<<
>>

Г л а в а  IV  ЛИЧНЫЕ  НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ  ОТНОШЕНИЯ, РЕГУЛИРУЕМЫЕ СОВЕТСКИМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ


1. Термин «личные права» .нередко служит для обозначения самых разнообразных субъективных -прав, т. е. прав, принадлежащих гражданину или организации.
Разнообразное содержание прав, -обозначаемых термином «личные права», сжато и довольно точно было охарактеризовано М.
М. Агарковым. Поэтому мы полностью -воспроизводим его высказывание: «Термином «личные права» пользуются з следующих случаях: 1) Его применяют в качестве синонима термина «обязательственные права» для противопоставления последних вещным правам. Корни этого словоупотребления лежат в римской классификации исков (actio in rem, action in personam). 2) Он служит для обозначения прав, принадлежащих отдельной личности, в отличие от прав того или иного коллектива (государства, .кооперативной или общественной организации); в этом смысле личным правом является личная собственность и т. д. В частности, к личным правам в этом смысле принадлежат все права граждан, указанные в главе X Конституции СССР. 3) Личными правами называют те имущественные права, которые не могут быть отчуждаемы, например: право на пенсию, на заработную плату и т. д. 4) Личными правами называют всякого рода неимущественные права, в частности права по личным семейным отношениям. 5) Наконец, личными правами называют некоторые неимущественные права, а именно защищаемые против всякого и каждого (так называемые абсолютные) права на блага, неотделимые от личности субъекта права»[100].
2. Права, указанные М. М. Агарковым в первой рубрике приведенной классификации, являются имущественными. Правда, в нигилистической литературе делались попытки доказать, что в советском гражданском праве имеются обязательства с неимущественным содержанием. Так, например, И. Б. Новицкий: полагает, что обязательственные отношения между гражданами могут иметь как имущественный, так и неимущественный характер: по его мнению, в соответствии со ст. 107 ГК возможны также обязательства, направленные на действия неимущественного характера[101]. Но на наш взгляд, М. М. Агарков убедительно доказал, что обязательство в советском гражданском праве должно иметь имущественный характер; из этого, однако, не следует, что оно всегда представляет денежный интерес для кредитора. «Денежный интерес свидетельствует об имущественном характере отношения. Но отсутствие денежного интереса не доказывает, что обязательство не имеет имущественного характера. Не надо также смешивать имущественный характер с удовлетворением так называемых материальных потребностей. Обязательство передать вещь, предназначенную служить для удовлетворения одних только культурных потребностей, будет имущественным независимо от того, представляет ли обязательство денежный интерес или нет»[102].
Что касается второй группы прав в классификации М. М. Агаркова, то они могут быть имущественными и неимущественными. Право личной собственности, разумеется,— имущественное право; основные права граждан, предусмотренные главой X Конституции СССР, включают в себя имущественные и неимущественные права. В советской правовой литературе еще не решен спор о том, составляют ли эти права особую категорию субъективных прав или они являются элементами общей правоспособности советского гражданина.
Обсуждение данного вопроса не входит в нашу задачу. Но как бы он ни был решен, одно ясно — неимущественные конституционные права относятся не к гражданскому праву, а к другим отраслям советского права. Таковы, например, свобода собраний, печати, шествий, неприкосновенность личности и др.
Третью группу в указанной классификации составляют имущественные права (право на пенсию, заработная плата), тесно связанные с личностью их носителя. Но это — имущественные . права, причем права, названные в скобках, ввиду связи их с отношениями, не подпадающими под действие закона стоимости, являются не гражданскими, а трудовыми правами или правами, связанными с трудовым законодательством, но выходящими за рамки регулирования трудовых отношений в собственном смысле.
В четвертую группу включаются действительно личные неимущественные права. Но личные семейные права (например, право родителей на воспитание ребенка)—это права, вытекающие из принадлежности родителей и детей к семейному союзу. Семейные же отношения представляют собой такое переплетение имущественных и личных отношений, которое дает основание рассматривать и регулировать их особо, отдельно от имущественных отношений, регулируемых нормами гражданского права (см. гл. VI).
К личным неимущественным правам относятся также многие права, вытекающие из членства граждан в различных кооперативных и общественных организациях. Эти права неотчуждаемы, неотделимы от члена организации и принадлежат ему до тех пор, пока он состоит членом организации — например, его право быть избранным в ее органы. Судьба этих прав в смысле отнесения их к той или иной отрасли права определяется тем, какой отраслью права .регулируются отношения, вытекающие из членства в кооперативной или общественной организации. Эти права входят в состав гражданских прав в тех случаях, когда они тесно связаны с имущественными правами членов указанных организаций., имеющими гражданско-правовой характер. В тех же случаях, когда ввиду переплетения трудовых и имущественных начал отношения, основанные на членстве, являются предметом регулирования другой отрасли права, названные личные права входят в состав этой отрасли права (например, колхозного права). Нам сейчас важно подчеркнуть, что эта группа личных неимущественных прав вытекает из членства в кооперативной или общественной организации и потому эти права утрачиваются при выходе из нее.
Остается пятая группа личных неимущественных прав, т. е. таких, которые являются правами на блага, неотделимые от человеческой личности. Это — честь, достоинство, имя, авторство. Данная группа личных неимущественных прав отличается от предыдущей прежде 'всего тем, что они не могут быть прекращены ни посредством сделок, ни в силу каких-либо иных юридических действий. Честь, достоинство, имя — свойства, которые характеризуют каждого гражданина (авторство—того, кто создал произведение), независимо от его социального и служебного положения, независимо от того, состоит он или не состоит членом какой-либо организации. Допускается перемена имени в установленном законом порядке, ко человек не может остать-
ся без имени. Об этой-то категории прав и идет речь, когда обсуждается вопрос о том, являются ли личные неимущественные отношения предметом советского гражданского права.
Названные блага в СССР защищаются прежде всего уголовным и административным правом. Но эта защита до введения в действие Основ гражданского законодательства была недостаточной. Честь защищалась уголовным 'правам при наличии клеветы, т. е. в случае распространения заведомо ложных, позорящих другое лицо сведений. Клевета, следовательно, деяние умышленное. Но как быть в том случае, если порочащие данное лицо сведения распространяются кем-либо неумышленно? Состава клеветы «ет, однако честь лица пострадала. Какими же способами реабилитировать потерпевшего?
Денежное возмещение, которое рассматривается в некоторых буржуазных правовых системах как компенсация за нанесенный личности моральный ущерб, «е допускается советским правом. В социалистическом обществе честь и достоинство лица не могут оцениваться на деньги.
Иное дело — в буржуазном обществе, где личные блага превращены в товар, в денежный чистоган. Основная черта личных прав, охраняемых буржуазным законодательством—их связь с частнособственническими интересами. Исторически граждан-скоправовая охрана чести и имени возникла из охраны права предпринимателя на коммерческую репутацию, на фирму, т. е. из охраны имущественных интересов буржуа. По словам известного дореволюционного русского юриста И. А. Покровского, «прообразом и предшественникам общего права на имя явилось право торговца на фирму. С фирмой связывалась известная репутация, которая нередко уже сама по себе представляет высокую ценность»[103]. Отсюда—защита «доброго имени» купца, а затем и защита имени. Отсюда — и защита чести буржуа в борьбе против недобросовестной конкуренции[104].
Поэтому гражданское законодательство буржуазных стран :по общему правилу допускает, а судебная практика широко применяет материальное возмещение неимущественного вреда, причиненного имени и чести потерпевшего. Посягательство на честь рассматривается как такое посягательство в -моральной области, которое наиболее быстро и ощутительно поражает имущественную сферу индивида, выступая своего рода предвестником имущественного ущерба. В дальнейшем своем развитии судебная практика в буржуазных странах начинает удовлетворять иски о признании личных прав и устранении их нарушения, не связывая удовлетворение потерпевшего с имущественным вознаграждением. В силу относительной самостоятельности правовой формы она приспосабливается к другим отношениям. Это расширение охраны личных прав отражается и на законодательстве. Например, ст. 28 швейцарского гражданского кодекса содержит общее правило о защите личных прав, связывая эту защиту с имущественным возмещением лишь в случаях, специально указанных в законе.
Защита авторства как личного неимущественного права тоже выросла из охраны тех имущественных выгод, которые извлекал автор из своего произведения или изобретения. Эти результаты интеллектуального творчества рассматривались вначале как литературная или иная нематериальная, но приносящая имущественный доход собственность автора; затем автор и изобретатель стали рассматриваться как носители исключительного .монопольного права на использование этих результатов в целях извлечения имущественной выгоды.
3. Почему же не имеющие имущественного содержания отношения в социалистическом обществе, вытекающие из определенной общественной оценки таких неотделимых от человечес кой личности благ, как честь и достоинство, или связанные с такими индивидуализирующими человека и результаты его интеллектуального творчества свойствами, как имя и авторство, могут быть предметом советского гражданского 'права? Причем необходимо подчеркнуть, что речь идет о защите неимущественных интересов личности. Если, например, умаление чести или иного личного блага причинило потерпевшему имущественный вред, то этот вред возмещается на общих основаниях, т. е. на основе норм, предусматривающих обязанность возмещения имущественного вреда (ст. 88 Основ гражданского законодательства, ст. 403 ГК и др.).
В советской цивилистической литературе были предложены следующие обоснования гражданскоправовой защиты личных неимущественных отношений.
М. М. Агарков, поскольку дело' идет о чести, считает, что наказание, налагаемое на клеветника, означает реабилитацию потерпевшего. Но и при отсутствии уголовной санкции, когда нет состава клеветы, честь пострадавшего все равно должна быть восстановлена, он должен быть реабилитирован. «Мате-риальноправовой предпосылкой в этом случае, — пишет М. М. Агарков,— является признание права на честь как права, защищаемого против всякого и каждого, независимо от наличия умысла или даже неосторожности на стороне ответчика. Опубликование вынесенного в пользу истца судебного решения будет той реабилитацией, которая оградит нарушенное право истца». Содержанием иска, являющегося, по мнению М. М. Агарк'ва, иском, аналогичным негаторному иску, применяемому для защиты права собственности и распространенному впоследствии на защиту авторского -права, должно быть требование о прекращении действий, нарушающих честь, и созданного этими действиями состояния, а также о недопущении такого нарушения в будущем[105].
«Отрасль права,— пишет В. Кнапп,— как только ее возникновение было обусловлено наличием определенной типичной специфики поведения людей в определенных общественных отношениях, притягивает к себе родственные отношения, которые вместе с тем, что является типичным, образуют внутреннюю слаженность отрасли права как единства». Этим, отмечает он, объясняется распространение гражданскоправового регулирования и на отношения, связанные с авторством, ибо тот, кто создал интеллектуальные ценности в обществе, где "действует закон стоимости, вступает «в отношения, аналогичные тем.., если бы он был собственником»[106].
Некоторые авторы ранее полагали, что защита чести в советских условиях должна охраняться государственным, административным, уголовным правом и моральным осуждением того, кто умаляет чужую честь, советской общественностью.
-М. М. Агарков справедливо указывал, что возможность обращения за защитой к общественным организациям не должна исключать обращение и в гражданский суд, если реабилитация на основании судебного решения больше устраивает потерпевшего [107].
Судебное решение может 'быть вынесено не во всех случаях нарушения личных благ: гражданское право не может защитить такие блага, как жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, если только не возникает вопрос о причинении противоправными действиями, нарушающими эти блага, имущественного вреда[108].   Нарушение таких  благ преследуется  в уголовном или административном порядке. Иное дело — вопрос о чести или авторстве. В отношении этих благ возможны споры об определенных фактах, а именно о том, совершил или не совершил ответчик действия, .нарушающие честь и достоинство лица, создал ли истец произведение (при спорах по авторству), действительно ли гражданин обладает тем именем (или псевдонимом), на которое претендует. «Вот эти-то личные блага и требуют особой защиты сверх административной, уголовной, а также сверх защиты при помощи обязательств из причинения вреда»[109].
Обособление этих отношений в качестве предмета регулирования самостоятельной отрасли права нецелесообразно, ибо отношения по защите чести, авторства, имени тесно переплетаются с имущественными отношениями. По мнению же М. М. Агаркова, все имущественные отношения регулируются гражданским правом. Понятие чести тесно связано с трудовой деятельностью, поскольку в социалистическом обществе все трудятся. Поэтому .возникавшие в практике судов в то время (т. е. в 1940 году) споры о защите чести были связаны с требованиями об устранении неправильной, позорящей потерпевшего мотивировки увольнения. А восстановление трудовой чести— необходимая предпосылка охраны имущественных интересов трудящегося, поскольку право на получение вознаграждения за применение труда к социалистическим средствам производства — это имущественное право.
Признание авторства на определенное произведение тесно связано с признанием вслед за этим имущественных авторских прав. Право на имя также связано с профессиональной, трудовой деятельностью лица как участника социалистического хозяйственного и культурного строительства, т. е. неотделимо от его репутации -как трудящегося, «от того положения, которое он заработал в социалистическом обществе своим творчеством, своим трудом»[110].
Таковы те причины, в силу которых, по мнению М. М. Агаркова, общественные отношения, возникающие по поводу названных личных благ, входят в предмет советского гражданского права.
К несколько иным выводам — с точки зрения определения круга личных неимущественных отношений, регулируемых советским гражданским правом,— пришел О. С. Иоффе. Он не расходится с М. М. Агарковым в характеристике личных неимущественных отношений, определяя их как «такие общественные отношения», в которых выражается индивидуальность личности и воплощается ее морально-политическая оценка со стороны социалистического общества[111]. Но О. С. Иоффе различает личные неимущественные отношения, возникающие по поводу таких, благ, которые подлежат юридической охране независимо от того, связаны они или gt;не связаны с имущественными или какими-либо иными общественными отношениями, и личные неимущественные отношения, тесно связанные с отношениями имущественными. В первую группу попадают отношения по поводу чести, достоинства, доброго имени советского гражданина. Вторую группу составляют отношения по поводу авторства на какое-либо произведение. Действовавшее в то время (1958 г.) гражданское законодательство регулировало лишь неимущественные отношения второго рода. А так как О. С. Иоффе объектом гражданско-правового регулирования считает социалистические имущественные отношения в их стоимостной форме, то из этого им был сделан вывод, что предметом советского гражданского трава являются лишь те личные неимущественные отношения, которые связаны со стоимостными имущественными отношениями [112].
Была высказана также и более радикальная точка зрения по вопросу о личных неимущественных отношениях. В. А. Тархов полагает, что отношения по поводу благ, неотделимых от человеческой личности, образуют по существу самостоятельный предмет правового регулирования[113]. Но, как правильно отметил С. С. Алексеев, возражая В. А. Тархову, если эти отношения составляют особый предмет регулирования, то чем объясняется включение их в сферу гражданского права?
Следует признать также справедливым упрек С. С. Алексеева авторам редакционной статьи о 'предмете советского гражданского права, полагавшим, что удельный вес личных неимущественных отношений недостаточно велик для регулирования их самостоятельной отраслью права. Если данные отношения представляют собой особый вид, требующий применения к ним специфических методов правового регулирования, то независимо от того, велик или мал их удельный вес, они являются предметом самостоятельной отрасли права. Если же к этим отношениям можно применить методы регулирования, свойственные определенной, сложившейся отрасли права, то это означает, что существуют объективные предпосылки для такого применения—родство названных отношений с теми, которые составляют предмет этой отрасли [114].
4. О. С. Иоффе был прав, когда указывал, что действовавшее (до 1962 года) советское гражданское законодательство регулировало лишь те личные отношения, которые связаны с 'имущественными. Это — отношения, вытекающие из авторской и изобретательской деятельности. Объектом таких отношений -являются, например, авторство, т. е. принадлежность научного, .художественного и т. п. произведения или изобретения определенному, создавшему его лицу, неприкосновенность произведения и др. Эти отношения урегулированы наряду с имущественными отношениями, вытекающими из названной деятельности, в законодательстве об авторском и изобретательском праве[115].
Что касается права на имя, то оно регулируется нормами об .актах гражданского состояния, входящими в состав кодексов о бра.ке, семье и опеке, и нормативными актами, определяющими порядок перемены имени и фамилии. Право присвоения имени ребенку и выбор ему фамилии, если у родителей разные . фамилии, принадлежит родителям. Лицо, вступающее в брак, может принять фамилию 'Супруга. Следовательно — это личные .драва, вытекающие из семейных отношений, из отношений брака. Изменение имени ,и фамилии вне связи с брачными или семейными отношениями регулируется в административном порядке.
Защита чести и достоинства советского гражданина, его ' доброго имени до издания Основ гражданского законодательства не была предусмотрена нормами гражданского права. Однако трудовое законодательство охраняло и охраняет трудовую честь граждан, запрещая увольнение по мотивам, не предусмотренным законом. До 1957 года, т. е. до установления нового порядка рассмотрения трудовых споров [116], суды рассматривали иски об устранении .неправильных формулировок увольнения и  в отношении ответственных работников, дела которых об увольнении и о восстановлении в должности не подлежали рассмотрению в РКК. Эти иски были исками неимущественного характера, так как речь шла не об имущественном удовлетворении, а о восстановлении чести истца. Автор настоящей работы в учебниках по гражданскому праву для юридических вузов, изданных в 1944 году и в 1950 -году, считал, что такие иски основаны на гражданском личном праве истца, хотя и связаны с трудовыми отношениями[117]. Точка зрения М. М. Агаркова по этому вопросу была освещена выше.
5. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик содержат важную норму о гражданскопра-вовой охране чести и достоинства гражданина и организации,
т. е. защищают личное право, не связанное непосредственно с имущественными интересами (ст. 7). Гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет,- что они соответствуют действительности. Важным является содержащееся в законе требование, чтобы порочащие честь и достоинство сведения, распространенные з печати, были опровергнуты также в печати. Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом. Авторы фельетонов и иных печатных произведений должны теперь более -тщательно, чем это делалось в ряде случаев раньше, проверять правильность излагаемых ими сведений, умаляющих честь и достоинство критикуемых ими граждан и организаций. :
Честь и достоинство в социалистическом обществе — не меновая стоимость. В отличие от законодательства в буржуазных странах советский закон не предусматривает денежного возмещения за моральный вред. Если решение суда, обязывающее нарушителя к совершению действий, направленных на восстановление чести, не выполнено, суд вправе .наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в доход государства, что, однако, не освобождает нарушителя от обязанности выполнить указанное решение.
Новелла, содержащаяся в ст. 7 Основ,— право на опровержение, право на реабилитацию, осуществляемое в исковом порядке, — соответствует требованиям Программы КПСС о дальнейшем развитии свободы личности и прав советских граждан. Эта новелла свидетельствует о все возрастающей роли социально значимой оценки моральных качеств человека и трудового коллектива (организации). Норма о защите чести будет играть положительную роль в воспитании коммунистического сознания члена общества.
Социалистическое общество обеспечивает интересы личности, удовлетворение ее растущих потребностей, повышение ее самосознания и ее социальной ценности. Имя и честь работников промышленности, сельского хозяйства, работников науки, изобретателей, писателей, общественных деятелей охраняются в СССР не только при жизни, но и после смерти. Общество заинтересовано в том, чтобы сохранить в неприкосновенности результаты интеллектуального творчества своих членов. Эти обстоятельства и диктуют необходимость расширять граждан-скоправовые способы охраны личных благ, дополняющие уго-ловноправовую и административноправовую их охрану, независимо от того, связаны они или не связаны в данный момент с имущественными интересами личности. Авторство, неприкосновенность произведения могут защищаться и защищаются также в тех случаях, когда имущественные интересы автора совершенно не пострадали. Честь гражданина, его доброе имя еще более оторваны от его имущественных интересов, чем авторство, хотя М. М. Агарков и прав, указывая на то, что охрана чести— это охрана трудящегося, его репутации, что является весьма немаловажным моментом, обеспечивающим в конечном счете его имущественные интересы.
Статья 1 Основ, устанавливающая, что в случаях, -предусмотренных законом, гражданское законодательство регулирует также и иные (не связанные с имущественными) личные неимущественные отношения, открывает путь для появления в нашем гражданском законодательстве других (кроме правила ст. 7). норм, направленных на защиту личных нематериальных благ советских людей.
Исторический материализм учит, что одно явление, будучи порождено другим, приобретает по отношению к последнему
относительную самостоятельность. Энгельс в письмах последнего периода -своей жизни особенно подчеркивал это обстоятельство: он указывал, в частности, на то, что государство « право, будучи порождены экономическими условиями классового общества, являясь надстройкой, как особые формы социального движения приобретают относительную самостоятельность по отношению к базису [118]. Но дифференциация и обособление явлений происходят и внутри права. Форма правового регулирования, соответствующая содержанию регулируемого отношения, может распространиться на другое отношение, развившееся из первого, обособившееся от него и получившее тем самым относительную самостоятельность.
Руководствуясь этими соображениями, можно объяснить, почему гражданское право, регулирующее имущественные отношения, охватывает и те отношения, которые были порождены имущественными отношениями, .но. оторвались от них и стали самостоятельными. При этом надо иметь в виду, что гражданско-правовое регулирование личных неимущественных отношений построено как защита личных благ от .неправомерного на них посягательства. Это — абсолютные права, а иски об их защите подобны негаторным искам, охраняющим право собственности.
Неотделимость личных благ от их носителя создает такое положение, при котором распорядительные сделки по поводу личных прав невозможны. До тех пор пока личные права не нарушены, правовой характер отношений, связанных с их осуществлением, совершенно не чувствуется. Этим и объясняется то, что обычно говорят об охране личных неимущественных прав, а не о правовом регулировании (в смысле предписаний положительного поведения) личных неимущественных отношений [119].
6. Мы установили -возможность и целесообразность гражданскоправрвой. защиты личных неимущественных прав. Необходимо, далее, определить круг личных неимущественных благ и интересов, неотделимых от человеческой личности, которые подлежат юридической защите и тем самым становятся объектом личных прав. Каким критерием необходимо руководствоваться при отборе.этих подлежащих защите благ?
Е. А. Флейшиц в своей монографии, посвященной личным правам, определяет их как права, охраняющие непротивоправные проявления индивидуальных черт, способностей, стремлений человека. Е. А. Флейшиц считает, что только такое понимание личных прав дает возможность отграничить их от других прав, имеющих своими объектами личные блага, неотделимые от человеческой личности. Она указывает на личные семейные права, на членство в кооперативных и общественных организациях, на изобретательские права, на правоспособность и дееспособность,[120] я а право судебной защиты и др. Эти права не имеют своей целью охранять проявления индивидуальных черт человека.
Иное дело, по мнению Е. А.. Флейшиц,— права на имя, на честь, лш. тайну переписки и т. д. Это — права на блага, неотделимые от каждой данной личности, личности как носителя индивидуальных черт, способностей, стремлений1. Поэтому Е.А.;Флейшиц считала, что при принятии нового Гражданского кодекса наиболее удачной была бы редакция закона, которая установила бы в общей форме охрану личных интересов граждан, ибо это дало бы возможность защитить «те бесконечно разнообразные индивидуальные интересы личности, которые поименовать и перечислить в законе невозможно и которые именно вследствие своей нетипичности и не могут отлиться з объект особых субъективных прав»[121]. Логическим выводом отсюда было утверждение Е. А. Флейшиц, что «объект личных прав совпадает с охраняемым этими правами интересом»[122].
Отдавая должное тонкой аргументации Е. А. Флейшиц, положенной в обоснование защищаемой ею концепции личных прав, мы не можем с ней согласиться. Советское право берет под свою защиту не любой, пусть даже непротивоправный интерес данного индивида, но те личные блага, которые признаны социально ценными и потому подлежащими, с государственной точки зрения, юридической защите[123]. Это — те личные интересы, нарушение которых подрывает основы социалистического общества.
Примером служит защита чести гражданина. Честь — это определенная социальная оценка гражданина, объективное общественное свойство. Достоинство — отражение этого свойства в сознании его носителя, т. е. самооценка личности, покоящаяся на его оценке обществом. Существуют определенные объективные критерии того, что входит в -понятие чести, что нарушает и что не нарушает чести гражданина. Авторство, как и имя,—' тоже объективный факт.
Разумеется, гражданское законодательство может содержать лишь общие, бланкетные правила о защите личных неимущественных прав. Но суд все равно в случае возникновения спора производит отбор тех проявлений интересов личности, защита которых будет признана необходимой с точки зрения интересов социалистического государства и самой личности. Поэтому было бы предпочтительнее в будущих гражданских кодексах союзных республик указать на -некоторые общепризнанные конкретные виды личных прав, не закрывая суду возможность расширять этот список по мере того, как будут созревать для этого соответствующие общественные условия.
Поскольку, как об этом сказано в решениях XXI и XXII съездов КПСС, многие функции, выполняемые теперь государственными органами, постепенно будут переходить в ведение общественных организаций, едва ли возникнет необходимость в расширении компетенции суда в этой области отношений. Надо полагать, что в большинстве случаев споры, связанные с охраной чести, будут рассматриваться общественными органн-. зациями. Однако, на наш взгляд, это не должно преграждать, потерпевшему возможность избрать и судебный порядок защиты.
Из сказанного было бы неправильно сделать .вывод, чго индивидуальные особенности личности, ее стремления, вкусы и т. д. не охраняются советским правом. Нормы права охраняют проявления человеческой индивидуальности, но не непосредственно, а путем закрепления за личностью правоспособности и субъективных прав в таком виде и объеме, в каком они при существующих экономических и культурных условиях могут в своем осуществлении наиболее полно удовлетворить индивидуальные потребности личности. Гражданская правоспособность и право личной собственности, например, создают возможность трудящимся приобрести вещь по своему вкусу, использовать свой заработок сообразно со своими наклонностями в рамках закона. Поэтому едва ли убедительно противопоставлять правовую охрану интересов данной личности как интересов нетипичных (т. е. институт личных прав) правовой охране типичных интересов, обеспечиваемых, по мнению Е. А. Флей-шиц, остальными правовыми институтами. Общее и отдельное, как известно, взаимосвязаны, проникают друг в друга. И правовая защита отдельного дается в рамках общего, типичного как определенного социального свойства.
7. Защита личных прав должна состоять в предоставлении потерпевшему права требовать: а) признания gt; за ним личного гарава, если последнее нарушено или кем-либо оспаривается; б) прекращения действий, нарушающих личное право; в) совершения положительных действий, направленных на устранение последствий нарушения и обеспечивающих восстановление нарушенного права. Все эти требования могут быть выведены из общего правила, формулирующего в гражданском законодательстве способы защиты нарушенных гражданских прав, если в законе, предусматривающем охрану конкретного личного права, не указаны иные способы защиты.
8. Статья 7 Основ гражданского законодательства положительно отвечает на вопрос, являются ли социалистические организации (государственные, кооперативные, общественные) носителями такого личного неимущественного права, как права на честь и достоинство. Социалистическая организация имеет также право на наименование, хозяйственные организации—на фирменное наименование. Всякая социалистическая организация—коллективное образование. Производственная и всякая иная деятельность организованного коллектива индивидуализируется в результатах этой деятельности на основе обособленного для него имущества. Социалистические хозяйственные организации заинтересованы в поддержании своей производственной чести (чести своей марки, своей фирмы). В не меньшей
степени должны беречь свою честь и достоинство, отражающие уровень и качество ях полезной деятельности, служащие как бы мерой ее оценки, общественные организации, различного рода культурные учреждения — научные, учебные, театры, клубы, художественные коллективы и т. д.
<< | >>
Источник: С.Н. БРАТУСЬ. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВЕННОЕ     ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ    ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА—1963, – 196 С.. 1963

Еще по теме Г л а в а  IV  ЛИЧНЫЕ  НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ  ОТНОШЕНИЯ, РЕГУЛИРУЕМЫЕ СОВЕТСКИМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ:

  1. § 2. Защита субъективных гражданских прав: понятие и особенности
  2. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  3. § 1. Способы защиты гражданских прав
  4. § 2. Средства защиты гражданских прав
  5. § 2.  Гражданское  правоотношение  в  механизме осуществления  права  и  исполнения  обязанности
  6. § 2.  Функциональный подход как основа изучения принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей
  7. Глава III ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, РЕГУЛИРУЕМЫЕ СОВЕТСКИМ   ГРАЖДАНСКИМ   ПРАВОМ
  8. Г л а в а  IV  ЛИЧНЫЕ  НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ  ОТНОШЕНИЯ, РЕГУЛИРУЕМЫЕ СОВЕТСКИМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ
  9. Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  10. Глава   VII  ОПРЕДЕЛЕНИЕ   СОВЕТСКОГО   ГРАЖДАНСКОГО   ПРАВА
  11. § 2. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации в системе субъективных гражданских прав
  12. § 1. Исковой порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском судопроизводстве
  13. § 1. Сервитуты как основание ограничения и обременения прав собственника недвижимого имущества
  14. Глава V. ОГРАНИЧЕНИЕ, ОБРЕМЕНЕНИЕ ПРАВ СОБСТВЕННИКА И ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВОМ: ЕДИНСТВО И РАЗЛИЧИЕ
  15. § 1. Цивилистическое понимание собственности и права собственности
  16. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  17. § 4. Право публичной собственности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -