<<
>>

§ 1. Понятие и виды совокупности преступлений


В ст. 42 УК УССР (ст. 35 Основ), где определяется порядок назначения наказания по нескольким преступлениям, по существу, сформулировано понятие совокупности преступлений.
В соответствии с этой статьей УК совокупность преступлений имеет место там, где подсудимый признается виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК, при условии, что ни за одно из них он не был еще осужден.

Таким образом, при совокупности преступлений:
лицом совершены два или более преступления;
каждое из них квалифицируется по самостоятельной статье Особенной части УК и
ни за одно из них лицо не было осуждено, то есть все они совершены до вынесения приговора хотя бы за одно из них.
Рассмотрим более подробно эти признаки.
Совершение лицом двух или более преступлений предполагает, что каждое из них имеет характер отдельного, самостоятельного, единичного преступления. Та-кое единичное, самостоятельное преступление может носить различные формы, но оно всегда включает в себя признаки одного состава преступления. Единичное преступление может выражаться в самых простых формах; например, когда виновный совершает кражу из квартиры или, стреляя из ружья, убивает потерпевшего. Это так называемые «простые» преступления. Но единичное преступление может заключаться в длящихся, продолжаемых и составных (сложных) преступлениях. Так, единичным преступлением является злостный неплатеж алиментов на содержание детей, длящийся более или менее продолжительное время. Кража целого по частям, то есть кража, совершенная в несколько приемов, считается продолжаемым преступлением и также образует одну из форм единичного преступления. Наконец, такое преступление, как разбой, является составным (сложным) —оно как бы состоит из похищения и насилия над личностью — но также относится к единичному преступлению.
Характерным признаком единичных преступлений является то, что они охватываются признаками одного состава преступления, описанного в одной статье УК Так, в приведенных примерах действия виновных соответственно подпадают под признаки кражи (ч. 1 ст. 140 УК УССР), убийства (ст. 94 УК УССР), злостного уклонения от платежа средств на содержание детей (ст. 114 УК УССР), хищения путем кражи (ч. 1 ст. 81 УК УССР), разбоя (ч. 1 ст. 142 УК УССР).
Совершение двух или более единичных преступлений и образует собой совокупность преступлений. Причем возможны самые различные их сочетания. Так, виновный может совершить два или более «простых» единичных преступления, либо одно «простое» и наряду с ним длящееся или продолжаемое преступление, либо два составных преступления и т. д.
Вторым признаком совокупности преступлений является требование, чтобы каждое из входящих в нее преступлений было предусмотрено самостоятельной статьей УК, то есть квалифицировалось по одной, отдельной статье уголовного закона. Так, если виновный при совершении хулиганства нанес ножом потерпевшему тяжкое телесное повреждение, то имеет место COBO' купность преступлений и совершенное надлежит квали' фицировать по ч. 3 ст. 206 и ч. 1 ст. 101 УК УССР. -
Здесь надо иметь в виду следующее. В большинстве своем различные преступления и предусматриваются в отдельных статьях Особенной части УК.
Однако в ряде случаев (хотя и редких) ответственность за различные преступления предусматривается в различных частях (или даже пунктах) одной и той же статьи УК (например, ч. 1 и ч. 2 ст. 173, ч. 1 и ч. 3 ст. 193, ч. 1 и ч. 2 ст. 199 УК УССР).
Здесь часть или пункт статьи полностью описывает признаки соответствующего единичного преступления и сопровождается установлением самостоятельной санкции. В литературе в связи с этим справедливо указывают, что под преступлениями, предусмотренными различными статьдми уголовного закона, следует понимать составы, названные не только в отдельных статьях, но и в частях или пунктах, в которых наряду с составами преступлений установлены самостоятельные санкции ’. Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г. «О некоторых вопросах, возникающих в практике назначения судами РСФСР наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам» правильно указал, что правила назначения наказания по совокупности преступлений «...применяются как в случаях квалификации содеянного виновным по различным статьям Особенной части Уголовного кодекса, так и по отдельным частям или пунктам одной статьи УК, когда такие части или пункты предусматривают самостоятельные составы преступлений и имеют свои санкции» [73].
Так, если виновный совершил кражу документов из государственного учреждения, а затем и кражу паспорта у своего соседа, то имеет место совокупность преступлений и совершенное должно быть квалифицировано по ч. 1 и ч. 3 ст. 193 УК УССР.
Иногда указание закона на то? что совокупность преступлений имеет место, когда каждое из преступлений предусмотрено самостоятельной статьей УК, подменяют другим требованием. Так, А. М. Яковлев считает, что если лицо совершило однородные преступления, имеет место повторность, если разнородные — совокупность преступлений'. Если признать, что однородными преступлениями являются преступления, посягающие на тождественные или сходные непосредственные объекты и совершаемые при одной и той же форме вины [74], то совершение лицом оскорбления и клеветы — то есть преступлений однородных — свидетельствует, вопреки мнению А. М. Яковлева, не о повторности, а о совокупности преступлений, так как каждое из совершенных преступлений предусмотрено самостоятельной статьей УК (ст. ст. 125 и 126 УК УССР).
В литературе иногда полностью отвергают и возможность совокупности преступлений, когда такие преступления являются тождественными, то есть образуют признаки одного и того же состава преступления [75]. Однако такая совокупность возможна, например, когда каждое из преступлений совершается на территории другой союзной республики. Так, если виновный учинил тяжкое телесное повреждение на территории УССР, а затем такое же преступление на территории РСФСР, то в его действиях имеется совокупность преступлений, так как каждое из них подпадает под признаки соответствующих статей УК этих республик. В такой ситуации действия лица следует квалифицировать по ч. 1 ст. 101 УК УССР и ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Эту же рекомендацию сформулировал, например, Пленум Верховного Суда в постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества», указав в п. 15, что хищения, совершенные лицом в различных союзных республиках, ни за одно из которых виновный не был осужден, квалифицируются по соответствующим статьям УК той союзной республики, где было совершено каждое из хищений, с учетом повторности этих деяний [76]. Следовательно, если лицо совершило хищение путем кражи вначале на территории УССР, а затем на территории РСФСР, то в его действиях имеет место совокупность двух краж и его действия надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 81 УК УССР и ч. 2 ст. 89 УК РСФСР (повторное хищение путем кражи).
Эти рекомендации соответствуют ст. 4 Основ, где указано, что все лица, совершившие преступления на территории СССР, подлежат ответственности по уголовным законам, действующим в месте совершения преступления. Поэтому во всех случаях, когда преступления совершаются на территории различных союзных республик, необходимо применение соответствующих статей УК этих союзных республик.
Третьим неотъемлемым признаком совокупности преступлений является требование, чтобы ни за одно из входящих в нее деликтов лицо не было еще осуждено. Это означает, что все преступления должны быть совершены виновным до вынесения приговора хотя бы за одно из них. Если же нойое преступление совершено лицом после вынесения приговора, имеет место совокупность приговоров, а не преступлений.
Иногда в литературе при определении совокупности преступлений вводят дополнительные признаки. Так, указывают на то, что совокупность имеет место, когда за совершенные лицом преступления не истекли давностные сроки [77] или не погашены юридические последствия либо не имеется процессуальных препятствий для уголовного преследования [78].
Однако введение этого дополнительного признака в определение совокупности представляется неоправданным. Истечение давности или амнистии либо наличие вступившего в силу по данному делу приговора и т. п.— это общие препятствия, исключающие возможность привлечения к уголовной ответственности не только при совокупности преступлений, но и при совершении лицом единичного преступления. Решая вопрос о привлечении лица к ответственности как за единичное преступление, так и за совокупность преступлений, следователь и суд всегда руководствуются этими нормами (например, решают вопрос об истечении давности), потому вводить какие-то дополнительные признаки в определение совокупности нет никакой необходимости.
В науке уголовного права традиционно совокупность преступлений подразделяется на два вида: совокупность идеальную и совокупность реальную. Такое деление проводилось и ранее действовавшим уголовным законодательством (ст. 33 Основных начал уголовного законодательства 1924 г.), придерживается его и сейчас в разъяснительной практике Верховный Суд СССР.
Идеальная совокупность имеет место там, где одним действием лица совершено два или более преступления, предусмотренных различными статьями уголовного закона.
Так, примерами идеальной совокупности могут служить случаи совершения лицом особо злостного хулиганства, сопряженного с причинением потерпевшему тяжкого телесного повреждения; получение по предварительному сговору должностным лицом в виде взятки государственного имущества; учинение спекуляции сильнодействующими ядовитыми веществами; • умышленное убийство лица путем поджога дома, где находился, потерпевший, и т. п. В этих случаях одним действием лица совершается два преступления. Квалификация преступления здесь, например, лишь как хулиганства, или как получения взятки, или спекуляции, или, наконец, лишь как убийства была бы недостаточной, так как содеянное не охватывается одной статьей уголовного закона. «Совершенное,— как пишет В. Н. Кудрявцев,— может получить правовую оценку только путем применения обеих или нескольких норм Особенной части, вместе взятых» '. Вот почему действия должностного лица, получившего по предварительному сговору с взяткодателем в виде взятки заведомо похищенное государственное или общественное имущество, надлежит квалифицировать, как указал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 23 сентября 1977 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве», по совокупности как получение взятки и хищение государственного или общественного имущества [79].
Сам термин «идеальная» совокупность малоудачен, на что не раз обращали внимание советские криминалисты. Возникнув еще в дореволюционном русском праве, он, конечно, не полностью отражает то явление, которое призван определять. Буквяльное его понимание, видимо, и привело к тому, что некоторые авторы считали, что идеальная совокупность, то есть мысленно представленная совокупность, есть, в сущности, единое преступление, хотя и содержащее признаки нескольких преступлений '. Однако идеальная совокупность не является искусственной юридической конструкцией, она отражает имеющую место юридическую ситуация», когда одним действием лица совершается два или более преступлений. И хотя мы продолжаем пользоваться указанным термином, его применение должно иметь место в полном соответствии с определяемой им объективной действительностью, то есть совершением лицом двух или более самостоятельных преступлений[80].
Реальная совокупность имеет место там, где виновный различными самостоятельными действиями совершает два или более преступлений. Таким образом, при реальной совокупности имеются два или более действия, каждое из которых представляет собой самостоятельное преступление. В отличие от идеальной совокупности, где одним действием лица совершается два или более преступлений, при совокупности реальной каждое действие, совершенное виновным, образует с точки зрения уголовного закона самостоятельное преступление. Далее, если при идеальной совокупности преступления, в нее входящие, совершаются одновременно, то при реальной совокупности обязательно между совершаемыми лицом действиями, а следовательно, и учиненными преступлениями существует более или менее продолжительный разрыв во времени. Здесь одно преступление всегда отделено qt другого, они совершаются разновременно, хотя и могут быть тесно связаны между собой.
Ввиду разновременного совершения преступлений при реальной совокупности ее квалификация не вызывает столь серьезных затруднений, как квалификация идеальной совокупности. Так, реальной совокупностью будут случаи, когда виновный совершает кражу, а затем хулиганство, убийство и поджог домостроения, мошенничество и спекуляцию и т. д.
В литературе предложены различные классификации видов реальной совокупности преступлений. Так, А. М. Яковлев различает: а) реальную совокупность преступлений, связанных определенным образом одно с другим (например, поджог дома с целью сокрытия убийства), и б) реальную совокупность, где преступления связаны лишь тем, что совершены одним и тем же лицом (например, спекуляция и убийство из ревности)
А. С. Никифоров также классифицирует виды совокупности, исходя из наличия связи между преступлениями, обусловленными стойкими отрицательными свойствами личности виновного[81]. Развивая и конкретизируя эти положения, В. П. Малков выделяет виды реальной совокупности, в которой: а) одно преступное деяние является условием или создает условия для совершения другого преступления (например, изготовление огнестрельного оружия и совершение убийства с помощью этого оружия); б) одно преступление является способом или средством совершения другого преступления (например, учинение подлога и хищения); в) одно преступление является средством или способом сокрытия другого преступления (например, хищение и подлог документов, совершенные в целях сокрытия); г) преступления характеризуются своеобразным единством места и времени (например, изнасилование, а затем похищение ценностей у потерпевшей); д) преступления характеризуются однородностью их мотива (например, совершение кражи, а затем разбоя) [82].
Все эти классификации носят относительно условный характер, но они могут помочь правильно распознать совокупность преступлений и, следовательно, правильно квалифицировать содеянное. Известно, например, сколь противоречива в судебной практике квалификация хищений, совершенных путем подлога документов. В одних случаях действия лица квалифицируют только лишь .как хищение, в других применяют квалификацию по сово-
купности преступлений» Если же исходить из того, что в таких ситуациях подлог является средством (способом) учинення хищения, то не вызывает сомнения наличие здесь реальной совокупности и квалификации всего содеянного по двум статьям УК-
Если сравнить распространенность в судебной практике ситуаций, образующих реальную и идеальную совокупность, то первая встречается намного чаще. По выборочным исследованиям реальная совокупность имеет место в судебной практике почти в 95% случаев, а идеальная лишь в 5% '.
Совокупность преступлений следует отличать от смежных с ней институтов, а именно от повторности преступлений и от так называемых сложных (составных) преступлений.
Совокупность преступлений и повторность. Повторность преступлений имеет место там, где лицом совершено два или более преступления, независимо от того, было или не было лицо осуждено за первое из них. Повторность исключается, если со дня совершения первого преступления истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или была погашена либо снята судимость.
Как видно из самого определения повторности, образующие ее преступления отделены друг от друга во времени, совершаются разновременно. В связи с этим повторность в какой-то мере сближается с реальной совокупностью, так как и здесь и там лицом совершается два или более преступлений. Однако между реальной совокупностью преступлений и их повторностью соотношение более сложное.              ¦
В зависимости от факта осуждения лица за ранее совершенное преступление различают два вида повторности: повторность, связанную с осуждением лица за первое преступление, и повторность, не связанную с таким осуждением.
Повторность, связанная с осуждением лица за ранее совершенное преступление, именуется рецидивом и может выражаться в различных видах[83]. Реальная совокупность преступлений отличается от рецидива именно тем, что входящие в нее преступления совершены до
осуждения хотя бы за одно из них, в то время как при рецидиве новое преступление совершается после осуждения за ранее совершенное.
Повторность, не связанная с осуждением за ранее совершенное преступление, так называемая фактическая повторность, может выступать в различных формах.
Это, прежде всего, повторность тождественных преступлений, когда, например, лицо совершает последовательно две кражи. В этом случае оба преступления (в частности, кражи) предусмотрены одной и той же статьей УК (ст. 140 УК УССР). При совокупности же преступлений каждое из преступлений, в нее входящих, предусмотрено самостоятельной статьей УК.
Далее, выделяются повторность однородных преступлений и повторность разнородных преступлений. Повторность однородных преступлений имеет место при со- вёршении двух последовательных хищений государственного или общественного имущества, если каждое из них совершено в другой форме, например совершение лицом хищения путем мошенничества, а затем путем растраты (об этом виде повторности говорится, в частности, в прим. к ст. 81 УК УССР). Повторность разнородных преступлений характеризуется тем, что лицо совершает два преступления, различные по своему характеру (например, вначале хулиганство, затем кражу и т. п.). Такая повторность рассматривается, в частности, в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания (п. 1 ст. 41 УК УССР).
Указанные два вида фактической повторности одновременно образуют и реальную совокупность преступлений, так как входящие сюда преступления совершены до осуждения хотя бы за одно из них и каждое из них предусмотрено самостоятельной статьей уголовного закона. Особенностью такой совокупности является лишь то, что повторное преступление должно получить [84] свою самостоятельную квалификацию именно по этому признаку. Такая ситуация может, например, сложиться при совершении лицом двух последовательных убийств. Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 июня 1975 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» разъяснил: «Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того— окончено оно или нет — следует квалифицировать по п. «и» ст. 102 либо по ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик»[85] (п. «з» 93 либо ст. 17 и п. «з» ст. 93 УК УССР). Если, скажем, виновный совершил убийство из ревности, а затем покушался на убийство из мести, все совершенное надлежит квалифицировать по правилам совокупности преступлений, причем второе преступление— по признаку повторности. В нашем примере виновный должен быть привлечен к ответственности по ст. 94 и ст. 17 и п. «з» ст. 93 УК УССР (ст. 103 и ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР).
Таким образом, повторность тождественных преступлений не совпадает с реальной совокупностью, а повторность однородных и разнородных преступлений совпадает с реальной совокупностью преступлений[86]. Поэтому, когда говорят об отличии реальной совокупности преступлений от повторности, под последней понимают лишь повторность тождественных преступлений, где все преступления охватываются одной и той же статьей УК.
Так решается вопрос о разграничении реальной совокупности и повторности преступлений.              ,
Совокупность преступлений и сложные (составные) преступления. Сложным или составным называется преступление, состоящее из двух или более преступных деяний, каждое из которых, если рассматривать их в отдельности, представляет собой самостоятельное преступление, но которые в силу их органического единства образуют единое преступление, охватываемое признаками одной статьи Уголовного кодекса. Так, сложным преступлением считается разбой, состоящий как бы из двух самостоятельных действий — насилия над личностью и завладения чужим имуществом. Однако ввиду органического единства этих деяний они рассматриваются как единое преступление и квалифицируются по одной статье УК — ст. 142 УК УССР. В литературе составные преступления правильно рассматриваются как учтенная законодателем (то есть прямо предусмотренная законом в качестве единого преступления) идеальная или реальная совокупность. Примерами составного преступления, образующего учтенную законодателем реальную совокупность, являются: превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось сверх того насилием (ч. 2 ст. 166 УК УССР), побег из места заключения, сопряженный с насилием над стражей (ч. 2 ст. 183 УК УССР), злостное хулиганство, сопровождавшееся оказанием сопротивления представителю власти или представителю общественности, охраняющему общественный порядок (ч. 2 ст. 206 УК УССР), и многие другие. Примерами составного преступления, образующего учтенную законодательством идеальную совокупность, являются: умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, повлекшее человеческие жертвы (ч. 2 ст. 145 УК УССР) *, доведение путем систематической травли или клеветы до самоубийства (ч. 2 ст. 99 УК УССР) и пр. Как правильно пишет М. Г. Угрехелидзе, «законодатель объединил умышленное тяжкое телесное повреждение с неосторожным убийством в один общий состав (имеется в виду
ч.              3 ст. 101 УК УССР.— М. Б.), применив модель идеальной совокупности преступлений» ’.
Отнесение деяния к составному преступлению или, напротив, к совокупности зависит, таким образом, от конструкции составов преступления в действующем праве. Это положение можно подтвердить следующими, например, случаями. Так, до принятия УК союзных республик 1959—1961 гг. законодательство не устанавливало такого единого сложного (составного) преступления, как хулиганство, соединенное с сопротивлением представителю власти, поэтому такие действия образовывали собой совокупность двух преступлений — хулиганства и сопротивления — и квалифицировались, например, по УК РСФСР 1926 г. по ст. 73 (сопротивление представителю власти) и ст. 74 (хулиганство) — ст. ст. 69 и 70 УК УССР 1927 г. По действующему законодательству ввиду органического единства этих деликтов они объединены в одно единое преступление — злостное хулиганство — и квалифицируются по одной статье — ч. 2 ст. 206 УК УССР или УК РСФСР. Напротив, в УК УССР 1927 г. предусматривалась ответственность за такое единое сложное (составное) преступление, как хулиганство, сопряженное с причинением тяжких телесных повреждений (ч. 3 ст. 70). В настоящее время такого сложного преступления законодательство не знает, и поэтому хулиганство, соединенное с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, квалифицируется по совокупности преступлений, то есть по ст. 206 и ст. 101 УК УССР.
Приведем еще одну ситуацию подобного рода. Если, например, лицо совершит умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, то имеет место сложное единое преступление, предусмотренное
ч.              3 ст. 101 УК УССР. Однако же при совершении умышленного телесного повреждения средней тяжести, повлекшего смерть потерпевшего, квалификация наступает уже по правилам идеальной совокупности по ст. 102 УК (умышленное средней тяжести телесное повреждение) и по ст. 98 УК УССР (неосторожное убийство), ввиду того что кодекс такого единого сложного (составного) преступления не знает.
Во всех случаях сложного (составного) преступления совершенное виновным квалифицируется по одной статье УК, при идеальной или реальной совокупности применяется две или более статьи УК — в зависимости от того, сколько преступлений входят в данную совокупность. Такая квалификация определяется тем, что составное преступление рассматривается самим законом как единое, одно преступление. При совокупности же преступлений в действиях лица имеется два или более преступлений, каждое из которых предусмотрено самостоятельной статьей УК-
Таково отличие совокупности преступлений от сложных (составных) преступлений.
Выяснение этих вопросов, как и отличия совокупности от повторности, необходимо не только для правильной квалификации содеянного, но и для определения наказания. При рассмотрении судом совокупности преступлений как идеальной, так и реальной, применяются особые правила назначения наказания. Значение этих правил настолько велико, что они специально регламентируются законом, причем правила эти могут быть весьма различны не только в законодательстве разных стран, но в истории законодательства одной и той же страны. Так, в истории нашего права эти правила изменялись и уточнялись, найдя свое закрепление в ст. 35 Основ (ст. 42 УК УССР), о чем будет сказано далее.
Системы назначения наказания по совокупности преступлений. Возможны различные системы назначения наказания по совокупности. Прежде всего, можно руководствоваться правилом: сколько преступлений, столько и наказаний, то есть правилом полного сложения всех наказаний, назначенных за каждое из преступлений, входящих в совокупность Это так называемая система полного (абсолютного) сложения наказаний. Система эта проводилась в одном из первых буржуазных кодексов— Баварском уголовном уложении 1813 г. В настоящее время она проявляется, например, в законодательстве большинства штатов США, где установлен принцип последовательного отбывания наказания, назначенного за каждое преступление. Отсюда приговоры, например, на сроки свыше 90 лет, по существу, превращающиеся в пожизненное заключение.
Система полного сложения наказаний отличается чрезвычайной жестокостью и полностью исключает какие-либо утилитарные цели самого наказания. Приводя к назначению в итоге чрезмерно длительных сроков наказаний, она служит формой легализации пожизненного лишения свободы, если даже оно формально неизвестно той или иной системе наказаний. Кроме того, такая система наталкивается и на практические трудности, когда виновному назначаются разнородные наказания, не могущие ни при каких условиях быть суммированными. Такая ситуация возникает, например, когда за одно из преступлений назначается смертная казнь, а за другое — лишение свободы.
В связи с этим появились другие системы, пытающиеся устранить недостатки системы полного сложения. Так возникла система сложения назначенных за каждое из преступлений наказаний, но с определенными ограничениями. Такая система может быть названа системой ограниченного сложения наказаний. Ныне действующий Итальянский УК 1930 г. устанавливает, что нака- заниє, назначенное в виде лишения свободы, отбывается последовательно за каждое преступление. Но при этом оно не должно превышать более чем в пять раз наиболее тяжкое из наказаний, назначенных за какое- либо из преступлений, входящих в совокупность, либо тридцати лет при исправительном доме, шести лет при аресте. При совокупности преступлений, за каждое из которых может быть назначено наказание в виде лишения свободы не ниже 24 лет, применяется пожизненная каторга.
Действующее ныне Голландское уголовное уложение допускает сложение "наказаний, но с тем, чтобы сумма их не превышала тягчайшее более чем на одну треть. Бессрочное лишение свободы поглощает все прочие наказания, кроме дополнительных. Несмотря на то что данная система вводит определенные ограничения в суммирование наказаний, она является чрезмерно жестокой, а также лишает наказание целесообразности.
В связи с этим появилась система поглощения, при которой более строгое наказание, назначенное за одно из преступлений, входящих в совокупность, поглощает менее строгие. Это система, построенная, как говорил виднейший русский криминалист Н. С. Таганцев, на начале «семь бед — один ответ», имеет тот недостаток, что, по существу, лицо несет ответственность лишь за то преступление, за которое назначено более строгое наказание. В ряде законодательств эта система установлена применительно к назначению наказания при идеальной совокупности (Финляндия). Так же назначается наказание, например, по французскому праву.
Пытаясь устранить недостатки системы поглощения, законодательства многих стран ввели правило, что окончательное наказание, назначенное по системе поглощения, с учетом всех совершенных виновным преступлений должно или может быть повышено до определенного предела. Эта система получила наименование системы обязательного или факультативного повышения (возвышения) наказания, назначенного по совокупности. По правилам этой системы, суд, назначив наказание по совокупности путем поглощения, обязан в силу закона или же по собственному усмотрению повысить это окончательное наказание до определенного предела. Так, по Швейцарскому УК, если виновный осуждается к лишению свободы за совершение нескольких преступлений, ему назначается общее наказание за наиболее тяжкое преступление и повышается (но не более чем наполовину) сверх максимума наказания, предусмотренного за это деяние. Суд связан, кроме того, законным максимумом данного рода наказания. По УК Швеции, по совокупности преступлений, караемых тюремным заключением, может быть назначено наказание более тяжкое, чем за каждое из преступлений, но не более чем на два года.
Наконец, можно выделить смешанные системы назначения наказания по совокупности преступлений, где применяются одновременно система ограниченного сложения и система поглощения или система ограниченного сложения и система обязательного или факультативного повышения наказания. Такая система характерна, например, для действующего в ФРГ Германского Уголовного уложения 1871 г.
В уголовных кодексах европейских социалистических государств, которые приняты в последние годы, наиболее распространенной является система факультативного повышения наказания, ограниченная определенными пределами. Таких ограничений, как правило, вводится два. Наказание по совокупности не должно превышать суммы наказаний, назначенных за каждое из преступлений, и не должно быть выше максимума данного вида наказания.
Так, УК НРБ 1968 г. устанавливает, что когда назначенные наказания относятся к одному и тому же виду, суд может определенное по совокупности наиболее тяжкое наказание увеличить не более чем наполовину, с тем, однако, чтобы срок такого увеличенного наказания не превысил суммы отдельных наказаний и установленного максимального размера соответствующего вида наказания.
УК ГДР 1968 г. предусматривает, что если при осуждении за несколько преступных деяний характер и тяжесть всех преступлений требуют более тяжелого наказания, чем это допускает самый высший из пределов санкции, суд может повысить этот предел, однако не более чем наполовину. Предусмотренный законом максимальный срок лишения свободы не может быть превышен.
Подобного рода положение закреплено и в УК ПНР 1969 г.
Системы, установленные в этих кодексах, достаточно гибки и предоставляют суду широкие возможности по индивидуализации наказания, назначенного по совокупности преступлений.
Перейдем теперь к вопросу о том, как регулировался вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений в истории советского уголовного права, какова система назначения, наказания в этих случаях по действующему законодательству.
Назначение наказания по совокупности преступлений по УК 1922 г., Основным началам 1924 г. и УК союзных республик 1926—1935 гг. Впервые вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений нашел свое закрепление в УК 1922 г.
В ст. 29 Кодекса говорилось: «Когда в совершенном обвиняемым деянии содержатся признаки преступлений, предусмотренных разными статьями кодекса, суд определяет наказание по статье, устанавливающей наибольшую наказуемость». Ст. 30 устанавливала, что «в случае совершения подсудимым до вынесения приговора двух или более преступных деяний суд, определив наказание за каждое преступление отдельно,' приговаривает виновного к тягчайшему из всех назначенных ему наказаний, причем последнее может быть повышено до высшего предела наказания, установленного статьей, по которой наказание было определено».
Анализ этих статей, прежде всего, показывает, что в самом законе проведено деление совокупности на идеальную (ст. 29) и реальную (ст. 30), в связи с чем соответственно различаются порядки назначения наказания. При идеальной совокупности наказание может быть назначено лишь по принципу поглощения, так как суд обязан определить окончательное наказание «по сДатье, устанавливающей наибольшую наказуемость». При реальной совокупности (ст. 30) наказание может быть назначено по принципу поглощения (суд «приговаривает виновного к тягчайшему из всех назначенных наказаний»), а также по принципу факультативного повышения (назначенное наказание «может быть повышено до высшего предела наказания, установленного статьей, по которой наказание было определено»). Далее, если при реальной совокупности ст. 30 требовала предварительного назначения наказания за каждое из преступлений, то при идеальной совокупности ст. 29 такого требования не выдвигала.
Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. в ст. 33 установили,. что когда в совершенном, обвиняемом действии содержатся признаки нескольких преступлений, а равно в случае совершения обвиняемым до вынесения приговора двух или более преступлений, наказание определяется по тому преступлению, которое влечет за собой более строгую его меру.
Как видно, в отличие от УК 1922 г. Основные начала не делают различия в порядке назначения наказания при идеальной и реальной совокупности, хотя и сохраняют закрепление этих видов совокупности в самом законе. Кроме того, Основные начала вообще не требуют назначения наказания за каждое преступление, входящее в совокупность, в то время как ст. 30 УК 1922 г. такое требование формулировала применительно к реальной совокупности.
УК союзных республик 1926—1935 гг. хотя и исходили из ст. 33 Основных начал, формулировали соответствующие положения различным образом.
Так, Уголовные кодексы Белорусской, Грузинской и Азербайджанской ССР устанавливали различные правила назначения наказания при идеальной и при реальной совокупности. При идеальной совокупности они не требовали предварительного назначения наказания за каждое из преступлений, а при реальной совокупности — предписывали суду определить наказание за каждое из преступлений, а затем окончательно применить более тяжкую из назначенных мер наказания.
Уголовные кодексы УССР и Туркменской ССР не требовали вслед за Основными началами назначения наказания за преступления, входящие в совокупность, независимо от того —была ?ya она идеальной или реальной.              '
Уголовные кодексы РСФСР, Армянской, Узбекской и Таджикской ССР требовали назначения за каждое из преступлений, входящих в совокупность, отдельного наказания, а в остальном воспроизводили положения ст. 33 Основных начал.
Различные формулировки статей УК союзных республик давали основание считать, что некоторые из них закрепляют систему поглощения менее строгого наказания более строгим, а другие — систему факультативного повышения наказания. И такие толкования имелись в литературе. Так, в пользу принципа факультативного повышения наказания высказывались Н. Д. Дурманов, А. А. Герцензон, В. С. Трахтеров, Н. Ф. Яшинова, Г. А. Мендельсон Однако большинство комментаторов правильно считали (и практика доказала это), что несмотря на различие формулировок в законодательстве закреплена система поглощения, независимо от того — требует тот или иной УК назначения наказания предварительно за каждое из совершенных виновным преступлений [87].
Уже в первые годы после принятия УК РСФСР 1926 г. и УК УССР 1927 г. были замечены недостатки регулирования ими вопросов назначения наказания по совокупности преступлений. Так, первым в советской литературе этот вопрос поставил известный криминалист профессор Харьковского юридического института Г. И. Волков[88]. Дав обстоятельный анализ ст. 49 УК РСФСР и ст. 45 УК УССР и показав, что принцип поглощения не дает суду возможности учесть повышенную общественную опасность преступлений и лица, их совершившего, автор предлагал предусмотреть возможность факулйтативного повышения назначенного по совокупности окончательного наказания, с тем, однако, чтобы оно не превышало, с одной стороны, суммы наказаний, определенных за каждое из преступлений, и с другой — не могло в итоге превышать максимума данного вида наказания, указанного в Общей части УК. И хотя предложение автора не получило закрепления в законодательстве, система, им предложенная, достаточно рациональна и сходна с ныне действующими системами некоторых УК (например, УК НРБ 1968 г.).
Позже М. Д. Шаргородский предлагал предоставить суду право в случаях идеальной и реальной совокупности назначить окончательное наказание в пределах, определяемых выше максимума, предусмотренного статьей, карающей за наиболее тяжкое из входящих в совокупность преступлений [89].
При подготовке Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. в их официальном проекте [90] статья о назначении наказания по совокупности преступлений была сформулирована таким образом, что суд обязан был назначить наказание за каждое из преступлений в отдельности, а затем определить окончательное наказание по совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения наказаний в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из преступлений, входящих в совокупность (ст. 31 Проекта). Эти же правила назначения наказания были сохранены в ст. 35 Основ и в УК союзных республик 1959—1961 гг.
§ 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
Правила назначения наказания при совершении нескольких преступлений установлены в ст. 42 УК УССР (ст. 40 УК РСФСР), текстуально воспроизводящей ст. 35 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. В указанной статье значится: «Если лицо признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, ни за одно из которых оно не было осуждено, суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей болей строгое наказание.
К основному наказанию может быть присоединено любое из дополнительных наказаний, предусмотренных статьями закона, устанавливающими ответственность за те преступления, в совершении которых лицо признано виновным.
По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в срок наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору».
Рассмотрим подробно эти правила. Прежде всего, заметим, что назначение наказания, в силу ст. 42, проходит два этапа:.              .
суд обязан назначить наказание отдельно за каждое из преступлений, входящих в совокупность;
суд обязан определить окончательное наказание по совокупности преступлений.
Назначение наказания отдельно за каждое преступление. Несмотря на то что ст. 42 УК СССР содержит категорическое требование назначать наказание отдельно за каждое из преступлений, образующих совокупность, в судебной практике все еще встречаются случаи нарушения этого требования закона. Некоторые суды забывают определить наказание за каждое из преступлений, а назначают виновному сразу же окончательное наказание. В связи с этим Пленум Верховного Суда УССР в постановлении от 27 апреля 1971 г. указал судам, что они в соответствии со ст. 42 УК обязаны назначать за каждое из преступлений как основное, так и дополнительное наказание ’. Пленум Верховного Суда РСФСР прямо предписал, что суд «...должен назначить и указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательно меру наказания по совокупности преступлений»[91].
Назначение наказания отдельно за каждое из преступлений имеет большое значение.
Прежде всего, назначение наказания за каждое преступление означает, что каждое из них порицается и осуждается судом, что отражает проявление принципа неотвратимости наказания в советском уголовном праве. Далее — такой порядок назначения наказания дает возможность без каких бы то ни было осложнений применить амнистию или помилование к каждому отдельному преступлению. В случае пересмотра приговора в кассационной или надзорной инстанции имеется возможность при наличии к тому оснований смягчить наказание, назначенное за отдельное преступление, или вообще исключить его из приговора. Наконец, как правильно заметил А. С. Горелик, в действующем уголовном праве с назначением наказания за отдельное преступление связывается ряд правовых последствий, например признание лица особо опасным рецидивистом, назначение вида исправительно-трудовой колонии'. Высказываемые в прошлом возражения против порядка назначения наказания за каждое преступление в отдельности встретили серьезную критику и в настоящее время не встречаются[92].
Суд, определяя наказание за каждое из преступлений, руководствуется общими началами назначения наказания (ст. 39 УК УССР), а также учитывает в соответствии со ст.ст. 40 и 41 УК УССР смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства. Такой подход к определению наказания дает возможность индивидуализировать его применительно к каждому преступлению с одновременным учетом того, что лицом совершено не одно, а два или более преступления. Принципиальные указания по этому вопросу содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу Б.: «Назначая наказание за каждое из них (то есть преступлений.— AI. ?.) в отдельности, суд должен руководствоваться требованиями общих начал назначения наказания с тем, чтобы ответственность за преступления, входящие в совокупность, была дифференцирована в зависимости не только от характера этих преступлений, но и от степени общественной опасности составляющих их деяний»[93]. Таким образом, важное значение придается характеру и степени общественной опасности каждого деяния с учетом индивидуальных особенностей конкретного дела. Поэтому возможны ситуации, когда за преступление, которое по закону обложено более высокой санкцией, будет назначено наказание менее суровое, чем за деяние, которое карается по закону менее строго. Так, по указанному делу Б. Верховный Суд признал при совокупности преступлений возможным назначение более сурового наказания по ст. 120 УК РСФСР,
чем по ч. 2 ст. 171 УК РСФСР (ст. 121 и ч. 2 ст. 166
УК УССР), хотя санкция последней — от двух до десяти лет, а первой — до 3 лет лишения свободы.
Назначение окончательного наказания по совокупности преступлений. После назначения наказания за каждое из преступлений суд определяет окончательное наказание по совокупности путем:
а) поглощения менее строгого наказания более строгим;
б) полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей более строгое наказание.
Таким образом, действующее право придерживается смешанной системы назначения наказания по совокупности преступлений, допуская как систему поглощения, так и систему сложения в определенных пределах.
Если при назначении наказания за отдельные преступления, входящие в совокупность, суд ссылается на те статьи УК, по которым квалифицировано данное преступление, то при назначении окончательного наказания по совокупности в приговоре делается ссылка лишь на ст. 42 УК УССР (ст. 40 УК РСФСР), чем обозначается, что наказание определено в целом за всю совокупность совершенных преступлений *.
Правила поглощения (чаще в литературе говорят о принципе поглощения) менее строгого наказания более строгим в судебной практике применяются значительно чаще, чем сложение наказаний. По выборочным данным, принцип сложения применяется по 15 [94] — 20% [95]. Причины более частого применения судами принципа поглощения в достаточной мере не выяснены. Есть основания думать, что система поглощения представляется более простой, поэтому судьи ее и чаще применяют. Изыскания, проведенные здесь А. С. Гореликом, требуют дальнейших социологических исследований.
Применяя принцип поглощения, суд принимает во внимание не санкции статей УК, по которым квалифицированы преступления, а конкретные наказания, которые назначены в пределах этих санкций за каждое из учиненных деяний. Причем менее строгое наказание поглощается более строгим. Так, если лицо признано виновным за совершение преступлений, предусмотренных ст. 102 и ч. 2 ст. 206 УК УССР, и суд определил по ст. 102 наказание в виде лишения свободы на 2 года, а по ч. 2 ст. 206 — 4 года, то более строгое наказание (в данном примере 4 года) поглощает менее строгое наказание (2 года). По совокупности же и определяется окончательное наказание в 4 года лишения свободы. Такая же ситуация может иметь место и при назначении за преступления, входящие в совокупность, разновидных (разнородных) наказаний. Так, если за одно из преступлений суд назначил исправительные работы без лишения свободы на срок 6 месяцев с удержанием из заработка осужденного 10%, а за другое преступление 2 года лишения свободы, то, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, суд по совокупности назначает два года лишения свободы. При сравнении в этих случаях тяжести наказаний суд руководствуется в принципе той последовательностью, в которой перечислены виды наказаний в ст. 23 УК УССР.
В литературе признается целесообразным применение принципа поглощения наказания в следующих случаях:
а) когда судом за одно из преступлений, входящих в совокупность, назначено наказание, равное максимуму санкции, указанному в статье, предусматривающей наиболее строгое наказание;
б) когда за отдельные преступления назначены наказания, по своей природе не могущие подлежать сложению (например, лишение свободы и смертная казнь, лишение свободы и лишение права занимать определенные должности, когда последнее фигурирует как основное наказание);
в) когда имеет место идеальная совокупность преступлений;
г) когда входящее в совокупность преступление явно малозначительно по сравнению с другими преступными деяниями '.
Принцип сложения наказаний, установленный в ст. 42 УК, более наглядно убеждает, что виновный понес ответственность за каждое из совершенных преступлений. Сложение наказаний при совокупности применяется на практике редко и в большинстве своем в случаях, когда совершенные преступления близки между собой по характеру и степени общественной опасности.
Сложение наказаний, назначенных за отдельные преступления, может быть полным либо частичным, но в любом случае окончательное наказание по совокупности равно сумме складываемых наказаний. При частичном сложении наказаний к более суровому наказанию, назначенному за одно из преступлений, присоединяется часть наказания, определенного за другое преступление.
Сложение наказаний ограничено в ст. 42 УК определенным пределом. Общий срок наказания по совокупности, полученный в результате сложения отдельных наказаний, не должен превышать максимума санкции (высшего предела санкции) статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание. Таким образом, пределом наказаний здесь выступает максимум санкции статьи УК, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из входящих в совокупность преступлений. Так, если суд назначил по ч. 1 ст. 140 УК УССР наказание в виде 1 года лишения свободы, а по ч. 2 ст. 206 УК УССР — 3 года лишения свободы, то, применяя принцип полного сложения, он имеет право назначить окончательное наказание по совокупности — 4 года лишения свободы, так как максимум санкции ч. 2 ст. 206 — 5 лет. Если же суд назначил по ч. 1 ст. 140 2 года лишения свободы, а по ч. 2 ст. 206 — 4 года, то возможно лишь частичное сложение, а именно — к 4 годам лишения свободы суд может присоединить 1 год лишения свободы, назначенный по ч. 1 ст. 140, и определить наказание — 5 лет лишения свободы, то есть в пределах максимума санкции ч. 2 ст. 206 УКВ практике возникал, а в литературе ставился вопрос о назначении наказания по совокупности не двух, а трех и более преступлений. Что здесь возможно применение либо принципа поглощения менее строгих наказаний более строгим, либо полное или частичное сложение всех наказаний — сомнений не вызывает. Но возможно ли одновременное применение и принципа поглощения, и принципа сложения, о которых говорит ст. 42 УК? Отрицательно на этот вопрос отвечает Ю. Н. Юшков ', полагая, что буквальный текст ст. 42 УК исключает такое ее толкование и что данная статья допускает лишь альтернативное применение либо принципа поглощения либо принципа сложения. А. С. Горелик стоит на другой и, как думается, более правильной точке зрения. Он считает возможным в этих случаях комбинировать указанные принципы, например сложить два наказания и одновременно поглотить их суммой третье. Ведь ст. 42 УК предусматривает не только полное, но и частичное сложение наказаний; последнее же всегда (даже при двух преступлениях) можно представить как сочетание поглощения и сложения, так как, по существу, имеет место присоединение одной части наказания и одновременное поглощение другой его части, которая осталась неприсоединенной.
Возникает и другой не менее сложный и спорный вопрос: о возможности применения принципа сложения наказаний, назначенных в порядке ст. 42 УК, если наказания эти разновидны (разнородны).
Уголовные кодексы большинства союзных республик не содержат по этому вопросу прямых указаний. Лишь в ст. 43 УК Эстонской ССР и ст. 40 УК Латвийской ССР говорится о возможности сложения разновидных наказаний. Отсутствие соответствующих положений в УК многих республик вызвало различные решения как в литературе, так и на практике. Так, многие авторы приходят к выводу, что сложение разновидных наказаний по совокупности преступлений невозможно[96]. В этом плане высказалась и Военная Коллегия Верховного Суда СССР, считая, что ст. 40 УК РСФСР не дает оснований для сложения разнородных наказаний, поскольку она не содержит по этому вопросу никаких указаний и не устанавливает специального порядка сложения таких наказаний [97]. Эта точка зрения оспаривается в литературе[98], а в практике Верховного              Суда              РСФСР сложение разновидных наказаний в порядке ст. 40 УК РСФСР всегда признавалось правомернымР И ныне Пленум Верховного Суда указал, что в таких случаях следует руководствоваться правилами, указанными в
ч.              3 и ч. 4 ст 41 УК РСФСР (ст. 43 УК РСФСР) 2.
Представляется, что применение правил сложения разновидных наказаний, указанных в ст. 43 УК, в порядке ст. 42 вполне возможно. Прежде всего, хотя бы потому, что прямого запрета такого сложения закон не содержит.
Кроме того, как известно, соотношение различных видов наказаний,, установленное в законе применительно к зачету предварительного заключения (ст. 47 УК УССР) и правилам назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 43 УК УССР), везде имеет одно и то же значение. Поэтому всегда одному дню лишения свободы соответствует один день дисциплинарного батальона, три дня ссылки, три дня высылки, три дня исправительных работ без лишения свободы. Отсюда следует, что там, где приходится применять одновременно разновидные наказания, необходимо обращаться к указанной шкале соотношения этих наказаний, в которой выражены их эквиваленты.*Этими эквивалентами и следует руководствоваться при сложении разновидных наказаний, когда их назначают по совокупности преступлений. Запрет такого сложения и применение здесь лишь принципа поглощения менее строгого наказания более строгим привели бы к ослаблению борьбы с повторными преступлениями. Сложение наказаний производится путем приведения наказаний менее тяжкого вида к наказанию более тяжкого вида, например исправительные работы переводятся в лишение свободы из соотношения 3:1.
См.: Бюл. Верховн. Суда РСФСР, 1972, № 9, е. 14.
Безусловно, в действующей норме ст. 35 Основ, как и в ст. 42 УК УССР, имеется пробел. Его приходится преодолевать путем сложного систематического и логического толкования, в результате которого положения, указанные в ст. 43 УК УССР, применяются по аналогии. Аналогия, безусловно, запрещена в уголовном праве в области криминализации отдельных деяний, прямо уголовным законом в качестве преступных не предусмотренных. Однако применение норм Общей части по аналогии с вопросами, прямо Основами и УК не урегулированными, не запрещено и может быть признано правомерным '.
Однако вопрос о назначении окончательного наказания по совокупности в случае назначения разновидных наказаний за входящие в нее преступления этим еще полностью не решается. Возможны случаи, когда такие разновидные наказания не могут быть соотнесены между собой в каком-либо эквиваленте. Достаточно представить себе случай, когда за одно из преступлений в качестве основного наказания назначено лишение права занимать определенные должности сроком на 3 года, а за другое — лишение свободы на срок 2 года, либо случаи, когда за одно из преступлений назначен штраф, а за другое — лишение свободы на срок 3 года и т. п. Конечно, применение здесь принципа поглощения менее строгого наказания более строгим возможно, но оно приведет к тому, что карательные и особенно частнопредупредительные возможности поглощенных наказаний не будут использованы. В наших случаях не будут использованы возможности таких наказаний, как лишение права занимать определенные должности или штраф. В то же время сложение таких наказаний ввиду их полной неэквивалентности также невозможно.
Уголовные кодексы Грузинской, Латвийской, Литовской, Молдавской, Туркменской и Эстонской союзных республик этот вопрос решают, указывая, что эти наказания сложению с другими видами наказаний не подлежат, а применяются и исполняются самостоятельно. Так же должен решаться этот вопрос и по УК УССР и других союзных республик, где он прямо законом не урегулирован. Указывая на это обстоятельство, правильно замечают, что такое назначение этих наказаний по совокупности не охватывается ни принципом поглощения, ни принципом сложения наказаний, которые прямо закреплены в ст. 42 УК УССР. Оно подчиняется требованиям еще одного особого принципа — одновремен- ного и самостоятельного применения и исполнения наказаний, назначенных по совокупности преступлений
Применяя указанные принципы назначения наказания по совокупности преступлений, суд и определяет окончательное наказание. Причем следует вновь подчеркнуть, что полное или частичное сложение наказаний возможно лишь в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из преступлений, входящих в совокупность. Требуя неукоснительного соблюдения этого правила, Верховный Суд СССР по делу Т. и других указал, что «при совокупности преступлений полное или частичное сложение наказаний может производиться лишь в пределах, установленных статьей, предусматривающей более строгое наказание» [99].
Назначая по совокупности преступлений окончательную меру наказания, необходимо обязательно указать, если определяется лишение свободы, место его отбывания (в тюрьме, исправительно-трудовой колонии или воспитательно-трудовой колонии); при осуждении к лишению свободы в НТК или ВТК обязательно определяется вид этой колонии в соответствии со ст. 25 УК УССР и постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. «О практике назначения судами'видов исправительно-трудовых учреждений лицам, осужденным к лишению свободы» [100].
Назначение дополнительных наказаний. В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК УССР, «к основному наказанию по совокупности может быть присоединено любое из дополнительных наказаний, предусмотренных статьями закона, устанавливающими ответственность за те преступления, в совершении которых лицо признано виновным».
- Дополнительные наказания являются важным средством эффективности частного и общего предупреждения, обеспечивают осуществление принципа индивидуализации наказания в советском уголовном праве.
Ст. 23 УК УССР предусматривает, что кроме основных наказаний к осужденным могут применяться такие дополнительные наказания, как конфискация имущества, лишение воинского или специального звания, лишение родительских прав. Кроме того, ссылка, высылка, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штраф, а по УК РСФСР — еще и увольнение от должности и обязанность возместить причиненный вред — могут применяться не только в качестве основных, но и дополнительных наказаний. В УК подробно урегулированы вопросы применения этих наказаний, во многих случаях они прямо предусмотрены в санкциях соответствующих статей Особенной части УК. Причем такие наказания, как ссылка, высылка, конфискация имущества, штраф, могут назначаться лишь в случаях, когда они прямо предусмотрены в санкции статьи Особенной части УК, по которой квалифицировано преступление подсудимого.
Правильное применение дополнительных наказаний должно подчиняться требованиям закона, на что неоднократно обращалось внимание Верховным Судом УССР и Верховным Судом РСФСР.
Буквальное понимание смысла ч. 2 ст. 42 УК УССР привело многих авторов, а также практических работников к неправильным выводам.
Так, прежде всего утверждалось, что суд не обязан определять за каждое из преступлений и дополнительное наказание, если его применение возможно, а лишь присоединяет это наказание к основному наказанию, назначенному окончательно по совокупности Действительно, в ч. 2 ст. 42 УК сказано о присоединении к окончательному наказанию по совокупности дополнительного наказания, предусмотренного законом, а не назначенного по приговору суда. Однако буквальное толкование закона здесь неправильно. Оно находится в противоречии с ч. 1 ст. 42 УК УССР, где предписано обязательное назначение судом наказания за каждое преступление в отдельности. Это требование в одинаковой мере относится к назначению как основного, так и дополнительного наказания. Часть 1 ст. 42 как общая норма должна быть полностью распространена и на случаи, указанные в ч. 2, решающей частный вопрос назначения по совокупности дополнительных наказаний.
В практике также встречалось немало случаев, когда суды определяли дополнительное наказание лишь при окончательном наказании по совокупности преступлений, не назначая его за отдельные преступления, эту совокупность образующие Такая практика была признана неправильной Верховным Судом СССР в постановлении Пленума от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре», Верховным Судом РСФСР в постановлении Пленума от 23 марта 1971 г. «О практике назначения судами РСФСР дополнительных мер наказания»[101]. В аналогичном постановлении Пленума Верховного Суда УССР специально отмечалось, что «в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление, признанное доказанным, а также основное и дополнительное наказание, которое осужденный должен отбывать по совокупности преступлений» [102]. Еще более категорично высказался Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г., когда, рассматривая эти вопросы, указал, что дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность [103].
Итак, следует указать на то, что суд обязан, если есть к тому основания, назначить не только основное, но и дополнительное наказание за каждое преступление, входящее в совокупность.
Назначив, таким образом, дополнительные наказания, суд, как скйзано в ч. 2 ст. 42 УК УССР, присоединяет любое из дополнительных наказаний к основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений.
Такая редакция закона привела В. П. Малкова к выводу, что к основному окончательному наказанию
может быть присоединено лишь одно из дополнительных наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность ’. Иное, как полагает автор, противоречило бы принципу экономии уголовной ре-- прессии, неоправданно ожесточило наказание, усложнило бы его исполнение. Однако эти соображения представляются необоснованными. Прежде всего, было бы непонятно, для чего в таких случаях суду назначать дополнительные наказания за каждое преступление, если суд вправе присоединить к окончательному наказанию лишь одно из них. Далее, сами дополнительные наказания настолько различны (например, конфискация имущества и лишение права занимать определенные должности), что, так сказать, «перекрыть» друг друта не могут. Неясно, почему их одновременное присоединение к основному наказанию противоречит экономии судебной репрессии, коль скоро такое наказание полностью соответствует характеру и степени опасности учиненного и личности виновного. Безосновательно и утверждение, что это усложнит исполнение наказания. Наконец, в УК Литовской и УК Эстонской республик прямо указано, что такие дополнительные наказания исполняются самостоятельно и что, следовательно, могут быть присоединены к основному наказанию, назначенному окончательно по совокупности.
Таким образом, если за отдельные входящие в совокупность преступления назначены разнородные дополнительные наказания, они могут быть присоединены к основному наказанию, окончательно назначенному по совокупности.
Если же эти дополнительные наказания однородны, то окончательно по совокупности они назначаются либо цо принципу поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем полного или частичного сложения в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей наиболее строгое из дополнительных наказаний.
Применение здесь принципа поглощения или сложения не зависит от того, какой именно принцип положил в основу суд, назначая основное наказание. Так, окончательное основное наказание по совокупности может быть назначено судом путем поглощения, а окончательное дополнительное наказание — по принципу сложения. Может быть и обратное сочетание или применение одного и того же принципа — либо поглощения, либо сложения.
В итоге можно сформулировать такие выводы:
а)              определяя наказание за каждое из преступлений, входящих в совокупность, суд должен назначить не только основное, но и дополнительное наказание, если, конечно, его применение предусмотрено законом;
б)              назначая окончательное наказание по совокупности, суд присоединяет к нему дополнительное (дополнительные) наказание, назначенное за отдельное преступление (преступления), входящее в совокупность; в) если эти дополнительные наказания однородны (одного и того же вида), они окончательно присоединяются к основному путем поглощения менее строгого более строгим или путем полного или частичного сложения в указанных в ст. 42 УК пределах; г) если эти дополнительные наказания разнородны (разновидны), то каждое из них присоединяется к основному наказанию, назначенному по совокупности, и исполняется самостоятельно.
Вопросы совершенствования норм действующего уголовного законодательства о назначении наказания по совокупности преступлений. Предыдущее изложение свидетельствует о том, что действующая норма (ст. 35 Основ, ст. 42 УК УССР, ст._„40 УК РСФСР), регулирующая назначение наказания по совокупности преступлений, имеет недостатки. На них указывали авторы многих научных исследований, на которые делались ранее ссылки в данной работе. Поэтому, не прибегая к их детальному анализу, наметим лишь те вопросы, которые следовало бы разрешить в законе с тем, чтобы регламентация назначения наказания по совокупности преступлений была более эффективной.
Сама система назначения наказаний, то есть принципы их назначения, должна быть более гибкой и отражать повышенную опасность совершенного и личности виновного. Поэтому целесообразно было бы, как это имеет место в ряде УК европейских социалистических государств, установить возможность применения принципа поглощения с факультативным усилением наказания до пределов максимума санкции статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание за преступление, входящее в совокупность. Следует сохранить также принцип полного или частичного сложения наказаний при условии, что окончательное наказание не должно превышать суммы назначенных наказаний и не быть выше максимума данного вида наказания, определенного в Общей части УК.
Следует установить специальную шкалу эквивалентов разнородных (разновидных) наказаний, которой могли бы руководствоваться суды при сложении таких наказаний.
Следует закрепить принцип самостоятельного применения и исполнения основных разнородных (разновидных) наказаний, которые не могут быть приведены к эквиваленту и не вписываются в указанную шкалу.
Нужно четко решить в законе вопрос о необходимости назначения дополнительных наказаний за отдельные преступления, входящие в совокупность, и о присоединении их к окончательному основному наказанию по принципу поглощения или сложения, когда они однородны, и по принципу самостоятельного присоединения и исполнения, когда они разнородны.
Возможно, эти предположения спорны, но они в любом случае представляют вариант, заслуживающий обсуждения.
Назначение наказания по совокупности преступлений, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что лицо виновно еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В ч. 3 ст. 35 Основ уголовного законодательства (ч. 3 ст. 42 УК УССР) сказано: «По тем же правилам (имеются в виду рассмотренные выше правила назначения наказания по совокупности преступлений, указанные в ч. 1 и ч. 2 ст. 42 УК.— М. Б.) назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в срок наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору».
Данная норма имеет большое практическое значение, так как нередко преступления, составляющие совокупность, могут быть раскрыты в разное время и -осуж» дение виновного за эти отдельные преступления соответственно производится не одним, а двумя или более приговорами, выносимыми также в разное время. Такое
положение вещей имеет место, если лицо, совершившее, например, два преступления, было осуждено лишь за одно из них, а приговор о другом преступлении выносится уже после приговора по первому делу.
Представим себе, что лицо привлечено к ответственности и осуждено по ч. 2 ст. 206 УК—за злостное хулиганство, совершенное виновным в августе 1978 г. После вынесения приговора по этому делу выяснилось, что осужденный еще в июне 1978 г. совершил кражу, за что был осужден другим приговором по ч. 1 ст. 140 УК УССР.
Данная ситуация полностью охватывается тем понятием совокупности преступлений, которое содержится в ч. 1 ст. 42 УК УССР. При совокупности преступлений лицом совершается два или более преступления, каждое из которых предусмотрено самостоятельной статьей УК, при условии, что эти преступления совершены до осуждения хотя бы за одно из них. 'Но и в приведенном случае лицо совершило два преступления, каждое из них ¦              образует признаки              самостоятельного состава              (злостное
хулиганство и кража) и охватывается отдельной статьей УК и, наконец, оба преступления совершены до осуждения лица за хулиганство. Следовательно, перед нами совокупность преступлений. Она лишь осложнена процессуальным моментом — несвоевременным раскрытием одного из преступлений и наличием приговора по одному из дел, на              что обращалось внимание              в нашей
>              литературе ’. Если              бы не произошло такого              процессу
ального «сюрприза» и суд рассматривал одновременно оба преступления, совершенные виновным, то перед нами была бы типичная совокупность преступлений и наказание за нее назначалось бы по правилам, указанным в ч. 1 и ч. 2 ст. 42 УК УССР. То обстоятельство, что преступления, • входящие в совокупность, раскрыты в разное время, что по одному из дел вынесен уже приговор, не меняет природы совершенного как совокуп-
ности преступлений. Вот почему в ситуациях, указанных в ч. 3 ст. 42 УК, применяются те же правила назначения наказания, которые определены законом для совокупности преступлений
Назначение наказания в порядке ч. 3 ст. 42 УК УССР проходит следующие три этапа:
суд назначает наказание по второму приговору, то есть за преступление, раскрытое последним;
с учетом ранее состоявшегося приговора суд назначает окончательное наказание либо путем поглощения менее строгого приговора более строгим, либо путем полного или частичного сложения наказаний, определенных в обоих приговорах в пределах санкции статьи УК, предусматривающей наиболее строгое наказание;
суд производит зачет срока наказания, фактически отбытого по первому приговору.
Следует иметь в виду, что правила назначения наказания в порядке ч. 3 ст. 42 УК УССР могут применяться не только в случаях совокупности, но и при повторности преступлений, когда за каждое из преступлений вынесены различные приговоры. Так, совершение лицом двух злостных хулиганств, из которых одно было раскрыто ранее и по нему состоялся приговор, влечет за собой назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 42 при осуждении по той же ст. 206 за второе хулиганство.
Прав В. П. Малков, когда указывает, что эта норма предусматривает порядок назначения наказания не только за случаи, охватываемые понятием собственно совокупности преступлений (т. е. за преступления, подпадающие под различные статьи уголовного закона), но и случаи множественности преступлений, охватываемые понятиями неоднократности, систематичности, промысла [104].
Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г. указал, что «окончательная мера наказания во всяком случае не может быть ниже более сурового наказания, назначенного за любое из преступлений, входящих в совокупность» [105].
§ 3. Назначение наказания по совокупности приговоров
В соответствии со ст. 43 УК УССР, воспроизводящей ст. 36 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, совокупность приговоров имеет место там, где лицом после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания, совершено новое преступление.
Таким образом, при совокупности приговоров:
а) вынесен приговор, которым лицо осуждено к определенной мере наказания;              ~
б) это наказание еще полностью осужденным не отбыто;
в) новое преступление совершено после вынесения. приговора, но до полного отбытия наказания.
Ранее было принято совокупность приговоров именовать совокупностью наказаний '. Применяют эту терминологию и сейчас[106], стремясь, видимо, отграничить в самом наименовании эту ситуацию от случаев, предусмотренных в ч. 3 ст. 42 УК УССР. Однако действующее законодательство говорит о нескольких приговорах, то есть о совокупности приговоров, поэтому и следует пользоваться этим понятием.
Так как при совокупности приговоров новое преступление совершается после осуждения лица по первому приговору, имеет место ситуация, свидетельствующая о повышенной опасности виновного. Ведь несмотря на то что был вынесен приговор и в ходе исполнения наказания оказывалось соответствующее карательное воздействие на осужденного, он не исправился, а, напротив, вновь совершил преступление. Поэтому при прочих равных условиях совокупность приговоров представляет собой более опасное явление, чем совокупность преступлений, где оба преступления совершаются до вынесения приговора хотя бы за одно из них. Именно по этому признаку — времени совершения преступления — совокупность приговоров отличается от совокупности преступлений. При совокупности преступлений все преступления совершены подсудимым до вынесения приговора хотя бы за одно из них, а при совокупности
приговоров новое преступление совершено уже после вынесения приговора по первому делу.
Это отличие имеет важное значение, так как правила назначения наказания по совокупности приговоров иные, нежели при совокупности преступлений. Пленум Верховного Суда СССР по делу А. специально отметил, что назначение наказания по совокупности нескольких приговоров применяется лишь в тех случаях, когда второе преступление совершено после вынесения приговора по первому делу *.
Действовавшее до принятия Основ 1958 г. уголовное законодательство регулировало вопросы назначения наказания по совокупности приговоров недостаточно четко. Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., как, например, и УК РСФСР 1926 г., вообще не содержали’каких- либо постановлений в этой области. В судебной практике в соответствии с постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 16 декабря 1933 г. в таких случаях применяли правила присоединения к наказанию, назначенному за вновь совершенное преступление, неотбытой части наказания по первому приговору либо правила поглощения ранее назначенного наказания наказанием, определенным по второму приговору. Ввиду пробела в законодательстве и недостаточно четкого указания Президиума, в практике возникали серьезные осложнения при определении наказания по совокупности приговоров.
В отличие от этого ст. 45 УК УССР 1927 г. регулировала указанный вопрос. Суду предписывалось назначать наказание за вновь совершенное преступление и присоединять к нему неотбытое наказание по первому приговору в пределах максимума данного вида наказания, предусмотренного в Общей части УК- Однако редакция и этой нормы была недостаточно четкой, поэтому требовалось, принимая Основы 1958 г., более четко регламентировать правила назначения наказания по совокупности приговоров. Эго и было сделано в ст. 36 Основ.
Ст. 36 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик устанавливает:
«Если осужденный после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания, совершил новое преступление, суд к наказанию, назначенному по новому приговору, полностью или частично присоединяет неотбытую часть наказания по предыдущему приговору.
При сложении наказаний в порядке, предусмотренном настоящей статьей, общий срок наказания не должен превышать максимального срока, установленного для данного вида наказания. При сложении наказаний в виде лишения свободы общий срок наказания не должен превышать десяти лет, а за преступления, по которым законом допускается назначение лишения свободы на срок более десяти лет, не должен превышать пятнадцати лет».
Воспроизводя этот текст (с некоторыми редакционными изменениями), ст. 43 УК УССР, как и ст. 41 УК РСФСР, дополняет, что «при сложении разновидных основных наказаний применяются следующие положения:
а) одному дню лишения свободы соответствует один день содержания в дисциплинарном батальоне;
б) одному дню лишения свободы соответствуют три дня ссылки, высылки или исправительных работ;
в) одному дню ссылки или высылки соответствует один день исправительных работ;
г) штраф в соединении с иными видами наказания исполняется самостоятельно».
Разновидные дополнительные наказания, говорится в УК УССР, во всех случаях исполняются самостоятельно.
Таким образом, в соответствии со ст. 43 УК УССР при совокупности приговоров суд назначает наказание по таким правилам: 1) прежде всего определяется наказание за вновь совершенное преступление; 2) к этому наказанию суд присоединяет полностью или частично неотбытую часть наказания по первому приговору;
окончательная мера наказания определяется в пределах максимума данного вида наказания.
Назначение наказания за вновь совершенное лицом преступление происходит на общих основаниях, то есть в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за это преступление. Причем в качестве отягчающего обстоятельства суд учитывает, что виновный имел судимость и совершил преступление в Период отбытия наказания. Наличие такой судимости рассматривается законом в качестве отягчающего обстоятельства (п. 1 ст. 41 УК УССР). На это ориентируют и вышестоящие судебные инстанции. Так, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 июня 1976 г. «О практике применения судами законодательства о борьбе с рецидивной преступностью» указал, что при назначении наказания лицу, имеющему судимость, следует неуклонно руководствоваться требованиями- закона о том, что совершение преступления лицом, ранее уже совершившим преступление, расценивается как обстоятельство, отягчающее ответственность Приговоры судов, по которым лицам, имеющим судимость за ранее совершенное преступление, назначались наказания, не соответствующие тяжести преступления и опасности личности осужденного, неуклонно отменяются[107]. Поэтому наличие прежней судимости дает суду возможность избрать за вновь совершенное преступление наказание, равное максимуму санкции или приближенное к этому максимуму. В случае альтернативной санкции имеется основание для избрания наиболее тяжкого вида наказания.
К вновь назначенному наказанию суд присоединяет полностью или частично наказание, неотбытое по первому приговору. Присоединение неотбытой части наказания по первому приговору означает, что отбытая часть наказания по этому приговору вообще не учитывается. Таким образом, в окончательное наказание по совокупности входит наказание, назначенное по новому приговору, и наказание, не отбытое по первому приговору (полностью или частично). Отсюда очевидно, что окончательное наказание по совокупности приговоров ни в коем случае не может быть меньше наказания, назначенного по новому приговору, или неотбытой части наказания по первому приговору.
В практике суды применяют полное или частичное присоединение неотбытого наказания, как правило, по своему усмотрению и какой-либо закономерности здесь проследить не удается, хотя определенные тенденции и были отмечены.
Представляется, что. задачи борьбы с рецидивной преступностью дают основание сделать следующие рекомендации. Суды в случаях совокупности приговоров должны применять правила полного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по первому приговору. Лишь в случаях, когда такое полное присоединение невозможно, так как общая сумма наказаний выходит за допустимые законом пределы, следует применять частичное присоединение неотбытой части наказания по первому приговору.
Определение окончательной меры наказания по совокупности приговоров ограничено определенными пределами. Этим пределом является максимум данного вида наказания, определенный в Общей части УК. Так, при сложении наказаний в виде лишения свободы окончательное наказание не должно превышать десяти лет, а за преступления, по которым законом допускается назначение лишения свободы на срок более десяти лет, не должно превышать пятнадцати лет. Это означает, далее, что размер окончательного наказания в виде дисциплинарного батальона не может превышать двух лет, в виде исправительных работ без лишения свободы — 1 года, в виде ссылки, высылки, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — 5 лет, ввиду того что таковы максимумы этих наказаний, установленные в Общей части УК-
Следовательно, при совокупности приговоров суд может назначить окончательное наказание, выйдя за пределы максимума санкции статьи УК, предусматривающей наиболее тяжкое из преступлений, входящих в совокупность. Суду не дано лишь право выходить за пределы максимума данного вида наказания, который, как известно, может быть выше максимума соответствующей санкции. При совокупности же преступлений суд, даже применяя полное или частичное сложение назначенных наказаний, не может выйти за пределы максимума санкции статьи УК, предусматривающей наиболее строгое наказание.
Это важное отличие часто игнорируется в практике ’. Не видя различия между максимумом санкции статьи и максимумом данного вида наказания, считают невозможным при совокупности приговоров назначить окончательное наказание выше максимума санкции статьи, предусматривающей более строгое наказание. Тем самым ослабляется борьба с рецидивом и не используются полностью те возможности, которые предоставляет закон суду при назначении наказания по совокупности приговоров.
При определении окончательного наказания по совокупности приговоров в виде лишения свободы суд обязан определить вид исправительно-трудовой или воспитательно-трудовой колонии. Срок окончательного наказания, в соответствии с практикой Верховного Суда СССР, исчисляется со дня избрания меры пресечения по последнему делу *.
Применение при совокупности приговоров правила поглощения неотбытой части наказания. При применении ст. 43 УК УССР возникает вопрос о возможности использования здесь принципа поглощения неотбытой части наказания по первому приговору наказанием за вновь совершенное преступление. Буквальный текст ст. 43 УК, воспроизводящий, как известно, ст. 36.Основ, говорит лишь о возможности полного либо частичного сложения наказаний Однако практика столкнулась со случаями, когда за вновь совершенное преступление виновному назначено наказание, равное максимуму данного вида наказания, указанному в Общей части УК (на- пример, 10 или 15 лет лишения свободы). Присоединение неотбытого наказания даже в какой-либо его части здесь невозможно, так как привело бы к назначению по совокупности такого наказания, которое бы превышало пределы, установленные в ст. 43 УК. Именно в таких ситуациях вынужденно приходится прибегать к поглощению неотбытой части наказания по первому приговору наказанием, которое назначено по второму приговору и равно максимуму данного вида наказания. Верховный Суд РСФСР занял в своей надзорной практике именно такую позицию: «Поглощение неотбытой осужденным части наказания допустимо лишь в случаях, когда полное или частичное присоединение ее невозможно в силу того, что мера наказания, назначенная по последнему приговору, является максимальной для данного вида наказания, а также если лишение свободы избирается в высших пределах, установленных в ч. 2 ст. 36 Основ уголовного законодательства «При назначении наказания по совокупности, в соответствии с правилами ст. 41 УК РСФСР, поглощение неотбытого наказания может иметь место лишь в случае невозможности присоединения»[108]; «При назначении лицу за совершенное преступление максимального срока лишения свободы (10 или 15 лет) неотбытое наказание по предыдущему приговору ввиду невозможности присоединения подлежит поглощению» [109].
Такое толкование ст. 36 Основ справедливо поддерживается в литературе, причем некоторые авторы предлагают закрепить это положение в законе [110].
Однако против такой практики, имеющей место и во многих судах УССР, высказался Верховный Суд Украины. По одному из дел было указано, что «если после вынесения приговора осужденный до полного отбытия наказания совершил новое преступление, за которое ему назначена максимальная мера, установленная для данного вида наказания, суд, в соответствии сост. 43 УК УССР, обязан применить принцип сложения наказаний, а не поі лощения» [111].
С таким решением вопроса согласиться нельзя. Прежде всего, оно противоречиво. С одной стороны, Верховный Суд указывает на случаи назначения за второе преступление максимальной меры, установленной для данного вида наказания, а с другой — предлагает присоединять к ней неотбытую часть наказания по первому приговору. Далее, такое решение лишь формально следует требованиям ст. 43 УК, фактически же суд все равно вынужден поглотить неотбытую часть наказания наказанием, назначенным за новое преступление, так как оно равно максимуму данного вида наказания. И, наконец, такая ориентация закрывает глаза на несовершенство действующей редакции ст. 43 УК и лишь внешне формально ей соответствует, расходясь с действительным смыслом этой нормы.
Все это дает основание для вывода, что содержащаяся выше рекомендация Верховного Суда УССР неприемлема и что в случаях, когда за новое преступление суд назначил наказание в виде максимума данного вида, он вынужден и поэтому должен поглотить этим наказанием наказание, не отбытое по первому приговору *.
Сложение разнородных наказаний и исправительных работ с разными процентами удержаний. Вопрос о сложении разнородных наказаний (разновидных, по терминологии УК УССР) возникает в случаях, когда виновный, отбывая наказание одного вида, совершает новое преступление, за которое суд назначает ему наказание другого вида. Например, лицо отбывает наказание в виде исправительных работ, а осуждается за новое преступление к лишению свободы или отбывает наказание в виде дисциплинарного батальона, а за вновь учиненное преступление осуждается к лишению свободы и т. д. Правила сложения наказаний в Основах не предусмотрены. В УК УССР и большинстве других союзных республик такие правила определены. В соответствующих статьях УК установлено, что одному дню лишения свободы соответствует один день содержания в дисциплинарном батальоне и три дня ссылки, высылки или исправительных работ без лишения свободы Лишь в УК Казахской и Киргизской союзных республик статья о назначении наказания по совокупности приговоров не сопровождается такой нормой, однако практика в этих республиках руководствуется положениями ст. 40 Основ, регламентирующей порядок зачета предварительного заключения в срок наказания, где определена та же шкала соотношения наказаний различных видов.
При сложении разновидных наказаний менее тяжкий вид наказания переводится в более тяжкий, например высылка — в лишение свободы, а не наоборот. Перевод более тяжкого вида наказания в менее тяжкий, например лишения свободы — в исправительные работы, означал бы смягчение наказания и не отвечал бы задачам усиления ответственности лиц, совершающих преступления повторно после осуждения.
Ссылка и высылка обязательно переводятся в лишение свободы, если они были назначены и отбывались
как основное наказание. Если же ссылка или высылка фигурировали в первом приговоре как дополнительные наказания, то такой их перевод невозможен и они отбываются самостоятельно как дополнительное наказание *.
Приведенная в ст. 43 УК УССР шкала охватывает соотношение не всех разновидных наказаний, когда они назначены в качестве основных. Некоторые основные наказания невозможно сопоставить с другими в каком- либо эквиваленте. Поэтому, например, в ст. 43 УК УССР прямо сказано, что штраф в соединении с иными видами наказаний исполняется самостоятельно. Однако некоторые УК ничего не говорят о таких основных наказаниях, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, общественное порицание, увольнение от должности и возложение обязанности загладить причиненный вред.
УК Грузинской, Латвийской, Молдавской, Эстонской и Туркменской союзных республик прямо предписывают исполнять эти наказания самостоятельно, так как сложению с другими основными наказаниями или между собой они не подлежат. Аналогично следует решать его и по УК УССР и тех союзных республик, которые такого правила прямо не содержат.
Большое значение имеет вопрос о назначении окончательного наказания по совокупности приговоров, когда лицо осуждено по каждому из этих приговоров к исправительным работам, но с различными процентами удержаний. Представим себе, что лицо было осуждено ^ по первому приговору к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка; отбыв три месяца наказания, лицо совершило новое преступление, за которое осуждено к шести месяцам исправительных •работ с удержанием 20% заработка Как же назначить ему окончательное наказание по совокупности приговоров? Этот вопрос различным образом решался и в литературе и в местной практике и получил свое правильное разрешение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г «О практике применения судами исправительных работ без лишения свободы», где в п. 5 сказано: «При назначении наказания в виде исправительных работ по нескольким приговорам могут складываться лишь сроки исправительных работ. Размеры удержаний из заработков сложению не подлежат. В этих случаях, назначив за последнее преступление исправительные работы с удержанием из заработка определенного процента в доход государства, суд полностью или частично присоединяет к назначенному по последнему приговору наказанию неотбытый срок исправительных работ по предыдущему приговору, оставляя для присоединяемого срока прежний размер удержаний» ’.
Поэтому в приведенной выше ситуации суд должен поступить следующим образом. К шести месяцам исправительных работ по второму приговору он обязан присоединить три месяца исправительных работ, не отбытых по первому приговору, и назначить окончательно девять месяцев исправительных работ, указав, что первые шесть месяцев из заработка виновного в доход государства удерживается 20%, а остальные три месяца — 10%.
Назначение дополнительных наказаний при совокупности приговоров. В ст. 36 Основ и ст. 41 УК РСФСР отсутствуют какие бы то ни было указания на возможность и порядок назначения дополнительных наказаний. В ст. 43 УК УССР говорится, что «разновидные дополнительные наказания во всех случаях исполняются самостоятельно». Это положение закона дает возможность представить себе следующие ситуации:
Суд при совокупности приговоров имеет перед собой вынесенный по первому делу приговор, по которому уже определено как основное, так и дополнительное наказание, если, конечно, последнее было назначено осужденному. Второй приговор, который выносится в порядке ст. 43 УК УССР, может содержать лишь основное наказание либо основное и дополнительное наказания, причем последние могут быть разнородными (разновидными) или однородными.
В соответствии с требованиями ст. 43 УК УССР при совокупности приговоров суд обязан присоединить к наказанию, назначенному по новому приговору, неотбытую часть наказания по первому приговору.
Это требование закона относится как к основным, так и к дополнительным наказаниям. Следовательно, независимо от того, назначено дополнительное наказание лишь по одному (первому) приговору или и по второму приговору, к окончательному основному наказанию по совокупности должно быть присоединено наказание дополнительное. Назначенные по совокупности однородные дополнительные наказания должны складываться в пределах максимума данного вида наказания, определенного в Общей части УК (например, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может складываться в пределах до 5 лет, ибо таков его максимальный срок, установленный в ст. 31 УК УССР).
Касаясь таких ситуаций, Пленум Верховного Суда РСФСР разъяснил, что «неотбытое по предыдущему приговору дополнительное наказание может присоединяться к основному, назначенному по совокупности приговоров в качестве дополнительной меры наказания либо складываться с назначенным по новому приговору дополнительным наказанием того же вида в пределах установленных законом сроков для данного вида наказания» '.
В случае же назначения разнородных (разновидных), дополнительных наказаний (например, по одному приговору в качестве дополнительного наказания назначена ссылка, а по другому — лишение права занимать определенные должности) эти оба наказания присоединяются к окончательному основному наказанию, назначенному по совокупности, и исполняются самостоятельно.
Сочетание совокупности приговоров и совокупности преступлений. В практике часто встречаются случаи, когда лицо после вынесения приговора по делу, но до полного отбытия наказания, совершает не одно, а два или более преступления. Представим себе, что лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы за хулиганство, бежало из колонии и, будучи в бегах, совершило кражу. В этой ситуации лицом совершено два преступления, предусмотренных самостоятельными статьями УК, причем ни за одно из них (побег и кражу) виновный еще не был осужден. Иначе говоря, перед нами совокупность преступлений, и за эти преступления лицу следует определить наказание по правилам, изложенным в ст. 42 УК УССР. Но так как оба эти преступления совершены после вынесения приговора по первому делу, окончательное наказание виновному необходимо назначить на основании ст. 43 УК УССР.
Таким образом, в подобных ситуациях суду приходится назначать наказание и по совокупности преступлений и по совокупности приговоров. Назначая наказание по совокупности преступлений, суд, определив его за каждое из совершенных преступлений в отдельности, может либо поглотить менее строгое наказание более строгим, либо прибегнуть к полному или частичному сложению наказаний в пределах санкции статьи УК, предусматривающей более строгое наказание.
Назначив, таким образом, наказание по совокупности преступлений (в нашем случае за побег и за кражу), суд должен теперь выполнить требования ст. 43 УК YCGP. К наказанию, назначенному по совокупности преступлений, суд обязан присоединить полностью или частично наказание, неотбытое по первому приговору (в нашем случае неотбытую часть наказания за хулиганство), в пределах максимума лишения свободы, установленного в Общей части (применительно к нашему случаю этот предел 10 лет). Определив окончательное наказание по совокупности приговоров, суд обязан точно указать, в каком виде ИТУ оно будет отбываться виновным. Если, конкретизируя наш случай, мы представим себе, что лицо не отбыло 3 года лишения свободы за хулиганство, а за вновь совершенные побег и кражу в порядке ст. 42 УК ему определено 5 лет лишения свободы, то на основании ст. 43 УК суд назначит ему окончательно к отбыванию 8 лет лишения свободы в НТК строгого режима.
Вопросы совершенствования норм действующего уголовного законодательства о назначении наказания по совокупности приговоров. Рассмотрение положений действующего законодательства о назначении наказания по совокупности приговоров обнаруживает ряд его несовершенств. Так, в законе не содержится четких указаний, когда суд должен применить частичное сложение наказаний, а когда полное.
Не решен прямо и вопрос о применении дополнительных наказаний. Подвергаются в литературе обсуждению и пределы сложения наказаний по совокупности приговоров, включение в закон положений о возмож- ности поглощения новым наказанием неотбытой части наказания по первому приговору.
В ситуации, предусмотренной ст. 43 УК УССР, имеет место рецидив преступлений. Поэтому желательно в законе отразить повышенную степень общественной опасности совершенного и самого осужденного. Это основное принципиальное положение, которым следует руководствоваться при рассмотрении предложений по совершенствованию этой нормы УК.
В этом плане нужно, сохранив назначение наказания по принципу сложения, предусмотреть в законе, что суд обязан применять полное сложение наказаний, то есть к наказанию, назначенному за вновь совершенное преступление, присоединять полностью неотбытую часть наказания по первому приговору. Частичное же присоединение неотбытой части наказания должно допускаться лишь в случае, когда полное сложение невозможно ввиду превышения максимума данного вида наказания, определяемого в Общей части УК- Отступление от этого правила возможно в виде исключения с приведением специальной мотивировки.
Следует установить, что при назначении судом за вновь совершенное преступление наказания, равного максимуму данного вида, неотбытая часть наказания по первому приговору подлежит поглощению.
Пределы сложения наказаний по совокупности приговоров сейчас установлены в виде максимума данного вида наказания. В литературе имеются сторонники такой системы '. Но некоторые авторы предлагают установить такой предел в размере, превышающем максимум данною вида наказания[112]. Наиболее определенно высказался по этому вопросу А. С. Горелик, считающий, что при сложении наказаний в виде лишения свободы срок окончательного наказания не должен превышать 15 лет, а за преступления, за которые допускается лишение свободы на срок свыше 10 лет, не должен превышать 20 лет[113].
В пользу этого предложения приводятся следующие аргументы. Отмечается, что такая система практически сведет на нет применение принципа вынужденного поглощения, когда суд за вновь совершенное преступление назначает наказание, равное 10 или 15 годам лишения свободы, то есть максимуму данного вида наказания. Вынужденное же поглощение вновь назначенным наказанием неотбытого наказания по первому приговору приводит, по существу, к безнаказанности за первое преступление, особенно в случаях, когда новое преступление совершается сразу же или вскоре после вынесения приговора по первому делу. На это обратил внимание Н. А. Стручков *, а А С. Горелик указал, что здесь имеет место скорее символическое, чем реальное усиление наказания. Представляется, однако, что такое увеличение сроков лишения свободы вряд ли необходимо. В настоящее время заслуживает внимания вопрос о снижении максимума такого вида наказания, как лишение свободы2. Поэтому и при назначении наказания по совокупности приговоров нет необходимости выходить за пределы максимума лишения свободы. Более серьезное карательное воздействие на такого осужденного будет достигнуто определением ему более сурового вида режима ИТУ; запретом или ограничением условно-досрочного освобождения и другими подобного рода мерами.
4. Необходимо четко указать, что дополнительные наказания, назначенные по разным приговорам, подлежат присоединению к наказанию, назначенному окончательно по совокупности, сохранив положение ст. 43 УК УССР, что разновидные дополнительные наказания исполняются самостоятельно.
Применение правил ст. 43 УК УССР к условно осужденным, условно-досрочно и условно освобожденным, совершившим преступление. Правила, изложенные в ст. 43 УК УССР, имеют в нашем законодательстве общий, универсальный характер. Это означает, что они распространяются на все случаи, когда новое преступление совершается лицом после вынесения приговора по первому делу. В действующем законодательстве закреплен ряд институтов, связанных с вынесением приговора и даже с отбытием определенной части наказания, которые сопровождаются условием несовершения лицом 6 течение соответствующего срока нового Преступления. Если же такое новое преступление будет лицом совершено, применяется порядок назначения наказания, предусмотренный в ст. 43 УК.
Эти правила применяются в случаях, когда новое преступление совершается:
в течение испытательного срока при условном осуждении в соответствии со ст. 38 Основ (ст. 45 УК УССР);
при отсрочке исполнения приговора несовершеннолетнему (ст. 39 [114] Основ, ст. 46 1 УК УССР);
при отсрочке исполнения приговора военнослужащему или военнообязанному в военное время по основаниям, указанным в ст. 39 Основ (ст. 46 УК УССР);
в течение срока работ при условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (ст. 23 2 Основ, ст. 25 1 УК УССР);
в течение неотбытого срока наказания при условно-досрочном освобождении, применяемом на основании ст. 44 и 45 Основ (ст. ст. 52 и 53 УК УССР);
при замене неотбытой части наказания более мягким в соответствии со ст. 44 и 45 Основ (ст. ст. 52 и 53 УК УССР);
в течение неотбытого срока наказания при условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (ст. 442 Основ, ст. 52 2 УК УССР).
Применение в указанных случаях правил, предусмотренных в ст. 43 УК, объясняется, как это отметил
А.              С. Горелик, их определенным сходством с совершением новых преступлений во время отбывания наказания, то есть с ситуацией, описанной в ст. 43 УК *. Ведь речь идет об осужденных, не отбывающих вообще (при условном осуждении, при отсрочке исполнения приговора несовершеннолетнему) либо не отбывших частично наказание по первому приговору и совершивших вновь преступление до истечения испытательного срока, срока отсрочки приговора, срока работ или неотбытой части наказания.
В то же время здесь имеются определенные особенности. Совершение нового преступления при условном осуждении, условно-досрочном освобождении и т. п. связано с характером и длительностью сроков, в течение которых оно может быть совершено, характером и тяжестью самого этого преступления и прочим, что учитывается законодателем применительно к каждому из этих институтов.
Так, при условном осуждении испытательный срок устанавливается судом в пределах от 1 до 3 лет (в УК РСФСР от 1 до 5 лет), при отсрочке исполнения приговора несовершеннолетнему — от 6 месяцев до 2 лет, при условно-досрочном асвобождении он равен неотбытой части наказания и т. д.
Характер и тяжесть нового преступления, которое обосновывает применение правил ст. 43 УК, также различны. Так, при условном осуждении, условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, при условно-досрочном освобождении и при условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду это новое преступление должно быть обязательно умышленным и за него судом должно быть назначено наказание в виде лишения свободы. Что же касается случаев отсрочки исполнения приговора несовершеннолетнему, а также военнослужащему или военнообязанному в военное время, замены неотбытой части наказания более мягким, то для применения правил ст. 43 УК здесь характер и тяжесть вновь совершенного преступления значения не имеют.
<< | >>
Источник: Бажанов М. И.. Назначение наказания по советскому уголовному праву.— Киев : Вища школа. Головное изд-во,1980.—216 с.. 1980

Еще по теме § 1. Понятие и виды совокупности преступлений:

  1. N 1. Понятие, виды и значение криминалистической характеристики преступлений
  2. § 1. Понятие и значение состава преступления
  3. § 1. Понятие идеальной совокупности преступлений
  4. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  5. Тема 11.Множественность преступлений
  6. Понятие и система преступлений против здоровья
  7. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  8. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  9. § 1. Понятие особо опасного рецидивиста
  10. § 2. Виды множественности преступлений
  11. § 2. Виды совокупности преступлений
  12. § 4. Отграничение повторности преступлений от смежных понятий
  13. § 2. Единичное преступление как составной элемент множественности преступлений. Виды единичных преступлений
  14. § 4. Совокупность преступлений
  15. § 6. Назначение наказания по совокупности преступлений
  16. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  17. § 1. Понятие особо опасного рецидивиста
  18. 39,40. Правонарушение:понятие и виды, структура и виды.
  19. § 1. Понятие и социально-правовая сущность множественности преступлений в уголовном праве России
  20. § 2. Проблемы выделения форм и видов множественности преступлений в теории уголовного права России
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -