<<
>>

§ 2. Назначение наказания по совокупности преступлений

Правила назначения наказания при совершении нескольких преступлений установлены в ст. 42 УК УССР (ст. 40 УК РСФСР), текстуально воспроизводящей ст. 35 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

В указанной статье значится: «Если лицо признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона, ни за одно из которых оно не было осуждено, суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей более строгое наказание.

К основному наказанию может быть присоединено любое из дополнительных наказаний, предусмотренных статьями закона, устанавливающими ответственность за те преступления, в совершении которых лицо признано виновным.

По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в срок наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору».

Рассмотрим подробно эти правила. Прежде всего, заметим, что назначение наказания, в силу ст. 42, проходит два этапа:

суд обязан назначить наказание отдельно за каждое из преступлений, входящих в совокупность;

суд обязан определить окончательное наказание по совокупности преступлений.

Назначение наказания отдельно за каждое преступление. Несмотря на то что ст. 42 УК СССР содержит категорическое требование назначать наказание отдельно за каждое из преступлений, образующих совокупность, в судебной практике все еще встречаются случаи нарушения этого требования закона. Некоторые суды забывают определить наказание за каждое из преступлений, а назначают виновному сразу же окончательное наказание.

В связи с этим Пленум Верховного Суда УССР в постановлении от 27 апреля 1971 г. указал судам, что они в соответствии со ст. 42 УК обязаны назначать за каждое из преступлений как основное, так и дополнительное наказание[269]. Пленум Верховного Суда РСФСР прямо предписал, что суд «...должен назначить и указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательно меру наказания по совокупности преступлений»[270].

Назначение наказания отдельно за каждое из преступлений имеет большое значение.

Прежде всего, назначение наказания за каждое преступление означает, что каждое из них порицается и осуждается судом, что отражает проявление принципа неотвратимости наказания в советском уголовном праве. Далее - такой порядок назначения наказания дает возможность без каких бы то ни было осложнений применить амнистию или помилование к каждому отдельному преступлению. В случае пересмотра приговора в кассационной или надзорной инстанции имеется возможность при наличии к тому оснований смягчить наказание, назначенное за отдельное преступление, или вообще исключить его из приговора. Наконец, как правильно заметил А. С. Горелик, в действующем уголовном праве с назначением наказания за отдельное преступление связывается ряд правовых последствий, например признание лица особо опасным рецидивистом, назначение вида исправительно-трудовой коло- нии[271]. Высказываемые в прошлом возражения против порядка назначения наказания за каждое преступление в отдельности встретили серьезную критику и в настоящее время не встречаются[272].

Суд, определяя наказание за каждое из преступлений, руководствуется общими началами назначения наказания (ст. 39 УК УССР), а также учитывает в соответствии со ст. 40 и ст. 41 УК УССР смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства. Такой подход к определению наказания дает возможность индивидуализировать его применительно к каждому преступлению с одновременным учетом того, что лицом совершено не одно, а два или более преступления.

Принципиальные указания по этому вопросу содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу Б.: «Назначая наказание за каждое из них (то есть преступлений. - М. Б.) в отдельности, суд должен руководствоваться требованиями общих начал назначения наказания с тем, чтобы ответственность за преступления, входящие в совокупность, была дифференцирована в зависимости не только от характера этих преступлений, но и от степени общественной опасности составляющих их деяний»[273]. Таким образом, важное значение придается характеру и степени общественной опасности каждого деяния с учетом индивидуальных особенностей конкретного дела. Поэтому возможны ситуации, когда за преступление, которое по закону обложено более высокой санкцией, будет назначено наказание менее суровое, чем за деяние, которое карается по закону менее строго. Так, по указанному делу Б. Верховный Суд признал при совокупности преступлений возможным назначение более сурового наказания по ст. 120 УК РСФСР, чем по ч. 2 ст. 171 УК РСФСР (ст. 121 и ч. 2 ст. 166 УК УССР), хотя санкция последней - от двух до десяти лет, а первой - до 3 лет лишения свободы.

Назначение окончательного наказания по совокупности преступлений. После назначения наказания за каждое из преступлений суд определяет окончательное наказание по совокупности путем:

а) поглощения менее строгого наказания более строгим;

б) полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей более строгое наказание.

Таким образом, действующее право придерживается смешанной системы назначения наказания по совокупности преступлений, допуская как систему поглощения, так и систему сложения в определенных пределах.

Если при назначении наказания за отдельные преступления, входящие в совокупность, суд ссылается на те статьи УК, по которым квалифицировано данное преступление, то при назначении окончательного наказания по совокупности в приговоре делается ссылка лишь на ст. 42 УК УССР (ст. 40 УК РСФСР), чем обозначается, что наказание определено в целом за всю совокупность совершенных преступлений[274].

Правила поглощения (чаще в литературе говорят о принципе поглощения) менее строгого наказания более строгим в судебной практике применяются значительно чаще, чем сложение наказаний. По выборочным данным, принцип сложения применяется по 15[275]-20 %[276]. Причины более частого применения судами принципа поглощения в достаточной мере не выяснены. Есть основания думать, что система поглощения представляется более простой, поэтому судьи ее и чаще применяют. Изыскания, проведенные здесь А. С. Гореликом, требуют дальнейших социологических исследований.

Применяя принцип поглощения, суд принимает во внимание не санкции статей УК, по которым квалифицированы преступления, а конкретные наказания, которые назначены в пределах этих санкций за каждое из учиненных деяний. Причем менее строгое наказание поглощается более строгим. Так, если лицо признано виновным за совершение преступлений, предусмотренных ст. 102 и ч. 2 ст. 206 УК УССР, и суд определил по ст. 102 наказание в виде лишения свободы на 2 года, а по ч. 2 ст. 206 - 4 года, то более строгое наказание (в данном примере 4 года) поглощает менее строгое наказание (2 года). По совокупности же и определяется окончательное наказание в 4 года лишения свободы. Такая же ситуация может иметь место и при назначении за преступления, входящие в совокупность, разновидных (разнородных) наказаний. Так, если за одно из преступлений суд назначил исправительные работы без лишения свободы на срок 6 месяцев с удержанием из заработка осужденного 10 %, а за другое преступление 2 года лишения свободы, то, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, суд по совокупности назначает два года лишения свободы. При сравнении в этих случаях тяжести наказаний суд руководствуется в принципе той последовательностью, в которой перечислены виды наказаний в ст. 23 УК УССР.

В литературе признается целесообразным применение принципа поглощения наказания в следующих случаях:

а) когда судом за одно из преступлений, входящих в совокупность, назначено наказание, равное максимуму санкции, указанному в статье, предусматривающей наиболее строгое наказание;

б) когда за отдельные преступления назначены наказания, по своей природе не могущие подлежать сложению (например, лишение свободы и смертная казнь, лишение свободы и лишение права занимать определенные должности, когда последнее фигурирует как основное наказание);

в) когда имеет место идеальная совокупность преступлений;

г) когда входящее в совокупность преступление явно малозначительно по сравнению с другими преступными деяниями1.

Принцип сложения наказаний, установленный в ст. 42 УК, более наглядно убеждает, что виновный понес ответственность за каждое из совершенных преступлений. Сложение наказаний при совокупности применяется на практике редко и в большинстве своем в случаях, когда совершенные преступления близки между собой по характеру и степени общественной опасности.

Сложение наказаний, назначенных за отдельные преступления, может быть полным либо частичным, но в любом случае окончательное наказание по совокупности равно сумме складываемых наказаний. При частичном сложении наказаний к более суровому наказанию, назначенному за одно из преступлений, присоединяется часть наказания, определенного за другое преступление.

Сложение наказаний ограничено в ст. 42 УК определенным пределом. Общий срок наказания по совокупности, полученный в результате сложения отдельных наказаний, не должен превышать максимума санкции (высшего предела санкции) статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание. Таким образом, пределом наказаний здесь выступает максимум санкции статьи УК, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из входящих в совокупность преступлений. Так, если суд назначил по ч. 1 ст. 140 УК УССР наказание в виде 1 года лишения свободы, а по ч. 2 ст. 206 УК УССР - 3 года лишения свободы, то, применяя принцип полного сложения, он имеет право назначить окончательное наказание по совокупности - 4 года лишения свободы, так как максимум санкции ч. 2 ст. 206 - 5 лет. Если же суд назначил по ч. 1 ст. 140 2 года лишения свободы, а по ч. 2 ст. 206 - 4 года, то возможно лишь частичное сложение, а именно - к 4 годам лишения свободы суд может присоединить 1 год лишения свободы, назначенный по ч. 1 ст. 140, и определить наказание - 5 лет лишения свободы, то есть в пределах максимума санкции ч. 2 ст. 206 УК.

В практике возникал, а в литературе ставился вопрос о назначении наказания по совокупности не двух, а трех и более преступлений. Что здесь возможно применение либо принципа поглощения менее строгих наказаний более строгим, либо полное или частичное сложение всех наказаний - сомнений не вызывает. Но возможно ли одновременное применение и принципа поглощения, и принципа сложения, о которых говорит ст. 42 УК. Отрицательно на этот вопрос отвечает Ю. Н. Юшков[277], полагая, что буквальный текст ст. 42 УК исключает такое ее толкование и что данная статья допускает лишь альтернативное применение либо принципа поглощения, либо принципа сложения. А. С. Горелик стоит на другой и, как думается, более правильной точке зрения. Он считает возможным в этих случаях комбинировать указанные принципы, например сложить два наказания и одновременно поглотить их суммой третье. Ведь ст. 42 УК предусматривает не только полное, но и частичное сложение наказаний; последнее же всегда (даже при двух преступлениях) можно представить как сочетание поглощения и сложения, так как, по существу, имеет место присоединение одной части наказания и одновременное поглощение другой его части, которая осталась неприсо- единенной.

Возникает и другой не менее сложный и спорный вопрос: о возможности применения принципа сложения наказаний, назначенных в порядке ст. 42 УК, если наказания эти разновидны (разнородны).

Уголовные кодексы большинства союзных республик не содержат по этому вопросу прямых указаний. Лишь в ст. 43 УК Эстонской ССР и ст. 40 УК Латвийской ССР говорится о возможности сложения разновидных наказаний. Отсутствие соответствующих положений в УК многих республик вызвало различные решения как в литературе, так и на практике. Так, многие авторы приходят к выводу, что сложение разновидных наказаний по совокупности преступлений невозможно[278]. В этом плане высказалась и Военная Коллегия Верховного Суда СССР, считая, что ст. 40 УК РСФСР не дает оснований для сложения разнородных наказаний, поскольку она не содержит по этому вопросу никаких указаний и не устанавливает специального порядка сложения таких наказаний[279]. Эта точка зрения оспаривается в литературе[280], а в практике Верховного Суда РСФСР сложение разновидных наказаний в порядке ст. 40 УК РСФСР всегда признавалось правомерным. И ныне Пленум Верховного Суда указал, что в таких случаях следует руководствоваться правилами, указанными в ч. 3 и ч. 4 ст. 41 УК РСФСР (ст. 43 УК РСФСР)[281].

Представляется, что применение правил сложения разновидных наказаний, указанных в ст. 43 УК, в порядке ст. 42 вполне возможно. Прежде всего, хотя бы потому, что прямого запрета такого сложения закон не содержит.

Кроме того, как известно, соотношение различных видов наказаний, установленное в законе применительно к зачету предварительного заключения (ст. 47 УК УССР) и правилам назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 43 УК УССР), везде имеет одно и то же значение. Поэтому всегда одному дню лишения свободы соответствует один день дисциплинарного батальона, три дня ссылки, три дня высылки, три дня исправительных работ без лишения свободы. Отсюда следует, что там, где приходится применять одновременно разновидные наказания, необходимо обращаться к указанной шкале соотношения этих наказаний, в которой выражены их эквиваленты[282]. Этими эквивалентами и следует руководствоваться при сложении разновидных наказаний, когда их назначают по совокупности преступлений. Запрет такого сложения и применение здесь лишь принципа поглощения менее строгого наказания более строгим привели бы к ослаблению борьбы с повторными преступлениями. Сложение наказаний производится путем приведения наказаний менее тяжкого вида к наказанию более тяжкого вида, например исправительные работы переводятся в лишение свободы из со отношения 3:1.

Безусловно, в действующей норме ст. 35 Основ, как и в ст. 42 УК УССР, имеется пробел. Его приходится преодолевать путем сложного систематического и логического толкования, в результате которого положения, указанные в ст. 43 УК УССР, применяются по аналогии. Аналогия, безусловно, запрещена в уголовном праве в области криминализации отдельных деяний, прямо уголовным законом в качестве преступных не предусмотренных. Однако применение норм Общей части по аналогии с вопросами, прямо Основами и УК не урегулированными, не запрещено и может быть признано правомерным[283].

Однако вопрос о назначении окончательного наказания по совокупности в случае назначения разновидных наказаний за входящие в нее преступления этим еще полностью не решается. Возможны случаи, когда такие разновидные наказания не могут быть соотнесены между собой в каком-либо эквиваленте. Достаточно представить себе случай, когда за одно из преступлений в качестве основного наказания назначено лишение права занимать определенные должности сроком на 3 года, а за другое - лишение свободы на срок 2 года, либо случаи, когда за одно из преступлений назначен штраф, а за другое - лишение свободы на срок 3 года и т. п. Конечно, применение здесь принципа поглощения менее строгого наказания более строгим возможно, но оно приведет к тому, что карательные и особенно частнопредупредительные возможности поглощенных наказаний не будут использованы. В наших случаях не будут использованы возможности таких наказаний, как лишение права занимать определенные должности или штраф. В то же время сложение таких наказаний ввиду их полной неэквивалентности также невозможно.

Уголовные кодексы Грузинской, Латвийской, Литовской, Молдавской, Туркменской и Эстонской союзных республик этот вопрос решают, указывая, что эти наказания сложению с другими видами наказаний не подлежат, а применяются и исполняются самостоятельно. Так же должен решаться этот вопрос и по УК УССР и других союзных республик, где он прямо законом не урегулирован. Указывая на это обстоятельство, правильно замечают, что такое назначение этих наказаний по совокупности не охватывается ни принципом поглощения, ни принципом сложения наказаний, которые прямо закреплены в ст. 42 УК УССР. Оно подчиняется требованиям еще одного особого принципа - одновременного и самостоятельного применения и исполнения наказаний, назначенных по совокупности преступлений[284].

Применяя указанные принципы назначения наказания по совокупности преступлений, суд и определяет окончательное наказание. Причем следует вновь подчеркнуть, что полное или частичное сложение наказаний возможно лишь в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое из преступлений, входящих в совокупность. Требуя неукоснительного соблюдения этого правила, Верховный Суд СССР по делу Т. и других указал, что «при совокупности преступлений полное или частичное сложение наказаний может производиться лишь в пределах, установленных статьей, предусматривающей более строгое наказание»[285].

Назначая по совокупности преступлений окончательную меру наказания, необходимо обязательно указать, если определяется лишение свободы, место его отбывания (в тюрьме, исправительно-трудовой колонии или воспитательно-трудовой колонии); при осуждении к лишению свободы в ИТК или ВТК обязательно определяется вид этой колонии в соответствии со ст. 25 УК УССР и постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. «О практике назначения судами видов исправительнотрудовых учреждений лицам, осужденным к лишению свободы»[286].

Назначение дополнительных наказаний. В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК УССР «к основному наказанию по совокупности может быть присоединено любое из дополнительных наказаний, предусмотренных статьями закона, устанавливающими ответственность за те преступления, в совершении которых лицо признано виновным».

Дополнительные наказания являются важным средством эффективности частного и общего предупреждения, обеспечивают осуществление принципа индивидуализации наказания в советском уголовном праве.

Статья 23 УК УССР предусматривает, что кроме основных наказаний к осужденным могут применяться такие дополнительные наказания, как конфискация имущества, лишение воинского или специального звания, лишение родительских прав. Кроме того, ссылка, высылка, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штраф, а по УК РСФСР - еще и увольнение от должности и обязанность возместить причиненный вред - могут применяться не только в качестве основных, но и дополнительных наказаний. В УК подробно урегулированы вопросы применения этих наказаний, во многих случаях они прямо предусмотрены в санкциях соответствующих статей Особенной части УК. Причем такие наказания, как ссылка, высылка, конфискация имущества, штраф, могут назначаться лишь в случаях, когда они прямо предусмотрены в санкции статьи Особенной части УК, по которой квалифицировано преступление подсудимого.

Правильное применение дополнительных наказаний должно подчиняться требованиям закона, на что неоднократно обращалось внимание Верховным Судом УССР и Верховным Судом РСФСР.

Буквальное понимание смысла ч. 2 ст. 42 УК УССР привело многих авторов, а также практических работников к неправильным выводам.

Так, прежде всего утверждалось, что суд не обязан определять за каждое из преступлений и дополнительное наказание, если его применение возможно, а лишь присоединяет это наказание к основному наказанию, назначенному окончательно по со- вокупности[287]. Действительно, в ч. 2 ст. 42 УК сказано о присоединении к окончательному наказанию по совокупности дополнительного наказания, предусмотренного законом, а не назначенного по приговору суда. Однако буквальное толкование закона здесь неправильно. Оно находится в противоречии с ч. 1 ст. 42 УК УССР, где предписано обязательное назначение судом наказания за каждое преступление в отдельности. Это требование в одинаковой мере относится к назначению как основного, так и дополнительного наказания. Часть 1 ст. 42 как общая норма должна быть полностью распространена и на случаи, указанные в ч. 2, решающей частный вопрос назначения по совокупности дополнительных наказаний.

В практике также встречалось немало случаев, когда суды определяли дополнительное наказание лишь при окончательном наказании по совокупности преступлений, не назначая его за отдельные преступления, эту совокупность образующие[288]. Такая практика была признана неправильной Верховным Судом СССР в постановлении Пленума от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре», Верховным Судом РСФСР в постановлении Пленума от 23 марта 1971 г. «О практике назначения судами РСФСР дополнительных мер наказания»[289]. В аналогичном постановлении Пленума Верховного Суда УССР специально отмечалось, что «в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление, признанное доказанным, а также основное и дополнительное наказание, которое осужденный должен отбывать по совокупности преступлений»[290]. Еще более категорично высказался Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г., когда, рассматривая эти вопросы, указал, что дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность[291].

Итак, следует указать на то, что суд обязан, если есть к тому основания, назначить не только основное, но и дополнительное наказание за каждое преступление, входящее в совокупность.

Назначив, таким образом, дополнительные наказания, суд, как сказано в ч. 2 ст. 42 УК УССР, присоединяет любое из дополнительных наказаний к основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений.

Такая редакция закона привела В. П. Малкова к выводу, что к основному окончательному наказанию может быть присоединено лишь одно из дополнительных наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность[292]. Иное, как полагает автор, противоречило бы принципу экономии уголовной репрессии, неоправданно ожесточило наказание, усложнило бы его исполнение. Однако эти соображения представляются необоснованными. Прежде всего, было бы непонятно, для чего в таких случаях суду назначать дополнительные наказания за каждое преступление, если суд вправе присоединить к окончательному наказанию лишь одно из них. Далее, сами дополнительные наказания настолько различны (например, конфискация имущества и лишение права занимать определенные должности), что, так сказать, «перекрыть» друг друга не могут. Неясно, почему их одновременное присоединение к основному наказанию противоречит экономии судебной репрессии, коль скоро такое наказание полностью соответствует характеру и степени опасности учиненного и личности виновного. Безосновательно и утверждение, что это усложнит исполнение наказания. Наконец, в УК Литовской и УК Эстонской республик прямо указано, что такие дополнительные наказания исполняются самостоятельно и что, следовательно, могут быть присоединены к основному наказанию, назначенному окончательно по совокупности.

Таким образом, если за отдельные входящие в совокупность преступления назначены разнородные дополнительные наказания, они могут быть присоединены к основному наказанию, окончательно назначенному по совокупности.

Если же эти дополнительные наказания однородны, то окончательно по совокупности они назначаются либо по принципу поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем полного или частичного сложения в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей наиболее строгое из дополнительных наказаний.

Применение здесь принципа поглощения или сложения не зависит от того, какой именно принцип положил в основу суд, назначая основное наказание. Так, окончательное основное наказание по совокупности может быть назначено судом путем поглощения, а окончательное дополнительное наказание - по принципу сложения. Может быть и обратное сочетание или применение одного и того же принципа - либо поглощения, либо сложения.

В итоге можно сформулировать такие выводы: а) определяя наказание за каждое из преступлений, входящих в совокупность, суд должен назначить не только основное, но и дополнительное наказание, если, конечно, его применение предусмотрено законом;

б)              назначая окончательное наказание по совокупности, суд присоединяет к нему дополнительное (дополнительные) наказание, назначенное за отдельное преступление (преступления), входящее в совокупность; в) если эти дополнительные наказания однородны (одного и того же вида), они окончательно присоединяются к основному путем поглощения менее строгого более строгим или путем полного или частичного сложения в указанных в ст. 42 УК пределах; г) если эти дополнительные наказания разнородны (разновидны), то каждое из них присоединяется к основному наказанию, назначенному по совокупности, и исполняется самостоятельно.

Вопросы совершенствования норм действующего уголовного законодательства о назначении наказания по совокупности преступлений. Предыдущее изложение свидетельствует о том, что действующая норма (ст. 35 Основ, ст. 42 УК УССР, ст. 40 УК РСФСР), регулирующая назначение наказания по совокупности преступлений, имеет недостатки. На них указывали авторы многих научных исследований, на которые делались ранее ссылки в данной работе. Поэтому, не прибегая к их детальному анализу, наметим лишь те вопросы, которые следовало бы разрешить в законе с тем, чтобы регламентация назначения наказания по совокупности преступлений была более эффективной.

Сама система назначения наказаний, то есть принципы их назначения, должна быть более гибкой и отражать повышенную опасность совершенного и личности виновного. Поэтому целесообразно было бы, как это имеет место в ряде УК европейских социалистических государств, установить возможность применения принципа поглощения с факультативным усилением наказания до пределов максимума санкции статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание за преступление, входящее в совокупность. Следует сохранить также принцип полного или частичного сложения наказаний при условии, что окончательное наказание не должно превышать суммы назначенных наказаний и не быть выше максимума данного вида наказания, определенного в Общей части УК.

Следует установить специальную шкалу эквивалентов разнородных (разновидных) наказаний, которой могли бы руководствоваться суды при сложении таких наказаний.

Следует закрепить принцип самостоятельного применения и исполнения основных разнородных (разновидных) наказаний, которые не могут быть приведены к эквиваленту и не вписываются в указанную шкалу.

Нужно четко решить в законе вопрос о необходимости назначения дополнительных наказаний за отдельные преступления, входящие в совокупность, и о присоединении их к окончательному основному наказанию по принципу поглощения или сложения, когда они однородны, и по принципу самостоятельного присоединения и исполнения, когда они разнородны.

Возможно, эти предположения спорны, но они в любом случае представляют вариант, заслуживающий обсуждения.

Назначение наказания по совокупности преступлений, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что лицо виновно еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В ч. 3 ст. 35 Основ уголовного законодательства (ч. 3 ст. 42 УК УССР) сказано: «По тем же правилам (имеются в виду рассмотренные выше правила назначения наказания по совокупности преступлений, указанные в ч. 1 и ч. 2 ст. 42 УК. - М. Б.) назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в срок наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору».

Данная норма имеет большое практическое значение, так как нередко преступления, составляющие совокупность, могут быть раскрыты в разное время и осуждение виновного за эти отдельные преступления соответственно производится не одним, а двумя или более приговорами, выносимыми также в разное время. Такое положение вещей имеет место, если лицо, совершившее, например, два преступления, было осуждено лишь за одно из них, а приговор о другом преступлении выносится уже после приговора по первому делу.

Представим себе, что лицо привлечено к ответственности и осуждено по ч. 2 ст. 206 УК - за злостное хулиганство, совершенное виновным в августе 1978 г. После вынесения приговора по этому делу выяснилось, что осужденный еще в июне 1978 г. совершил кражу, за что был осужден другим приговором по ч. 1 ст. 140 УК УССР.

Данная ситуация полностью охватывается тем понятием совокупности преступлений, которое содержится в ч. 1 ст. 42 УК УССР. При совокупности преступлений лицом совершается два или более преступления, каждое из которых предусмотрено самостоятельной статьей УК, при условии, что эти преступления совершены до осуждения хотя бы за одно из них. Но и в приведенном случае лицо совершило два преступления, каждое из них образует признаки самостоятельного состава (злостное хулиганство и кража) и охватывается отдельной статьей УК и, наконец, оба преступления совершены до осуждения лица за хулиганство. Следовательно, перед нами совокупность преступлений. Она лишь осложнена процессуальным моментом - несвоевременным раскрытием одного из преступлений и наличием приговора по одному из дел, на что обращалось внимание в нашей литературе[293]. Если бы не произошло такого процессуального «сюрприза» и суд рассматривал одновременно оба преступления, совершенные виновным, то перед нами была бы типичная совокупность преступлений и наказание за нее назначалось бы по правилам, указанным в ч. 1 и ч. 2 ст. 42 УК УССР. То обстоятельство, что преступления, входящие в совокупность, раскрыты в разное время, что по одному из дел вынесен уже приговор, не меняет природы совершенного как совокупности преступлений. Вот почему в ситуациях, указанных в ч. 3 ст. 42 УК, применяются те же правила назначения наказания, которые определены законом для совокупности преступлений[294].

Назначение наказания в порядке ч. 3 ст. 42 УК УССР проходит следующие три этапа:

суд назначает наказание по второму приговору, то есть за преступление, раскрытое последним;

с учетом ранее состоявшегося приговора суд назначает окончательное наказание либо путем поглощения менее строгого приговора более строгим, либо путем полного или частичного сложения наказаний, определенных в обоих приговорах в пределах санкции статьи УК, предусматривающей наиболее строгое наказание;

суд производит зачет срока наказания, фактически отбытого по первому приговору.

Следует иметь в виду, что правила назначения наказания в порядке ч. 3 ст. 42 УК УССР могут применяться не только в случаях совокупности, но и при повторности преступлений, когда за каждое из преступлений вынесены различные приговоры. Так, совершение лицом двух злостных хулиганств, из которых одно было раскрыто ранее и по нему состоялся приговор, влечет за собой назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 42 при осуждении по той же ст. 206 за второе хулиганство.

Прав В. П. Малков, когда указывает, что эта норма предусматривает порядок назначения наказания не только за случаи, охватываемые понятием собственно совокупности преступлений (т. е. за преступления, подпадающие под различные статьи уголовного закона), но и случаи множественности преступлений, охватываемые понятиями неоднократности, систематичности, промысла[295].

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 июня 1977 г. указал, что «окончательная мера наказания во всяком случае не может быть ниже более сурового наказания, назначенного за любое из преступлений, входящих в совокупность»[296].

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений:

  1. Статья 70. Назначение наказания по совокупности преступлений
  2. 7.3. Назначение наказания
  3. 6.7. Назначение наказания по совокупности преступлений (ст. 69)
  4. 26. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ПРИ СОВОКУПНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  5. § 8. Назначение наказания по совокупности приговоров
  6. 10.2.10 Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний
  7. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  8. § 3. Назначение наказания по совокупности приговоров
  9. Глава четвертая НАЗНАЧЕНИЕ БОЛЕЕ МЯГКОГО НАКАЗАНИЯ, ЧЕМ ПРЕДУСМОТРЕНО ЗАКОНОМ
  10. § 1. Назначение наказания по совокупности преступлений
  11. Вопросы совершенствования действующего УК о назначении наказания по совокупности преступлений
  12. § 3. Назначение наказания при рецидиве преступлений
  13. § 3. Назначение наказания по совокупности преступлений
  14. § 4. Назначение наказания по нескольким приговорам
  15. Назначение наказания по совокупности преступлений
  16. Тема: НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ
  17. § 6. Назначение наказания по совокупности преступлений
  18. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  19. Глава четвертая НАЗНАЧЕНИЕ БОЛЕЕ МЯГКОГО НАКАЗАНИЯ, ЧЕМ ПРЕДУСМОТРЕНО ЗАКОНОМ
  20. § 1. Проблемы применения норм уголовного закона при назначении наказания за множественность преступлений