<<
>>

Развлечения на дому

Средства массовой информации начинают влиять на формирование взглядов американцев практически с младенческого возраста. Уже годовалым детям часто включают телевизор, когда передаются мультфильмы про животных типа «БагзБанни», «Порки Пиг» и т.
п., где текст практически отсутствует. Дети постарше смотрят как развлекательные программы — мультфильмы, приключения животных, так и программы с учебной нагрузкой, такие, как «Улица Сезам» («Сесами стрит»), «Электрическая компания» («Илектриккомпани»), пользующиеся большой популярностью.

Приобщение к миру «взрослого» ТВ начинается с раннего школьного возраста и даже раньше, когда дети смотрят приключенческие мультфильмы про суперменов, другие теле- и кинофильмы со значительной дозой насилия, культа удачливости, индивидуализма, впитывая тем самым систему ценностей, нормы поведения, господствующие в буржуазном обществе. Школьники, приходя домой после уроков, сами настраивают телевизоры на интересующие их программы, причем чаще это программы для взрослых. Родители редко контролируют выбор программ детьми (тем более что в половине домов по два телевизора): они довольны, что ребенок чем-то «занят» и не отвлекает их от дел.

Из печатной продукции младшие школьники пользуются местными детскими журналами новостей (города, графства, штата), смотрят и читают комиксы в газетах, которые выписывают родители, спортивные и развлекательные журналы.

Важным каналом массовой информации (и массовой культуры) для школьников служит радио. Для подростка оно прежде всего — источник музыки: популярной, развлекательной, танцевальной. Такую музыку и специализированную «молодежную» рекламу передают в основном небольшие местные станции, которые быстро приспосабливаются к вкусам молодежной аудитории.

При всей очевидной роли семьи, важности первичной социализации ребенка в школе, детском коллективе и т. п., все возрастающее значение в формировании его сознания играют средства массовой информации, и особенно телевидение.

Многие исследователи утверждают, что «телевидение следует рассматривать в качестве основного фактора социализации в жизни детей» *. Воздействие телевидения считается наиболее сильным, эмоциональным, полным драматизма и в то же время камерным. Зато чтение газет, журналов и книг продолжает оставаться средством получения систематизированной информации, удобной для анализа и глубЛюго усвоения .

Конечно, при создании первичных, базисных представлений и суждений о мире велика роль личного опыта и воспитания. Средства массовой информации чаще всего служат усилению уже существующих у человека представлений. В этом плане их деятельность по формированию общественного мнения следует рассматривать как часть более общей системы воздействия на массовое сознание американцев, включающей семью, школу, другие образовательные учреждения, различные «малые группы», наконец, общую идейную и морально-этическую атмосферу в обществе, создаваемую доминирующими в нем нормами и ценностями.

В то же время средства массовой информации, и особенно телевидение, обладают дополнительными возможностями воздействия на сознание аудитории путем использования различных психологических методов, приемов по преодолению «барьеров коммуникации», повышению ее эффективности и т. п.

Несмотря на свою относительную молодость по сравнению с другими средствами массовой информации (массовая продажа телевизоров в США началась в 1946 г.), телевидение заняло ведущую роль в информировании и развлечении американцев, формировании общественного мнения. Уже выросло поколение людей, для которых телевизор стал неотъемлемой частью жизни с раннего детства. По свидетельству JI. Погребина, к 18 годам американец проводит перед телевизором 22 тыс. часов — больше, чем он проводит в школе (12 тыс. часов), а также в церкви и на всех образовательных и культурных мероприятияхК

В американском доме телевизор включен в среднем более шести часов в день. Американский исследователь, бывший член Федеральной комиссии связи (ФКС) Н.

Джонсон сетует: «В обычный зимний вечер почти половина американского населения молчаливо, с остановившимся взором сидит перед фосфоресцирующим экраном» . «Типичный» американец затрачивает на просмотр передач к пенсионному возрасту 9 лет жизни.

О том, какое место занимает телевидение в жизни американцев, говорят результаты опроса, в котором выяснялось, что доставляет людям наибольшее удовольствие, приносит удовлетворение, радость, является источником развлечения в каждодневной жизни. Ответы распределились следующим образом (сумма процентов превышает 100, поскольку опрошенные называли несколько источников) : семья — 72%, телевидение — 48, друзья — 47, музыка —31, чтение (книг, журналов, газет) — 28, дом — 24, работа — 23, радио — 21, общение с людьми — 20, еда — 18, хобби — 17, машина — 16, занятие физкультурой — 15, посещение спортивных соревнований — 13, одежда — 6%.

Развлекательные программы составляют основу вещательной деятельности коммерческого телевидения. При этом, как отмечает телевизионный критик Р. Сирино, «пропагандистскую ориентацию в таких программах телезритель, как правило, не замечает, поскольку они выглядят лишь как развлечение, что как раз и делает такую пропаганду идей и ценностей наиболее эффективной и имеющей длительное воздействие. Получая удовольствие от развлекательной передачи, люди, не отдавая себе в том отчета, воспринимают политические, социальные и экономические идеи, заключенные в программе» .

Говоря об особенностях телевещания, нельзя не коснуться еще раз экономической стороны его деятельности. В самом начале регулярного телевещания фирмы, производящие товары и услуги массового потребления, сразу оценили возможности, которые оно представляло для рекламы продукции. Огромная широта охвата аудитории, доверительное обращение к ней в спокойной домашней обстановке, возможность не только рассказать, но и показать — все это расширяло возможности бизнеса выходить на рынок, существенно повышало эффективность рекламы.

Телевидение оказалось чрезвычайно прибыльным бизнесом, и те, кто вложил деньги в первые станции, к настоящему времени стали обладателями значительного капитала.

В процессе монополизации телеиндустрии ведущее место заняли три гигантские корпорации: «Нэшнл брод- кастинг компани» (Эн-би-си), «Коламбиабродкастинг систем» (Си-би-эс) и «Америкэнбродкастингкомпани» (Эй-би-си).

Основной «т^вар», который «производит» телеиндустрия, это не телепрограммы, которые показывают зрителям, как можно было бы предположить, а рекламное время, продаваемое рекламодателям.

Свыше 1000 телестанций, получающих значительную часть программ в готовом виде от трех общенациональных сетей, почти круглосуточно ведут вещание на окружающие районы (или, на языке рекламодателей, «телевизионные рынки»). Обыкновенно программы рассчитаны на полчаса или на час, но студии сокращают их длительность до 26 и 52 минут соответственно. Оставшееся время — в среднем 6 минут в час (за вычетом объявлений технического характера)—это основной «товар», продаваемый станциями. Покупают его промышленные компании, рекламирующие свои товары. В так называемое основное вечернее время «прайм тайм» — 19.30—22.30 — цены на рекламное время наивысшие и составляют 100—150 тыс. долларов за минуту (а иногда и 300 тыс.). Рекламодатель покупает рекламное время по высшей цене тогда, когда его устраивают передача, в перерывах которой показывается реклама, и аудитория. Таким образом, телепрограммы превращаются в обрамление рекламы. Как отмечал JI. Браун, «функция телевизионной программы состоит в том, чтобы сделать ценными перерывы между рекламой. Хорошо такое шоу, которое достаточно привлекательно для рекламо-дателя, чтобы он заплатил по максимальным расценкам за минутные рекламные вставки в передаче» !.

В прошлом рекламодатели предпочитали полностью оплачивать передачу, распоряжаясь рекламным временем в ней по своему усмотрению. Сейчас телестанции, как правило, практикуют «рассредоточенную рекламу», когда рекламные минуты продаются не оптом, а в розницу различным рекламодателям. При этом станции и рекламодатели часто предпочитают дробить рекламные минуты на более короткие отрезки — по 30, 20 и даже 10 секунд.

1Brown L.Television.

The Business Behind the Box. N. Y., 1971, p. 60.

Какими же критериями пользуются рекламодатели при оценке качества телепрограммы, пригодности ее для помещения рекламы? Прежде всего — массовость. Компании, вкладывающие деньги в телевизионную рекламу,— автомобильные, косметические, фармацевтические и др.— заинтересованы прежде всего в рынках для сбыта продукции. Поэтому популярность телепередачи, выраженная в миллионах зрителей, является основным критерием ее пригод-ности как носителя рекламы и основным фактором, опре-деляющим ее судьбу. Отсюда вся жизнь телеиндустрии зависит от системы «рэйтингс» — оценки (по методу А. С. Нильсена) численности аудитории той или иной программы. В 1200 квартирах в различных районах страны к телевизорам подключены специальные приборы — аудиметры. Они показывают, какой канал и в какое время был включен владельцами, а затем вычисляется процент всей аудитории. «Если убрать маскировку,— пишет JLБраун,— то телезритель является не покупателем, а лишь потребителем телевидения. И рекламодатель покупает зрителей, как скот,— по 2,5 доллара за тысячу без выбора, от 4 до 8 долларов за тысячу, если аудитория рассортирована на молодых мужчин, молодых женщин, подростков, в зависимости от рекламируемого продукта» . При этом рекламодателей интересует аудитория, состоящая из десятков миллионов людей.

Пять-шесть миллионов их не устраивают, поскольку по соседнему каналу может идти шоу на 20 млн. зрителей, а в нем демонстрируется реклама конкурирующей фирмы.

Американскому бизнесу удалось сформировать вкусы и взгляды зрителей таким образом, что в массе своей они предпочитают избегать серьезных, проблемных передач, вызывающих беспокойство и озабоченность, ориентируясь в основном на развлекательные программы, музыкальные шоу или щекочущие нервы приключения, детективы, фильмы ужасов. Телеиндустрия и рекламодатели замеряют зрительские вкусы и наклонности, ими же созданные, с помощью «рейтинге» и выдают их за взгляды и запросы самого народа, под которые телевизионные программы должны подлаживаться.

Б. Багдикьян пишет: «10 корпораций оплачивают 78% рекламы телевизионных сетей с соответ-ствующим воздействием на умы американцев, смотрящих телевизор: действительно, основными воспитателями и пе-дагогами американского населения были «Проктер энд гэмбл», «Бристол — Майерс», «Дженерал фудс», «Р. Дж. Рейнолдзиндастриз», «Америкэнхоум продактс», «Кол-гэйт — Палмолив», «Дженерал моторе», «Жилетт», «Стерлинг драг» и «Ливер бразерз». Эти десять корпораций сильнее контролируют американское сознание, чем школа и церковь» .

По сути дела, «рэйтингс» отражают уровень влияния буржуазной массовой культуры, рекламной деятельности монополий, однфо они неоправданно выдаются за взгляды всей нации, не будучи достаточно репрезентативными (представительными). В отличие от некоторых национальных опросов общественного мнения, когда выборка так или иначе охватывает все основные слои населения, «рэйтингс» ориентируются не на всех зрителей, а на зрителей- покупателей. Практически это означает мужчин и женщин от 18 до 50 лет, в основном белых, с доходом средним и выше среднего, то есть принадлежащих к так называемому «среднему классу». По свидетельству Багдикьяна, в «желанную аудиторию» не попадают 58% негров и 55% испаноговорящих американцев. Поэтому, какую бы реальную аудиторию ни фиксировали данные опросов и «рэй-тингс», рекламодатели ожидают и требуют от студий и редакций ориентации на нужную, «целевую» аудиторию потенциальных покупателей их товаров и услуг. «Владельцы газет, журналов, радио- и телестанций,—пишет Багди- кьян,— публично похваляются размерами их аудитории, что, конечно, важно. Но когда они собираются на конференции с ведущими рекламодателями, они потрясают компьютерными лентами, содержащими детальные характеристики своих аудиторий — их доходы, возраст, пол, се-мейное положение, этническое происхождение, формы общения с другими людьми, место жительства, состав семьи, занятия, их интересы как покупателей» Отсюда образ ЖИЗНИ, потребительские нормы, пропагандируемые в большей части программ и в рекламе, вызывают чувства разочарования и гнева у многих представителей черных, испаноговорящих американцев, людей, живущих ниже уровня бедности, для которых эти стандарты недоступны.

Помимо правильной оценки размера кошелька зрите- ля-покупателя, изготовителям телепродукции немаловажно знать и степень его осведомленности, и основные взгляды. В целом, надо сказать, отношение жрецов домашнего экрана к своей пастве в этом плане достаточно скептическое.

Сотрудники станций, продюсеры и специалисты по рекламе создали некий образ типичного зрителя — это «Билли БлюКалор» или «Джо Сикс-Пэкс» — неприхотливый и неразборчивый но своим вкусам и интересам, коротающий время у телевизора с банкой пива в руке (или со связкой из шести банок—«сикс-пэкс», так они обычно продаются в «супермаркетах»), который «никогда не учился в колледже, никогда не летал на самолете, в жизни не видал газеты «Нью-Йорк тайме». Он вообще почти ничего не читает. И, как правило, игнорирует телевизионные новости» 2. Несмотря на анекдотичность этого образа, он по- прежнему остается на многих телестудиях рабочей моделью (хотя и не афишируемой) типичного телезрителя, на которую надо ориентироваться.

Как же воздействует телевидение на свою аудиторию? Весь поток телепередач можно разделить на развлекательные («интертэйнмент»), новости («ньюс»), общественно- политические («набликафферз») и рекламу. Эти виды телевизионной деятельности сильно влияют друг на друга, и их функции переплетаются. Однако каждому виду присущи свои методы, приемы убеждения и внушения. Развлекательные программы составляют 60—70% времени телевещания коммерческих станций, новости и общественно-политические передачи — 20—25, реклама — в среднем 10-15%.

Основу развлекательных программ по-прежнему составляют многосерийные (часто продолжающиеся годами) комедии, детективные сериалы и телефильмы, викторины. Уменьшилось число столь популярных в 50-е и 60-е годы «мыльных опер», сентиментальных мелодрам, мало связанных с действительностью. Телеаудитория изменилась. Американцы хотят и в развлекательных программах видеть отражение реальной действительности, по крайней мере в телевизионных постановках. О меняющихся потребностях аудитории свидетельствует, в частности, опрос службы Харриса 1983 г., в котором выяснялись пожелания публики относительно увеличения или уменьшения числа тех или иных программ. Американцы высказались за увеличение показа новых кинофильмов, экономических новостей, специально подготовленных развлекательных программ и телефильмов. Значительное большинство (60% против 3%) высказалось за сокращение «мыльных опер», а также детективных и шпионских фильмов (55% против 8%) >.

Наиболее содержательную часть развлекательных программ составляют социальные («ситуационные») комедии, такие, как нестареющие «В кругу семьи», «Я люблю Люси» («Вот и Люси»), «Мэри ТайлерМур». Характер изображения действительности в этих постановках, распространяемые ими моральные ценности и нормы не раз ос-вещались в нашей литературе .

За последнее десятилетие как «мыльные оперы», так и социальные комедии отразили в той или иной степени изменившийся политический и моральный климат в стране, в частности рост массовой поддержки движения за гражданские права негров и других национальных меньшинств, движения за равноправие женщин. В телепостановках появилось больше негров и женщин, играющих активную роль в жизни. Но в целом, но данным исследования Пенсильванского университета, женщины в телевизионных по-становках показаны «в роли слабых и зависимых личностей, чаще всего в роли матерей или возлюбленных. В большинстве случаев они пассивны, вся их жизнь зависит от уверенных в себе и напористых мужчин»

Деятельность телевидения по созданию имиджей наглядно проявляется в освещении расовых проблем. Несмотря на длительную борьбу различных слоев населения за гражданские права, за равноправие рас, на протяжении всего послевоенного периода телевидение в этой области продолжает насаждать традиционные стереотипы. Они сводятся к трем основным: «негры — неполноценная раса», «негры ленивы», «негры стремятся к насилию». Особенно это характерно для «развлекательного» телевидения. В большинстве телевизионных шоу негры либо почти отсутствуют, либо показаны в роли обслуживающего персонала — шоферов, официантов, слуг и т. п. Если под давлением негритянских организаций положение начинает улучшаться, то в основном в сторону показа негритянских музыкантов, киноартистов, спортсменов.

Несомненно, борьба за гражданские права, идущая в Соединенных Штатах, привела к определенным изменениям в жизни расовых и национальных меньшинств и в их освещении средствами массовой информации. Эти изменения проявляются, в частности, при найме на работу в органы печати, на радио- и телестанции, где негры составляют около 10% репортеров отделов новостей, занимают ряд руководящих постов в телестудиях, ведут программы, участвуют в шоу. В ряде многосерийных программ, таких, как «Шафт», «Тенафлай», негры играли ведущие роли, в других — они представлены наравне с белыми .

Изменения в стереотипах на экране, раз начавшись, отражают и усиливают процесс разрушения расовых и национальных предрассудков в реальной жизни. Показателен, например, коммерческий успех «черных» передач и фильмов, поскольку 40% телеаудитории — негры. Важную роль в этом процессе играют и детские передачи, особенно подготовленные некоммерческими образовательными студиями типа «Детской телевизионной мастерской», создавшей серию «Улица Сезам». Во многих таких передачах и сериях белые и черные дети играют, учатся и работают вместе.

Тем не менее длительное воздействие телевидения с его стереотипами, создаваемыми им имиджами женщин лишь как спутников мужчин и представителей национальных меньшинств как неполноценных людей в целом отрицательно сказалось на развитии равноправия женщин и расового равноправия. По данным исследований, американцы, которые проводят больше времени у телевизоров, отличаются более реакционными взглядами в отношении женщин и негров, чем те, кто меньше смотрит телевизор. Они, в частности, «в большей степени поддерживают сегрегацию негров и считают, что женщины должны сидеть дома и предоставить возможность мужчинам руководить страной» *.

Многие телевизионные сериалы идут по нескольку лет. Многосерийные программы, проверенные временем и постоянно дающие высокие «рейтинге», соответственно популярны и у рекламодателей. Самостоятельные местные станции предпочитают не рисковать (ведь чтобы отснять часовое шоу, необходимо затратить сотни тысяч долларов), а берут готовую программу одной из трех национальных телесетей, вставляя в нее местную рекламу. Так станция получает от местных рекламодателей значительную прибыль, гарантируя им большую аудиторию. Естественно, что эти финансовые соображения пагубно сказываются на содержателъной^тороне дела: из программ выхолащивается жизнь, реальные проблемы, волнующие людей. По свидетельству телевизионного сценариста К. Нонфа, «в репортажах и новостях вы еще можете сообщить некоторые истинные факты, но вы не можете их показывать в коммерческой драме. Вы лишены возможности серьезно показывать реальные проблемы... Мы кормим среднего американца протертой нищей, и мы знаем, что это ложь и бессмыслица, мы скармливаем им вещи, которые нам отвратительны, которые не имеют никакого сходства с реальной жизнью» 2.

Ближе к действительности и проблемам реальной жизни стоят «ток шоуз» — «разговорные шоу», на которые приглашаются политические и общественные деятели. Но вся атмосфера шоу — шутливая, фривольная — исключает серьезное, глубокое обсуждение этих проблем. Высказываемые мнения, чтобы не отпугнуть зрителя, не должны быть слишком удручающими, пессимистическими, выступающие знаменитости не должны подавлять зрителя своей эрудицией. Д. Бурстин, автор ряда книг по американской культуре и истории, съязвил по этому поводу: «Массовые «ток шоуз» снабжают нас мнениями, которые должны быть особенно интересными, поскольку высказывающие их люди так же невежественны, как вы или я» .

Во всех видах развлекательных программ, как бы апо-литично на первый взгляд они ни выглядели, существует общая идеологическая подоплека — поддержание социально-экономического статус-кво, незыблемости частнособст-веннической системы, буржуазного общественного строя. С раннего детства американец видит на экране в миллионах вариантов одного и того же героя: белого американца, живущего в собственном доме, владеющего дорогими автомобилями, окруженного массой других видов собственности, работающего в преуспевающей корпорации, обладающего всеми стандартными идеалами и добродетелями.

Какие бы драматические ситуации ни разворачивались на экране — столкновения с бандитами, наркоманами, политическими террористами, маньяками, продажными по-литикапами, они никогда не затрагивают незыблемости социальной системы. «Манипуляторы,— пишет Г. Шиллер,— рисуя картину жизни внутри страны, полностью отрицают наличие социальных конфликтов. На первый взгляд такая постановка вопроса кажется нереальной. В конце концов насилие — такая же характерная черта Америки, как яблочный пирог». Но средства массовой информации, особенно телевидение, разрешают это противоречие путем перевода всех конфликтов на индивидуальный уровень как в их проявлении, так и в происхождении. «Для манипуляторов культурой и информацией социальные корни конфликта просто не существуют... Что же касается главного разделения общества — на рабочих и владельцев предприятий, то оно, как правило, не анализирова-лось» .

Насаждению в массовом сознании идей об отсутствии в Америке классовых конфликтов и классовых различий способствует и распространяемая в прессе и особенно на телевидении система имиджей и стереотипов. Как отмечает социолог-марксист М. Паренти, «в мире «мыльных опер» не существует классовых различий и тем более классовых конфликтов. Когда на экране появляются бедные или преступники, то отношение к ним создается не на основе их экономического статуса, а исходя из моральных принципов. Более того, все поведение людей представляется лишь морально мотивированным». И подобно всей «поп-культуре» капитализма, «мыльные оперы» сводят социальную реальность к взаимоотношению между личностями»

Буржуазная пресса постаралась практически изъять из массового употребления понятие «рабочий класс». Поскольку, как уже отмечалось, общество, по официальной терминологии, делится на «высший, средний и низший классы», которые различаются в основном по профессии, уровню доходов и образу жизни, то о классовой борьбе в применении к этой системе говорить не приходится. Значительную часть рабочих, в особенности квалифицирован-ных, относят к «среднему классу», а употребляемое изредка в специализированных изданиях понятие «рабочий класс» приравнивается к «низшему классу» и больше соответствует в массовых представлениях низкооплачиваемым слоям, «бедным».

Слово «рабочий» в смысле принадлежности к рабочему классу в прессе практически не употребляется. «Рабо-чий» — это человек, который где-либо работает. Для обоз-начения категории людей, не принадлежащих к бизнесу или профессионалам, специалистам с высшим образованием, прессд употребляет аморфный термин «Labor». Его можно было бы Принять в качестве заменителя термина «рабочий класс», если бы «Labor» одновременно не означал профсоюзы. В этом значении самый термин уже наделяется негативным оттенком. Усилиями буржуазной прессы на протяжении всего послевоенного периода в массовом сознании формировался имидж профсоюзов как организаций, преследующих свои узкоэгоистические интересы в ущерб остальной части трудящихся, всего общества (следует иметь в виду, что в американских профсоюзах состоит мепее 19% занятого населения). «Обычно профсоюзы,— пишет М. Паренти,— изображаются как клановые, воинственные сообщества, от которых нельзя ожидать ничего хорошего» .

Этот имидж профсоюзов достаточно широко распространен среди американцев. С помощью прессы он переносится на весь рабочий класс, в том числе и благодаря использованию термина «Labor». Рабочие, особенно полу- и низкоквалифицированных профессий, наделяются в прессе более консервативными чертами, представляются более правыми, чем это есть на самом деле. «Крикливый фанатизм, невежество, приверженность правым взглядам, отсутствие интеллекта, обреченность и ненужность людям — вот черты, которыми американское телевидение, кино и печать наделяют образы рабочих»,— отмечает М. Парен-ти. Эти имиджи распространяются как в новостях, так и в развлекательных программах — «мыльных операх» и «ситуационных комедиях».

Многие общественные организации, представляющие различные демократические движения, стремятся использовать коммерческое телевидение для распространения своих взглядов. До сих пор это удавалось в большей степени организациям потребителей, женщин, сторонников охраны окружающей среды. В последние годы значительные усилия в этом направлении предприняли и профсоюзы. Не ограничиваясь профсоюзной прессой, которая не достигает широкой аудитории, они стремятся использовать телевидение, с его выросшими в последние годы техническими возможностями. Они пытаются получить доступ к местным телестанциям, общественному телевидению, кабельным системам. Один лишь Профсоюзный институт общественных проблем, входящий в профобъединение АФТ — КПП, выделяет 3 млн. долларов в год на производство телевизионных программ. Задача, которую ставят профсоюзы,— улучшение своего имиджа в сознании широких слоев американцев. По мнению телевизионного обозревателя С. Банкера, это особенно важно ввиду акцента телерепортажей коммерческих сетей на «негибкость» профсоюзов в области экономики, их «низкие моральные стандарты» и «связь с организованной преступностью» .

Несколько телефильмов, созданных по заказу профсоюзов, уже были показаны местными и общественными станциями. Среди этих программ — телесерия «Сделано в США», посвященная истории профсоюзного движения. Наибольшее значение, вероятно, имеет постоянная программа «Америка работает», в которой изображаются сегодняшние проблемы профсоюзов и рабочих в целом; такие, как охрана труда, профессиональная переподготовка, участие рабочих в выборах и др. Эту программу, которую выпускает Профсоюзный институт общественных проблем, в 1983 г. передавали 36 местных коммерческих станций, охватывающих вещанием половину страны. В 1984 г. серия шла по общественному и кабельному телевидению. Стремясь использовать привычные телезрителям формы телезрелища, создатели программы включают в нее и рекламу, в которой пропагандируются профсоюзы. В одной из них, например, выступает лучший игрок профессионального футбола 1983 г. Джон Риггинс, который вовремя перерыва между таймами показывает зрителям свою карточку члена профсоюза футбольных игроков и с гордостью говорит, пародируя рекламу кредитной карточки фирмы «Америкэн экспресс»: «Это моя профсоюзная карточка. Без нее я не получил бы работы» !.

Эти скромные шаги по созданию положительного имиджа профсоюзов с использованием телевидения представляют собой хоть какую-то альтернативу потоку образов, распространяемому средствами массовой информации и оплачиваемому мощными пропагандистскими организациями бизпеса, такими, как Торговая палата США.

В целом, несмотря на растущую концентрацию и цент-рализацию средств массовой информации и телевидения в частности, все больше действует и другая тенденция — увеличение числа каналов, не контролируемых тремя ги-гантскими телесетями, в том числе каналов кабельного те-левидения, часть которых под давлением общественности должна предоставляться по закону различным общественным организациям. Если их программы не могут конкурировать с телесетями по охвату национальной аудитории, то они приобретают все большее значение в качестве источников местной информации и их воздействие на зрительскую аудиторию постепенно возрастает.

<< | >>
Источник: Попов H. П.. Индустрия образов: Идеол. функции средств масс, информации в США.— М.: Политиздат,1986.— 144 с.. 1986

Еще по теме Развлечения на дому:

  1. Туризм с целью отдыха и развлечений в Европе.
  2.   Он дикарей, что по горным лесам в одиночку скитались, Слил в единый народ и законы им дал...18  
  3.   Развлечение и игра
  4.   ОПЫТ О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ
  5.   ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРИРОДЕ ОБЩЕСТВА
  6.   ОПЫТ О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ  
  7.   ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРИРОДЕ ОБЩЕСТВА  
  8. Сократ, Федр
  9. НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК В БЕЛОМ ДОМЕ
  10. Развлечения на дому
  11. ДЕРЕВО СЕФИРОТ
  12. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854
  13. Задания по лексикологии, фразеологии, лексикографии
  14. §4 Сердце глупых, Есения, в доме веселия.
  15. Сократ, Федр