<<
>>

Анисимков Валерий Михайлович (1956-2017)

российский ученый-юрист, доктор юридических наук, профессор, подполковник внутренней службы в отставке

Биографическая справка.

Валерий Михайлович Анисимков родился в г. Ивдель Свердловской области, где впоследствии более десяти лет был сотрудником управления лесных исправительных учреждений. Во время службы занимал ряд должностей в учреждениях, исполняющих наказания. Последняя должность на практике - начальник учреждения Н-240-6/5 МВД СССР (исправительно-трудовая колония особого режима для лиц, которым высшая мера наказания была заменена лишением свободы). В 1 988-1989 годах В. М. Анисимков принимал непосредственное участие в урегулировании вооруженных конфликтов в республиках бывшего СССР.

Валерий Михайлович окончил Ленинградское высшее политическое училище МВД СССР, научно-педагогическую деятельность начал в 1989 г., поступив в адъюнктуру Академии МВД СССР. В 1991-1994 годах профессор В. М. Анисимков работал в Уфимском институте МВД России в должностях начальника кафедры, а затем заместителя начальника института. В 2003 г. Валерий Михайлович возглавил кафедру уголовного права и процесса юридического факультета Краснодарского государственного университета культуры и искусств, где организовал научную школу, занимающуюся исследованием различных аспектов уголовного и уголовно-исполнительного права. Затем занимал должность декана юридического факультета Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

В целом сферу научных интересов В. М. Анисимкова составляли проблемы уголовного, уголовно-исполнительного права и пенитенциарной криминологии. Ученый являлся одним из основоположников теории криминальной субкультуры. Однако в своих трудах Валерий Михайлович затрагивал и многие другие вопросы. В. М. Анисимков является автором более ста научных работ, в том числе пятнадцати монографий.

Помимо научных работ перу В. М. Анисимкова принадлежит целый ряд рассказов и 334

повестей о тюремных традициях, нравах тюремного мира, непростой службе персонала исправительных учреждений.

Основные труды

Анисимков В. М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1991.

- 306 с.

Анисимков В. М. Криминальная субкультура и ее нейтрализация в исправительных учреждениях России: дис. . д-ра юрид. наук. - М.; Саратов, 1998. - 314 с.

Анисимков В. М. Исправительно-трудовая политика и управление органами, исполняющими наказания // Правовые и организационные основы исполнения уголовных наказаний. Труды Академии. - М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1991. - С. 97-105.

Анисимков В. М., Королева Е. В. Криминальная субкультура: краткая история вопроса, ее влияние на формирование личности правонарушителя // Вестник Владимирского юридического института. - 2007. - № 3 (4). С. 142­146.

Анисимков В. М. О концепции развития уголовно-исполнительной системы и механизме ее реализации // Стратегические цели и приоритетные задачи МВД России, основные направления и средства их реализации. Материалы межведомственной научно-практической конференции. Ч. 2. - М.: Изд-во Акад. МВД России, 1996. - С. 120-123.

Анисимков В. М., Королева Е. В. Предмет и принципы уголовно- исполнительного регулирования: актуальные проблемы теории и правоприменительной практики. - Краснодар: Рос. криминолог. взгляд, 2009.

- 111 с.

Анисимков В. М. О критериях оценки эффективности деятельности ИТК // Проблемы совершенствования организации деятельности ИТУ. Сборник научных трудов. - Рязань: Изд-во РВШ МВД СССР, 1986. - С. 93­99.

Пенитенциарные идеи в научном наследии В. М. Анисимкова

В начале своей научной карьеры В. М. Анисимков, как и многие специалисты в сфере исправительно-трудового права советского периода, анализировал пути и способы определения наиболее оптимальных критериев эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы.

Он писал о том, что научная организация управления исправительно-трудовыми колониями предусматривает прежде всего систематическое получение и анализ информации о результатах функционирования системы. Для того чтобы эта информация приобретала конкретный и точный характер, необходимо ее упорядочение в определенную систему критериев оценки

эффективности деятельности исправительно-трудовых колоний. Причем для управления нужна не любая информация, а лишь та, которая дает правильное представление о происходящих процессах. В отсутствие критериев оценки результатов деятельности собираемая информация носит случайный характер, если критерии ошибочны или неполны, то она способствует лишь углублению недостатков. В этой связи особое значение приобретает совершенствование системы критериев, которые бы наиболее полно и объективно характеризовали существующий уровень эффективности функционирования системы исправительно-трудовых колоний[461].

В своих трудах ученый затрагивал весьма злободневный вопрос, связанный с возможным сужением сферы применения уголовного наказания в виде лишения свободы. По его мнению, для правильного разрешения данного вопроса необходимо, чтобы суды при назначении наказания осуществляли всесторонний учет характеристик личности правонарушителя. Прежде всего, необходимо стратегически определиться с тем, какие категории правонарушителей подлежат изолированному содержанию от общества. Он подчеркивал, что репрессивный социальный контроль посредством изолированного содержания осужденного от общества необходим, прежде всего, в отношении убийц, насильников, террористов, а также лиц, допустивших опасный или особо опасный рецидив преступлений. Реализация в законодательстве обозначенной позиции позволит разорвать замкнутую цепь в сложившейся уголовно-правовой политике.

В свою очередь законодательное сужение применения лишения свободы приведет к стабилизации судебной практики в данной области и ограничит судебное усмотрение при назначении уголовных наказаний[462].

Значительное внимание Валерий Михайлович уделял и вопросу эффективности наказания в виде лишения свободы, достижения его целей в условиях краткосрочного и длительного лишения свободы. Причем, на его взгляд, и в том и в другом случае достижение целей уголовного наказания существенно затруднено.

Лицо, в отношении которого назначено наказание в виде длительного срока лишения свободы (более трех лет), зачастую теряет связи с семьей, другими общественными и государственными институтами. Такие лица с годами все лучше адаптируются к условиям отбывания наказания в виде

лишения свободы и к своеобразной микросреде осужденных. Ценность свободы теряется или по крайней мере снижается. Она становится ненужной, и, как следствие, осужденный перестает воспринимать лишение свободы в качестве наказания. Отсюда, длительный безальтернативный тюремный срок лишения свободы должен быть установлен только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь, общественную безопасность, здоровье населения, мир и безопасность человечества.

В качестве альтернативы длительному сроку наказания в виде лишения свободы может выступать комплексная кумулятивная санкция, которая подразумевала бы применение к осужденному, кроме основного наказания (например, наказания в виде принудительных работ), дополнительных наказаний в виде штрафа и лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность.

Однако эффективность кратких сроков наказания также может быть поставлена под сомнение. Вместе с тем по ряду причин полностью отказаться от назначения наказания в виде лишения свободы на не большой срок не возможно. Речь в частности идет о замене наказаний в виде принудительных, исправительных и обязательных работ в случае уклонения лица от их выполнения на лишение свободы.

В указанных случаях превентивное значение кратких сроков лишения свободы является очевидным и отказаться в этой сфере от них нельзя. Такую же роль лишение свободы на короткий срок играет в отношении условного и условно-досрочного освобождения лица от отбывания наказания в виде лишения свободы.

Ключевым негативным моментом здесь выступает то, что помещение «краткосрочников» в исправительное учреждение способно привести к оказанию на таких лиц деструктивного влияния со стороны «более опытных» осужденных. В. М. Анисимков предлагал следующий способ решения указанной выше проблемы. Нет необходимости перемещать из следственных изоляторов (далее - СИЗО) в исправительные учреждения лиц, приговоренных к небольшим срокам лишения свободы (от 7 до 10 месяцев). На такое перемещение неоправданно тратятся финансовые средства. В данной ситуации местом отбывания наказания для таких лиц должны стать непосредственно СИЗО, в которых целесообразно предусмотреть специальные отделения с дифференцированным режимом отбывания краткосрочного лишения свободы[463].

Лица же, допустившие многократный рецидив преступлений и составляющие ядро профессиональной преступности, подлежат

изолированному содержанию в исправительных учреждениях независимо от степени тяжести совершенных преступлений[464].

В своих трудах В. М. Анисимков настаивал на том, что сегодняшняя система (практика) назначения уголовных наказаний не позволяет в полной мере соблюсти принцип индивидуализации при назначении наказания и соответственно эффективно решать задачи по исправлению осужденных, корректировке их ценностных установок.

По его мнению, ориентация на общественную опасность посягательства не дает полного учета характеристик личности совершившего преступление. Данная характеристика выходит за пределы общественной опасности деяния и обстоятельств, как смягчающих, так и отягчающих ответственность. Характеристика личности правонарушителя является самостоятельным элементом назначения наказания. Суд в каждом конкретном случае обязан соизмерить назначаемое наказание с личностью виновного.

Сложность указанной проблемы заключается в том, что уголовный закон не содержит четкого перечня характеристик личности подсудимого, которые должны в обязательном порядке учитываться при назначении наказания в виде лишения свободы.

Исчерпывающий перечень таких характеристик назвать нельзя, но они прежде всего должны быть связаны с наличием позитивных или искаженных ценностных ориентаций. К ним, в частности, возможно отнести:

- характер поведения лица до совершения преступления (учеба, работа, служба в армии и т.д.);

- характер трудовой деятельности и отношение к труду;

- отношение к семье;

- отношение к органам публичной власти в целом и правоохранительным органам в частности;

- принадлежность к субкультурной среде преступного мира;

- наличие зависимости от алкоголя, наркотических веществ, азартных игр;

- поведение в период нахождения под стражей и др.

Учет судами вышеизложенных обстоятельств будет способствовать исключению произвольных, нередко излишне суровых решений по выбору мер уголовного наказания[465].

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть освобождено судом от отбывания наказания. Обращаясь к буквальному толкованию данной нормы, можно констатировать, что суд вправе освободить от отбывания наказания в виде лишения свободы только лиц, заболевших тяжелой болезнью после совершения преступления. Однако, по мнению В. М. Анисимкова, момент заболевания не должен иметь самостоятельного правового значения. В расчет должны браться, прежде всего, следующие обстоятельства: препятствует ли заболевание исполнению наказания в виде лишения свободы; имеется ли у лица физическая возможность совершения нового преступления; тяжесть уже совершенного преступления[466].

Несмотря на несомненную научную и практическую ценность трудов В. М. Анисимкова, посвященных различным аспектам определения эффективности наказания в виде лишения свободы, как уже отмечалось, центральной темой в его исследованиях стала проблема формирования криминальной субкультуры в России, поиска путей и способов противодействия этому негативному явлению.

Ученый обращается к данному вопросу прежде всего вследствие убежденности в том, что именно криминальная субкультура - корневая система преступности в России[467]. Без опоры на накопленный позитивный опыт борьбы с криминальными группировками осужденных на различных этапах развития общества затрудняется определение стратегии и тактики, выбор форм и методов преодоления негативных явлений в среде привычных правонарушителей в современных условиях. В то же время изучение этого опыта позволит избежать ошибок и просчетов прошлых лет[468].

Можно констатировать, что Валерий Михайлович является одним из основоположников теории криминальной субкультуры в пенитенциарной криминологии.

Им, в частности, предлагалось определение понятия «криминальная субкультура», формулировались признаки данной категории. По его мнению, «...криминальная субкультура представляет собой своеобразную организацию жизнедеятельности правонарушителей, основанную на их системе искаженных ценностных ориентаций, интерпретированных нормах традиционной культуры, языке-жаргоне, знаках-символах»[469].

Таким образом, к признакам криминальной субкультуры как социального явления им предлагалось отнести следующее:

- она представляет собой систему искаженных ценностных ориентаций правонарушителей, объединенных в относительно обособленную среду;

- она включает в себя группу неформальный норм, установлений, представлений (традиций, обычаев, ритуалов, правил), регулирующих поведение ее представителей;

- она находит свое отражение во внешних атрибутах преступного мира (в уголовном жаргоне, песнях, стихах, татуировках, кличках и т.п.)[470].

Валерий Михайлович настаивал на том, что «.разделение осужденных на неформальные группы существует в пенитенциарных учреждениях с момента их образования и является закономерным»[471].

Расслоение осужденных на «авторитетов», «нейтральных» и «отверженных» надлежит признать процессом естественным. Преодоление негативных отношений, возникающих на базе субкультурной стратификации, возможно лишь на основе изменения ценностных ориентаций у лиц, отбывающих наказание. Именно такой путь является наиболее перспективным и научно обоснованным для осуществления реформы уголовно-исполнительной системы и уголовно-исполнительного законодательства. Устранение же объективных (естественно- физиологических, социально-психологических и иных) оснований деления осужденных на категории ему видится невозможным[472].

В своих трудах профессор В. М. Анисимков также указывал на особую роль такого атрибута криминальной субкультуры, как тюремный жаргон. Им, в частности, отмечалось, что знание тюремного жаргона способно существенно облегчить работу персонала исправительного учреждения по выполнению поставленных перед ним оперативно-профилактических задач. Указанное обстоятельство вместе с тем не означает попустительства распространения жаргона в микросреде осужденных. Нейтрализация же данного явления должна происходить не за счет игнорирования жаргонизмов в речи осужденных, а посредством расширения общеобразовательного обучения, а также установления постоянных связей лишенных свободы с общественными, религиозными и иными организациями, имеющими духовно нравственную ориентацию в своей деятельности[473].

В. М. Анисимков выступал за ограниченное использование наказания в виде лишения свободы прежде всего потому, что попадание в места лишения свободы автоматически означает приобщение осужденного к криминальной

субкультуре и, как следствие, возникновение негативного влияния так называемых «привычных правонарушителей».

Для предотвращения данного влияния он полагал целесообразным создать в каждом регионе Российской Федерации специализированные профилактические центры с едиными помещениями камерного типа для перевода в них привычных правонарушителей из мест лишения свободы данного региона. Направлению в такие центры должны подлежать активные носители уголовных традиций и обычаев, а также иные правонарушители, в отношении которых прочие меры воздействия оказались неэффективными. В профилактических центрах необходимо предусмотреть

дифференцированную ступенчатую систему условий отбывания наказания вплоть до одиночной изоляции лица на срок до шести месяцев в помещении камерного типа - в сторону отягощения и до восстановления первоначальных условий отбывания наказания - в сторону облегчения.

Кроме того, необходимо исключить практику совместного содержания в тюрьмах пенитенциарных правонарушителей и лиц, направляемых туда по приговору суда[474].

Негативные последствия специфической стратификации осужденных должны преодолеваться путем обращения дополнительного внимания на создание условий обеспечения безопасности как отдельных осужденных, так и их групп. В целях надлежащего обеспечения права осужденных на личную безопасность В. М. Анисимков предлагал дополнить гл. 12 УИК РФ статьей, предусматривающей основания и условия изолированного содержания защищаемых лиц в местах лишения свободы. При этом правовое положение осужденного, переведенного в процессе отбывания наказания в безопасное место, коренным образом меняться не должно. Такие осужденные должны нести обязанности и пользоваться всеми правами, предусмотренными УИК РФ, за исключением тех прав и обязанностей, реализация которых вследствие изолированного содержания является затрудненной или невозможной.

Пока осужденный, в отношении которого имеются сведения об угрозе его жизни или здоровью, находится в условиях изолированного содержания, начальник исправительного учреждения должен принять все возможные меры для устранения обстоятельств, способствующих возникновению угрозы безопасного отбывания наказания осужденным, либо решить вопрос о возможном изменении места дальнейшего отбывания наказания данным осужденным[475].

В целом необходимо констатировать, что хотя многие доводы и предложения, содержащееся в трудах В. М. Анисимкова, носят дискуссионный характер, нельзя преуменьшить вклад автора в разработку

ряда научных положений. Особую ценность трудам ученого, на наш взгляд, придает тот факт, что он имеет и богатый опыт практической работы в исправительные учреждениях. Проблема криминальной субкультуры долгие годы оставалась вне поля зрения научного сообщества. Вместе с тем данное социальное явление оказывало и, бесспорно, продолжает оказывать мощнейшее негативное влияние на развитие отечественной пенитенциарной системы и на процессы реформирования в Российском государстве и обществе в целом. Научные труды В. М. Анисимкова имеют важное значение прежде всего в связи с тем, что проблема развития криминальной субкультуры наконец получила в них должное освещение.

* * *

Таким образом, в период становления основ советского государства и права в теории пенитенциарного дела начинают формироваться научные основы развития системы исполнения наказаний, разрабатываться основы классификации преступников, дифференциации и индивидуализации наказания, использования элементов самоуправления осужденных, средств постпенитенциарной адаптации осужденных.

Научной разработке правовых основ средств воздействия на осужденных были посвящены многочисленные работы ученых-пенитенциаристов, в которых авторы убедительно доказывали, что применяемое в тюрьме воспитание, образование, арестантский труд, меры предупреждения и обеспечения дисциплины отличны от наказания по их правовой природе. Тем самым были заложены теоретические предпосылки того, что позднее в советской науке стали называть «карательно-воспитательным процессомъ.

Для первых десятилетий советского периода в науке об исполнении наказания было характерно присутствие двух групп ученых. Первая - представители так называемой «старой школы», к числу которых относились профессора М. Н. Гернет, С. В. Познышев, А. А. Жижиленко и др. Вторая группа - практические работники, занимавшиеся одновременно вопросами теории, например, начальник Главного управления мест заключения НКВД РСФСР Е. Г. Ширвиндт, сотрудники ГУМЗ Б. С. Утевский и др.

В период существования ГУЛАГа активный научный поиск ответов на проблемные вопросы уголовно-исполнительной сферы был приостановлен. Отдельные ученые-пенитенциаристы (Е. Г. Ширвиндт) были репрессированы и сами попали в места заключения. Другие сосредоточились на изучении отвлеченных от советских реалий тем, например, истории царской тюрьмы (М. Н. Гернет), тюремной системы зарубежных стран (Б. С. Утевский) и т. д.

Развитие исправительно-трудового права как самостоятельной науки возобновилось во второй половине 50-х гг. прошлого века в условиях восстановления начал законности и ликвидации наиболее мрачных сторон

ГУЛАГа. К исследованию проблем исполнения уголовных наказаний активно подключаются ученые нового поколения (Н. А. Беляев, И. С. Ной, Н. А. Стручков, А. Л. Ременсон и др.).

Основные направления науки исправительно-трудового права в тот период определяли запросы практики и перспективы развития исправительно-трудового законодательства. Теоретические основы исправительно-трудового законодательства, его принципы, структура и функции стали предметом научных изысканий Л. Г. Крахмальника, М. П. Мелентьева, А. Е. Наташева, Н. А. Стручкова. Г. А. Туманов сосредоточил внимание на проблемах режима исполнения лишения свободы и управления в уголовно-исполнительной системе. Трудовое перевоспитание осужденных в ИТУ стало одной из сфер научных интересов А. И. Зубкова. Вопросы уголовной ответственности и ее реализации нашли отражение в трудах И. С. Ноя. Идеи А. Л. Ременсона о соединении наказания с мерами исправительно­трудового воздействия, о понятии и содержании карательно-воспитательного процесса оказали заметное влияние на теорию и последующее развитие исправительно-трудового права.

Все выше перечисленное свидетельствует о том, что, пережив сложные времена, отечественная уголовно-правовая и уголовно-исполнительная доктрина сохранила лучшие свои достижения и преемственность и готова сегодня вырабатывать для практики обоснованные и согласованные с социально-экономических позиций пути развития уголовно-исполнительной системы.

<< | >>
Источник: История пенитенциарной мысли: учебное пособие / под общей редакцией О. Ю. Ельчаниновой. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России,2018. - 350 с.. 2018

Еще по теме Анисимков Валерий Михайлович (1956-2017):

  1. Анисимков Валерий Михайлович (1956-2017)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -