или в рецидиве. Изначально американская юридическая наука считала лиц, совершивших впервые преступления в сексуальной сфере, не опасными для общества . Старрап (Sturrup) в своих исследованиях указывает, что «очень немногие сексуальные преступники совершают подобные преступления вновь» . Он также добавляет: «сексуальные преступления, совершенные впервые, как правило, не опасны и редко приводят к рецидиву»[335] [336] [337]. Однако в более поздних исследованиях, такие ученые, как Ромеро и Вильямс (Romero and Williams), пришли к абсолютно противоположному выводу. Они утверждают, что уровень рецидива половых преступлений высок, однако, так как в американской юридической науке нет единой оценки понятия рецидива, то это позволяет другим исследователям утверждать, что уровень рецидива таких преступлений низок и не представляет высокой общественной опасности[338].

Термин «лечение» не случаен. До середины 90-х годов 20-го века, в американской криминологии, да и в общественном мнении, преобладала позиция, что лица, совершившие преступления на сексуальной почве, являются скорее больными, чем преступниками (влияние ломброзианства?). Предполагалось, что, несомненно, за совершенные преступления они должны нести соответствующее наказание, но в целях предотвращения рецидива и профилактики половых преступлений, а также в целях ресоциализации указанных лиц их необходимо лечить. Исследователями были разработаны различные методы и программы лечения в зависимости от категории и тяжести совершенного полового преступления. Существуют 4 группы методик лечения и профилактики сексуальных преступлений: психотерапия, поведенческая, биологическая и фармакологическая терапии. До середины 90-х годов считалось, что 3 из них - психотерапия, поведенческая и фармакологическая терапии, наиболее приемлемы для применения в США, тогда как у биологического метода было много противников и неоднозначное отношение со стороны общества, потому что этот метод подразумевал исключительно хирургическую кастрацию и назывался «варварским» и бесчеловечным.

Наиболее популярными методиками лечения и профилактики сексуальных преступлений, с точки зрения специалистов, являются психотерапия и фармакологическая терапия, а наиболее эффективными - сочетание этих двух методик. В рамках психотерапии используются различные методики и подходы к лечению лиц с девиантным сексуальным поведением, такие как индивидуальные и групповые консультации, семейная терапия, терапия средой (milieu therapy), виктимологическая терапия, идентификация с женщиной, самоконтроль, половое воспитание, психодрама, разъяснение ценностей, когнитивная терапия[339]. В последние годы все чаще в качестве метода психотерапии для лиц, совершивших сексуальные преступления, используется когнитивно-поведенческая терапия. Цель этого метода лечения - помочь пациенту взять на себя ответственность за поведение, которое приводит его к совершению преступления, выработать навыки поведенческого контроля, что позволит ему избежать ситуации высокого риска, которые могут привести к повторному совершению преступления[340]. В специальной литературе обсуждается эффективность других техник когнитивноповеденческой терапии, таких как создание условно-рефлекторного отвращения к запаху и так называемая скрытая сенсибилизация (при которой вся процедура создания отвращения происходит в воображении пациента), в снижении патологического возбуждения. Однако ни одну из них нельзя считать собственно способом лечения девиантного сексуального поведения, кроме того, осужденные вынуждены постоянно тренировать приобретенные навыки. Несмотря на то, что психиатры довольно редко участвуют в реализации когнитивно-поведенческих программ, они могут внести значительный вклад во многие другие направления

343

лечения .

С появлением современной гормональной терапии, обнаружилась способность андрогенов снижать уровень тестостерона у мужчин. Впервые, в США, о применении ацетат медроксипрогестерона (МПА, medroxyprogesterone acetate) с целью лечения сексуального преступника, сообщил исследователь Джон Мони (John Money) в 1966 году. Он вводил препарат бисексуальному трансвеститу, которому было назначено лечение за развратные действия в

344

отношении своего шестилетнего сына .

Принятие в 1997 году вторым штатом США - Флоридой Закона «О химической кастрации» № 97-184[341] [342] [343], распахнуло двери широкому применению этой меры уголовно-правого воздействия. Необходимо отметить, что сам термин «химическая кастрация» впервые был использован как название вида наказания, применяемого к лицам, совершившим преступления на сексуальной почве Верховным судом штата Аризоны в 1982 г. (дело Государство против Кристофера). Джесс Дж. Кристофер совершил шесть эпизодов «растления малолетних» (терминология суда штата Аризоны), за что был приговорен к 25 годам лишения свободы. При рассмотрении аппеляционной жалобы, поданной Кристофером, вызванный в суд психиатр доктор Лаваль (Dr. LaWall) сообщил, что Кристофер уже отбывал наказание за подобное преступление, в течении двух лет получал психиатрическую помощь в местах лишения свободы, однако помощь положительных результатов не принесла и после освобождения подсудимый вновь совершил ряд преступлений подобного характера. На основании этого, др. Лаваль рекомендовал суду апробацию кастрации при помощи медикаментов — ацетат медроксипрогестерона (МПА) с целью наиболее эффективного исправления подсудимого как альтернативы лишению свободы. Однако суд отклонил предложение психиатра и назначил наказание в виде лишения свободы[344]. Средства массовой информации, подробно освещая этот судебный процесс, подхватили термин «химическая кастрация», в связи с чем он стал известен широкому кругу общественности[345].

В соответствии с Законом штата Флорида «О химической кастрации» № 97184, лицу, повторно осужденному за сексуальное преступление, после отбытия наказания, по приговору суда в обязательном порядке назначается химическая кастрация - принудительные еженедельные инъекции гормонов, приводящих к снижению полового влечения. Для этой цели используется препарат ацетат медроксипрогестерона (МПА, medroxyprogesterone acetate) - синтетический гормон прогестерона, более известный под названием Депо-Провера. Депо- Провера - это женский контрацептив, в США выпускаемый фирмой Upjohn. Для лиц, совершивших сексуальные преступления впервые, химическая кастрация назначается судом по желанию и с согласия осужденного.

Контроль за исполнением химической кастрации возлагается на Департамент исполнения наказаний. Инъекции производятся в соответствии с

графиком, разработанным Департаментом и утвержденным судом. Примечательно, что процедура химической кастрации может быть заменена хирургической по письменному ходатайству подсудимого как альтернатива лишению свободы. При этом подсудимому должны быть разъяснены процедура и последствия химической и хирургической кастрации, или, по-другому, должно быть получено «информированное согласие» .

В настоящее время кастрация для лиц, совершивших сексуальные преступления, применяется в 8 штатах США, причем как химическая, так и хирургическая. В штате Орегон в начале 2000-х годов был принят пилотный проект о химической кастрации в отношении 40-50 осужденных за половые преступления. Из 9 штатов, применяющих (применявших) кастрацию, 4 применяют только химическую кастрацию — Джорджия, Монтана, Орегон и Висконсин, 4 — допускают химическую, или добровольную хирургическую кастрацию — Калифорния, Флорида, Айова, Луизиана, и 1 в штате — Техасе применяется только добровольная хирургическая кастрация как единственная возможная.

Общий обзор законодательства штатов, применяющих кастрацию, приводится в следующей таблице:

Таблица 4. Общий обзор законодательных актов, регламентирующих применение кастрации в штатах США[346] [347]:

Штат США Вид преступления Возраст Метод

потерпевшег кастрации о

По Финансирова Последствия

усмотрению ние уклонения

суда (У)

Добровольная

(Д)

Принудитель

Режим доступа:

доступа:

доступа:

- P. 14-15.

Калифорния

Флорида

Анальное половое Младше 12 Химическая или

сношение, добровольная

подстрекательство / хирургическая

пособничество анальному половому сношению; половое сношение с

применением силы или угрозой его

применения; оральный половой акт,

подстрекательство / пособничество оральному половому акту; сексуальное проникновение с

использованием постороннего предмета

Все половые Любой

преступления

Химическая или

добровольная

хирургическая

ная (П)

У — впервые совершенное П —

повторно и при рецидиве

Штат

Не указаны

Джорджия

Растление малолетних; Младше 17 Только

Квалифицированное химическая

растление малолетних

(с причинением вреда

здоровью или актом

мужеложства)

Айова

Половые преступления Младше 12 Химическая или

в отношении добровольная

несовершеннолетних хирургическая

(малолетних)

Луизиана

Изнасилование, изнасилование при отягчающих обстоятельствах, оральные половые сношения, оральные половые сношения при отягчающих обстоятельствах, инцест, инцест при

1. Младше Химическая или

12; добровольная

2. Любой хирургическая возраст при совершении

полового преступлени я повторно или при рецидиве

У — впервые совершенное П —

повторно и при рецидиве

У — половое

преступление

совершено в

отношении

несовершенн

олетнего

(малолетнего)

У — впервые

совершенное

для «наиболее

серьезных

преступников

»

П —

повторно,

если первое

наказание

признано

неэффективн

ым

П — Если разрабатывает ся план

психиатричес кой помощи

Штат

Фелония

второй

степени

Осужденный

оплачивает

консультации;

не

урегулирован о кто

оплачивает препараты

Осужденный оплачивает «в разумных пределах»

Осужденный

оплачивает

разработку

плана

психиатричес кой помощи и само лечение

Не указаны

Не указаны

Отмена испытательн ого срока или условнодосрочного освобождени я; отмена льгот за примерное поведение.

Монтана

Орегон

отягчающих обстоятельствах, половые сношения в извращенной форме

Изнасилование, 1. Младше Только

насильственные 15 для химическая

действия сексуального преступлени характера, инцест й,

совершенны х впервые 2. Любой возраст при совершении полового преступлени я повторно или при рецидиве

Пилотная программа в Любой отношении 40-50

осужденных за

половые преступления

П — для всех Все затраты Расцениваетс осужденных возлагаются я как

при на «преступное

отсутствии осужденного неуважение к медицинских суду» и

противопоказ наказывается

аний лишением

свободы от 10 до 100 лет

Только

химическая

П — для всех

осужденных

при

отсутствии

медицинских

противопоказ

аний

Все затраты 1. Санкции возлагаются при на нарушении

осужденного графика

2. Санкции при приеме блокирующи х препаратов (вид санкций не

определен)

Висконсин

Техас

Не указаны

Не указаны

Половые преступления Младше 17 Только Д — для всех Штат

в отношении хирургическая осужденных

несовершеннолетних (малолетних)

Сексуальное насилие в Младше 13 Только У - для всех Не

отношении ребенка; химическая осужденных определено

сексуальное насилие в отношении ребенка второй степени

Закон о химической кастрации в Калифорнии был и первым в стране, и явился моделью для большинства законов о химической кастрации, принятых вслед за Калифорнией в других штатах.

Закон устанавливает, что химическая кастрация назначается лицам, совершивших (или оказавшим пособничество в совершении другим лицом) одну из нескольких форм насильственных действий или изнасилования в отношении к несовершеннолетних 12 лет или младше. За совершение первого преступления суд по своему усмотрению может назначить химическую кастрацию в качестве условия условно-досрочного освобождения, после осуждения за повторное преступление, она становится обязательной.

Если суд назначил химическую кастрацию, закон Калифорнии требует применение препарата MPA или его эквивалента. Лечение начинается за неделю до освобождения лица, отбывающего наказание, из мест лишения свободы и должно продолжаться до тех пор, пока Департамент исполнения наказаний не доложит Совету по тюремному заключению, что в дальнейшем лечении нет необходимости.

Закон не требует, чтобы врач (или любой другой медицинский работник) определял, применима ли процедура к конкретному осужденному или безопасна ли она с медицинской точки зрения, и не содержит каких-либо требований диагностики сексуальных расстройств. Также, в законе отсутствует требование информированного согласия. Хотя подсудимый и имеет право на получение информации о последствиях лечения, он не имеет права отказаться от него. Пациент может только избежать процедуры по применению химической кастрации, подвергаясь добровольной хирургической кастрации.

В четырех штатах - Флориде, Айове, Луизиане и Монтане, были приняты законодательные акты о применении химической кастрации по модели закона Калифорнии. В этих актах также определяются условия применения процедуры химической кастрации в зависимости от уровня опасности преступления, возраста жертвы и факта повторности преступления.

Во всех четырех штатах, также, как и в Калифорнии, основным критерием для назначения процедуры химической кастрации является судимость (обвинение) за определенные сексуальные преступления.

Некоторые законодательные акты включают в себя широкий круг преступлений, в то время как некоторые из них гораздо уже. Например, в Айове назначают химическую кастрацию за преступления, начиная от неприличных контактов (законодательная конструкция, подобная отечественной ст. 135 УК РФ) до сексуальной эксплуатации ребенка, тогда как во Флориде химическая кастрация применяется за совершение любых половых преступлений вне зависимости от возраста потерпевшего. Три из четырех штатов ограничивают применение химической кастрации тем, чьи жертвы ниже определенного возраста. Два штата (Айова и Луизиана), вслед за Калифорнией, требуют, чтобы жертве было 12 лет или моложе, и один (Монтана) требует, чтобы возраст потерпевшего составил 15 лет или моложе.

Во всех этих штатах большое значение придается рецидиву. Во Флориде и Айове, как и в Калифорнии, процедура химической кастрации обязательна при совершении повторных половых преступлений. В Монтане и Луизиане, с другой стороны, тем лицам, которые получают вторую судимость за определенные сексуальные преступления, назначают химическую кастрацию, даже если потерпевшие совершеннолетние.

В отличие от Калифорнии, в трех из четырех штатах требуется минимальное медицинское обследование до начала лечения. Однако ни в одном из этих законодательных актов не упоминается требование участия врача, так же, как и диагностики осужденного на предмет сексуальных расстройств перед назначением химической кастрации.

И ни в одном из штатов не требуют обоснованного согласия преступника. Два штата (Луизиана и Монтана) требуют, чтобы преступник был проинформирован о последствиях процедуры, но не требуют его согласия. В двух других штатах (Флориде и Айове) не требуется, чтобы преступник был проинформирован об эффектах процедуры; при этом и не требуется согласия осужденного.

Во всех четырех штатах законы о химической кастрации требуют, чтобы лечение началось незадолго до того, как осужденный освободится из мест лишения свободы, и все подразумевают, что лечение должно быть продолжительным, в большинстве случаев, пожизненным. Закон Флориды разрешает суду назначить лечение в течение любого периода времени, вплоть до конца жизни осужденного. В двух штатах (Айове и Монтане), как и в Калифорнии, выдвигается условие, что лечение должно продолжаться, пока государство не решит, что это больше не является необходимым. Только в Луизиане существует требование, чтобы лечение продолжалось «в местах лишения свободы и при любом условном наказании, условном сроке или условно- досрочном освобождении, пока не будет установлено, что лечение больше не является необходимым» . Этим, по-видимому, обеспечиваются определенные обязательные временные ограничения на проведение лечения препаратом MPA.

Как нами будет обсуждаться ниже, сексуальное влечение и сексуальные фантазии (в том числе девиантное влечение и фантазии) восстанавливаются (возвращаются) вскоре после прекращения приема препарата MPA, поэтому трудно представить себе сценарий, в котором государство, однажды решив, что осужденному необходимо назначить процедуру химической кастрации, позже вынесет решение, что эта необходимость отпала . Таким образом, в большинстве случаев, осужденный приговаривается к процедуре химической кастрации пожизненно.

Три штата (штат Флорида, Айова и Луизиана), как и Калифорния, дают правонарушителям право избежать процедуры химической кастрации, выбрав хирургическую кастрацию . В двух штатах (Айове и Луизиане) осужденный сам оплачивает расходы, связанные с лечением.

Законодательство о химической кастрации в штате Висконсин создано менее шаблонно, чем законы, принятые в других штатах. Оно позволяет Департаменту [348] [349] [350] исправительных учреждений и Комиссии по условно-досрочному освобождению требовать, чтобы лицо, которое было признано виновным в сексуальном преступлении в отношении малолетнего в возрасте до 13 лет, прошло процедуру химической кастрации в качестве условия условно-досрочного освобождения. Суд обязывает Департамент исправительных учреждений штата разрабатывать план лечения, в котором, в свою очередь, должна быть указана «потребность» в химической кастрации после отбытия наказания и освобождения из мест лишения свободы. Показательно, что решение об условно-досрочном освобождении должно приниматься вне зависимости от решения о применении процедуры химической кастрации. Тот факт, готов ли преступник к процедуре, подходит ли

353

его кандидатура для процедуры, не должны учитываться в его пользу .

А. Хилл, П. Брикен и др. (A. Hill, P. Brikenet. al.) выдвигают требования к современной оптимальной фармакотерапии сексуальных преступников. Она должна, во-первых, выборочно влиять только на девиантное сексуальное поведение, уменьшать нежелательные фантазии, во-вторых, поддерживать, или, по-крайней мере, не ухудшать нормальную сексуальность и половое влечение, в- третьих - не вызывать других побочных эффектов[351] [352] [353]. И тут же добавляют, что «ни для кого не секрет, что развитие таких фармакологических средств по-прежнему является больше утопией, чем реальной возможностью их отыскания в ближайшем будущем» .

Нейробиологические основы сексуальности весьма сложны. Многие физиологические вещества производят возбуждающие (стимулирующие) или ингибирующие эффекты на разные сексуальные процессы в центральной нервной системе, периферической нервной системе, в первичных и вторичных половых

органах[354]. Эти вещества можно разделить на гормоны с одной стороны (андрогены, эстрогены, прогестерон, пролактин, окситоцин, кортизол и феромоны) и нейротрансмиттеры и нейропептиды с другой стороны (закись азота, серотонин, допамин, адреналин, норадреналин, опиоиды, ацетилхолин, гистамин, гамма-аминомасляная кислота). При лечении сексуальных отклонений и сексуальных преступников используются, в основном, две группы

фармакологических веществ:

1. вещества, влияющие на производство и эффекты андрогенов (ацетат ципротерона / CPA, медроксипрогестерона ацетат / MPA, (на понятии и свойствах этих препаратов мы остановимся чуть ниже) и

2. агонисты гонадотропин-рилизинг гормонов (GnRH, АГРГ) и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (SSRI, СИОЗС)

Здесь, вводя в наше исследование ряд медицинских терминов, мы должны дать им краткое разъяснение.

Андроген - представитель группы стероидных гормонов, включающей тестостерон и андростерон; стимулирует развитие мужских половых органов и вторичных мужских половых признаков (таких как рост бороды, становление голоса, мышечное развитие). Основным источником этих гормонов являются яички; кроме того, в небольших количествах они вырабатываются корой надпочечников и яичниками. У женщин избыточная выработка андрогенов может привести к маскулинизации.

Естественно вырабатывающиеся в организме человека и синтетические андрогены широко применяются в заместительной терапии (для лечения задержки полового созревания у подростков, гипогонадизма и импотенции, связанной с

недостаточной функцией яичек), в качестве анаболических агентов, а также для

357

лечения рака груди .

Гонадотропин - один из гормонов, синтезируемых и секретируемых гипофизом; влияет на яички или яичники (гонады), способствуя образованию половых гормонов и соответственно сперматозоидов или яйцеклеток в организме человека. Их образование контролируется гонадотропин-освобождающим гормоном гипоталамуса. Основными гонадотропинами являются фолликулостимулирующий и лютеинизирующий гормоны. Они иногда назначаются больным в инъекциях для лечения бесплодия .

Как указывают Местон и Фрёлих (MestonC., FrohlichP.), серотонин подавляет сексуальное возбуждение и снижает мощность эякуляции и оргазма[355] [356] [357]. Именно это свойство положено в основу действия СИОЗС при лечении парафилий.

Агонисты гонадотропин-рилизинг гормонов (GnRH, АГРГ) и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (SSRI, СИОЗС) - современные средства лечения парафилий. Хилл А., Брикен П. и др. (A. Hill, P Brikenet. al.) отмечают, ссылаясь на проведенные исследования, что эти средства хотя и более эффективны, чем вещества, влияющие на производство и эффекты андрогенов (CPA и MPA), обладают меньшими побочными эффектами, но не лишены их. Кроме того, у лиц, принимавших АГРГ и СИОЗС также отмечались индивидуальная непереносимость и рецидивы половых преступлений. Они же утверждают, что большинство лиц, совершивших сексуальные преступления, а особенно, в отношении детей, страдают каким-либо психическим расстройством, выраженным в разной степени. Поэтому авторы особо подчеркивают, что любая фармакотерапия эффективна исключительно в сочетании с психотерапией, поскольку именно психическое расстройство является основной причиной преступлений и необходимо лечить причину, а не следствие[358].

Даже несмотря на наличие более современных фармакологических средств лечения парафилий, обладающих меньшими побочными эффектами, в США по- прежнему упорно продолжают применение МРА как основного средства в процедуре химической кастрации. Здесь необходимо более подробно остановиться на свойствах, эффектах и побочных явлениях применяемого для химической кастрации препарата ацетат медроксипрогестерона (МПА,

medroxyprogesterone acetate). Выше мы отмечали, что МПА — это синтетический гормон прогестерона, более известный под названием Депо-Провера. Депо- Провера - это женский контрацептив, в США выпускаемый фирмой Апджон (Upjohn). Другие названия этого же препарата - Клиновир, Цикрин и Гистрон[359]. Кроме МПА, в таких странах как Канада, Великобритания и Германия, в этих же целях применяется препарат ацетат ципротерона (Cyproterone acetate (CPA)). Ацетат ципротерона известен под торговыми марками Андрокур, Ципрон, Ципростат, Дианет. Данный препарат не одобрен в США, поэтому провести сравнительное исследование двух препаратов не представляется возможным[360]. Краткий обзор препаратов, применяемых для процедуры химической кастрации в штатах США, приведен в таблице 5:

Таблица 5. Общая характеристика процедуры химической и хирургической кастрации в штатах США[361]:

Штат США Применяемый Необходимость Наличие Консультиро Продолжитель Ответственн
препарат медицинской «информирован вание ность ость
или ного согласия» психолога в применения поставщика
психиатрическо период препарата препаратов
й экспертизы приема

препарата

Калифорния МПА или его Нет Должны быть Нет Пожизненно Не указана
химический разъяснены все
эквивалент побочные

эффекты

препарата

Флорида МПА Да, суд Отсутствует для Нет 1. До момента, Не указана
назначает химической, пока «есть
«медицинского разъяснение необходимость
эксперта» процедуры для »
добровольной 2.
физической Устанавливает ся судом на определенный срок или пожизненно
Джорджия МПА или его Да, психиатр Должны быть Да Осужденный Ни
химический при разъяснены все должен гражданско-
эквивалент квалифицирован побочные доказать правовой,
ном растлении эффекты нецелесообраз ни
малолетних препарата и ность уголовной,
письменное дальнейшего если
согласие на применения поставщик
применение «на
кастрации хорошем

счету»

Айова МПА либо Да, Нет Нет Агентство, Не указана
«утвержденный необходимость отвечающее за
фармацевтический определять, надзор за
агент» будет ли лечение лечением,
эффективным устанавливает,
что в лечении
отпала
необходимость
Луизиана МПА или его Да, Да, обязанность Да, если это Продолжается, Ни
химический «квалифицирова информировани предусмотре пока не будет гражданско-
эквивалент нный психиатр с я в отношении но планом установлено, правовой,
опытом работы процедуры лечения что в лечении ни
в лечении применения и отпала уголовной,
сексуальных побочных необходимость если
преступников» эффектов с поставщик
подпиской о «на
разъяснении хорошем

счету»

Монтана МПА или его Нет, но лечение Должны быть Нет Не указана Не указана
химический должно разъяснены все
эквивалент, либо проводиться побочные
другой «медицински эффекты
«медицински безопасным препарата
безопасный препаратом»

препарат»

Орегон

Не закреплена Не указана

«Штат Не указана

обязывает получить лечение в течении всего или части условнодосрочного освобождения, либо после освобождения из мест

лишения свободы»

Не Не указана

применяется

Гормон или Да, Должны быть Нет

андроген, подобный «компетентным разъяснены все

МПА врачом» побочные

эффекты препарата с

подпиской о

разъяснении

Техас Не применяется, Да: 1. - Врач. Нет

только 2. Психиатр и

хирургическая психолог с

кастрация опытом работы

в лечении

сексуальных преступников для определения «пригодно сти» субъекта для кастрации

Висконсин Андроген или его Не прописаны Отстутствует Нет

химический критерии на

эквивалент которые

опирается специалист при назначении лечения

Введение препарата МПА мужчинам приводит к эффекту снижения полового влечения и агрессии с помощью блокировки выработки тестостерона в яичках. МПА воздействует непосредственно на головной мозг человека, значительно уменьшая выработку тестостерона и его влияние на организм, поскольку именно тестостерон является основным гормоном, отвечающим за сексуальное влечение, фантазии и поведение[362]. Следствием применения МПА является наступление «эротической апатии»[363].

На начальном этапе применения процедуры химической кастрации, на нее возлагались большие надежды, которые основывались на данных об эффективности применения хирургической кастрации. Так, в 1970-х годах, в ФРГ были проведены исследования двух групп лиц, совершивших половые преступления. Одна группа состояла из лиц, подвергшихся процедуре хирургической кастрации взамен на условно-досрочное освобождение, а к лицам второй группы процедура не применялась. Одиннадцатилетние наблюдения за обеими группами позволили установить, что уровень рецидива половых преступлений в первой группе составил 3%, тогда как во второй - 46%[364]. От химической кастрации ожидались результаты как минимум не хуже, но без членовредительства. Некоторые клиницисты констатировали реальное и значительное снижение уровня тестостерона при применении МПА, что, в свою очередь, приводило к значительному уменьшению сексуального влечения и фантазий как в отношении девиантного, так и в отношении не девиантного сексуального поведения[365] [366]. Однако при этом остается абсолютно не выясненным, влияет ли снижение тестостерона в крови, а за этим и полового влечения, на количество рецидива половых преступлений и на обратимость функций организма при прекращении приема препарата. Все описанные положительные результаты применения МПА основываются только на краткосрочных наблюдениях за лицами, подвергшихся процедуре лечения, в среднем - не более 2-х лет. В науке до сих пор нет ни одного длительного исследования влияния применения МПА на рецидив половых преступлений . Так, результаты пилотной программы по химической кастрации в штате Орегон (см. Таблицу 1) не выявили существенной разницы в уровне рецидива половых преступлений у лиц, в отношении которых применялась химическая кастрация и лиц, подвергшихся другим методам коррекции поведения[367] [368] [369] [370] [371] [372]. Более того, в ходе наблюдения за 334 осужденными в разных штатах, совершившими преступления на сексуальной почве, по отношению к которым применялась процедура химической кастрации, уровень рецидива составил от 3 до 83% даже в период приема препарата МПА .

После прекращения приема МПА, сексуальные переживания, фантазии, сексуальное влечение и связанное с ними девиантное сексуальное поведение восстанавливаются в полном объеме . Отсюда мы можем сделать вывод, что эффективность применения химической кастрации для предотвращения рецидива половых преступлений крайне сомнительна. А наличие множества побочных эффектов, в том числе и довольно тяжелых, ставят вопрос о целесообразности применения данного метода коррекции девиантного сексуального поведения. При этом не проведено ни одного компетентного исследования о возможности восстановления функций организма в полной мере от побочных эффектов.

А таких эффектов у препарата множество. Так, по исследованиям проф. Фитцджеральда , синтетические прогестероны, такие как Депо-Провера, имеют значительные побочные эффекты: перепады кровяного давления, чувство удушья сразу после инъекции, повышенную утомляемость, частые головные боли, тошноту, бессонницу. К более серьезным побочным эффектам относятся такие физиологические изменения, как гинекомастия, ожирение , а также тромбофлебит, гипертония, заболевания желудочно-кишечного тракта, образования желчных камней, диабет , атрофия яичек , критическое снижение выработки спермы. Самым значительным, тяжелым и необратимым побочным эффектом препарата является деминерализация костей (снижение плотности костной ткани), что приводит к заболеванию остеопорозом.

Рекомендованная Федеральным Агентством по продовольствию и медикаментам США доза препарата при его применении по прямому назначению (женская контрацепция) составляет 150 мг каждые три месяца . А доза препарата, применяемого для лечения парафилий колеблется от 100 до 500 мг в неделю. Таким образом, доза МПА при применении его в отношении мужчин в процедуре химической кастрации превышает рекомендованные для женщин нормы от 8,6 до 43,3 раз .

Кроме того, стоит отметить, что Федеральным Агентством по продовольствию и медикаментам США, препарат МПА одобрен к применению только в качестве женского противозачаточного средства. Действующее законодательство США не требует дополнительного разрешения на использование препарата в других целях . Несмотря на это, средство широко применяется в США в процедуре химической кастрации.

Препарат СРА, упомянутый выше в нашем исследовании, тоже не является панацеей в лечении и предотвращении половых преступлений. В начале 1960-х годов была поставлена задача создания препарата, снижающего количество волос у женщин на лице и теле на фоне гормональных изменений при беременности. [373] [374] [375] [376] [377]

Одновременно создатели препарата выявили его способность уменьшать потерю волос у мужчин. И только позже были выявлены его свойства по воздействию на мужские половые гормоны . Исследованием, проведенным в 1980 году Нойманом и Шлойзенером (Neumann & Schleusener), выявлено, что СРА, также, как и МПА, подавляет сексуальные фантазии, либидо, снижает выработку сперматозоидов, число утренних эрекций и количество эякуляций . Брэдфорд и Полак в 1993 году показали снижение тревожности и раздражительности у лиц, принимавших СРА . Как и МРА, СРА наделен побочными эффектами, такими как: депрессия, ночные кошмары, головные боли, гинекомастия, увеличение массы тела, мышечные судороги, расстройство желудка, образование желчных камней, повышение уровня сахара в крови, сахарный диабет и дисфункция

383

печени .

В марте 2011 г. в Государственную Думу ФС РФ депутатом А.В. Беляковым вносился Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» № 572983-5, в котором предлагалось ст. 97 УК РФ дополнить новым видом принудительных мер медицинского характера - химической кастрацией и ст. 101.1 - «Химическая кастрация», согласно которой «химическая кастрация осуществляется путем введения в организм гормональных препаратов, перечень которых устанавливается законодательством Российской Федерации... проводится в учреждениях органов здравоохранения... первичная процедура химической кастрации применяется за шесть месяцев до окончания [378] [379] [380] [381]

отбывания наказания» .

В пояснительной записке к законопроекту сообщается, что более половины осужденных педофилов после освобождения в течение 5 лет вновь совершают преступления сексуального характера против несовершеннолетних. Указывается, что «сейчас в Америке действует закон о принудительной кастрации, который вступил в силу в 1990-х годах» .

В свете проведенного нами исследования законопроект представляется непродуманным, внесенным без всестороннего анализа последствий его принятия. Так, авторы законопроекта не упоминают о препаратах, подлежащих применению в процедуре химической кастрации, умалчивают об их эффективности и побочных эффектах, в проекте закона не дается определение понятия «химическая кастрация», условия, основания, пределы назначения химической кастрации разработаны в не в полном объеме, а самое главное - не учитываются обширный практический опыт США в применении кастрации и результаты научных исследований по данной проблематике. К счастью, Верховным судом РФ законопроект поддержан не был, а в официальном отзыве, кроме прочего, отмечено что «в качестве основания назначения этой меры (химической кастрации - А.А.) в предлагаемой редакции п. «д» ч. 1 ст. 97 УК РФ указано на совершение лицом преступлений, предусмотренных частью пятой статьи 131 и частью пятой статьи 132 УК РФ. Однако статьи 131 и 132 УК РФ в действующей редакции состоят из четырех частей» , что наглядно свидетельствует о качестве представленного проекта закона. [382] [383] [384]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование уголовно-правовых и криминологических аспектов противодействия преступности против половой неприкосновенности несовершеннолетних в уголовном законодательстве, позволяет сделать ряд выводов:

1. Преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних причиняют широкий спектр негативных социальных последствий. В настоящее время в литературе суть половых преступлений определяется через посягательство на интересы личности. Поместив преступления против половой неприкосновенности в главу 18 УК РФ, законодатель определил родовым объектом данных преступлений интересы личности. Однако одним из критериев криминализации деяний в рассматриваемой сфере до сих пор остается половой уклад в обществе (принципы половой морали). Половые преступления нарушают половую неприкосновенность несовершеннолетних, их нормальное физическое (психическое) развитие и общественную нравственность в сфере половых отношений.

2. Законодательный подход к уголовно-правовой охране половой неприкосновенности несовершеннолетних примерно одинаков как в России, так и в США. Различен только подход к закреплению возраста субъекта указанных преступлений. В разных штатах возраст субъекта определяется по-разному: начиная с 17 лет до 21 года, но чаще всего - лицо, достигшее 18-летнего возраста - так же, как и в отечественном уголовном законодательстве.

3. Отечественный и американский законодатель по-разному подходят к определению потерпевших от рассматриваемых деяний. Уголовный закон Российской Федерации выделяет две группы потерпевших - несовершеннолетние и малолетние, а применительно к преступлениям против половой неприкосновенности - также и лица, не достигшие 16 и 12 лет. В США возраст согласия закреплен отдельными штатами самостоятельно и по-разному: 10, 12, 13, 14,16,17,18 лет, причем в Уголовном законодательстве даже одного и того же штата этот возраст может быть различным применительно к разным составам преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

4. Анализ уголовного законодательства штата Техас, а также авторский перевод законодательных положений штатов Калифорния, Флорида, Луизиана, Джорджия, позволяет отметить ряд уникальных особенностей уголовноправового противодействия половым преступлениям в отношении несовершеннолетних. В их числе разграничение понятий «половой акт» и половой контакт»; криминализация общественного опасного деяния в форме непристойного поведения, связанного с ребенком (ст. 21.11 УК Техаса); установление, наряду с уголовным наказанием, гражданско-правовых санкций в размерах, напрямую зависящих от возраста жертвы преступления, от 2000 до 25000 долларов США, направление взысканных средств в Фонд предотвращения беременности несовершеннолетних и законодательное закрепление их целевого назначения - только для мероприятий по профилактике беременности несовершеннолетних (в ч. «е» ст. 261.5.УК штата Калифорния); законодательное определение длящегося сексуального насилия над ребенком (виновный находится в одном жилище с несовершеннолетним ребенком, либо имеет систематический доступ к такому ребенку, продолжительностью не менее чем три месяца, и в этот период совершает три или более акта сексуальных контактов, половых сношений или развратных действий с ребенком, не достигшим на момент совершения преступления 14-летнего возраста, ст. 288.5. УК Калифорнии); включение в уголовное законодательство процессуальных положений об обязанности сотрудника правоохранительного органа, которому поручено расследование уголовного дела о посягательстве на половую неприкосновенность несовершеннолетнего, уведомить о совершенном преступлении Консультационный центр жертв изнасилования (ст. 264.2. УК штата Калифорния); применение смертной казни за действия сексуального характера, совершенные лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, не достигшим 12-летнего возраста, либо покушение на такие действия, причинившее травму половых органов потерпевшей(-его) (ч. 2 ст. 794.011. УК штата Флорида); установление ответственности за непристойную (развратную) демонстрацию, которой является умышленная мастурбация, умышленная непристойная демонстрация половых органов, умышленное совершение полового акта, в том числе акта садомазохизма, зоофилии, либо симуляция таких действий, совершенные в присутствии лица, не достигшего 16-летнего возраста (п. «а».ч. 7 ст. 880.04. УК Флориды); лишение права на получение пенсии за совершение полового преступления, если виновный в момент совершения преступления являлся государственным служащим, либо он воспользовался или пытался воспользоваться правами, обязанностями, привилегиями, положением, вытекающими из занимаемой должности и потерпевший на момент совершения преступления не достиг 16-летнего возраста (ст. 800.05. УК Флориды); определение изнасилования как полового сношения с лицом женского пола с применением силы и против ее воли, либо полового сношения с лицом женского пола, не достигшем 10-летнего возраста (§ 16-6-1 УК штата Джорджия) и другие особенности.

5. Современная западная криминологическая мысль рассматривает преступление как следствие недостатка внешнего контроля за индивидом, либо его недостаточной самоорганизации и внутреннего самоконтроля, а также критически относится к традиционным методам и средствам социального контроля над преступностью. Акцент делается на изучении криминогенных ситуаций, а преступление рассматривается как социальное явление, которое можно предугадать и просчитать. Соответственно, если существует контроль над индивидом, а привлекательные объекты для преступления находятся под пристальным вниманием - можно контролировать динамику преступности.

Акценты в борьбе с преступностью переносятся на защиту общества от опасных индивидов в ущерб охраны основных прав и свобод отдельной личности. Границы между частной и публичной сферой уголовной политики стираются, право на неприкосновенность частной жизни грубо попирается, усиливается контроль за деятельностью отдельного гражданина, доходя иногда до тотального, жестокость наказания усиливается и растет число заключенных одновременно с «популистской карательной риторикой», а также «в связи с тем, что суды и полиция не могут противостоять карательным настроениям избирателей»[385]. Государство постепенно сращивается с органами местного самоуправления и частными структурами в области уголовной политики, делегируя ему часть своих полномочий (общественная полиция, частные тюрьмы, частные охранные предприятия, государственная программа общественного надзора за преступниками и т.д.), а государственные институты, созданные для контроля преступности (тюрьмы, уголовно-исполнительные инспекции, суды) видоизменяются и перенимают способы действия частных структур.

На современном этапе развития криминологии США более правильно говорить о социальном контроле над преступностью в связи с разочарованием в традиционных мерах предупреждения подобных преступлений. Одно из направлений социального контроля - программа ситуационной превенции, а применительно к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних - специальные программы предупреждения рецидива, содержащие нормативно закрепленные комплексы ограничений для лиц, осужденных за подобные преступления, которые включат регистрацию таких лиц, в том числе создание реестров, электронный мониторинг (слежение) с помощьюсистемы глобального позиционирования (GPS), ограничение их местожительства и перемещения, уведомление общественности и общественный надзор.

6. В настоящее время почти во всех штатах США используется система GPS-мониторинга освобожденных из мест лишения свободы лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. GPS-мониторинг имеет свои потенциальные преимущества, но не всегда может предотвратить совершение подконтрольным лицом новых преступлений, а служит только в качестве орудия общего предупреждения и усиления общественного контроля.

7. На сегодняшний день более чем в 30 штатах США приняты нормативные правовые акты, запрещающие или ограничивающие проживание осужденных за преступления на сексуальной почве, вблизи мест, посещаемых детьми. Во всех этих штатах, как правило, также нормативно закреплено требование к расстоянию, на которое подконтрольному лицу запрещено приближаться к охраняемому объекту - от 1000 до 2000 футов. Защищенные места обычно включают в себя школы, парки, детские площадки, детские сады. Выявлено, что уровень и динамика половых преступлений не в каждом случае связаны с доступностью потенциальных жертв.

8. В современных условиях кастрация для лиц, совершивших сексуальные преступления, применяется в 9 штатах США, причем как химическая, так и хирургическая (в штате Орегон - пилотный проект). Из 9 штатов, применяющих кастрацию, 4 применяют только химическую кастрацию - Джорджия, Монтана, Орегон и Висконсин, 4 — допускают химическую, или добровольную хирургическую кастрацию — Калифорния, Флорида, Айова, Луизиана, и 1 в штате — Техас применяется только добровольная хирургическая. Для этой цели используется препарат ацетат медроксипрогестерона (МПА, medroxyprogesterone acetate). Все описанные в зарубежной литературе положительные результаты применения МПА основываются только на краткосрочных наблюдениях за лицами, подвергшихся процедуре лечения, в среднем - не более 2-х лет. В науке до сих пор нет ни одного длительного исследования влияния применения МПА на рецидив половых преступлений.

Поэтому эффективность применения химической кастрации для предотвращения редидива половых преступлений довольно сомнительна. А наличие множества побочных эффектов, в том числе довольно тяжелых (гинекомастия, ожирение, тромбофлебит, гипертония, заболевания желудочнокишечного тракта, образования желчных камней, диабет, атрофия яичек, остеопороз), ставят вопрос о целесообразности применения данного метода коррекции девиантного сексуального поведения. При этом не проведено ни одного компетентного исследования о возможности восстановления функций организма в полной мере от побочных эффектов.

Настоящее исследование не претендует на решение всех теоретических и практических проблем предупреждения половых преступлений, совершаемых в отношении детей, а затрагивает их некоторые аспекты, в том числе современный иностранный опыт противодействия указанным преступлениям. Однако, на наш взгляд, изложенные предложения и концепции заслуживают внимания в научной среде, призывают к дискуссии и могут внести вклад в развитие теоретической базы, посвященной исследованию уголовно-правовых и криминологических аспектов противодействия преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

<< | >>
Источник: Авдалян Артур Яшевич. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (КОМПАРАТИВИСТСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Елец - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2. Криминологические аспекты предупреждения сексуальной преступности в отношении несовершеннолетних в США:

  1. ГЛАВА III ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВО-КРЕДИТНОЙ СИСТЕМЫ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  2. 10.4. Психологические аспекты борьбыс экономической преступностью
  3. 4.1. Сексуальная преступность
  4. 4.2. Факторы, влияющие на сексуальную преступность
  5. Глава 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВМЕСТНОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. 1. Взаимосвязь социологического, криминологического и уголовно-правового аспектов изучения групповой преступности
  7. Глава 4. Основные направления предупреждения рецидивной преступности
  8. § 1. Предупреждение рецидивной преступности при исполнении лишения свободы
  9. ГЛАВА 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, СОВЕРШЕННЫХ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  10. Понятие и содержание структурных элементов криминалистической характеристики насильственных действий сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних
  11. Взаимосвязи структурных элементов криминалистической характеристики насильственныхдействий сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -