<<
>>

1.3. Тенденции и направления государственной политики в области «новой экономики»

Проблема государственного регулирования «новой экономики» неизбежно встает перед странами, избравшими инновационную модель развития экономики, где знания и

информация становятся стратегическими ресурсами, а саморегулирующий потенциал «новой экономики» оказывается явно недостаточным.

Одна из важнейших задач государства при формировании «новой экономики» - это задача выбора оптимального построения такой модели и стратегии государственного регулирования, которая наиболее подходит национальной экономике той или иной страны.

В данной главе мы рассмотрим, различные подходы государственного регулирования «новой экономики» на примере как развитых стран, так и стран с переходной экономикой, а также выявим общие закономерности такого регулирования и определим ключевые направления развития национальной политики.

Соединенные Штаты Америки

США - страна с мощной экономической системой, лидирующая по многим макроэкономическим показателям. По масштабам своего хозяйства, объемам производства внутреннего валового продукта США занимают первое место среди стран мира.

Динамичное развитие экономики страны позволило США накопить колоссальный запас устойчивости. В 2001 г. ежегодный объем ВВП впервые превысил 10 трлн.долларов., а в 2004 г. составил 11,6 трлн.долларов. Средний ежегодный прирост ВВП за последние годы составил 4,6% (рис. 1.3.1.).

11649,8

10857.2

12000

11500

10446,2

10082,2

ЯЯ?4,6

^ 11000

10500

5 юооо

т

т

2000г. 2001г. 2002г. 2003г. 2004г.

9500 9000 8500

Рис. 1.3.1. Динамика ВВП США в 2000-2004 гг.

Стратегическим социально-экономическим

приоритетом США на длительную перспективу следует признать осуществление научно-технической политики, включающей поддержку фундаментальных исследований и передачу технологий. Хотя доля федеральных ассигнований на НИР от общих ассигнований на науку в 90-е годы существенно снизилась (с 46% в 1987 г.

до 30% в 1997 г.), что во многом связано со значительным сокращением военных исследований, правительство предприняло в последнее время ряд важных инициатив, призванных обеспечить США долговременное технологическое лидерство.

Переход к «новой экономике» потребовал формирования в стране целостной системы, эффективно преобразующей новые знания в новые технологии, продукты и услуги, которые находят своих реальных потребителей (покупателей) на национальных или

глобальных рынках. Эту систему принято называть национальной инновационной системой (НИС).

Однако для успешного построения НИС первостепенное значение имеют механизмы распределения прав на объекты интеллектуальной собственности (ИС).

Политика в области ИС уже более 70 лет рассматривается в США в качестве ключевого направления организации и управления в области патентно- лицензионной деятельности. Патентная система США, как государственно-правовой институт, представляющая собой совокупность правовых, административных, судебных и политических мер, обеспечивающих на основе государственной монополии прогрессивное развитие техники и технологии и их коммерческое использование в экономике страны, существовала в неизменном виде с 1790 по 1952 гг. В 80-е гг. XX в. состояние американской экономики и потребность обеспечить ее технологическое превосходство в глобальном масштабе потребовали определенных изменений в патентной системе. В этот период времени Соединенные Штаты осознали утрату своего технологического лидерства в мире, что заставило их пересмотреть роль науки, патентной системы, информации и инновационной деятельности в создании и использовании новейших технологий. Действительно, если в ФРГ, Японии, Великобритании и Франции количество патентов возросло с 13,8 тысяч в 1966 г. до 110,3 тысяч в 1980 г., то в США оно сократилось соответственно с 68,4 тысяч до 61,8 тысяч. Эта тенденция сохранилась и в 80-е гг.

Основополагающими стали два законодательных акта - закон Бая-Доула (Государственный закон № 96517) и закон Стивенсона-Уайдлера (Государственный закон № 96418), принятые в 1980 г.

Оба эти закона были направлены на стимулирование коммерциализации исследований и разработок, которые финансировались правительством. Закон Бая-Доула относится к сфере прав собственности на запатентованные результаты исследований и разработок, которые были получены за счет правительственного финансирования, но в неправительственных учреждениях, - например, в университетах, некоммерческих исследовательских лабораториях и т.п. Закон Стивенсона- Уайдлера регулирует отношения собственности на исследования и разработки, созданные в ходе совместных исследований правительственных научно-

исследовательских лабораторий и внешних партнеров при отсутствии какого либо прямого финансирования внешнего партнера, за счет средств федерального бюджета.

Закон Бая-Доула обеспечил универсальные правила, реализующие цели государственных агентств в сфере управления технологиями. Основная идея, положенная в основу закона Бая-Доула, состоит в том, чтобы использовать патентную систему для стимулирования применения изобретений, созданных в результате научных исследований и разработок при поддержке федерального правительства, также поощрения сотрудничества между коммерческими концернами и некоммерческими организациями, включая университеты. Закон Бая-Доула предоставил университетам, другим некоммерческим

организациям и мелкому бизнесу право собственности на изобретения, созданные при выполнении ИР, финансировавшихся из федеральных фондов, и ввел норму, разрешающую федеральным лабораториям выдавать исключительные лицензии на патенты. Закон Бая-Доула впервые ввел единую патентную политику государства в отношении изобретений, создаваемых университетами, другими некоммерческими научными учреждениями и малым бизнесом,

Принятие закона Бая-Доула в значительной степени повлияло на интенсивность коммерциализации изобретений. Если (по данным архива конгресса) ранее было коммерциализировано 4% из 28 тысяч государственных патентов, то даже в начале применения нового закона коммерчески была реализована примерно треть таких изобретений. В 1986 г. доход 112 университетов от лицензионных платежей составил 30 млн. долларов, а в 1999 г. доход 190 университетов, клинических госпиталей и некоммерческих научно-исследовательских организаций от лицензионных платежей составил, с поправкой на инфляцию, 862 млн. долларов. При этом деловая активность в сфере, связанной с продажей лицензионных продуктов, стала источником дополнительных поступлений от налогов на прибыль в размере 5 млрд. долларов.

Закон Стивенсона-Уайдлера регулирует права собственности на изобретения, созданные в процессе совместных научных исследований частных предприятий и правительственных лабораторий. Основополагающий

принцип, заложенный в данном законе, состоит в создании более тесных связей между лабораториями, принадлежащими федеральному правительству, и частными промышленными предприятиями. Согласно ст. 3710 этого Закона («Использование федеральной технологии») федеральное правительство несет ответственность за полное использование инвестиций в сферу ИР. С этой целью оно должно, где только возможно, передавать технологии, находящиеся в федеральном ведении, властям штатов и муниципалитетов, а также частному сектору. Закон потребовал от каждой федеральной лаборатории создавать офисы по выявлению коммерчески значимых технологий и их последующей передачи в частный сектор (Центры передачи технологий). Они должны были стать органами по сбору, распространению и передаче информации о принадлежащих государству технологиях, которые могут быть внедрены в государственном и частном секторах экономики. Сфера деятельности центров включала:

научную поддержку технологических и промышленных инноваций, включая совместные ИР университетов с промышленными предприятиями в области фундаментальных и прикладных исследований;

содействие отдельным лицам и малому бизнесу в создании, оценке и развитии технологических идей, ориентированных на развитие промышленных инноваций и создание новых предприятий;

технологическая помощь и консультационные услуги промышленности;

разработку программ обучения в области изобретательства, предпринимательства и промышленных инноваций.

В заключение следует отметить, что конгресс и правительство, поставив целью, достижение национальной конкурентоспособности и технологического развития, постепенно, в течение длительного периода, осуществили и продолжают осуществлять комплекс государственных и административных мер по развитию инновационной экономики. Так, конгресс постоянно совершенствует законодательство в области передачи технологий. Составом конгресса, в период правления администрации президента Клинтона, были введены 80 законодательных актов (bills), которые ссылались или вносили поправки к закону Стивенсона-Уайдлера, в числе осуществленных 243 мероприятий, которые так или иначе влияли на передачу технологий. Это свидетельствует о том, что использование находящихся в федеральной собственности технологий, с целью повышения экономической конкурентоспособности и роста экономики является проблемой особой государственной значимости, требующей кропотливой и последовательной работы по выстраиванию национальной инновационной системы государства.

Все более важной функцией государства становится его роль в выработке и реализации национальных приоритетов, в том числе в социально-экономической сфере. В начале нового века стратегическими определяются

следующие цели - всемерное развитие образования, содействие ускоренному развитию НТП и прежде всего фундаментальной науки, обеспечение социальной функции государства через оптимизацию социальных программ в сфере пенсионного и медицинского страхования и вспомоществования, выработка сбалансированной промышленной политики с целью достижения устойчивого развития.

Главный социально-экономический приоритет нынешней администрации США - развитие высшего образования. Государственные ассигнования на эти цели составили к концу 90-х гг. XX в. рекордную величину - почти 150 млрд. долларов.

Развитию высшего образования уделяется особое внимание по двум основным причинам. Во-первых, оно все в большей степени способствует экономическому росту и росту производительности труда. По оценке Бюро трудовой статистики, с 1983 по 1992 гг. вклад высшего образования в рост производительности труда составил не менее 20%. Во- вторых, все более заметным становится значение высшего образования для повышения уровня доходов населения и жизненного уровня в целом. Так, у американцев, имеющих высшее образование, уровень доходов в среднем на 60% выше, чем у выпускников средней школы. В США поставлена общенациональная задача: в начале XXI в. сделать высшее образование таким же доступным, каким в настоящее время является среднее образование.

К рубежу нового столетия американское общество пришло с осознанием того факта, что устойчивое развитие

возможно лишь на основе некоего баланса между рынком и государственным регулированием.

Страны ЕС.

В 2000г. Европейский Союз взял курс на создание к 2010г. наиболее конкурентоспособной в мире «новой экономики». В этой связи приоритетными направлениями деятельности ЕС стали три области: научно-техническая, инновационная и образовательная политика. В частности к уже существующей рамочной программе НИОКР планируется добавить новую рамочную программу по конкурентоспособности и инновациям (2007-2013 гг.), а также Программу интегрированных действий по непрерывному образованию. В развитие этой стратегии предусмотрены кардинальные меры по укреплению научно- технического потенциала увеличение расходов на НИОКР с текущих 1,9% до 3,0% ВВП (на 2/3 за счет инвестиций частной промышленности и на 1/3 - государственных расходов), а также расширение панъевропейского сотрудничества в рамках европейской рамочной программы НИОКР. В основе новой научно-технической политики Брюсселя стало создание Европейского научного и инновационного пространства. Ожидается, что рост расходов на НИОКР до 3% уровня даст дополнительный годовой прирост ВВП в размере 0,5% и приведет к созданию ежегодно 400 тыс. дополнительных рабочих мест после 2010г.

В 2003 г. Европейская Комиссия разработала «дорожную карту» (план конкретных действий по стимулированию инвестиций в НИОКР),

предусматривающую изменение приоритетов в инновационной политике стран ЕС, цель которых:

повышение эффективности государственной поддержки исследований и инноваций, обеспечение необходимыми кадровыми ресурсами, усиление исследовательской базы в государственном секторе, усиление стимулирующего эффекта государственного финансирования на инвестиции в НИОКР частного бизнеса;

переориентация государственных ресурсов на исследования и инновации путем увеличения эффективности государственных расходов, улучшение правил государственной помощи бизнесу и государственных контрактов;

улучшение инновационной среды, в частности охраны интеллектуальной собственности, правил конкуренции, финансовых рынков и налоговых систем.

На 2006-2010 гг. (Седьмая рамочная программа НИОКР ЕС) намечено дальнейшее развитие европейской кооперации по наиболее передовым научно-техническим направлениям, в числе которых построение информационного общества (главный тематический приоритет), биотехнология и геномика, нанотехнология и новые материалы, космос, безопасность и т.д. В организационном плане, сотрудничество будет идти по следующим направлениям:

создание центров «превосходства»;

запуск технологических инициатив («платформ», «карт» и т.д.);

стимулирование фундаментальных исследований путем развития конкуренции между исследовательскими группами;

создание условий для предотвращения оттока кадров и для привлечения наиболее квалифицированных зарубежных исследователей;

развитие исследовательской инфраструктуры; улучшение координации национальных программ НИОКР. В отличие от 6-й Программы, концентрирующей усилия на создании и структурировании единого инновационного пространства, в 7-й Программе основной акцент будет сделан на стратегических тематических направлениях с учетом интересов частного бизнеса.

Предусмотренное удвоение единого

исследовательского бюджета станет «локомотивом» увеличения расходов на НИОКР, как в государственном, так и частном секторах.

Благодаря активизации сотрудничества в Западной Европе на базе панъевропейских программ («Рамочная программа НИОКР ЕС», «Эврика»), «технологических платформ», международных бизнес «дорожных карт» образуются межнациональные исследовательские сети. Уже сформировался межстрановой европейский кластер новейших технологий, представляющий собой инновационный «коридор», протянувшийся от «Силиконового нагорья» в Ирландии, через «Лондонский

треугольник», Париж к Северной Италии с ответвлением в страны Северной Европы. В дальнейшем он может получить продолжение на страны новые члены ЕС.

На национальном уровне наиболее кардинальные изменения происходят в институциональном разрезе:

научная политика и частично промышленная и региональная интегрируются в инновационную политику, инновационная политика переносится на региональный уровень;

растет роль государства в создании благоприятной инновационной среды;

появились новые формы сотрудничества и партнерства частного бизнеса, государства и академических кругов;

государство стимулирует прямыми и косвенными методами кооперацию, нацеленную на коммерциализацию результатов НИОКР и расширение спроса на результаты деятельности государственных исследовательских центров (т. н. «третий поток», после поддержки НИОКР и образования);

государственный сектор НИОКР претерпевает значительную трансформацию, направленную на повышение эффективности ассигнований на НИОКР (передача части государственных научных лабораторий университетам, введение внешнего управления, приватизация и т.д.);

университеты отходят от классической схемы «наука + образование» к схеме «наука +

образование + инновационный бизнес». Создаются новые структуры (фонды, различные формы партнерств, с частным национальным и иностранным капиталом), способствующие укреплению научной инфраструктуры

университетов и расширению подготовки научных кадров;

возрастает роль регулирования (экономического, социального, административного) в стимулировании инновационных процессов, особое значение приобретает охрана интеллектуальной собственности и антимонопольное регулирование;

отдельное направление в инновационной политике государства занимает деятельность по пропаганде проблем научно-технического и инновационного развития среди широкой общественности;

широкое распространение получают новые механизмы прогнозирования и выработки приоритетов для формирования национальной инновационной стратегии («Форсайт», различные формы долгосрочного «видения» и т.д.)

Следует отметить, что особенности национальных инновационных систем и предпринимательских моделей в значительной степени способствуют сохранению национальной специфики при выборе форм и методов инновационной политики в отдельных странах. В частности, страны англосаксонской модели социально- экономического развития продемонстрировали большую готовность вхождения в информационное общество по

сравнению со странами континентальной, «рейнской» модели.

Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на комплекс проблем, с которыми столкнулись в последние годы страны Западной Европы при реализации Лиссабонской стратегии, амбициозная задача по доведению расходов на НИОКР до уровня 3% от ВВП остается на повестке дня ЕС. В числе проблем - замедление темпов экономического развития (ежегодные темпы роста на краткосрочную перспективу скорректированы с 3 до 2,5%), обострение социальных проблем в ряде стран, скачок цен на энергоносители, трудности сочетания разнополярных интересов государств и частного бизнеса, и т.д.

В целом, за последние десятилетия в странах ЕС апробированы новые формы и методы стимулирования инновационного развития, инновационная политика приобрела комплексный, системный и долгосрочный характер с четкими количественными и качественными ориентирами, а единая политика Евросоюза стала «локомотивом» для национальных правительств и частного бизнеса.

Китай.

«Наука и техника - первостепенная производительная сила». Эти слова главного творца китайских реформ Дэн Сяопина легли в основу концепции реформирования национальной экономики. Приступив к реформированию плановой экономики в 1978 г., КНР последовательно осуществляет стратегию «подъема страны в опоре на науку

и образование». В качестве основных направлений развития науки и техники была принята следующая модель:

инновационные научные исследования;

экономическое строительство и социальное развитие;

внедрение высоких технологий и создание высокотехнологичных индустрий;

усиление фундаментальных исследований.

Были выработаны соответствующие долгосрочные и среднесрочные государственные планы и программы развития науки и техники.

Правительством Китая в области науки и техники были выдвинуты следующие задачи:

вывод на новую технологическую ступень традиционных отраслей;

продвижение исследований в секторе высоких технологий;

усиление фундаментальных исследований;

углубление реформ в научно-исследовательской системе;

создание национальной инновационной системы.

Государство планирует к 2005 г. увеличить

ассигнования на исследования и освоение до 1,5% и более к ВВП. Число ученых и инженеров, занятых в исследованиях и освоении, достигнет 900 тыс. человек. К 2005 г. Китай построит ряд первоклассных в мире научно- исследовательских баз, значительно повысятся технический уровень отраслей и международная

конкурентоспособность.

С 80-х гг. XX в. реализуется ряд разработанных правительством программ общего развития исследований в науке и технике.

Для развития высоких технологий и перевода их в производство, разработаны и приняты программы «863» и «Факел».

Программа «863». В марте 1986 г. родилась программа развития исследований в области новейших технологий (сокращенно программа «863»), В ней посредством широких, всесторонних и строгих научных обоснований ведущие китайские ученые выстроили идеологию Китая в области современной науки. Государственный план разработки и развития высоких технологий («Программа 863») - это первая в Китае долгосрочная программа, осуществляемая Китаем с марта 1986 г. Она нацелена на организованную, плановую и масштабную разработку в следующих восьми областях:

биоинженерия;

космическая техника;

информатика;

лазерная техника;

автоматика;

энергетика;

новые материалы.

В 1996 г. этот список пополнился сферой океанологии. К настоящему времени государство уже ассигновало 11 млрд. юаней на программу «863».

Появившиеся в рамках программы точки роста высоких технологий не только в высшей степени

стимулировали развитие высоких технологий в Китае и их промышленные отрасли, но и создали опору высоких технологий в развитии традиционных отраслей.

В 2001 - 2005 гг. в концентрированном виде ресурсы будут вложены в главные темы программы, финансовая поддержка им составит 55% всех ассигнований. В конце 2001 г. уже началось осуществление первых десяти важных проектов. Это, в частности:

супермасштабные интегральные системы;

электродинамические автомобили;

программное обеспечение;

скоростные поезда на магнитной подушке;

функциональные генетические пулы и биологические чипы;

новые лекарства.

Примером государственной поддержки инноваций является программа «Факел».

В 1988 г. правительство объявило о реализации в масштабах всей страны плана индустриализации наукоемких достижений - программы «Факел». От программы «863» она отличается тем, чтобы посредством создания научно-технологических индустриальных парков «инкубаторов» (это центры услуг новаторам и в новаторстве), ускорить претворение в производство наукоемких достижений.

Программа «Факел» нацелена на коммерциализацию достижений в области новейших технологий. Созданы около 100 обслуживающих центров для предпринимателей. Первая группа таких центров была утверждена

Государственным комитетом по науке и технике в 1997 г. Эти центры сыграли важную роль в ускорении коммерциализации достижений в области высокой технологии.

К концу 1997 г. государственной Программой «Факел» было охвачено 3533 объекта, которые дали промышленную продукцию в 409,1 млрд. юаней, прибыльные и налоговые отчисления составили 70,8 млрд. юаней, валютные поступления 5,5 млрд. долларов США

Именно программа «Факел» явилась тем дальновидным шагом китайских стратегов, который позволил Китаю в рекордно короткие сроки поднять собственную науку и технику, а вместе с ними и экспортно- ориентированные наукоемкие отрасли. Уже к середине 90-х годов многие высокотехнологичные и технически сложные продукты, (например телевизоры, видеомагнитофоны и т.п.) собираются на 100 процентов из китайских комплектую щих.

Также китайским правительством разработана программа усиления фундаментальных научных исследований.

На этом уровне государство, опираясь в основном на деятельность Фонда естественных наук, продвигает реализацию программы строительства приоритетных государственных лабораторий и программы «покорения вершин» науки и техники.

Цель программы «Покорение вершин», осуществляемой с 1992 г., усилить помощь государства фундаментальным научным исследованиям и

способствовать их продолжительному и стабильному развитию. За 13 лет достигнуты заметные успехи в претворении этой программы.

С каждым годом увеличивается количество научных трудов, опубликованных научно-техническими

работниками Китая в научной периодике в стране и за рубежом. Последние статистические данные НИИ научно- технической информации Китая показывают, что в 2000 г. общее количество научных трудов в мире снизилось примерно на 1% против предыдущего года. Тогда как общее количество трудов, опубликованных учеными из Китая в международной периодике, в 2004 году увеличилось еще на 7,6% и достигло 49678 публикаций. Китай по этому показателю вышел на восьмое место в мире.

За годы продуманных и последовательных преобразований ( с 1979 по 2004 гг.) объем ВВП Китая увеличился в 6,4 раза, т.е. возрастал в среднем на 9,6% в год. Это означает, что он удваивался с рекордной скоростью каждые 7,5 лет! Производство ВВП на душу населения повысилось в 4,4 раза, производительность труда (ВВП на одного занятого) увеличилась в 3,6 раза. В 2004 г. объем ВВП составил более 1,65 трлн. долларов США.

Страны Юго-Восточной Азии и Япония.

Исследование опыта стран Юго-Восточной Азии и Японии, позволяет прийти к выводу, что рыночный успех технологической политики, то есть коммерческий эффект от реализации новых технологий на рынке, определяется прежде всего эффективностью национальной политики по

селекции, адаптации и диффузии технологий. В мировой практике известен пример такой успешной национальной политики, направленной на селекцию технологий для получения высокого коммерческого результата на рынке - это политика многих восточноазиатских стран, которые избрали «догоняющий путь» экономического развития.

Основы модели «догоняющего развития» были заложены Японией, которая достигла высоких результатов в экономическом развитии в условиях ограниченности ресурсов, опираясь на заимствованные технологии. Фактически Япония выстроила путь, по которому последовали многие другие страны восточноазиатского региона.

В чем особенность имитационной модели экономического развития? Прежде всего, она состоит в том, что имитационная политика отдает предпочтение не созданию, а селекции технологий, созданных зарубежными странами. Так, к примеру, расходы Японии на импорт технологий в 1960г. на первоначальном этапе послевоенного промышленного развития составили 94,9 млн. долларов, а в 1965 г. уже 167 млн. долларов. Понимая, что правильный выбор заимствованной технологии может позволить стране преодолеть ограничения на пути экономического развития, а неправильный, напротив, приведет к нерациональному размещению национальных ресурсов и к созданию еще более значительных проблем в экономике, эти страны придавали особенно важное значение четкой постановке экономических задач, под которые осуществлялся поиск новых технологий в

общемировом масштабе. Селекция технологий происходила в различных вариантах. Это не только лицензионные соглашения с зарубежными странами или приобретение патентов, но и приглашение высококвалифицированных специалистов, а также приобретение современного оборудования. Последний канал заимствования иностранных технологий имел особенно важное значение на первоначальном этапе индустриального развития «догоняющих» стран. Приобретая современное оборудование за рубежом, имитаторы осуществляли его «аналитический дизайн», то есть разбирали по деталям, осуществляли анализ отдельных составляющих и всего механизма в целом и на основании результатов проведенного исследования создавали свой собственный, адаптированный к местным условиям и превосходящий по конкурентным параметрам, образец. Такая специфика технологической политики «имитаторов» позволяла им избежать значительных затрат на создание принципиально новых технологий и финансирование дорогостоящего исследовательского сектора, а также коммерческого риска, который неизбежно сопровождает инновационную деятельность. Кроме того, приобретение уже существующих на мировом рынке образцов новой продукции и освоение собственного серийного производства «имитации», осуществляемое в результате проведения «аналитического дизайна», позволяло еще в большей степени снизить коммерческий риск от внедрения нововведений при максимизации доходов.

Определенность технологической политики на стадии селекции позволяла «догоняющим» странам, соответствующим образом «настроить» сферу исследований и подготовки высококвалифицированных специалистов университетского уровня. Из трех компонентов, составляющих исследования и разработки:

фундаментальные исследования, прикладные исследования и разработки, страны «имитаторы» отдавали приоритет, с соответствующей концентрацией ресурсов, осуществлению прикладных исследований всецело направленных на адаптацию заимствованных технологий условиям местного производства и в особенности разработкам, которые позволяли значительно умножить коммерческий эффект на каждую конкретную технологию, внедренную в производство. Прикладной направленностью исследований объясняется и то, что основные затраты на их проведение осуществлялись частными национальными компаниями. Показатель интенсивности исследований и разработок (ИР) - (доля расходов на ИР в объемах продаж частных компаний) был очень высоким, доказывая ту огромную роль, которую играли исследования в увеличении коммерческих доходов компаний. В то же время, государство играло роль скорее не финансового донора, а катализатора частных инвестиций в осуществление исследовательской деятельности в промышленности, и только лишь в некоторых случаях «закладывало зерна» выделяя, так называемые, «сеющие деньги» предоставляя возможность частным компаниям «вырастить» из этих зерен «зрелые растения».

Поскольку для исследования современной технологии и ее «аналитического» усовершенствования требовались кадры высокой квалификации, то соответствующим образом была специализирована университетская подготовка специалистов, не только в национальных (при несомненном преимуществе), но и в ведущих зарубежных университетах. В процессе подготовки таких кадров, которые должны были иметь квалификацию, необходимую для адаптации самых современных технологий в национальном производстве, огромную роль играло государство.

Еще один ключевой фактор экономического и технологического продвижения Японии и впоследствии других стран, последовавших в своем развитии ее модели - это особенная роль информационных ресурсов для эффективной селекции технологий с учетом их производственных характеристик и перспектив коммерциализации результатов «воплощенных в товаре» на мировом рынке. В отсутствие такого ресурса успех стран «имитаторов» был бы невозможен. Поэтому, к примеру в Японии, уже на самом старте, в 1957г. на базе Японского агентства по промышленной науке и технологиям (Japan's Agency of Industrial S&T - AIST) был создан крупный информационный центр - Японский информационный центр науки и технологий (Japan's Information Center for S&T), в котором было занято около 8 тысяч человек, 5 тысяч из которых являлись учеными и специалистами, анализирующими технические статьи, опубликованные в зарубежных научных изданиях. Ежегодно этот центр

анализировал около 11 тысяч журналов, из них 7 тысяч зарубежных изданий, около 15 тысяч научных отчетов, 500 отчетов научных конференций и более чем 50 тысяч патентов, из которых 40% были японскими патентами, 30% американскими, 7% французскими и 7% российскими. Результатом этого анализа являлась подготовка более 50 тысяч ежегодных резюме и обзоров. Информация, подготавливаемая Центром, распространялась между различными национальными компаниями, научными учреждениями, университетами в форматах библиографий, тематических исследований, доступа к компьютерным данным онлайн, иных информационных форматах.

Значительный опыт и стремительный процесс накопления знаний в процессе адаптации передовых зарубежных технологий в национальном производстве позволил «догоняющим» странам постепенно расширить сферу исследовательской деятельности и перейти к созданию собственных технологий, а накопление финансовых ресурсов сделало возможным постепенное увеличение расходов на фундаментальные исследования и расширение диапазона образовательной деятельности.

Упрощенной формулой «имитационной» модели технологического развития является сочетание передовых технологий с дешевой рабочей силой и постоянным наращиванием объемов производства, осуществляемого по данным технологиям в нескольких ключевых направлениях (отраслях) стандартизированного производства. В Японии, например, на первом этапе это были сталелитейная, судостроительная, нефтехимическая промышленность.

Постепенное накопление финансовых ресурсов, приобретение опыта и знаний позволяли восточноазиатским странам постепенно усложнять структуру промышленного сектора.

Освоение новых технологий не радикальных, а улучшающих, то есть в большей степени направленных на улучшение ценовых характеристик продукции, чем на создание принципиально новых товаров в странах «имитаторах» в сочетании с дешевой рабочей силой являлось значительным фактором роста ценовой конкурентоспособности производимых товаров на мировом рынке. В то же время быстрый процесс накопления капитала и грамотная инвестиционная политика, осуществляемая посредством косвенных государственных рычагов, к примеру, в исследовательских кругах широко известна роль японского Министерства внешней торговли и промышленности в этих процессах, позволяли стремительно реинвестировать растущие доходы в наращивание объемов производства и сбыта продукции, что создавало дополнительные преимущества «объемов» и «цены» и буквально «выбивало» конкурентов из промышленно развитых стран с мирового рынка. Порой сами зарубежные компании, преследуя свой краткосрочный коммерческий интерес, создавали себе стратегических конкурентов в восточноазиатских странах. Так, к примеру, в 1963 г. компания Зингер открыла свой филиал по производству швейных машин на Тайване. Зингер не только обеспечил производство конечной продукции технологиями, способствовал передаче опыта управления

производством и сбытом, но и обеспечил необходимую помощь местным поставщикам деталей и компонентов для производства. Как следствие, уже к началу 1970-х годов Зингер потерял свои позиции на Тайване как наиболее крупный производитель швейных машин.

Еще одним фактором высокой конкурентоспособности восточноазиатских товаров был заниженный валютный курс национальной денежной единицы к доллару США, естественный для стран, стартующих с низких экономических позиций, который создавал дополнительные стимулы для экспортеров и формировал преимущества в реализации такой стратегии.

Эффективность японской экономической политики определялась, прежде всего, ее высокой адекватностью тем условиям реального рынка, в которых Японии необходимо было найти свою модель «встраивания» в систему международного разделения труда. Нижний предел возможностей определялся отсутствием необходимой сырьевой базы и финансовых ресурсов и связанной с этими обстоятельствами необходимостью ресурсосберегающего развития и постоянного увеличения выхода продукции на единицу затраченных ресурсов. А это, в свою очередь, предполагало постоянное внедрение новых технологий. Но по мере роста экономического потенциала страны в условиях рыночной экономики неизбежно растут доходы населения, что в значительной степени снижает ценовую конкурентоспособность товаров, а также формирует более высокий внутренний платежеспособный спрос (внутренний рынок) как альтернативу экспортной ориентации

производства и сбыта продукции. Приход новых стран имитаторов (Республики Корея, Тайваня, Сингапура, Тайланда, Малайзии и, в особенности, Китая) также вытесняет Японию с рынка крупномасштабной продукции, как когда-то она сама вытесняла промышленно развитые страны с мирового рынка, пользуясь преимуществами своей дешевой рабочей силы. Рост валютного курса иены уже не удается компенсировать дешевой рабочей силой, растущими масштабами производства и ростом добавленной стоимости в цене экспортных товаров. Таким образом, Япония практически утратила свои преимущества в производстве крупномасштабной стандартизированной продукции, основанной на «улучшающих» заимствованных технологиях которые, судя по логике мирового экономического развития и международного разделения труда, впоследствии утратят и другие страны восточноазиатского региона, такие, к примеру, как Китай. Страна подошла к необходимости формирования новой технологической политики - политики страны инноватора.

Итак, страны «имитаторы», достигшие высоких коммерческих результатов, стартовали с достаточно низких позиций в международном разделении труда, с простой структуры промышленного производства и экономики в целом. По мере накопления финансовых ресурсов, позволяющих им импортировать недостающие ресурсы и преодолевать тем самым барьеры и «узкие места» на пути экономического развития, а также по мере завоевания прочных позиций на мировом рынке, позволивших

наладить обратную связь между рынком и промышленным производством, данные страны стали осуществлять постепенную диверсификацию промышленного

производства, внедряя все новые технологии и усложняя тем самым отраслевую структуру экономики.

Для Японии, как и для других восточноазиатских стран, «имитационный» путь экономического развития исчерпан. Высокие доходы населения, значительно выросший валютный курс национальной денежной единицы, усиление конкуренции со странами «идущими японским путем» в направлении использования своей дешевой рабочей силы в стандартизированном производстве, необходимость освоения новой модели конкурентоспособности и производства товаров по радикальным технологиям, рост внутренних доходов и многие другие факторы диктуют Японии необходимость освоения нового пути - пути страны - инноватора. И этот выбор является чрезвычайно сложным. Это путь риска, неопределенности, значительных затрат, высокой утечки результатов за пределы страны, растущей сложности управления процессами экономического и технологического развития и поддержания устойчивого развития национальной системы.

Правительство разработало «Комплексную программу действий для структурных реформ», ее целью было разрешить трудности, связанные со снижением экономической эффективности и отсутствием определенности в направлениях развития. Правительство утвердило программу «Структурные реформы и

среднесрочный экономический и фискальный обзор» в январе 2002 года, где рассматривался механизм предстоящих преобразований, связанный с доминирующей ролью частного сектора в развитии информационной инфраструктуры.

Содержание структурных реформ на 2002 год, заключалось в:

развитии четырех приоритетных отраслей: технологий в сфере окружающей среды, ИТ, био- и нанотехнологий;

расширении частного сектора при помощи приватизации;

реализации принятых законов в сфере ИТ и повышении их эффективности;

реструктуризации промышленности и содействии в начинании нового бизнеса;

установлении сильной финансовой системы;

развитие фундаментальной науки.

Сейчас в Японии есть план - национальная цель: «создать 30 нобелевских лауреатов за 50 лет». Правительство декларирует желание поднять академические исследования до мирового уровня. На практике реализуется программа «Основная программа для науки и технологии». Генеральной идеей программы, является создание оптимальных условий для работы ученого мира и проведения исследований.

Таким образом, в настоящее время сформировалось три мощных инновационных инкубатора - Европейский союз, США и Канада, Азиатский регион. Первое

десятилетие «инновационных» усилий не прошло даром. Страны - аутсайдеры благодаря реализации государственной стратегии по формированию «новой экономики» сумели выбиться в лидеры по конкурентоспособности и приумножить национальное богатство. Одновременно внимание практически всех стран к «новой экономики», привело к резкому обострению конкуренции в области производства новых знаний. За 6 лет ощутимо изменился рейтинг самых конкурентоспособных стран мира. В 1999 году Финляндия не входила в десятку сильнейших. Взлетев на 10 пунктов, она стала лидером рейтинга, а Швеция преодолела 16 ступенек, заняв почетное третье место. Вместо двух «азиатских тигров» 1999 года мир получил два «европейских зубра» 2005-г. Практически все страны Евросоюза, сегодня продемонстрировали резкий скачок конкурентоспособности. Тем самым они еще раз доказали правильность пути, по которому следуют. Показательным является и анализ уровня жизни в государствах. Согласно The Economist Intelligence Unit's, первые тридцать стран рейтинга 2005 года - это практически весь локомотив «инновационных лидеров». ТОП-ЗО обоих рейтингов - конкурентоспособности и качества жизни - совпадают на 80 %.

Обобщив государственное регулирование в области «новой экономики» зарубежных стран, нами сделаны следующие выводы:

1. Регулирование постепенно отходит от прямого вмешательства и принимает косвенный, рамочный характер. Однако в странах с переходной

экономикой, опыт показал, что наиболее эффективным на начальном этапе остается прямое государственное регулирование.

Государство, действуя в условиях ограниченных ресурсов, отвечает за выбор национальных приоритетов развития, в том числе и в области высокотехнологического и наукоемкого сектора. Наблюдается общая тенденция выбора главного приоритета развития высокоразвитых стран - в качестве которого выступает система науки и образования. В условиях возрастающей конкуренции в области знаний и передовых технологий, только наука и образование может дать в недалеком будущем дополнительные конкурентные преимущества.

Политика многих государств направлена на изменение баланса инвестиций в НИОКР, в сторону увеличения частных инвестиций.

Создание новых структур НИС, таких как кластеры новейших технологий, представляющих собой группу технопарков, научных центров, и других структур задействованных в инновационном процессе. Это дает большую концентрацию научного персонала, ученых, менеджеров и т.д., что положительно влияет на решение тех или иных фундаментальных задач.

Стимулирование университетов для перехода от классической схемы «наука+образование» к схеме «наука+образование+инновационный бизнес».

6. Государство постоянно совершенствует институциональную и правовую базу «новой экономики». Проводит мониторинг действия тех или иных законов и поправок, связанных с интеллектуальной собственностью и инновационной деятельностью, по результатам чего выстраивается дальнейшая законодательная работа.

Рассмотрев мировой опыт регулирования «новой экономики» в ведущих странах и регионах мира, сформулируем общие тенденции и принципы государственной политики в «новой экономике».

Прежде всего, стоит отметить одну из основных мировых тенденций, государственное регулирование в высокоразвитых странах постепенно принимает модель косвенного регулирования.

Это означает регулирование и контроль правительством макроэкономических показателей и их динамики экономическими методами и рычагами, обеспечение с помощью правовых и административных средств здоровой конкуренции и противодействие монополизму, поддержание развития экономики в заданных правительством рамках, создание и постоянное совершенствование институционального поля.

Основными средствами здесь являются финансовая политика, налоги, кредитование, трансфертные операции, цены, заработная плата, премии и др. Причем успех, может быть достигнут только в случае выбора экономических методов, соответствующих конкретному периоду развития.

Выделим ключевые функции государственного регулирования «новой экономики»:

формирование и обеспечение стабильности институциональной среды (охрана прав собственности и т.п.);

создание экономических стимулов для инноваций;

условия для дальнейшего развития человеческого капитала;

антимонопольное регулирование;

регулирование внешнеэкономической деятельности.

Среди основных направлений государственного

воздействия в области «новой экономики» следует выделить:

программы стимулирования и развития НТП (охрана интеллектуальной собственности, создание национальной инновационной системы, развитие венчурных инвестиций);

программы развития человеческого капитала (программы всеобщего высшего образования, программы по развитию фундаментальной науки);

Проблемам государственного регулирования и стимулирования НТП во второй половине XX в. было посвящено большое количество публикаций. В них показана определяющая роль НТП в формировании инновационного типа экономического роста, поскольку инновации сегодня в развитых странах обеспечивают 80- 85% прироста ВВП и являются одним из основных факторов формирования «новой экономики».

Важнейшую роль в инновационном процессе играют не только и не столько сами субъекты, сколько отношения между ними. Следовательно, очень существенным становится то, каким образом, с помощью каких правил и законов эти отношения регулируются в конкретной экономической системе. Первостепенное значение в становлении инновационных процессов играет регулирование прав на ИС.

Зарубежный опыт регулирования вопросов ИС, созданной за счет бюджетных средств, показывает, что несмотря на различие применяемых схем ряд стран имеют определенные сходства. В Великобритании, Франции и Японии традиционно сильны государственные структуры для коммерциализации результатов, полученных за счет бюджетных средств. В то же время США на определенных условиях передают права на ИС, созданную за счет бюджетных средств, организациям разработчикам, и там наибольшее распространение получила модель, при которой именно фирмы подрядчики обладают наибольшим потенциалом управления коммерциализацией.

На ранних этапах формирования системы коммерциализации, когда НИИ и университеты не обладали должной компетентностью в сфере управления ИС, была велика роль специализированных государственных структур в этой области (Британская технологическая группа (БТГ) в Великобритании, ANVAR во Франции). Важной тенденцией в развитии стало также формирование самоуправляемых (корпоративных) структур, которые выступали в роли выразителей интересов научных

организаций и одновременно партнеров государственных органов.

Общим для большинства развитых стран является возрастание роли нижестоящих звеньев системы - университетов и научных организаций - в распоряжении правами на результаты научно-технологической деятельности. Основная тенденция состоит в том, что для ускорения процессов вовлечения ИС в хозяйственный оборот государство пошло на уступки прав на результаты финансируемой из госбюджета научно-технической деятельности в пользу исполнителей работ (университетов, государственных НИИ, частных фирм). Вторая важная тенденция - распространение частно-государственного партнерства на доконкурентной стадии. Такие партнерства используют права ИС как механизм для стимулирования фирм сотрудничать с государственными

исследовательскими структурами.

Опыт стран Запада показывает, что, получив права, руководители университетов и других научно-технических организаций смогли добиться существенных успехов в сфере коммерциализации. При этом, в случае частно- государственной кооперации, партнер из частного сектора подключается к работе на возможно более ранней стадии, что ускоряет процесс освоения новой технологии. При таком механизме осуществляется не только быстрая передача технологий, но и создаются устойчивые партнерства с частным сектором. Особенностью регулирования прав на ИС является соблюдение баланса интересов при распределении доходов между сторонами:

если одна сторона (государство или исполнитель) получает права на коммерческое использование результатов государственных ИР, то вторая сторона (исполнитель или государство) - право на доход.

В Австрии, Дании, Германии, Норвегии недавно были введены в действие законы, согласно которым права на ИС, созданную за счет бюджетных средств, принадлежат университетам. В Японии и Корее сравнительно недавнее законодательство также усиливает роль университетов, предоставляя им возможность большего контроля над теми разработками, которые были сделаны их сотрудниками. В тех странах, где исторически все права на ИС принадлежали университетским профессорам, также есть тенденция к передаче прав в пользу организаций, где они работают. Причина всех названных изменений состоит в том, что собственность, принадлежащая университетам и НИИ, в отличие от ИС, принадлежащей отдельным исследователям или государству в целом, обеспечивает большую прозрачность для фирм, которые заинтересованы в коммерциализации результатов ИР.

Анализ международного опыта показывает, что эффективный процесс коммерциализации технологий возможен в случае существования в стране целостной и комплексной инновационной системы, а государственное участие в активизации инновационной деятельности является ключевым. Отметим принципиальные особенности государственного стимулирования коммерциализации в высокотехнологичной сфере за рубежом.

Поддержка инновационной деятельности осуществляется на всех ее стадиях (от выполнения научно-исследовательской работы до реализации технологической продукции (услуг)). Как правило, государством предлагается целый спектр программ в зависимости от стадии развития технологии.

Многокомпонентная поддержка инновационной деятельности осуществляется с учетом региональных особенностей и государственных приоритетов. Каждая из стадий развития и преобразования знаний получает финансовую, консультационную, информационную и другие виды поддержки.

Большое внимание уделяется программам, переводящим результаты ИР в стадию коммерческого приложения, а также комплексным программам поддержки начинающих

технологических компаний. Государство, участвуя в гарантировании рисков и финансируя высоко рисковые проекты, тем самым не подметает собой бизнес, а компенсирует «провалы рынка». Государство активно поддерживает развитие связей науки с промышленностью через финансирование кооперативных НИОКР на доконкурентных стадиях. При этом сотрудничество выгодно как научным организациям, так и бизнес сектору. Существенным стимулом в таких программах является передача прав на ИС, созданную за счет

бюджетных средств, в промышленность для ее последующей коммерциализации.

Подводя итоги главы, мы делаем следующие выводы относительно основных направлений государственной политики в области «новой экономики»:

Положительный опыт стран с переходной экономикой, говорит о необходимости на начальном этапе отдавать приоритет прямым методам государственного регулирования.

В странах с высокоразвитой экономикой, государственное регулирование смещается от прямого в сторону косвенного.

Государственная политика, в области формирования «новой экономики» различных стран, имеет ряд одинаковых направлений, а именно: совершенствование институциональных основ, инвестиции в человеческий капитал, а также стимулирование инноваций. Все это еще раз подтверждает правильность сделанных нами выводов относительно основных факторов влияющих на формирование «новой экономики».

Основная тенденция государственной политики многих стран, является уменьшение доли государственных инвестиций и увеличение доли частного капитала в «новой экономике».

<< | >>
Источник: Баженова В.С., Пивоваров Н.А.. Государственное регулирование инновационно-технологического развития в современных условиях - Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2006- 200 с.. 2006

Еще по теме 1.3. Тенденции и направления государственной политики в области «новой экономики»:

  1. 85. Функции государства и государственная политика.
  2. 2.3. Защита информации органов власти Российской Федерации как механизм реализации государственной политики в области обеспечения информационной безопасности России
  3. Статья 1. Государственная политика в области образования
  4. Статья 2. Принципы государственной политики в области образования
  5. 1.3. Тенденции и направления государственной политики в области «новой экономики»
  6. 2. ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК НЕОБХОДИМЫЙ ИНСТРУМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА СТАНОВЛЕНИЕ «НОВОЙ ЭКОНОМИКИ»
  7. 2.3. Частно-государственное партнерство в области инновационно-технологического развития
  8. 3.1.2. Основные направления государственной семейной политики
  9. 11. О значении государственной политики в области русского языка
  10. ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ЭКСПОРТА ВООРУЖЕНИЙ
  11. 8. Основные положения государственной политики обеспечения информационной безопасности Российской Федерации
  12. 7. ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ЗАДАЧИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПЕРЕХОДА К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ
  13. § 1. Государственная политика в области охраны и восстановления исторического наследия как часть культурной политики
  14. ПРОВЕДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ЗАБОТЫ О СЕМЬЕ, РОДИТЕЛЯХ, ДЕТЯХ КАК ГАРАНТИЯ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ ЗАБОТИТЬСЯ О ДЕТЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С.              Б. Кордуб
  15. § 3. Сущность и цели государственной политики занятости
  16. Вопрос 1. Основные направления экономической политики государства.
  17. Важнейшие направления совершенствования социальной политики, сферы услуг и здравоохранения в Республике Беларусь на современном этапе
  18. Основные направления государственного регулирования пореформенной экономики
  19. Основные направления налоговой политики Российской Федерации.
  20. 4.1. Цели и задачи государственной политики противодействия захватам