<<
>>

§ 1. Понятие и виды совокупности преступлений


В ст. 42 УК УССР (ст. 35 Основ), где определяется порядок назначения наказания по нескольким преступлениям, по существу, сформулировано понятие совокупности преступлений.
В соответствии с этой статьей УК совокупность преступлений имеет место там, где подсудимый признается виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК, при условии, что ни за одно из них он не был еще осужден.

Таким образом, при совокупности преступлений:
лицом совершены два или более преступления;
каждое из них квалифицируется по самостоятельной статье Особенной часта УК и ни за одно из них лицо не было осуждено, то есть все они совершены до вынесения приговора хотя бы за одно из них.
Рассмотрим более подробно эти признаки.
Совершение лицом двух или более преступлений предполагает, что каждое из них имеет характер отдельного, самостоятельного, единичного преступления. Такое единичное, самостоятельное преступление может носить различные формы, но оно всегда включает в себя признаки одного состава преступления. Единичное преступление может выражаться в самых простых формах: например, когда виновный совершает кражу из квартиры или, стреляя из ружья, убивает потерпевшего. Это так называемые «простые» преступления. Но единичное преступление может заключаться в длящихся, продолжаемых и составных (сложных) преступлениях. Так, единичным преступлением является злостный неплатеж алиментов на содержание детей, длящийся более или менее продолжительное время. Кража целого по частям, то есть кража, совершенная в несколько приемов, считается продолжаемым преступлением и также образует одну из форм единичного преступления. Наконец, такое преступление, как разбой, является составным (сложным) - оно как бы состоит из похищения и насилия над личностью - но также относится к единичному преступлению.
Характерным признаком единичных преступлений является то, что они охватываются признаками одного состава преступления, описанного в одной статье УК[241]. Так, в приведенных примерах действия виновных соответственно подпадают под признаки кражи (ч. 1 ст. 140 УК УССР), убийства (ст. 94 УК УССР), злостного уклонения от платежа средств на содержание детей (ст. 114 УК УССР), хищения путем кражи (ч. 1 ст. 81 УК УССР), разбоя (ч. 1 ст. 142 УК УССР).
Совершение двух или более единичных преступлений и образует собой совокупность преступлений. Причем возможны самые различные их сочетания. Так, виновный может совершить два или более «простых» единичных преступления, либо одно «простое» и наряду с ним длящееся или продолжаемое преступление, либо два составных преступления и т. д.
Вторым признаком совокупности преступлений является требование, чтобы каждое из входящих в нее преступлений было предусмотрено самостоятельной статьей УК, то есть квалифицировалось по одной, отдельной статье уголовного закона. Так, если виновный при совершении хулиганства нанес ножом потерпевшему тяжкое телесное повреждение, то имеет место совокупность преступлений и совершенное надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 206 и ч. 1 ст. 101 УК УССР.
Здесь надо иметь в виду следующее. В большинстве своем различные преступления и предусматриваются в отдельных статьях Особенной части УК.
Однако в ряде случаев (хотя и редких) ответственность за различные преступления предусматривается в различных частях (или даже пунктах) одной и той же статьи УК (например, ч. 1 и ч. 2 ст. 173, ч. 1 и ч. 3 ст. 193, ч. 1 и ч. 2 ст. 199 УК УССР).
Здесь часть или пункт статьи полностью описывает признаки соответствующего единичного преступления и сопровождается установлением самостоятельной санкции. В литературе в связи с этим справедливо указывают, что под преступлениями, предусмотренными различными статьями уголовного закона, следует понимать составы, названные не только в отдельных статьях, но и в частях или пунктах, в которых наряду с составами преступлений установлены самостоятельные санкции[242]. Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г. «О некоторых вопросах, возникающих в практике назначения судами РСФСР наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам» правильно указал, что правила назначения наказания по совокупности преступлений «...применяются как в случаях квалификации содеянного виновным по различным статьям Особенной части Уголовного кодекса, так и по отдельным частям или пунктам одной статьи УК, когда такие части или пункты предусматривают самостоятельные составы преступлений и имеют свои санкции»[243].
Так, если виновный совершил кражу документов из государственного учреждения, а затем и кражу паспорта у своего соседа, то имеет место совокупность преступлений и совершенное должно быть квалифицировано по ч. 1 и ч. 3 ст. 193 УК УССР.
Иногда указание закона на то, что совокупность преступлений имеет место, когда каждое из преступлений предусмотрено самостоятельной статьей УК, подменяют другим требованием. Так, А. М. Яковлев считает, что если лицо совершило однородные преступления, имеет место повторность, если разнородные - совокупность преступле- ний[244]. Если признать, что однородными преступлениями являются преступления, посягающие на тождественные или сходные непосредственные объекты и совершаемые при одной и той же форме вины[245], то совершение лицом оскорбления и клеветы - то есть преступлений однородных - свидетельствует, вопреки мнению А. М. Яковлева, не о повторности, а о совокупности преступлений, так как каждое из совершенных преступлений предусмотрено самостоятельной статьей УК (ст. 125 и ст. 126 УК УССР).
В литературе иногда полностью отвергают и возможность совокупности преступлений, когда такие преступления являются тождественными, то есть образуют признаки одного и того же состава преступления[246]. Однако такая совокупность возможна, например, когда каждое из преступлений совершается на территории другой союзной республики. Так, если виновный учинил тяжкое телесное повреждение на территории УССР, а затем такое же преступление на территории РСФСР, то в его действиях имеется совокупность преступлений, так как каждое из них подпадает под признаки соответствующих статей УК этих республик. В такой ситуации действия лица следует квалифицировать по
ч.              1 ст. 101 УК УССР и ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Эту же рекомендацию сформулировал, например, Пленум Верховного Суда в постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества», указав в п. 15, что хищения, совершенные лицом в различных союзных республиках, ни за одно из которых виновный не был осужден, квалифицируются по соответствующим статьям УК той союзной республики, где было совершено каждое из хищений, с учетом повторности этих деяний[247]. Следовательно, если лицо совершило хищение путем кражи вначале на территории УССР, а затем на территории РСФСР, то в его действиях имеет место совокупность двух краж и его действия надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 81 УК УССР и
ч.              2 ст. 89 УК РСФСР (повторное хищение путем кражи).
Эти рекомендации соответствуют ст. 4 Основ, где указано, что все лица, совершившие преступления на территории СССР, подлежат ответственности по уголовным законам, действующим в месте совершения преступления. Поэтому во всех случаях, когда преступления совершаются на территории различных союзных республик, необходимо применение соответствующих статей УК этих союзных республик.
Третьим неотъемлемым признаком совокупности преступлений является требование, чтобы ни за одно из входящих в нее деликтов лицо не было еще осуждено. Это означает, что все преступления должны быть совершены виновным до вынесения приговора хотя бы за одно из них. Если же преступление совершено лицом после вынесения приговора, имеет место совокупность приговоров, а не преступлений.
Иногда в литературе при определении совокупности преступлений вводят дополнительные признаки. Так, указывают на то, что совокупность имеет место, когда за совершенные лицом преступления не истекли давностные сроки[248], или не погашены юридические последствия, либо не имеется процессуальных препятствий для уголовного преследования[249].
Однако введение этого дополнительного признака в определение совокупности представляется неоправданным. Истечение давности или амнистии либо наличие вступившего в силу по данному делу приговора и т. п. - это общие препятствия, исключающие возможность привлечения к уголовной ответственности не только при совокупности преступлений, но и при совершении лицом единичного преступления. Решая вопрос о привлечении лица к ответственности как за единичное преступление, так и за совокупность преступлений, следователь и суд всегда руководствуются этими нормами (например, решают вопрос об истечении давности), потому вводить какие-то дополнительные признаки в определение совокупности нет никакой необходимости.
В науке уголовного права традиционно совокупность преступлений подразделяется на два вида: совокупность идеальную и совокупность реальную. Такое деление проводилось и ранее действовавшим уголовным законодательством (ст. 33 Основных начал уголовного законодательства 1924 г.), придерживается его и сейчас в разъяснительной практике Верховный Суд СССР.
Идеальная совокупность имеет место там, где одним действием лица совершено два или более преступления, предусмотренных различными статьями уголовного закона.
Так, примерами идеальной совокупности могут служить случаи совершения лицом особо злостного хулиганства, сопряженного с причинением потерпевшему тяжкого телесного повреждения; получение по предварительному сговору должностным лицом в виде взятки государственного имущества; учинение спекуляции сильнодействующими ядовитыми веществами; умышленное убийство лица путем поджога дома, где находился потерпевший, и т. п. В этих случаях одним действием лица совершается два преступления. Квалификация преступления здесь, например, лишь как хулиганства, или как получения взятки, или спекуляции, или, наконец, лишь как убийства была бы недостаточной, так как содеянное не охватывается одной статьей уголовного закона. «Совершенное, - как пишет В. Н. Кудрявцев, - может получить правовую оценку только путем применения обеих или нескольких норм Особенной части, вместе взятых»[250]. Вот почему действия должностного лица, получившего по предварительному сговору с взяткодателем в виде взятки заведомо похищенное государственное или общественное имущество, надлежит квалифицировать, как указал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 23 сентября 1977 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве», по совокупности как получение взятки и хищение государственного или общественного имущества[251].
Сам термин «идеальная» совокупность малоудачен, на что не раз обращали внимание советские криминалисты. Возникнув еще в дореволюционном русском праве, он, конечно, не полностью отражает то явление, которое призван определять. Буквальное его понимание, видимо, и привело к тому, что некоторые авторы считали, что идеальная совокупность, то есть мысленно представленная совокупность, есть, в сущности, единое преступление, хотя и содержащее признаки нескольких преступлений[252]. Однако идеальная совокупность не является искусственной юридической конструкцией, она отражает имеющую место юридическую ситуацию, когда одним действием лица совершается два или более преступлений. И хотя мы продолжаем пользоваться указанным термином, его применение должно иметь место в полном соответствии с определяемой им объективной действительностью, то есть совершением лицом двух или более самостоятельных преступлений[253].
Реальная совокупность имеет место там, где виновный различными самостоятельными действиями совершает два или более преступлений. Таким образом, при реальной совокупности имеются два или более действия, каждое из которых представляет собой самостоятельное преступление. В отличие от идеальной совокупности, где одним действием лица совершается два или более преступлений, при совокупности реальной каждое действие, совершенное виновным, образует с точки зрения уголовного закона самостоятельное преступление. Далее, если при идеальной совокупности преступления, в нее входящие, совершаются одновременно, то при реальной совокупности обязательно между совершаемыми лицом действиями, а следовательно, и учиненными преступлениями существует более или менее продолжительный разрыв во времени. Здесь одно преступление всегда отделено от другого, они совершаются разновременно, хотя и могут быть тесно связаны между собой.
Ввиду разновременного совершения преступлений при реальной совокупности ее квалификация не вызывает столь серьезных затруднений, как квалификация идеальной совокупности. Так, реальной совокупностью будут случаи, когда виновный совершает кражу, а затем хулиганство, убийство и поджог домостроения, мошенничество и спекуляцию и т. д.
В литературе предложены различные классификации видов реальной совокупности преступлений. Так, А. М. Яковлев различает: а) реальную совокупность преступлений, связанных определенным образом одно с другим (например, поджог дома с целью сокрытия убийства), и б) реальную совокупность, где преступления связаны лишь тем, что совершены одним и тем же лицом (например, спекуляция и убийство из ревности)[254]. А. С. Никифоров также классифицирует виды совокупности, исходя из наличия связи между преступлениями, обусловленными стойкими отрицательными свойствами личности виновного[255]. Развивая и конкретизируя эти положения, В. П. Малков выделяет виды реальной совокупности, в которой: а) одно преступное деяние является условием или создает условия для совершения другого преступления (например, изготовление огнестрельного оружия и совершение убийства с помощью этого оружия); б) одно преступление является способом или средством совершения другого преступления (например, учинение подлога и хищения); в) одно преступление является средством или способом сокрытия другого преступления (например, хищение и подлог документов, совершенные в целях сокрытия); г) преступления характеризуются своеобразным единством места и времени (например, изнасилование, а затем похищение ценностей у потерпевшей); д) преступления характеризуются однородностью их мотива (например, совершение кражи, а затем разбоя)[256].
Все эти классификации носят относительно условный характер, но они могут помочь правильно распознать совокупность преступлений и, следовательно, правильно квалифицировать содеянное. Известно, например, сколь противоречива в судебной практике квалификация хищений, совершенных путем подлога документов. В одних случаях действия лица квалифицируют только лишь как хищение, в других применяют квалификацию по совокупности преступлений. Если же исходить из того, что в таких ситуациях подлог является средством (способом) учинения хищения, то не вызывает сомнения наличие здесь реальной совокупности и квалификации всего содеянного по двум статьям УК.
Если сравнить распространенность в судебной практике ситуаций, образующих реальную и идеальную совокупность, то первая встречается намного чаще. По выборочным исследованиям, реальная совокупность имеет место в судебной практике почти в 95 % случаев, а идеальная лишь в 5 %[257].
Совокупность преступлений следует отличать от смежных с ней институтов, а именно от повторности преступлений и от так называемых сложных (составных) преступлений.
Совокупность преступлений и повторность. Повторность преступлений имеет место там, где лицом совершено два или более преступления независимо от того, было или не было лицо осуждено за первое из них. Повторность исключается, если со дня совершения первого преступления истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или была погашена либо снята судимость.
Как видно из самого определения повторности, образующие ее преступления отделены друг от друга во времени, совершаются разновременно. В связи с этим повторность в какой-то мере сближается с реальной совокупностью, так как и здесь и там лицом совершаются «два или более преступлений». Однако между реальной совокупностью преступлений и их повторностью соотношение более сложное.
В зависимости от факта осуждения лица за ранее совершенное преступление различают два вида повторности: повторность, связанную с осуждением лица за первое преступление, и повторность, не связанную с таким осуждением.
Повторность, связанная с осуждением лица за ранее совершенное преступление, именуется рецидивом и может выражаться в различных видах[258]. Реальная совокупность преступлений отличается от рецидива именно тем, что входящие в нее преступления совершены до осуждения хотя бы за одно из них, в то время как при рецидиве новое преступление совершается после осуждения за ранее совершенное.
Повторность, не связанная с осуждением за ранее совершенное преступление, так называемая фактическая повторность, может выступать в различных формах.
Это, прежде всего, повторность тождественных преступлений, когда, например, лицо совершает последовательно две кражи. В этом случае оба преступления (в частности, кражи) предусмотрены одной и той же статьей УК (ст. 140 УК УССР). При совокупности же преступлений каждое из преступлений, в нее входящих, предусмотрено самостоятельной статьей УК.
Далее, выделяются повторность однородных преступлений и повторность разнородных преступлений. Повторность однородных преступлений имеет место при совершении двух последовательных хищений государственного или общественного имущества, если каждое из них совершено в другой форме, например совершение лицом хищения путем мошенничества, а затем путем растраты (об этом виде повторности говорится, в частности, в прим. к ст. 81 УК УССР). Повторность разнородных преступлений характеризуется тем, что лицо совершает два преступления, различные по своему характеру (например, вначале хулиганство, затем кражу и т. п.). Такая повторность рассматривается, в частности, в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания (п. 1 ст. 41 УК УССР).
Указанные два вида фактической повторности одновременно образуют и реальную совокупность преступлений, так как входящие сюда преступления совершены до осуждения хотя бы за одно из них и каждое из них предусмотрено самостоятельной статьей уголовного закона. Особенностью такой совокупности является лишь то, что повторное преступление должно получить[259] свою самостоятельную квалификацию именно по этому признаку. Такая ситуация может, например, сложиться при совершении лицом двух последовательных убийств. Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 июня 1975 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» разъяснил: «Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того - окончено оно или нет - следует квалифицировать по п. «и» ст. 102 либо по ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик»[260] (п. «з» ст. 93 либо ст. 17 и п. «з» ст. 93 УК УССР). Если, скажем, виновный совершил убийство из ревности, а затем покушался на убийство из мести, все совершенное надлежит квалифицировать по правилам совокупности преступлений, причем второе преступление - по признаку повторности. В нашем примере виновный должен быть привлечен к ответственности по ст. 94 и ст. 17 и п. «з» ст. 93 УК УССР (ст. 103 и ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР).
Таким образом, повторность тождественных преступлений не совпадает с реальной совокупностью, а повторность однородных и разнородных преступлений совпадает с реальной совокупностью преступлений[261]. Поэтому, когда говорят об отличии реальной совокупности преступлений от повторности, под последней понимают лишь повторность тождественных преступлений, где все преступления охватываются одной и той же статьей УК.
Так решается вопрос о разграничении реальной совокупности и повторности преступлений.
Совокупность преступлений и сложные (составные) преступления. Сложным или составным называется преступление, состоящее из двух или более преступных деяний, каждое из которых, если рассматривать их в отдельности, представляет собой самостоятельное преступление, но которые в силу их органического единства образуют единое преступление, охватываемое признаками одной статьи Уголовного кодекса. Так, сложным преступлением считается разбой, состоящий как бы из двух самостоятельных действий - насилия над личностью и завладения чужим имуществом. Однако ввиду органического единства этих деяний они рассматриваются как единое преступление и квалифицируются по одной статье УК - ст. 142 УК УССР. В литературе составные преступления правильно рассматриваются как учтенная законодателем (то есть прямо предусмотренная законом в качестве единого преступления) идеальная или реальная совокупность. Примерами составного преступления, образующего учтенную законодателем реальную совокупность, являются: превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось сверх того насилием (ч. 2 ст. 166 УК УССР), побег из места заключения, сопряженный с насилием над стражей (ч. 2 ст. 183 УК УССР), злостное хулиганство, сопровождавшееся оказанием сопротивления представителю власти или представителю общественности, охраняющему общественный порядок (ч. 2 ст. 206 УК УССР), и многие другие. Примерами составного преступления, образующего учтенную законодательством идеальную совокупность, являются: умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, повлекшее человеческие жертвы (ч. 2 ст. 145 УК УССР)[262], доведение путем систематической травли или клеветы до самоубийства (ч. 2 ст. 99 УК УССР) и пр. Как правильно пишет М. Г. Угрехелидзе, «законодатель объединил умышленное тяжкое телесное повреждение с неосторожным убийством в один общий состав (имеется в виду ч. 3 ст. 101 УК УССР. - М. Б.), применив модель идеальной совокупности преступлений»[263].
Отнесение деяния к составному преступлению или, напротив, к совокупности зависит, таким образом, от конструкции составов преступления в действующем праве. Это положение можно подтвердить следующими, например, случаями. Так, до принятия УК союзных республик 1959-1961 гг. законодательство не устанавливало такого единого сложного (составного) преступления, как хулиганство, соединенное с сопротивлением представителю власти, поэтому такие действия образовывали собой совокупность двух преступлений - хулиганства и сопротивления - и квалифицировались, например, по УК РСФСР 1926 г. по ст. 73 (сопротивление представителю власти) и ст. 74 (хулиганство) - ст. 69 и ст. 70 УК УССР 1927 г. По действующему законодательству ввиду органического единства этих деликтов они объединены в одно единое преступление - злостное хулиганство - и квалифицируются по одной статье - ч. 2 ст. 206 УК УССР или УК РСФСР. Напротив, в УК УССР 1927 г. предусматривалась ответственность за такое единое сложное (составное) преступление, как хулиганство, сопряженное с причинением тяжких телесных повреждений (ч. 3 ст. 70). В настоящее время такого сложного преступления законодательство не знает, и поэтому хулиганство, соединенное с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, квалифицируется по совокупности преступлений, то есть по ст. 206 и ст. 101 УК УССР.
Приведем еще одну ситуацию подобного рода. Если, например, лицо совершит умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, то имеет место сложное единое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 101 УК УССР. Однако же при совершении умышленного телесного повреждения средней тяжести, повлекшего смерть потерпевшего, квалификация наступает уже по правилам идеальной совокупности по ст. 102 УК (умышленное средней тяжести телесное повреждение) и по ст. 98
УК УССР (неосторожное убийство), ввиду того что кодекс такого единого сложного (составного) преступления не знает.
Во всех случаях сложного (составного) преступления совершенное виновным квалифицируется по одной статье УК, при идеальной или реальной совокупности применяются две или более статьи УК - в зависимости от того, сколько преступлений входят в данную совокупность. Такая квалификация определяется тем, что составное преступление рассматривается самим законом как единое, одно преступление. При совокупности же преступлений в действиях лица имеется два или более преступлений, каждое из которых предусмотрено самостоятельной статьей УК.
Таково отличие совокупности преступлений от сложных (составных) преступлений.
Выяснение этих вопросов, как и отличия совокупности от повторных, необходимо не только для правильной квалификации содеянного, но и для определения наказания. При рассмотрении судом совокупности преступлений как идеальной, так и реальной применяются особые правила назначения наказания. Значение этих правил настолько велико, что они специально регламентируются законом, причем правила эти могут быть весьма различны не только в законодательстве разных стран, но в истории законодательства одной и той же страны. Так, в истории нашего права эти правила изменялись и уточнялись, найдя свое закрепление в ст. 35 Основ (ст. 42 УК УССР), о чем будет сказано далее.
Системы назначения наказания по совокупности преступлений. Возможны различные системы назначения наказания по совокупности. Прежде всего, можно руководствоваться правилом: сколько преступлений, столько и наказаний, то есть правилом полного сложения всех наказаний, назначенных за каждое из преступлений, входящих в совокупность. Это так называемая система полного (абсолютного) сложения наказаний. Система эта проводилась в одном из первых буржуазных кодексов - Баварском уголовном уложении 1813 г. В настоящее время она проявляется, например, в законодательстве большинства штатов США, где установлен принцип последовательного отбывания наказания, назначенного за каждое преступление. Отсюда приговоры, например, на сроки свыше 90 лет, по существу, превращающиеся в пожизненное заключение.
Система полного сложения наказаний отличается чрезвычайной жестокостью и полностью исключает какие-либо утилитарные цели самого наказания. Приводя к назначению в итоге чрезмерно длительных сроков наказаний, она служит формой легализации пожизненного лишения свободы, если даже оно формально неизвестно той или иной системе наказаний. Кроме того, такая система наталкивается и на практические трудности, когда виновному назначаются разнородные наказания, не могущие ни при каких условиях быть суммированными. Такая ситуация возникает, например, когда за одно из преступлений назначается смертная казнь, а за другое - лишение свободы.
В связи с этим появились другие системы, пытающиеся устранить недостатки системы полного сложения. Так возникла система сложения назначенных за каждое из преступлений наказаний, но с определенными ограничениями. Такая система может быть названа системой ограниченного сложения наказаний. Ныне действующий Итальянский УК 1930 г. устанавливает, что наказание, назначенное в виде лишения свободы, отбывается последовательно за каждое преступление. Но при этом оно не должно превышать более чем в пять раз наиболее тяжкое из наказаний, назначенных за какое- либо из преступлений, входящих в совокупность, либо тридцати лет при исправительном доме, шести лет при аресте. При совокупности преступлений, за каждое из которых может быть назначено наказание в виде лишения свободы не ниже 24 лет, применяется пожизнен ная каторга.
Действующее ныне Голландское уголовное уложение допускает сложение наказаний, но с тем чтобы сумма их не превышала тягчайшее более чем на одну треть. Бессрочное лишение свободы поглощает все прочие наказания, кроме дополнительных. Несмотря на то что данная система вводит определенные ограничения в суммирование наказаний, она является чрезмерно жестокой, а также лишает наказание целесообразности.
В связи с этим появилась система поглощения, при которой более строгое наказание, назначенное за одно из преступлений, входящих в совокупность, поглощает менее строгие. Это система, построенная, как говорил виднейший русский криминалист Н. С. Таганцев, на начале «семь бед - один ответ», имеет тот недостаток, что, по существу, лицо несет ответственность лишь за то преступление, за которое назначено более строгое наказание. В ряде законодательств эта система установлена применительно к назначению наказания при идеальной совокупности (Финляндия). Так же назначается наказание, например, по французскому праву.
Пытаясь устранить недостатки системы поглощения, законодательства многих стран ввели правило, что окончательное наказание, назначенное по системе поглощения, с учетом всех совершенных виновным преступлений должно или может быть повышено до определенного предела. Эта система получила наименование системы обязательного или факультативного повышения (возвышения) наказания, назначенного по совокупности. По правилам этой системы суд, назначив наказание по совокупности путем поглощения, обязан в силу закона или же по собственному усмотрению повысить это окончательное наказание до определенного предела. Так, по Швейцарскому УК, если виновный осуждается к лишению свободы за совершение нескольких преступлений, ему назначается общее наказание за наиболее тяжкое преступление и повышается (но не более чем наполовину) сверх максимума наказания, предусмотренного за это деяние. Суд связан, кроме того, законным максимумом данного рода наказания. По УК Швеции, по совокупности преступлений, караемых тюремным заключением, может быть назначено наказание более тяжкое, чем за каждое из преступлений, но не более чем на два года.
Наконец, можно выделить смешанные системы назначения наказания по совокупности преступлений, где применяются одновременно система ограниченного сложения и система поглощения или система ограниченного сложения и система обязательного или факультативного повышения наказания. Такая система характерна, например, для действующего в ФРГ Германского Уголовного уложения 1871 г.
В уголовных кодексах европейских социалистических государств, которые приняты в последние годы, наиболее распространенной является система факультативного повышения наказания, ограниченная определенными пределами. Таких ограничений, как правило, вводится два. Наказание по совокупности не должно превышать суммы наказаний, назначенных за каждое из преступлений, и не должно быть выше максимума данного вида наказания.
Так, УК НРБ 1968 г. устанавливает, что когда назначенные наказания относятся к одному и тому же виду, суд может определенное по совокупности наиболее тяжкое наказание увеличить не более чем наполовину, с тем, однако, чтобы срок такого увеличенного наказания не превысил суммы отдельных наказаний и установленного максимального размера соответствующего вида наказания.
УК ГДР 1968 г. предусматривает, что если при осуждении за несколько преступных деяний характер и тяжесть всех преступлений требуют более тяжелого наказания, чем это допускает самый высший из пределов санкции, суд может повысить этот предел, однако не более чем наполовину. Предусмотренный законом максимальный срок лишения свободы не может быть превышен.
Подобного рода положение закреплено и в УК ПНР 1969 г.
Системы, установленные в этих кодексах, достаточно гибки и предоставляют суду широкие возможности по индивидуализации наказания, назначенного по совокупности преступлений.
Перейдем теперь к вопросу о том, как регулировался вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений в истории советского уголовного права, какова система назначения наказания в этих случаях по действующему законодательству.
Назначение наказания по совокупности преступлений по УК 1922 г., Основным началам 1924 г. и УК союзных республик 1926-1935 гг. Впервые вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений нашел свое закрепление в УК 1922 г.
В ст. 29 Кодекса говорилось: «Когда в совершенном обвиняемым деянии содержатся признаки преступлений, предусмотренных разными статьями кодекса, суд определяет наказание по статье, устанавливающей наибольшую наказуемость». Статья 30 устанавливала, что «в случае совершения подсудимым до вынесения приговора двух или более преступных деяний суд, определив наказание за каждое преступление отдельно, приговаривает виновного к тягчайшему из всех назначенных ему наказаний, причем последнее может быть повышено до высшего предела наказания, установленного статьей, по которой наказание было определено».
Анализ этих статей, прежде всего, показывает, что в самом законе проведено деление совокупности на идеальную (ст. 29) и реальную (ст. 30), в связи с чем соответственно различаются порядки назначения наказания. При идеальной совокупности наказание может быть назначено лишь по принципу поглощения, так как суд обязан определить окончательное наказание «по статье, устанавливающей наибольшую наказуемость». При реальной совокупности (ст. 30) наказание может быть назначено по принципу поглощения (суд «приговаривает виновного к тягчайшему из всех назначенных наказаний»), а также по принципу факультативного повышения (назначенное наказание «может быть повышено до высшего предела наказания, установленного статьей, по которой наказание было определено»). Далее, если при реальной совокупности ст. 30 требовала предварительного назначения наказания за каждое из преступлений, то при идеальной совокупности ст. 29 такого требования не выдвигала.
Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. в ст. 33 установили, что когда в совершенном, обвиняемом действии содержатся признаки нескольких преступлений, а равно в случае совершения обвиняемым до вынесения приговора двух или более преступлений, наказание определяется по тому преступлению, которое влечет за собой более строгую его меру.
Как видно, в отличие от УК 1922 г. Основные начала не делают различия в порядке назначения наказания при идеальной и реальной совокупности, хотя и сохраняют закрепление этих видов совокупности в самом законе. Кроме того, Основные начала вообще не требуют назначения наказания за каждое преступление, входящее в совокупность, в то время как ст. 30 УК 1922 г. такое требование формулировала применительно к реальной совокупности.
УК союзных республик 1926-1935 гг. хотя и исходили из ст. 33 Основных начал, формулировали соответствующие положения различным образом.
Так, Уголовные кодексы Белорусской, Грузинской и Азербайджанской ССР устанавливали различные правила назначения наказания при идеальной и при реальной совокупности. При идеальной совокупности они не требовали предварительного назначения наказания за каждое из преступлений, а при реальной совокупности - предписывали суду определить наказание за каждое из преступлений, а затем окончательно применить более тяжкую из назначенных мер наказания.
Уголовные кодексы УССР и Туркменской ССР не требовали вслед за Основными началами назначения наказания за преступления, входящие в совокупность, независимо от того - была ли она идеальной или реальной.
Уголовные кодексы РСФСР, Армянской, Узбекской и Таджикской ССР требовали назначения за каждое из преступлений, входящих в совокупность, отдельного наказания, а в остальном воспроизводили положения ст. 33 Основных начал.
Различные формулировки статей УК союзных республик давали основание считать, что некоторые из них закрепляют систему поглощения менее строгого наказания более строгим, а другие - систему факультативного повышения наказания. И такие толкования имелись в литературе. Так, в пользу принципа факультативного повышения наказания высказывались Н. Д. Дурманов, А. А. Герцензон, В. С. Трахтеров, Н. Ф. Яшинова, Г. А. Мендельсон[264]. Однако большинство комментаторов правильно считали (и практика доказала это), что, несмотря на различие формулировок, в законодательстве закреплена система поглощения независимо от того - требует тот или иной УК назначения наказания предварительно за каждое из совершенных виновным преступлений[265].
Уже в первые годы после принятия УК РСФСР 1926 г. и УК УССР 1927 г. были замечены недостатки регулирования ими вопросов назначения наказания по совокупности преступлений. Так, первым в советской литературе этот вопрос поставил известный криминалист профессор Харьковского юридического института Г. И. Волков[266]. Дав обстоятельный анализ ст. 49 УК РСФСР и ст. 45 УК УССР и показав, что принцип поглощения не дает суду возможности учесть повышенную общественную опасность преступлений и лица, их совершившего, автор предлагал предусмотреть возможность факультативного повышения назначенного по совокупности окончательного наказания, с тем, однако, чтобы оно не превышало, с одной стороны, суммы наказаний, определенных за каждое из преступлений, и с другой - не могло в итоге превышать максимума данного вида наказания, указанного в Общей части УК. И хотя предложение автора не получило закрепления в законодательстве, система, им предложенная, достаточно рациональна и сходна с ныне действующими системами некоторых УК (например, УК НРБ 1968 г.).
Позже М. Д. Шаргородский предлагал предоставить суду право в случаях идеальной и реальной совокупности назначить окончательное наказание в пределах, определяемых выше максимума, предусмотренного статьей, карающей за наиболее тяжкое из входящих в совокупность преступлений[267].
При подготовке Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. в их официальном проекте[268] статья о назначении наказания по совокупности преступлений была сформулирована таким образом, что суд обязан был назначить наказание за каждое из преступлений в отдельности, а затем определить окончательное наказание по совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения наказаний в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из преступлений, входящих в совокупность (ст. 31 Проекта). Эти же правила назначения наказания были сохранены в ст. 35 Основ и в УК союзных республик 1959-1961 гг.
<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 1. Понятие и виды совокупности преступлений:

  1. N 1. Понятие, виды и значение криминалистической характеристики преступлений
  2. § 1. Понятие и значение состава преступления
  3. § 1. Понятие идеальной совокупности преступлений
  4. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  5. Тема 11.Множественность преступлений
  6. Понятие и система преступлений против здоровья
  7. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  8. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  9. § 1. Понятие особо опасного рецидивиста
  10. § 2. Виды множественности преступлений
  11. § 2. Виды совокупности преступлений
  12. § 4. Отграничение повторности преступлений от смежных понятий
  13. § 2. Единичное преступление как составной элемент множественности преступлений. Виды единичных преступлений
  14. § 4. Совокупность преступлений