<<
>>

§ 2. Общие виды хозяйственных преступлений Приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов


В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 мая 1961 г. «О мерах по предотвращению фактов обмана государства и по усилению контроля за достоверностью отчетов о выполнении планов и обязательств»[6] указывалось, что надо рассматривать приписки и другие искажения в отчетности об исполнении планов, как преступления перед народом, а лиц, виновных в совершении таких преступлений и понуждающих к ним, снимать с занимаемых ими постов, привлекать к строгой партийной и государственной ответственности, вплоть до исключения из партии и предания суду.
В РСФСР уголовная ответственность за приписки и другие искажения отчетности о выполнении плана установлена ст. 1521, которая была включена в УК РСФСР Законом о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР[7] на основании Указа Президиума
. Верховного Совета СССР от 24 мая 1961 г. «Об ответственности: за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов».[8]
Ст. 1521 УК РСФСР, воспроизводя текст Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1961 г., установили, что «приписки'в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных данных о выполнении планов, как противогосударственные действия, наносящие вред народному хозяйству СССР, — наказываются лишением свободы на срок до трех лет».
Общественная опасность этого, преступления заключается в том, что искажение отчетных данных запутывает учет и отчетность, подрывает дело планирования, дело хозяйственного руководства, одну из важнейших функций Советского государства. «В буржуазном строе делом занимались хозяева, и не государственные органы, а у нас хозяйственное дело — наше общее дело. Это самая для нас интересная политика», писал В. И. Ленин.[9] Именно поэтому в соответствии с Конституцией СССР хозяйственная жизнь определяется и направляется государственным народнохозяйственным планом. Одним из важнейших этапов составления государственного плана развития народного хозяйства страны является установление фактического положения дел во всех областях народного хозяйства. Это достигается прежде всего путем сбора отчетных данных о выполнении народнохозяйственных планов каждым предприятием, стройкой, колхозом, совхозом. Эти данные затем суммируются и обобщаются. Государственными органами, на которые возложена задача сбора и обобщения отчетных данных о вы- долнении плана,, являются Центральное статистическое управление СССР, Министерство финансов СССР и их органы в союзных республиках и на местах. Колхозы и совхозы отчитываются перед территориальной инспектурой государственной статистики, которая представляет итоги областному статистическому управлению.^ Затем сведения поступают в Центральное статистическое управление республики и отсюда в Центральное статистическое управление СССР. Промышленные предприятия и стройки представляют отчетность непосредственно в
Статистическое управление области. При представлении отчетных данных в вышестоящий орган государственной статистики аналогичные данные представляются соответствующим советским и партийным органам (предприятие — райкому КПСС и райисполкому, областное статистическое управление — обкому КПСС и облисполкому и т. д.). От объективности отчетных данных о выполнении планов каждым предприятием, стройкой, колхозом, совхозом зависит правильность построения планов развития народного хозяйства, а затем и успехи в выполнении этих планов. Представление фиктивных данных о выполнении плана влечет составление нереальных планов и зачастую срыв их исполнения, что приводит к серьезному ущербу в нашем народном хозяйстве.
Например, между заводом, изготавливающим электромоторы, и заводом по производству доильных установок существовали договорные отношения о поставке электромоторов. По плану завод во втором квартале текущего года должен был произвести 2500 электромоторов для доильных установок. Фактически было произведено только 2125, т. е. 85% планового задания. Чтобы скрыть ато, директор завода приписал в отчетных документах выпуск непроизведенных 375 электромоторов. Исходя из этих фиктивных сведений, план производства электромоторов на первый квартал следующего года был установлен в 3800 моторов с дальнейшим увеличением их производства в последующих кварталах. Одновременно заводу — потребителю моторов было запланировано производство 3800 доилок в первом квартале с увеличением их производства в следующих кварталах. Естественно, что при такой ситуации план поставок доильных установок в сельское Хозяйство будет сорван в результате фиктивности производственных планов обоих заводов.42

В причинении ущерба народному хозяйству и заключается общественная опасность приписок в отчетности о выполнении плана. При этом, чем крупнее предприятие, представляющее фиктивные данные о выполнении плана, чем шире его связь с другими предприятиями, чем крупнее масштаб плана, в который попадают фиктивные данные (план предприятия, района, области, республики, всей страны), тем больший ущерб могут причинить представленные фиктивные данные. Общественная опасность приписок состоит также в том, что они всегда бывают связаны с причинением ущерба социалистической собственности в виде начисления заработной платы сверх фактически положенной, либо путем незаконной выплаты денежных средств в виде премиального вознаграждения и других поощрительных надбавок к заработной плате. Так, главный инженер одного строительного управления Н., осужденный Сахалинским областным судом, систематически производил приписки в месячных планах выполнения объема строительных работ по различным объектам. В сентябре 1971 г. он приписал по одному из объектов строительства объем работ на сумму 27672 руб., подняв тем самым выполнение плана с 96,1% ДО 99,6%. Это повлекло незаконную выплату зарплаты на сумму 8100 рубі В октябре 1971 г. виновный приписал невыполненных работ по другому объекту на сумму 38681 руб., чем завысил план на 12,6% и незаконно получил из Госбанка по фонду заработной платы 12 631 руб.[10]
Объектом преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР, являются отношения в области развития народного хозяйства, нормальная деятельность органов народнохозяйственного планирования и статистического учета.
Приписки и другие искажения государственной отчетности о выполнении плана нарушают нормальные отношения между органами, осуществляющими процесс планирования. Нормальные отношения между всеми этими органами (предприятие — областное управление статистики, областное управление статистики — Центральное статистическое управление республики, ЦСУ СССР — Госплан СССР, управление финансов облисполкома — Министерство финансов республики и др.) ха- характеризуются тем, что один орган обязан представить объективные данные о выполнении плана, а другой, имеющий право потребовать представления таких данных, обязан обобщить их и направить в вышестоящий или иной компетентный орган. Йредставление искаженных данных нарушает эти отношения, а одновременно и нормальную деятельность планирующих органов, органов государственной статистики и финансовых органов. Ведь нельзя же признать нормальной такую деятельность этих органов, которая объективно ведет к появлению фиктивных, не отвечающих действительному положению дел, документов (сводка ЦСУ СССР о выполнении плана, проект плана, составленный Госпланом СССР, и др.)*
В советской уголовно-правовой литературе даются и иные определения непосредственного объекта этого преступления. Например, такое: «...объектом рассматриваемого преступления является нормальное функционирование промышленных предприятий, совхозов, колхозов, торговых предприятий и других хозяйственных предприятий, учреждений и организаций...» 14 И в других работах при описании объекта преступления делается упор на то, что приписки и иные искажения данных о выполнении плана нарушают нормальное функционирование народного хозяйства и поэтому последнее есть нейосред- ственный объект данного преступления. Конечно, устанавливая уголовную ответственность за рассматриваемое деяние, Советское государство охраняет социалистическое народное хозяйство (нормальную деятельность предприятий, строек* совхозов, колхозов и т. д.), так как именно народному хозяйству в конечном счете наносит или может нанести ущерб преступление. Это преступление включено законодателем в главу «Хозяйственные преступления». Однако ущерб народному хозяйству приписки и другие искажения в отчетности причиняют лишь в конечном счете. Ведь приписки могут быть обнаружены в органах статистической отчетности финансовыми органами, органами народного контроля и т. д. Они могут быть вскрыты при составлении планов. Наконец, они могут не принести ущерба в результате своевременного принятия мер в ходе выполнения плана, использования государственных резервов и т. д. Ущерб же отношениям в области планирования развития народного хозяйства и нормальной деятельности планирующих органов и органов государственной статистики эти действия, как только фиктивные сведения представлены в соответствующий орган, наносят- всегда. Эти отношения и есть непосредственный объект посягательства. Порядок же хозяйствования, обеспечивающий нормальное функционирование социалистического хозяйства, есть родовой объект данного преступления. В литературе имеются высказывания и о том, что приписки и другие искажения отчетности о выполнении плана скорее должностные, че,м хозяйственные преступления. Так, В. П. Зеленов пишет, что «хотя состав преступления, предусмотренный ст. 1521 УК РСФСР, помещен в главе хозяйственных преступлений, по своей юридической природе он близок к должностным злоупотреблениям». [11] То же самое пишет В. И. Соловьев: «Гл. VI Уголовного кодекса РСФСР о'хозяйственных преступлениях объединяет по объекту преступления, которые могут быть совершены только должностными лицами, с преступлениями, которые могут быть совершены другими лицами. Те преступления, которые могут быть совершены только должностными лицами, по существу являются должностными преступлениями в области народного хозяйства и обладают всеми признаками этих составов преступлений. Такой характер носит, в частности, и преступление, предусмотренное ст. 1521 УК PGOGP».[12]
Конечно, совершение должностными лицами приписок в государственной отчетности о выполнении плана и внесение туда иных искаженных данных есть злоупотребление служебным положением. Но ведь нельзя все преступные деяния, совершенные должностными лицами, относить в одну главу только по этому признаку. Правильно поступает законодатель, помещая различные составы преступлений, в которых в качестве субъекта выступает должностное лицо, в разные главы в зависимости от тех общественных отношений, которым наносится ущерб теми или иными действиями должностного лица: злоупотребление служебным положением, выразившееся в -хищении государственного или общественного имущества, помещено в главу «Преступления против социалистической собственности» (ст. 92 УК РСФСР), злоупотребление в виде нарушения правил охраны труда — в главу «Преступления против политических и тру-
довых прав граждан» (ч. 1 ст. 140 УК РСФСР) , злоупотребление в виде вынесения заведомо неправосудного приговора — в главу «Преступления против правосудия» ?(ст. 177 УК РСФСР) и т. д. Аналогично и с приписками •в ' государственной отчетности. Все это частные случаи -злоупотребления служебным положением. Но по родовому объекту посягательства они отличаются и от злоупотребления властью или служебным положением (ст. 170 УК РСФСР) и друг от друга.
Преступлением, предусмотренным ст. 1521 УК РСФСР, считается представление не любых искаженных данных •о выполнении плана, а только представление приписок и других искаженных данных, содержащихся в формах 'государственной отчетности.[13]
На вопрос о том, что следует понимать под государственной отчетностью, четкий ответ дает пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. «О судебной практике по делам о приписках и других * искажениях отчетности о выполнении планов»: [14] «Под государственной отчетностью о выполнении планов сле- -дует понимать такие данные о деятельности предприятий, учреждений и организаций в промышленности, сельском ^хозяйстве, торговле и других отраслях хозяйства, которые включены в утвержденные в установленном порядке формы статистической и бухгалтерской отчетности для представления их в соответствующие государственные органы и вышестоящие организации... государственной отчетностью является статистическая отчетность, утвержденная ЦСУ СССР или ЦСУ союзных республик, и бухгалтерская отчетность, утвержденная Министерством финансов СССР и ЦСУ СССР или министерствами финансов и ЦСУ союзных республик».
'Умышленное искажение отчетных данных о выполнении плана (в том числе и приписки) не в формах государственной отчетности, а в иных документах (приказы, докладные записки, справки, письма и т. д.) и представление их в официальные органы должны рассматриваться как злоупотребление властью или служебным положением (ст. 170 УК РСФСР) или как должностной подлог (ст. 175 УК РСФСР). При отсутствии признаков указанных преступлений действие должно рассматриваться как дисциплинарный проступок. Государственная отчетность предусматривает представление сведений о выполнении планов, принятых на различные периоды работы предприятий, учреждений, организаций. Поскольку закон не указывает иное, постольку искажение данных о выполнении любого плана даст состав преступления.
Преступление может быть совершено только в таких областях народного хозяйства, как промышленность, строительство, сельское хозяйство, торговля, транспорт и др., т. е. там, где имеются производственные планы. Так, правильно по ст. 1521 УК РСФСР был осужден к двум годам лишения свободы М., который, работая директором заготовительной конторы Оловянинского райпотребсоюза Читинской области, договорившись о совместном совершении преступления с председателями некоторых колхозов, оформил бестоварные фактуры на прйем шерсти. По сговору с осужденным С. он оформил бестоварные фактуры на прием 450 ц шерсти,-а по договоренности с К. — на 170 ц шерсти. Всего бестоварных документов было оформлено на 1964 ц шерсти и на несколько тысяч штук яиц. Все эти фиктивные данные были включены в отчет о выполнении плана.19
Умышленное искажение отчетных данных органами здравоохранения (например, уменьшение показателей детской заболеваемости в области), органами внутренних дел (например, увеличение показателя раскрываемости преступлений), органами народного образования (например, уменьшение показателя отсева из школы) и т. д. не может рассматриваться как преступление, предусмотренное ст. 1521 УК РСФСР, так как эти направления государственной деятельности не относятся к народному хозяйству.
Лица, виновные в совершении подобных действий, привлекаются к уголовной ответственности за должностное преступление (злоупотребление властью или служебным доложением, должностной подлог) либо в дисциплинарном порядке, либо перед общественностью.
Искажение данных должно относиться именно к данным о выполнении плана, а не к другим экономическим показателям хозяйственной деятельности. Поэтому Верховный суд РСФСР признал неверной квалификацию действий директора совхоза Ф. и бухгалтера Б. по ст. 1521 УК РСФСР, которые в справках, представленных в Госбанк, . давали заведомо неправильные сведения о выплате основным рабочим заработной платы сверх предусмотренных сумм, указав при этом, что «представляемые в Госбанк документы о начислении заработной платы рабочим не являются документами государственной отчетности, а также сведениями о выполнении планов».[15]
С объективной стороны преступление выражается:
а) в приписках в государственной отчетности о выполнении планов или включении в государственную отчетность иных искаженных данных о выполнении планов;
б) в представлении искаженных отчетных данных й соответствующие государственные органы.
Приписки — это завышенные показатели о выполнении хозяйственным предприятием, учреждением, организацией установленного плана. С их помощью завышают количество продукции, выпущенной промышленным предприятием, объемы завершенных строительных работ, количество сданных государству сельскохозяйственных продуктов, поставленных колхозу сельскохозяйственных машин и т. д. Например, Ишимским районным народным судом был осужден Степанов — прораб Мизоновского совхоза за то, что он представил районному статуправлению н отделению Стройбанка документы об окончании в 1971 г. строительства свинарника, телятника и двух жилых домов. На самом же деле объекты не были готовы, недоделки оценивались в 24843 руб.[16]
Иные искаженные данные — это заниженные в государственной отчетности показатели выполнения государственных планов. Неверным следует признать утверждение, что «искажение отчетных данных "может выра- ' виться во внесении в документы, не являющиеся государственной отчетностью, как завышенных, так и заниженных сведений о фактическом выполнении предприятием хозяйственного плана, о наличии сырья, ремонте машин и т. д.».[17] Для устранения разнобоя в понимании «иных искаженных данных» пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. дал следующее разъяснение: «К другим умышленно искаженным отчетным данным о выполнении планов, за которые установлена законом ответственность, относится, в частности, занижение в государственной отчетности плановых заданий, сокрытия той или иной части изготовленной продукции (резервирование), материальных ресурсов, оборудования, скота, уменьшение данных о размере посевных площадей и т. д.». Таким образом, отличие приписок от иных искажений состоит в том, что первые всегда выражаются в завышении показателей в государственной отчетности о выполнении плана, а вторые — в занижении показателей.
Для квалификации преступления не имеет значения, что фактически совершено:              приписки              или              занижение
показателей о выполнении плана, так как и то, и другое действие охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР.
Оконченным преступление считаемся с момента представления фиктивных данных в документах государственной отчетности в соответствующие органы (органы ЦСУ, Министерства финансов „СССР, партийные и советские). Не является представлением, в смысле ст. 152і УК РСФСР, и, следовательно, не наказывается по этой статье помещение фиктивных данных в печати, использование их в докладах, направление в руководящие профсоюзные органы и т. д.
Форма представления не имеет значения для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности. Это может быть вручение документов через курьера, пересылка их по почте, передача официальной телефонограммы и т. д. Фиктивные сведения считаются представленными не только тогда, когда они получены соответствующим органом, но уже тогда, когда они официально направлены в этот орган.
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от января 1973 г. разъяснил, что «приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов следует сдавать оконченными преступлениями с момента представления (направления, сообщения по телеграфу, вручення и т. д.) государственной отчетности в соответствующие органы».
Деятельность должностного лица, направленная ка включение фиктивных данных о выполнении плана в государственную отчетность, должна рассматриваться как приготовительная деятельность к совершению преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР, и квалифицироваться по ст. 15—1521 УК РСФСР.
Точно так же, как, приготовление или покушение, должны рассматриваться случаи, когда фиктивные данные уже внесены в документы государственной отчетности, но последние не были еще представлены в соответствующие органы по причинам, не зависящим от виновного ч (например, факт приписок был обнаружен работниками КРУ, документы государственной отчетности случайно задержались в канцелярии и т. д.).
Состав преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР,—формальный. Преступление считается оконченным независимо от наступления или ненастулления вредных последствий (составление нереального плана, срыв выполнения плана и т. д.). Характер наступивших вредных последствий учитывается при избрании конкретной меры наказания виновному. Если эти послед- ствия сами по себе представляют самостоятельное преступление, то виновный в представлении фиктивных данных' отвечает и за это преступление (если, конечно, наступление такого последствия охватывалось виной лица): неосторожное повреждение государственного имущества, неосторожное причинение вреда здоровью граждан и некоторые другие.
Субъектом ответственности за приписки в государственной отчетности и представление других искаженных данных о выполнении планов несут должностные лица, оіветственньїе за составление и представление отчетных данных.
В качестве субъекта преступления выступают лица, Подписывающие документы государственной отчетности: руководители хозяйственных предприятий, учреждений и организаций, председатели правлений колхозов, директора совхозов, а также главные (старшие) бухгалтеры. Именно они несут ответственность за правильность представляемых сведений. К ним приравниваются офи- циальныр заместители. Так, Лапшин — заместитель директора Рыбинского судостроительного завода был осужден к 3 годам лишения свободы за приписки невыполненных строительных работ на сумму 284 193 руб.[18]
Такая позиция поддерживается и пленумом Верховного Суда СССР, который указывает, что «субъектом преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик, по смыслу закона является должностное лицо, на которое возложена обязанность представления данных государственной отчетности о выполнении планов и ответственность за достоверность таких данных».[19]
Другие должностные лица, исказившие в первичных документах учета данные об объеме выполненных работ, включаемые в государственную отчетность, отвечают по ст. ст. 17 и 1521 УК РСФСР, если они это сделали по сговору с лицом, ответственным за достоверность и представление данных государственной отчетности, либо по статьям о должностных преступлениях, если такого сговора не было.
Довольно часто преступление совершается сорганизовавшейся группой должностных лиц. В этих случаях очень важно выявить действительных организаторов преступления. В постановлении пленума Верховного Суда РСФСР от 2 декабря 1961 г. «О судебной практике по делам о приписках и других искажениях государственной отчетности по выполнению планов»25 в качестве встречающегося недостатка отмечалось, что по делам этой категории часто к уголовной ответственности привлекаются второстепенные работники, а организаторы остаются безнаказанными. Пленум предложил «при рассмотрении дел, по которым привлекаются к ответственности несколько должностных лиц за совместное умышленное участие в приписках в государственной отчетности, суды должны тщательно исследовать роль в преступления каждого из соучастников, выявлять организаторов преступлений, вовлекших в совершение преступлений других лиц, подчиненных или подконтрольных им по работе, и учитывать при назначении наказания степень и характер участия каждого из соучістников в совершении преступления».
При совершении преступления группой все участники ее отвечают как исполнители оконченного преступления. Если же организованной группы не было, то в качестве исполнителя оконченного преступления может выступать только руководитель предприятия, учреждения, организации и главный (старший) бухгалтер (или их заместители), поскольку преступление считается оконченным с момента представления отчетных данных, а представленными эти данные могут: быть лишь после их подписания руководителем и главным бухгалтером. Другие должностные лица не имеют права «представлять» документы государственной отчетности в соответствующие органы, а следовательно, они и не могут быть исполнителями оконченного преступления. Их действия должны квалифицироваться по ст. ст. 17 и 1521 УК РСФСР.
Субъектом ответственности по ст. 1521 УК РСФСР могут быть и должностные лица органов государственной статистики й финансовых органов, на обязанности которых лежит получение, обработка и направление в вышестоящие органы государственной отчетности о выполнении планов.
С субъективной стороны состав преступления, предусмотренный ст. 1521 УК РСФСР, характеризуется умышленной виной. В самом законе (ст. 1521 УК РСФСР) прямо говорится, что речь идет о представлении умыш- лейно искаженных данных. При этом умышленная вина может выражаться только в форме прямого умысла. Виновный сознает, что в государственную отчетность о выполнении плана вносятся фиктивные данные и желает этого, равно как он желает и представления отчетности с фиктивными данными в соответствующие органы.
На практике могут иметь место случаи, когда должностное лицо сознает, что в документы государственной отчетности вносятся фиктивные сведения о выполнении плана, и хотя не желает этого* все-таки по каким- то мотивам соглашается с включением в отчетность и представлением таких данных. Например, главный бухгалтер предприятия знает, что по инициативе директора в отчет о выполнении плана внесены завышенные данные -О выпуске продукции за отчетный период. Не желая портить отношения с директором, он подписывает документы. В подобных случаях виновный отвечает за совершение преступления с прямым умыслом, так как им осознавалась неизбежность окончания преступления (представление фиктивных данных о выполнени плана в соответствующие органы).
Искажение отчетности может быть совершено и с косвенным умыслом. Например, начальник цеха, зная, что в отчете о выполнении плана в результате ошибки счетных работников содержатся фиктивные данные, тем не менее отправляет документы в дирекцию и бухгалтерию завода, безразлично относясь к возможным вредным последствиям или сознательно их допуская.
Уголовная ответственность по ст. 1521 УК РСФСР в таких случаях не наступает, так как этот состав преступления характеризуется желанием обмануть государство, а желание есть признак прямого умысла.
Не может быть ответственности по ст. 1521 УК РСФСР при неосторожной вине по отношению к факту внесения фиктивных сведений в государственную отчетность или к факту представления отчетности с искаженными данными о выполнении плана (арифметическая ошибка, описка, невнимательное отношение к проверке содержания подписываемого документа и т. д.).
При наличии неосторожной вины или вины в форме косвенного умысла уголовная ответственность может наступить при соответствующих условиях за должностную халатность.
Цель и мотив, которыми руководствовалось лицо при совершении приписок, включение иных искаженных данных о выполнении плана в государственную отчетность, не влияют на квалификацию деяния по ст. 1521 УК РСФСР. Одним из основных мотивов при совершении этого преступления является карьеризм, т. е. стремление путем искажения действительного положения вещей, приукрашивания реальной обстановки добиться упрочения своего должностного положения, повышения по службе, получения благодарности, награды или иного поощрения. В качестве мотива нередко выступает стремление
_ скрыть бесхозяйственность, неумение управлять пред- ^Ш приятием, халатное отношение к выполнению служеб- ||!1;цых обязанностей и т. д. и как результат этого — прова- -Щу лы в работе. Иногда преступление совершается в ложна cfji нанимаемых интересах предприятия, учреждения, орга- ^ низации: умышленно занижаются остатки материалов ;it' дая того, чтобы создать их запас и не допускать пере- боев В работе предприятия, занижаются показатели вы- пуска готовой продукции для того, чтобы не допустить Ц, увеличения плана, завышаются объемы выполненных строительных работ для того, чтобы обеспечить иолуче- ете рабочими надбавки к заработной плате и т. д.
; Мотивом преступления в ряде случаев выступает и цорысть: показатели выполнения плана выпуска готовой - продукции занижаются или показатели использования материалов завышаются для того, чтобы создать излишка товаро-материальных ценностей с целью последующего их хищения, показатели завышаются для того, чтобы обеспечить получение надбавок к заработной плате, пре- ¦А мим и т. д.
В этих случаях налицо не только приписки и иные а 4 искажения государственной отчетности о выполнении плана (ст. 1521 УК РСФСР), но и хищение государст- венного или общественного имущества (ст. ст. 92, 931 или 96 УК РСФСР).
В постановлении пленума Верховного Суда СССР от , 12 января 1973 г. по этому поводу говорится: «Если при- вшски в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных отчетных данных были i сопряжены с заведомо незаконным получением в свою ^ собственность или собственность других лиц материаль- |?|? ных средств, содеянное должно квалифицироваться по со- • рокупности статей, предусматривающих ответственность хищение и приписки и другие искажения отчет- 1ш.насти>>. Поэтому неверным следует признать утвержде- аде, что «приписки, совершенные по корыстным моти- например, в надежде на получение премии за хоро- шие показатели в работе предприятия, следует отличать J|lf. от хищения, так как эти действия не направлены на за- владение государственным или общественным имуществу двом».26 Наличие корыстного мотива всегда предполагает
26 Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1971, 'С. 324,
необходимость квалификации приписок как хищения (приготовление, покушение) социалистического имущества.
Если действия должностного лица, совершающего приписки в государственной отчетности, не были направлены на хищение имущества, а преследовали иные цели (карьеризм и т. д.), то они квалифицируются только по ст. 152х УК РСФСР и в тех случаях, когда они объективно (но не заведомо) повлекли начисление премий, более высокой зарплаты и т. д.
Встречаются иногда и иные мотивы совершения преступления.
Все случаи приписок в государственной отчетности или внесения в них иных искаженных данных о выполнении плана, безотносительно к мотиву, характеризуются с субъективной стороны желанием обмануть государство.
Совершение преступления, предусмотренного ст. 1521 УК РСФСР, нередко сопровождается и иной преступной деятельностью: злоупотреблением властью или служебным положением, превышением власти или служебных полномочий, халатностью, должностным подлогом, выпуском недоброкачественной продукции, уничтожением или повреждением государственного или общественного имущества и некоторыми другими.
Во всех этих случаях имеет место реальная совокупность преступлений, и виновный должен привлекаться к ответственности одновременно за приписки в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных данных о выполнении планов (ст. 152х УК РСФСР) и за другие преступления', которые он совершил.
Так, в п. 11 постановления пленума Верховного Суда СССР от 12 января 1973 г. говорилось: «В тех случаях, когда в целях искажения отчетных данных о выполнении планов или сокрытия приписок в отчетности должностное лицо прибегает и к другим злоупотреблениям по службе, такие деяния при наличии признаков, предусмотренных ст. 170 УК РСФСР, должны квалифицироваться по совокупности преступлений, т. е. по ст. 1521 УК и по соответствующей части ст. 170 УК РСФСР».27
Если представление искаженных отчетных данных о выполнении планов имело место в результате отсутствия
контроля или вследствие иного небрежного отношения к своим обязанностям должностного лица, ответственного за представление такой отчетности, содеянное при наличии признаков халатности должно квалифицироваться по ст. 172 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
Наказание за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов — лишение свободы на срок до трех лет. Эта мера наказания вполне соответствует тяжести преступления. К сожалению, на практике уголовный закон применяется к виновным в этом преступлении недостаточно решительно и последовательно. Заместитель председателя Верховного Суда СССР В. Куликов в статье «Только правду» пишет: «Невыявленных приписок и искажений становится все меньше. А вот с применением санкций к виновным дело обстоит хуже. Многие еще уходят от ответственности или отделываются легким испугом. К сожалению, по делам о приписках и других искажениях государственной отчетности неотвратимость наказания не стала пока еще непреложной».[20]
О случаях безнаказанности лиц, совершивших приписки, говорится в обзоре судебной практики «Рассмотрение дел о приписках и других искажениях отчетности о выполнении планов»,[21]
Конечно, применение уголовного наказания не главное средство как в борьбе с преступностью вообще, так и в борьбе с приписками, в частности. Главное — это предупреждение преступлений, что применительно к припискам достигается строгим соблюдением государственной дисциплины, воспитанием нетерпимости к малейшим случаям бесхозяйственности, ответственности за порученное дело.
Но если уж преступление совершено, то к нему нужно относиться как к противогосударственному делу, наносящему вред народному хозяйству СССР, и лиц, виновных в его совершении, привлекать к строгой уголовной ответственности в соответствии с советскими законами. Ст. 1521 УК РСФСР предусматривает лишь один из видов наказания — лишение свободы.
Однако, как свидетельствует судебная практика, за эти преступления назначаются обычно - меры наказайия, не связанные с лишением свободы. По изученным делам из числа осужденных за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов приговорено к лишению свободы 11,6%. Причем лишение свободы назначается в основном на непродолжительные сроки... Почти не применяется дополнительное наказание — лишение права занимать определенные должности.30
В большинстве уголовных кодексов других союзных республик состав приписок в государственной отчетности или представление других умышленно искаженных данных сформулирован так же, как и в Уголовном кодексе РСФСР, и помещен в главу «Хозяйственные преступления».
В УК УзССР, УК АзССР, УК АрмССР, УК ЭССР этот состав помещен в главе «Должностные преступления». В УК ЛитССР и УК ТаджССР этот состав хозяйственных преступлений сформулирован так же, как и в УК РСФСР, но без указания на то, что это «противогосударственные действия, наносящие вред народному хозяйству СССР».
<< | >>
Источник: Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г.. 1978

Еще по теме § 2. Общие виды хозяйственных преступлений Приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов:

  1. § 1. Понятие и виды хозяйственных преступлений
  2. § 2. Общие виды хозяйственных преступлений Приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов
  3. Частнопредпринимательская деятельность
  4. § 8. Преступления в области финансов
  5. § 4. Злоупотребление властью или служебным положением
  6. § 1. Понятие, значение и система Особенной части советского уголовного права
  7. § 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА (1 ВОПРОСЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -