<<
>>

1.4. Формирование системы государственного регулирования «новой экономики» в России

Если в качестве точки отчета взять кризис 1998 года, который подвел своеобразный итог системному регрессу 90-х годов, то в последующем развитии российской экономики четко просматривается две фазы:

1999-2001 годы - внутренне-ориентированный рост (7,1 % в среднем за год), опирающийся на высокую закрытость (после девальвации рубля) внутренних рынков и имеющийся резерв свободных мощностей и рабочей силы на предприятиях;

2002-2005 годы - экспортно-ориентированный рост (6,4 % в среднем за год), опирающийся на форсированное наращивание сырьевого экспорта и высокие мировые цены на нефть.

Таким образом, к середине текущего десятилетия в России закрепилась модель экономики,

характеризующаяся:

экспортно-сырьевым типом экономического роста;

неравновесием между структурообразующими секторами экономики;

наличием компенсаторов структурной несбалансированности, действие которых постепенно ослабевает;

деградацией социальных систем, усиливающей негативные социальные тенденции.

В целом, картина выглядит следующим образом.

Из 7% (округленно) годового прироста ВВП в 2003-2004 годах примерно три процентных пункта обеспечивалось

увеличением физического объема экспорта, полтора пункта увеличением мировых цен, стимулирующих расширение внутреннего спроса. За счет внутренних факторов конкурентоспособности, таким образом, обеспечивалось примерно 2.5 пункта прироста ВВП, а в 2005 г. - уже менее 2 пунктов. Для сравнения: в 2000-2001 годах эта величина составляла 34 пункта.

Что произойдет, если сложившиеся тенденции сохранятся? Как показывают расчеты специалистов, в ближайшие три года суммарный вклад внешнеэкономических факторов в прирост ВВП составит максимум 1,52 процентных пункта. Это означает, что если внутренние факторы конкурентоспособности будут обеспечивать, как сегодня 22,5 пунктов прироста ВВП, общая динамика экономического роста может снизится, в лучшем случае, до 4,5% в год, а к концу десятилетия - до 3%.

Падение темпов роста ниже 5% сделает практически невозможным решение важнейших социальных и экономических задач.

Кризисные процессы в российской экономике будут нарастать и, как показывают расчеты, достигнут пика в конце текущего начале следующего десятилетия.

Однако Россия по прежнему обладает одним из самых мощных в мире научно-исследовательских потенциалов, способных генерировать новые знания и новые технологии:

• по абсолютному уровню расходов на исследования и разработки (по ППС) Россия устойчиво входит в число пятнадцати стран лидеров (рис.1.4.1.);

по численности занятых в этой сфере Россия находится на втором месте в мире, уступая лишь

США (рис.1.4.2.);

по широкому фронту направлений фундаментальной и прикладной науки сохраняются возможности проведения исследований на современном мировом уровне, в том числе с использованием уникальной стендовой и испытательной базы.

1277

I 107

172

154 137

131

^24 ^20 —I 18 =116 ¦ 14 ZI13 ? 9,4 ]6,4 I 2,4

Япония

Германия

Великобритания

Индия Италия Бразилия Израиль Чехия

О 50 100 150 200 250 300 млрд. дол л.

Рис. 1.4.1. Уровень внутренних расходов на исследования и разработки (млрд.дол., 2002 г.)

12409

~|857 11095

1480 1344

158

?|186 Нет данных

165

154

164

134

Нет данных

|76

128

1 1 1 1 1

США Япония Китай Германия Франция Великобритания Корея Индия Канада Италия Россия Бразилия Испания Израиль Польша Чехия

О 500 1000 1500 2000 2500 3000 тыс. чел.

Рис.1.4.2.Численность персонала (тыс.чел., 2003 г.)

Научно-исследовательские направления, где сохраняется приоритет российской фундаментальной науки:

Теоретическая физика: твердого тела, высоких энергий, поля.

Астрофизика.

Ядерная физика.

Аэро- и гидродинамика.

Радиохимия.

Химия колебательных процессов.

Теоретическая биология.

Эпидемиология.

Теория информации, включая вычислительные процессы, теорию алгоритмов и др.

Социальная психология, педагогика.

Климатология.

Филология, структурная лингвистика, семиотика.

Общая тенденция - удержание позиций в

теоретических областях, но нарастание разрыва в экспериментальных областях в связи с отставанием в материально-техническом обеспечении исследований.

Однако результативность использования российского научно-исследовательского потенциала чрезвычайно мала.

Его суммарная отдача в пять-шесть раз ниже, чем в развитых странах. Если по масштабам научно- исследовательского потенциала Россия занимает не ниже 15-го места в рейтинге стран лидеров, то по результативности - 30-40-е место.

Доля России на мировом рынке высокотехнологичной продукции составляет порядка 0.3%, что соответствует уровню Чехии и почти втрое уступает Финляндии.

На рынке технологий Россия практически не представлена, ее доходы от экспорта технологий незначительны.

Потери от несоответствия объемов затрат на исследования и разработки конечным результатам инновационной деятельности, выраженным в экспорте технологий и высокотехнологичной продукции, оцениваются в 23-25 млрд. долларов в год. Из них 22-24 млрд. долл. составляет нереализованный экспорт высокотехнологичной продукции, до 1 млрд. долларов - недополученные доходы от экспорта технологий.

Рис. 1.4.3. Доходы от технологий, переданных за рубеж (млрд.дол., 2000г.).

млрд. долл.

Рис. 1.4.3. Доходы от технологий, переданных за рубеж (млрд.дол., 2000г.).

Важнейшие причины низкой эффективности российского научно-исследовательского потенциала:

• Распыление ресурсов, их недостаточная концентрация на решении приоритетных научных и

технологических задач. По расходам на одного занятого в сфере исследований и разработок Россия отстает не только от стран лидеров более, чем на порядок, но и от большинства восточноевропейских стран.

Слабость институтов, регулирующих исследования и разработки от правовых норм регулирования интеллектуальной собственности до

организационных механизмов научных

исследований и прикладных разработок. Это, в частности, проявляется в разрывах: -между фундаментальной и прикладной наукой; -между наукой и образованием;

-между прикладными исследованиями и экономикой, потребностями бизнеса.

Крайне низкая инновационная активность в российской экономике, в результате чего спрос на российские исследования и разработки со стороны бизнеса остается недостаточным. Слабость научного менеджмента как в фундаментальной науке, так и в прикладных исследованиях и разработках.

Отставание в технологиях и ресурсном обеспечении прикладных исследований и разработок и создания на их основе высокотехнологичной продукции. Речь, в частности, идет об интегрированных автоматизированных системах проектирования, позволяющих сократить сроки создания новой техники, элементной базе, особо чистых препаратах,

необходимых для работ в области биотехнологии и ДР-

Снижение качества основного ресурса науки - квалифицированных кадров. Сжимается кадровое ядро науки - специалистов 30-49 лет, доля которых за десять лет заметно уменьшилась.

Ухудшение состояния материально-технической базы, особенно, в сфере опытно конструкторских работ. Из-за финансовых ограничений и неразвитости институтов накапливается устаревшее оборудование со сроками службы более 10 лет.

Повышение эффективности российского научно- технологического потенциала до уровня, среднего для стран ОЭСР, позволит России существенно увеличить свою нишу в мировом рынке высокотехнологичных товаров и услуг и в торговле технологиями.

Россия потенциально могла бы наращивать экспорт высокотехнологичной продукции примерно вдвое за каждые пять лет, в том числе в таких сегментах, как аэрокосмическая промышленность, электроника и телекоммуникации, научное и электротехническое оборудование, программное обеспечение, вооружение.

Экспорт технологий может достичь к 2020 году порядка 3 млрд. долларов, увеличившись по сравнению с сегодняшним уровнем более, чем в три раза.

Оценка базируется на анализе места различных стран на рынках технологий и высокотехнологичных товаров в зависимости как от уровня затрат на исследования и

разработки в соответствующей области, так и от имеющихся технологических заделов.

2004 год должен был стать годом инновационного развития, поскольку так была сформулирована главная стратегическая цель Министерства промышленности, науки и технологий на этот период. Однако в результате проведенной в марте административной реформы и создания единого Министерства образования и науки первоочередные цели изменились: их стало больше, а приоритетность решения - менее очевидной. В течение года разрабатывались и перерабатывались (иногда принципиально) несколько концептуальных и стратегических документов, и этот процесс еще не завершен. Можно выделить несколько наиболее значимых событий прошедшего года:

преобразование системы государственного управления сферой науки и инновационной деятельностью;

разработка концепции организационного реформирования науки; изменение в системе государственного финансирования науки, в том числе связанное с переходом на новую бюджетную классификацию и на бюджетирование, ориентированное на результаты;

инициативы государства по решению кадровых проблем науки; расширение участия бизнеса в поддержке науки, а также развитие частной благотворительности;

• развитие инновационной деятельности, в том числе усиление внимания к инструменту частно- государственных партнерств и к косвенному регулированию.

Главным условием перехода России к «новой экономике», является формирование современной национальной инновационной системы. Это означает практическую реализацию комплексного подхода к формированию как самих субъектов, так и механизмов взаимодействия науки, образования, малого инновационного бизнеса, крупных промышленных корпораций, соответствующих финансовых институтов и т.д.

Важной частью НИС должен стать сектор малого инновационного предпринимательства (МИЛ),

выполняющий ведущую роль в апробации и освоении новейших и наиболее рисковых технологий. Сектор МИЛ является движущей силой инновационного развития высокотехнологичных отраслей промышленности.

Для быстрого развития сектора МИЛ необходимо сформировать современную инновационную

инфраструктуру, в том числе ее подсистемы: финансовую, производственно-технологическую, информационную, кадровую, экспертно-консалтинговую.

Финансовая инфраструктура НИС наиболее развитых стран мира обеспечивает эффективный доступ субъектов инновационной деятельности к государственным и частным финансовым ресурсам. Неотъемлемой частью финансовой инфраструктуры этих стран является система научно-

технических и инновационных фондов. Эффективность работы фондов обусловлена тем, что в них одновременно обеспечивается конкурсный отбор наиболее перспективных проектов, их целевое финансирование и транспарентный контроль за использованием получаемых средств. В мире апробированы различные виды фондов, финансирующие проекты на любом этапе инновационного цикла - от фундаментальных исследований до стадии серийного производства новых товаров и услуг.

При формировании российской системы фондов необходимо обеспечить непрерывность финансирования бизнес-проектов, проходящих через все стадии инновационного цикла.

Действующие в России государственные фонды, поддерживающие инновационную деятельность и коммерциализацию технологий, могут быть более эффективно включены в процесс формирования НИС при совершенствовании нормативно-правовых условий их работы.

В первую очередь необходимо разработать четкие процедуры закрепления и передачи прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет средств фондов (Фонда содействия, российского фонда технологического развития).

Одновременно с передачей ИС организациям- разработчикам целесообразно предусмотреть меры воздействия на организации, не использующие свою ИС. Для этого следует ввести понятие «эффективного собственника», накладывающее на организацию -

владельца ИС обязанность начать процесс коммерциализации в течение трех лет с момента создания объектов ИС. В случае если организация не производит никаких операций со своей ИС, возможно предоставление свободного доступа к таким объектам ИС всем желающим.

Одной из своевременных и актуальных инициатив Фонда содействия стала инициированная в 2003 г. программа СТАРТ. Поскольку Фонд содействия является бюджетным и выдает безвозвратные субсидии, то логичным кажется преобразование некоторой его части собственно в «посевной фонд». Государственное участие снизит существующие инвестиционные риски, что повлечет за собой привлечение внебюджетных средств в высокотехнологичные сектора экономики. Эта мера может способствовать прекращению спада числа малых предприятий в научно-технической сфере.

Опыт Фонда содействия по созданию своих представительств в регионах России может стать катализатором развертывания инициатив на местном уровне и способствовать привлечению средств региональных бюджетов в инновационную сферу. Российский фонд технологического развития (РФТР) также мог бы стать одним из главных государственных источников инвестирования в региональную инфраструктуру. Финансирование объектов может происходить на долевой основе с участием местных органов власти, других фондов и частных инвестиций. Это позволит сконцентрировать средства, достаточные для быстрого запуска инновационных объектов, в первую

очередь в регионах с высоким инновационным потенциалом. Скоординированные действия РФТР, отделений Фонда содействия и местных органов власти в создании и развитии инновационной инфраструктуры позволят не только вовлечь в этот процесс различные регионы страны, но организовать более эффективное использование средств самих фондов.

Совершенствование работы РФТР может осуществляться по следующим основным направлениям:

Целесообразно ввести в практику ряд новых функций РФТР. В проектах, где требуется получение заемных банковских средств, РФТР мог бы выступить гарантом их возврата или уплачивать проценты по банковскому кредиту. Это значительно расширило бы возможности для формирования высокотехнологичных проектов с широкой кооперацией исполнителей, в частности, проектов кластерного типа, что весьма актуально для российских условий.

Полный возврат всей суммы ссуды РФТР в течение 3-х лет сильно сужает спектр возможных объектов финансирования из средств этого фонда. С учетом повышенного риска межотраслевых проектов государство могло бы установить более мягкие условия возврата средств в РФТР. Мировой опыт показывает, что возврат даже 50% средств в такие фонды является хорошим показателем их эффективности.

3. Следует усилить акцент в деятельности РФТР на поддержку малых высокотехнологичных компаний, специально созданных для коммерциализации результатов НИОКР, и сотрудничать в этой сфере с Фондом содействия. Одними из учредителей таких компаний могут быть научные организации и университеты, где создавались эти разработки. На этапе создания и начального развития эти компании будут получать финансовую поддержку из программы Фонда содействия СТАРТ, а на последующем этапе, для обеспечения высокой динамики развития этих компаний, целесообразно воспользоваться средствами РФТР,

предоставляемыми в режиме венчурного инвестирования. Это позволит преодолеть существующее для научных организаций и вузов ограничение, не позволяющие им напрямую получать заемные средства, а, значит, исключающее возможность финансирования проектов на возвратной основе из РФТР. Это также будет способствовать становлению в стране системы венчурного инвестирования в наукоемкие проекты.

Наполнение РФТР финансовыми средствами в данном случае можно осуществлять по двум линиям. Во-первых, за счет фиксированной доли отчислений из отраслевых внебюджетных фондов (эта доля может составлять не более 10%) и, во-вторых, за счет средств, получаемых фондом

при выходе из проиивестироваиных или венчурных компаний.

Важным финансовым институтом в сфере коммерциализации являются венчурные фонды. В настоящее время в России венчурные фонды не получили достаточного развития. Отчасти причины состоят в том, что государство не берет на себя реальных рисков, а также отсутствуют сильные стимулы для вложений в высокорисковые проекты в условиях, когда значительно надежнее инвестировать средства в сырьевые отрасли.

Одним из важных источников пополнения активов Венчурного инновационного фонда, созданного государством для привлечения частных инвестиций в венчурные проекты, может стать РФТР. Возможно использование «венчурной» схемы работы части средств РФТР, при которой вместо возврата ссуд РФТР получает соответствующие доли активов компаний, которым фонд предоставлял финансовую поддержку.

В связи с появлением новых видов фондов (в том числе венчурных), а также с целью гармонизации с бюджетным и налоговым законодательством необходимо коренным образом переработать Федеральный Закон «О науке и государственной научно-технической политике».

Развитие производственно-технологической

инфраструктуры сдерживается нерешенностью

имущественных вопросов, отсутствием механизма передачи основных фондов из вузов или академических учреждений (являющихся государственными учреждениями с правом оперативного управления имуществом) технопаркам и

иным инновационным структурам. Аналогичная проблема существует и у малых инновационных фирм, не входящих в структуры технопарков или ИТЦ. В настоящее время ИТЦ и технопарки осуществляют расширение площадей за счет застройки пустующих земель либо достройки незавершенного строительства.

Необходимо рассмотреть возможности и процедуры передачи в безвозмездное пользование стабильно развивающимся малым предприятиям, ИТЦ и технопаркам пустующих сегодня цехов, помещений заводов и НИИ с перспективой их выкупа в течение 15 лет. Необходима также разработка нормативно-правовых процедур передачи имущественных комплексов в пользу ИТЦ и технопарков.

Одной из проблем является отсутствие роста малых фирм в рамках технопарков и ИТЦ. Случаи перехода предприятий из малых в средние не стали массовыми. Никаких лимитов пребывания малых предприятий в инновационной инфраструктуре, которые, как правило, установлены в западных технопарках, нет. Для повышения эффективности работы инфраструктуры и поддержки среды для возникновения и развития малого бизнеса целесообразно ввести систему срочных контрактов, которые заключались бы руководством технопарков и ИТЦ с малыми фирмами. По условиям таких контрактов могут оговариваться сроки нахождения фирм в составе ИТЦ (технопарков) и обязательства сторон.

Вторая возможная мера - выделение государственных инвестиций потребителям высокотехнологичной продукции, которые могли бы за счет этих ресурсов

оплачивать разработки малых фирм. Это было бы стимулом как развития малого бизнеса, так и потребительского спроса.

ИТЦ и технопарки, которые были созданы в качестве коммерческих организаций, показывают более высокие результаты работы, чем те, которые формировались в качестве структурных подразделений НИИ или вузов. Развитие коммерческой инфраструктуры возможно осуществлять за счет частных и заемных средств. Однако при действующих ставках кредитования объектов недвижимости арендная плата, уплачиваемая компаниями - арендаторами площадей ИТЦ, обеспечивает возврат первоначальных инвестиций и процентов по ним не ранее, чем через 8-10 лет. Государство (например, в лице РФТР или иных фондов поддержки) могло бы ввести компенсацию части процентов, выплачиваемых за пользование инвестиционным капиталом, так, чтобы итоговый процент, выплачиваемый кредитополучателем, не превышал 5%. В этом случае окупаемость инфраструктурных проектов составит 4-5 лет.

Развитие программ подготовки кадров для высокотехнологичного бизнеса должно осуществляться по следующим направлениям:

Во-первых, целесообразно реализовывать программы обучения на долевой основе, при наличии софинансирования со стороны бизнес-структур. Например, заинтересованные компании могли бы выделять целевые средства. Для поощрения таких инвестиций необходимо внесение поправок и дополнений в ФЗ «О науке и

государственной научно-технической политике» в части включения услуг (инновационных, образовательных, издательских) в состав научно-технической деятельности. Это устранит ряд проблем, связанных с финансированием подготовки кадров для наукоемкого сектора и с поддержкой инновационной инфраструктуры.

Во-вторых, образовательные программы, тренинги, семинары желательно ориентировать на две целевые группы реципиентов - ученых и администраторов институтов и предпринимателей, действующих в сфере малого инновационного бизнеса - с одной стороны, и представителей органов исполнительной власти - с другой. Это будет способствовать росту взаимопонимания всех участников процесса коммерциализации технологий.

В современных условиях решение вопросов по формированию «новой экономики», требует активного сотрудничества правительства страны и руководства регионов.

В Республике Бурятия была отмечена низкая инновационная активность промышленных предприятий, которая в основном сводилась к затратам на приобретение машин и оборудования (43,7%), программных средств (2,9%), производственное проектирование (1,2%), а доля затрат на обучение и подготовку персонала, связанного с инновациями, составила 0,01%.

Анализ уровня инновационной активности 180 предприятий республики, который показал, что только 11,1% (20 предприятий) занимались инновациями [4]. Основные факторы, тормозящие внедрение инноваций на

промышленных предприятиях Республики Бурятия:

недостаток собственных средств (100% опрошенных);

высокая стоимость нововведений (33% опрошенных);

длительные сроки окупаемости нововведений (17%);

низкий инновационный потенциал предприятия (30%);

высокие кредитные ставки коммерческих банков (100% опрошенных);

отсутствие информации об отечественных и иностранных технологиях (100% опрошенных);

Развитие «новой экономики» в Республике Бурятия возможно только при наличии целостной и эффективно работающей государственной региональной политики. Под данной политикой понимается совокупность взаимосвязанных мер, объединенных единой задачей создания и продвижения высокотехнологичной разработки на рынок. Для этого необходимо создать региональную инновационную систему. На наш взгляд, именно с помощью механизма частно-государственного партнерства должна быть реализована региональная инновационная система.

В современных экономических условиях создание и совершенствование инфраструктуры научно-

образовательной и инновационной сферы целесообразно решать путем частно-государственного партнерства и координации деятельности ее участников на приоритетных

направлениях социально-экономического развития республики. Для этого нами предложено создать следующие ключевые элементы инновационной системы:

Первый элемент - «Создание институциональных условий для выхода научной разработки в производство». Необходима разработка и принятие Закона Республики Бурятия «Об инновационной деятельности в Республике Бурятия», по примеру Томской и Иркутской областей, Красноярского и Хабаровского краев и др. В данном законе и подзаконных актах, разрабатываемых после его принятия, должны предусматриваться преференции для участников инновационной инфраструктуры.

Второй элемент - «Инновационная

инфраструктура». Для активизации инновационных процессов в республике наиболее эффективным и результативным является создание научно- консультативного совета администрации региона, фонда инновационных проектов, совместных наукоемких предприятий непосредственно при крупных предприятиях, кафедрах вузов, лабораториях академических институтов, что будет способствовать интеграции науки, техники и производства.

Третий элемент - «Мониторинг инновационной деятельности». Эффективная реализация данного элемента невозможна только путем анкетирования предприятий. Необходимо создание группы экспертов, деятельность которой направлена на проведение комплексной оценки инновационного потенциала промышленных предприятий, анализ анкетного материала, выработку стратегии

инновационного развития обследованных объектов. Аналогичная группа из 24 человек подготовлена и работает в г. Бийске. Группа сформирована из числа главных специалистов, управленцев предприятий HI IK, представителей вузов и администрации г. Бийска.

Итоги мониторинга должны быть нацелены на:

повышение инновационной восприимчивости предприятий (корпоративный уровень), которая в значительной мере зависит от политической воли их руководителей;

мотивацию руководства на разработку инновационной стратегии;

активизацию инновационной и инвестиционной составляющей стратегии развития.

Четвертый элемент - «Подготовка кадров для инновационной деятельности». Инновационную инфраструктуру и невозможно создать без квалифицированных кадров.

Таким образом, на наш взгляд, для формирования «новой экономики» на макроуровне, необходимо создать условия для ее формирования на мезо- и микроуровнях. Для этого необходимо, во-первых, скорейшее создание ясных и прозрачных институтов права на интеллектуальную собственность и других законов регламентирующих деятельность высокотехнологичного и наукоемкого сектора, а также механизмов диффузии научных знаний и технологий в массовое производство, во-вторых, стимулировать инновационную деятельность на мезоуровне, развивая систему образования и науки, строя

эффективную региональную инновационную систему. Также в условиях дефицита бюджетов на мезоуровне, необходимо использовать, как один из основных механизмов формирования «новой экономики», частно- государственное партнерство.

<< | >>
Источник: Баженова В.С., Пивоваров Н.А.. Государственное регулирование инновационно-технологического развития в современных условиях - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2006- 200 с.. 2006

Еще по теме 1.4. Формирование системы государственного регулирования «новой экономики» в России:

  1. Президент Украины: полномочия и роль в системе государственных орга-нов.
  2. 3.2 Государственное регулирование кризисных явлений в России
  3. 3.3 Зарубежный опыт государственного регулирования кризисных ситуаций в США, Германии, Японии
  4. 2.3. Система государственного регулирования пассажирского транспорта мегаполиса
  5. 3.2. Стратегические ориентиры перспективного развитии и государственного регулировании городского пассажирского транспорт мегаполиса
  6. 3.4 Ожидаемая социально-экономическая эффективное! и совершенствования системы государственного регулировании городского пассажирского транспорта мегаполиса и нуги ее повышении.
  7. 1.1. Характерные черты и проблемы «новой экономики»
  8. 1.2. Основные факторы, влияющие на формирование «новой экономики»
  9. 1.3. Тенденции и направления государственной политики в области «новой экономики»
  10. 1.4. Формирование системы государственного регулирования «новой экономики» в России
  11. 33. ФОРМЫ И МЕТОДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. 14.3. Государственное регулирование корпоративных систем
  13. § 2. Государственное регулирование как функция управления
  14. 44. Государственное вмешательство: теории «за» и «против». Модели государственного регулирования экономики.
  15. Система органов регулирования и контроля внешнеэкономической деятельности в Республике Беларусь
  16. 1. Необходимость и способы государственного регулирования рыночной экономики
  17. 3 Государственное регулирование фондового рынка