<<
>>

§ 5. Преступления в области торговли

Принципом социализма является распределение богатств, созданных в обществе, по труду. В СССР осуществляется принцип социализма: «от каждого — по способностям, каждому — по труду» (ст.

14 Конституции СССР).

Национальный доход, т, е. вновь созданный общественный продукт распределяется при социализме таким образом, что наиболее значительная часть его поступает в потребление непосредственно трудящихся, а другая его часть используется для удовлетворения общественных потребностей.

Таким образом, каждый честный советский труженик, занимаясь общественно полезным трудом, одновременно действует в своих личных интересах и в интересах общества в целом.

Важнейшей формой распределения материальных благ между гражданами нашего общества является советская торговля. Ее роль в современных условиях постоянно возрастает, поскольку в результате достигнутого высокого уровня развития тяжелой промышленности и успешного осуществления намеченных партией мероприятий по крутому подъему сельского хозяйства непрерывно развиваются легкая и пищевая промышленность, расширяется производство товаров народного потребления. Опыт социалистического и коммунистического строительства наглядно показывает, что советская торговля в целом успешно справляется с выполнением своих функций, обеспечивая распределение материальных благ в соответствии с количеством и качеством затраченного гражданином общественно полезного труда. «Однако,— говорил на XXV съезде КПСС А. Н. Косыгин,— мы не можем сказать, что торговля удовлетворяет растущие запросы населения. В ее адрес раздается много справедливых упреков. В новой пятилетке работники торговли должны приложить большие усилия, чтобы преодолеть имеющиеся недостатки, существенно улучшить обслуживание населения, укрепить связи торговли с промышленностью II сельским хозяйством».139 Вред торговле приносят люди, которые пытаются путем различного рода противозаконных действий получить от общества долю общественного продукта, не соответствующую количеству и качеству затраченного ими труда, уклониться от трудового участия в общественных делах, обмануть честных советских граждан и жить за их счет*

С подобными паразитическими элементами Советское государство ведет решительную борьбу.

Наиболее опасные для интересов торговли деяния относятся советским законодателем к преступлениям.

По уголовному законодательству РСФСР к преступлениям в области торговли относятся спекуляция (ст. 154

УК РСФСР), обман покупателей и заказчиков (ст. 156 УК РСФСР), скупка для скармливания или скармливание скоту и птице хлеба и других хлебопродуктов (ст. 1541 УК РСФСР), нарушение правил торговли спиртными напитками (ст. 156 1 УК РСФСР), выпуск в продажу недоброкачественных, нестандартных и некомплектных товаров (ст. 157 УК РСФСР).

Спекуляция — это наиболее опасное посягательство на интересы советской торговли. Под спекуляцией понимается «скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы» (ст. 154 УК РСФСР).

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 13 декабря 1974 г. «О судебной практике по делам о спекуляции»,[103] отмечая общественную опасность этого деяния, указывал: «Спекуляция является опасным хозяйственным преступлением, посягающим на интересы советской торговли и граждан... Спекулянты, используя повышенный спрос покупателей и на некоторые товары, наживаются за счет трудящихся. Это обязывает суды вести решительную борьбу со спекуляцией». Данные судебной статистики свидетельствуют о том, что в целом но стране в 1973 г. по сравнению с 1958 г. судимость эа спекуляцию сократилась почти вдвое. Вместе с тем за последние пять лет (1969—1974 гг.) наблюдается сокращение числа лиц, осужденных по ч. 1 (на 10,5%), и увеличение доли осужденных за спекуляцию при квалифицирующих обстоятельствах (на 9,8%). Из общего числа лиц, привлеченных к ответственности за спекуляцию, большинство осуждается по ч. 1 ст. 154 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик.[104]

Объектом спекуляции является порядок распределения через торговую сеть товаров и иных предметов. Спекулянт, скупая товары, предназначенные для продажи населению в государственных и кооперативных магазинах или у отдельных граждан, наносит ущерб советской торговле.

Этот ущерб заключается в том, что советская торговля (товаропроводящая сеть), лишаясь части товаров (как правило, дефицитных), хуже выполняет роль распределителя предметов между гражданами. При спекуляции, как правило, наносится ущерб и материальным интересам потребителя, которому спекулянт перепродает товар или иные предметы по ценам, превышающим их действительную стоимость, а также ущерб интересам других граждан, которые в результате действия спекулянта лишаются возможности приобрести товары в торговых организациях.

В советской литературе наиболее распространенной точкой зрения является признание в качестве объекта спекуляции советской торговли и интересов потребителей.[105]

Позиция автора не противоречит этому общепринятому положению, а лишь уточняет его. Дело в том, что такие преступления, как спекуляция, обман покупателей и заказчиков, скупка для скармливания скоту и птице хлеба, нарушение правил торговли спиртными напитками, выпуск в продажу недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции действительно нарушают советскую торговлю, и в этом смысле все они посягают на один и тот же объект. Вместе с тем круг общественных отношений, которые нарушаются каждым из этих преступлений, различен, хотя и входит в качестве составной части в совокупность общественных отношений, составляющих советскую торговлю. Поэтому при анализе каждого из этих составов целесообразно сделать попытку выделить те общественные отношения, которые являются непосредственным объектом посягательства. Таковым при спекуляции, на наш взгляд, и является порядок распределения через торговую сеть товаров или иных предметов. Этот порядок характеризуется тем, что товары или иные предметы поступают покупателю непосредственно от собственника их или от организаций и лиц, законно выполняющих функции продавца. Этот порядок на- ; рушается, когда между законным продавцом и покупателе^ появляется фигура41 спекулянта.

Н. С. Лейкина считает ошибочным включение в понятие объекта спекуляции указания на интересы потребителя.

Она пишет, что «все преступления против государства, его устройства, принципов хозяйствования ущемляют интересы трудящихся. Следовательно, всякое преступление против социалистической системы хозяйства причиняет вред гражданам, а поэтому незачем, определяя объект спекуляции, специально указывать — „интересы потребителя14. Спекуляция, подрывая принципы торговли, причиняет вред гражданам, так как сама торговля ведется в интересах обслуяшвания трудящихся».[106] Это правильное соображение. Но дело не только в этом. Объявление того или иного общественного отношения непосредственным объектом посягательства означает, что оконченное преступление имеет место только тогда, когда этому отношению причинен ущерб. Спекуляция, как правило, но не всегда причиняет ущерб интересам покупателя. Спекулянт в силу сложившихся обстоятельств иногда вынужден продать товар по покупной цене или даже по цене, ниже покупной. В этом случае интересы покупателя не пострадали, а преступление (спекуляция) налицо. Поэтому интересы потребителя не являются непосредственным объектом спекуляции, хотя, как правило, и страдают от этого преступления.

Предметом спекуляции могут быть товары и иные предметы. Товаром являются предметы (на создание которых затрачен общественно полезный труд), способные удовлетворить какие-либо потребности человека и предназначенные для продажи (обувь, мебель, украшения и т. д.). '

Под иными предметами понимаются предметы материального мира, в создание которых не вложен труд человека (дикорастущие травы, пиявки и т. д.). Предметами спекуляции не могут быть неоплаченные товарные чеки и талоны на получение товаров и т. п., поэтому продажа их, равно как и переуступка за вознаграждение очереди на покупку товара, если такие действия совершаются в виде промысла или в целях обогащения, должны квалифицироваться как коммерческое посредничество.[107] В качестве предмета спекуляции могут выступать как товары не изъятые из общегражданского оборота, так и изъятые (например, оружие, драгоценные металлы в

слитках и др.).

В тех случаях, когда предметом спекуляции являются товары, хранение и сбыт которых в соответствии с УК РСФСР является уголовно наказуемым деянием, ответственность наступает по совокупности за спекуляцию и соответствующее преступление. Так, скупка и перепродажа оружия и взрывчатых веществ квалифицируется по ст. ст. 154 и 218, ядовитых и наркотических веществ — по ст. ст. 154 и 224, порнографических предметов — по ст. ст. 154 и228 и т. д.

Если предметом спекуляции являются валютные ценности или ценные бумаги, то ответственность наступает не по ст. 154 УК РСФСР, а по ст. 88 УК РСФСР за нарушение правил о валютных операциях. Дополнительная квалификация этих действий по ст. 154 УК РСФСР не требуется, так как они полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 88.

Объективная сторона спекуляции заключается в скупке товаров или иных предметов и перепродаже их с целью наживы.

«Обязательными признаками спекуляции являются скупка и перепродажа с целью наживы»,— говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР по делу Ч. и В.145

Скупка — это многократная или однократная покупка товаров для их дальнейшей перепродажи. К скупке товаров приравнивается обмен товара на товар с целью дальнейшей перепродажи. Другие способы приобретения товаров (изготовление, добыча, похищение, получение в подарок, получение по наследству, выигрыш по лотерейному билету и т. д.) не могут являться элементами состава спекуляции.

Для состава спекуляции не имеет значения источник приобретения товаров или иных предметов. Они могут скупаться в государственных магазинах, в колхозах, у отдельных граждан и т. д.

Если для спекуляции скупаются заведомо краденые или добытые иным преступным путем товары, то виновные в совершении этих действий лица должны отвечать по совокупности за спекуляцию или приготовление к ней и за приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем (ст. 208 УК РСФСР). Если же преступник

скупал похищенные товары систематически у одних и тех же лиц или заранее дал обещание скупить похищенные товары, то он должен привлекаться к ответственности за спекуляцию и за соучастие в хищении.

В п. 9 постановления пленума Верховного Суда СССР от 13 декабря 1974 г, «о судебной практике по делам о спекуляции» разъясняется; «Скупка и перепродажа с целью наживы имущества, заведомо добытого преступным путем, должна квалифицироваться по ст. ст. 154 и 208 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. Если при этом будет установлено, что скупка таких предметов связана с соучастием в хищении или ином незаконном завладении имуществом (например, когда виновный заранее дал обещание скупить вещи, которые будут похищены), такие действия должны квалифицироваться по совокупности как спекуляция и соучастие в хищении или ином завладении имуществом».[108]

Скупка является элементом спекуляции только тогда, когда товары или иные предметы уже в момент скупки предназначались для перепродажи с целью наживы.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного N Суда СССР в определении по делу К. указала, что «обвинение в спекуляции не может считаться обоснованным, если по делу не установлен умысел обвиняемого при покупке товаров на их перепродажу с целью наживы».[109]

Перепродажей считается многократная или однократная продажа скупленных для этой цели товаров. Продажа не является единственной формой реализации скупленных товаров. Спекуляция .имеет место и тогда, когда скупленные товары обмениваются на другие-товары. Перепродажа только тогда является элементом объективной стороны спекуляции, когда перепродаются скупленные для этой цели товары или иные предметы. Продажа товаров, купленных не для перепродажи, а для других надобностей (для себя, для своих родных, для подарка и т. д.), не может рассматриваться как спекуляция даже и тогда, когда эти товары проданы по ценам, превышающим покупные цены. Пленум Верховного Суда СССР специально указал, что случайная продажа или обмен трудящимися вещей, приобретенных ими для личного пользования, а не

97

для перепродажи, не содержит в себе состава преступ- > ления.148

Спекуляция является оконченной, если имела место ; скупка товаров или иных предметов для перепродажи и перепродажа этих товаров и предметов. Факт скупки това- f і ров или иных предметов для последующей перепродажи может рассматриваться как покушение на спекуля- *              цию.149 Спекуляция должна рассматриваться как окон

ченное преступление, когда состоялась перепродажа хотя бы части скупленных товаров.

По объективной стороне спекуляцию следует отличать „ от некоторых видов занятия запрещенным промыслом. Спекуляция может быть в форме скупки товаров, некотором изменении их и затем перепродаже. При этом в скупленный товар вкладывается определенная доля общественно полезного труда. Такой вид спекуляции внешне сходен с занятием запрещенньш промыслом, которое } часто выражается в покупке сырья, изготовлении из него товара и в продаже этого товара.

В тех случаях, когда скупленный товар не подвергается качественным изменениям, когда труд затрачивается лишь для изменения его внешнего вида, когда получае- " мая при продаже прибыль значительно превышает количество вложенного в него труда, налицо спекуляция. Так, приговором Ленинградского городского суда Л. была осуждена за занятие незаконным врачеванием и спекуляцию. Л., в частности, обвинялась в том, что она скупала в аптеках Ленинграда различные лекарственные травы в большом количестве по цене 15—25 руб. за килограмм, расфасовывала их в пакеты весом по 100—150 г и прода- k v вала гражданам по 25 руб. за один пакет. В результате Л. систематически извлекала нетрудовые доходы в сумме не менее 2000 руб. в день (в старых ценах).

В тех случаях, когда лицо, скупающее сырье, изготавливает из него качественно новые вещи и перепродает их — спекуляция отсутствует (например, скупается шерсть, из нее вяжутся свитера, которые Эатем продаются). При

ш Постановление пленума Верховного Суда СССР от 13 декабря 1974 г., п. 3.-^ Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, „ * №. 1, с. 14.

149 Постановление пленума Верховного Суда СССР от 13 декабря 1974 г., п, 4.-^ Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, 1, с. 14.

таких ситуациях, как правило, нет состава преступления. Такие действия караются по ст. 162 УК РСФСР только в том случае, если они представляют собой запрещенный промысел. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 13 декабря 1974 г. дал по этому вопросу следующее разъяснение:              «Действия лиц, скупающих

Товары в качестве сырья для изготовления и реализации с целью наживы предметов и изделий, не могут рассматриваться как спекуляция, а при наличии соответствующих признаков должны квалифицироваться по статье УК, предусматривающей ответственность за занятие запрещенным промыслом. Вместе с тем необходимо квалифицировать как спекуляцию случаи, когда лица, скупающие товары для перепродажи с целью наживы, лишь видоизменяют их, улучшая форму или внешний вид, не создавая при этом качественно новой продукции, либо когда новая продукция создается не за счет личного труда виновных, а путем переработки скупленных товаров, в том числе в государственных, кооперативных и общественных предприятиях».150

Для спекуляции не имеет значения весь ли скупленный товар или только часть его перепроданы, место продажи скупленных товаров (рынок, комиссионный магазин, квартира, улица, общественные места и т. д.), кто является покупателем (частное лицо, должностное лицо, кооперативная организация и т. д.).

Спекуляция — это преступление, которое совершается только с прямым умыслом. Преступник сознает, что он скупает товар или иные предметы для перепродажи и перепродает его. Он желает совершения этих действий,, стремясь получить прибыль, нетрудовой доход. Цель извлечения прибыли является обязательным признаком субъективной стороны состава спекуляции. Там, где она отсутствует, отсутствует и состав преступления. Цель наживы должна появиться у преступника в момент скупки или до нее. Поэтому продажа с целью наживы товаров или других предметов, купленных не для перепродажи, не является спекуляцией. Судебная коллегия. Верховного суда РСФСР в определении по делу С. указала, что «продажа имущества, приобретавшегося лицом не для последующей перепродажи с целью наживы, не может считаться спекуляцией».[110] Обязательным элементом состава спекуляции является цель получения наживы, а не факт ее получения. Поэтому продажа по себестоимости или даже по цене ниже покупной товаров, скупленных для перепродажи с целью наживы, не исключает ответственности за спекуляцию. «Судам необходимо учитывать,— говорится в постановлении пленума Верховного суда РСФСР от 29 октября 1963 г.,— что для состава преступления, предусмотренного ст. 154 УК РСФСР, не имеет значения, извлек ли спекулянт от перепродажи скупленных для спекуляции товаров предполагаемую выго- ду»'.[111]

Субъектом спекуляции являются частные лица, достигшие 16-летнего возраста. Должностные лица, которые, используя свое служебное положение, занимаются скупкой и перепродажей товаров или оказывают содействие спекулянтам, привлекаются к ответственности за злоупотребление служебным положением и за занятие спекуляцией или содействие спекулянтам.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 13 декабря 1974 г. указал, что действия должностных лиц, виновных в продаже спекулянтам товаров или иных предметов заведомо для спекуляции, либо в перепродаже в системе торговли принятых от них предметов спекуляции, должны квалифицироваться как злоупотребление служебным положением и соучастие в спекуляции при наличии совокупности этих преступлений, а если указанные действия совершаются за взятку — дополнительно по статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за получение взятки. В тех случаях, когда должностное лицо, занимаясь спекуляцией, злоупотребляет своим служебным положением при скупке либо перепродаже товаров, оно подлежит ответственности по совокупности за спекуляцию и злоупотребление служебным положением. Наказание за спекуляцию по ч. 1 ст. 154 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 2 лет с конфискацией имущества или без таковой, или исправительные работы на срок до 1 года, или штраф до 300 руб.

Спекуляция считается совершенной при отягчающих обстоятельствах, если виновный занимается спекуляцией в виде промысла, или в крупных размерах (ч. 2 ст. 154 УК РСФСР).

Под спекуляцией в виде промысла понимается такая систематическая деятельность по скупке и перепродаже товаров или иных предметов с целью наживы, которая является для виновного основным или дополнительным источником существования. Промысел имеет место во всех случаях, когда лицо систематически занимается скупкой и перепродажей товаров и иных предметов, безотносительно к размеру получаемой наживы в каждом конкретном случае.

Спекуляция считается совершенной в крупных размерах, если скупается и перепродается значительное количество товаров, или спекулянт при 'перепродаже наживает крупные суммы денег, или скупленные товары обладают большой стоимостью. Учитывается также размер фактически полученной или предполагаемой наживы.

В постановлении пленума Верховного суда РСФСР от

"октября 1963 г. говорится, что «вопрос о наличии в действиях лица спекуляции в крупных размерах должен решаться судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела с учетом количества скупленных и перепроданных товаров, их ценности и размера полученной или возможной наживы. При этом, если в спекуляции участвовала группа лиц, необходимо исходить из общего объема преступных операций, совершенных совместно участниками спекулятивной группы, определяя наказание в зависимости от степени и характера участия каждого из виновных в совершенном преступлении».

В определении судебной коллегии но уголовным делам Верховного суда РСФСР по делу И. указывалось, что «при спекуляции преступно нажитыми средствами является нажива, составляющая разницу между суммой выручки or перепродажи и стоимости при скупке».[112]

Обобщение практики показывает, что мелкой признается спекуляция, если размер наживы не превышает

руб., простой (ч. 1 ст. 154 УК РСФСР) — если размер наживы от 30 до 200 руб., крупной (ч. 2 ст. 154 УК РСФСР) — если размер наживы превышает 200 руб.

Судебная коллегия но уголовным делам Верховного суда РСФСР в определении по делу Ш. и А. указала, что «крупной спекуляцией является спекуляция, при которой нажива, с учетом * других обстоятельств, превышает 200 рублей».154

Наказание по ч. 2 ст. 154 УК РСФСР за спекуляцию в виде промысла или в крупных размерах — лишение свободы на срок от 2 до 7 лет с конфискацией имущества.

Мелкая спекуляция (ч. 3 ст. 154 УК РСФСР) — это скупка и перепродажа с целью наживы товаров или иных предметов в небольших размерах. Вопрос о том, в каком размере была совершена спекуляция, решается органами правосудия конкретно в каждом отдельном случае. На практике мелкой спекуляцией признаются скупка и перепродажа нескольких пар перчаток, двух дамских кофточек, нескольких театральных билетов и тому подобные действия. Мелкую спекуляцию следует отличать от покушения на спекуляцию, подпадающую под признаки чч. 1 и 2 ст. 154 УК РСФСР. Так, например, если лицо было задержано в момент перепродажи одной пары ботинок, а при обыске у него обнаружена целая партия таких ботинок, подготовленная для перепродажи, оно должно быть привлечено к ответственности по чч. 1 или по 2 ст. 154 УК РСФСР, а не за мелкую спекуляцию, хотя сам по себе эпизод полностью охватывается составом мелкой спекуляции. Решающее значение в разграничении этих преступлений имеет направленность умысла. Если умысел был направлен на совершение спекуляции, подпадающей под признаки чч. 1 или 2 ст. 154 УК РСФСР, но виновный не сумел или не успел осуществить свои намерения и совершил спекуляцию в незначительных размерах, то все равно преступление следует квалифицировать соответственно на чч. 1 или 2 ст. 154 УК РСФСР*

Мелкая спекуляция наказывается в уголовном порядке только в случае повторного ее совершения. Повторной мелкая спекуляция признается тогда, когда до этого лицо совершило мелкую спекуляцию или спекуляцию, подпадающую под признаки чч. 1 или 2 ст. 154 УК РСФСР*

Для квалификации не имеет значения, привлекался ли к ответственности виновный за спекуляцию, совершенную в первый раз, и были ли к нему применены меры государственного, административного или общественного воздействия. Однако важно то, чтобы не истекли сроки давности преследования, предусмотренные уголовным или административным законодательством, или сроки погашения судимости и истечения правовых последствий административного взыскания.

Если в действиях виновных имеются составы преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 154 УК РСФСР и чч. 1 или 2 этой статьи, то действия этих лиц надлежит квалифицировать соответственно по чч. 1 или 2 ст. 154 УК РСФСР, а не по совокупности преступлений.

Мелкая спекуляция, совершенная впервые, в соответствии со ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 сентября 1957 г. «Об ответственности за мелкую спекуляцию» влечет за собой арест на срок от 3 до 15 суток или штраф до 50 руб. с конфискацией предметов спекуляции, налагаемые в административном t порядке.

Наказание за мелкую спекуляцию, совершенную повторно, по ч. 3 ст. 154 УК РСФСР — исправительные работы на срок до 1 года или штраф до 200 руб. с конфискацией предметов спекуляции.

Состав спекуляции имеется в уголовных кодексах всех союзных республик. Понятие спекуляции раскрывается в законах, как правило, одинаково. УК АрмССР и УК ГССР дополняют определение указанием на «перепродажу товарных документов с той же целью», а УК АзССР — указанием на «перепродажу товарных чеков и других товарных документов с той же целью»*

В УК КазССР и УК ТаджССР в качестве самостоятельных составов предусмотрена жилищная спекуляция.

В УК АрмССР ч. 3 ст. 156 (спекуляция) предусмотрена ответственность за покупку и перепродажу в целях наживы домов или части дома.

Санкции за простую спекуляцию такие же, как в УК РСФСР (ч. 1 ст. 154), установлены в УК БССР, УК КазССР, УК МССР, УК ТаджССР, УК АрмССР, УК ТССР. В УК УССР не содержится указания на возможность применения конфискации имущества, в УК ЭССР говорится о возможности конфискации всего

или части имущества, а в УК УзССР и УК КиргССР говорится о возможности конфискации предметов спекуляции.

Во многих уголовных кодексах в качестве альтернативной санкции предусмотрены штрафы до 100 руб. (УК ГССР, УК ЛитССР), и до 200 руб. (УК АзССР, УК ЛатвССР).

Почти во всех уголовных кодексах принято трехчленное деление составов спекуляции: простая, квалифицированная и мелкая. Состав мелкой спекуляции отсутствует в УК БССР, а в УК КазССР нет квалифицированного состава.

В качестве квалифицирующих признаков спекуляции большинство уголовных кодексов предусматривают только промысел и крупные размеры (УК УзССР, УК ЛитССР, УК МССР, УК ТаджССР, УК АрмССР). УК ряда союзных республик в качестве дополнительного квалифицирующего признака называют совершение спекуляции особо опасным рецидивистом (УК УССР, УК БССР, УК ГССР, УК ТССР и УК ЭССР). В качестве квалифицирующего обстоятельства УК АзССР вместо особо опасного рецидивиста называет «лицо, ранее осужденное за спекуляцию», а УК КиргССР — вместо промысла — «систематичность». По УК ЛатвССР квалифицированной признается спекуляция, совершенная «по предварительному сговору группой лиц».

УК РСФСР предусматривает наказание за квалифицированную спекуляцию в виде лишения свободы на срок от 2 до 7 лет с конфискацией имущества. Аналогичные санкции предусмотрены в УК БССР, УК УзССР, УК ГССР, УК АзССР, УК МССР, УК КиргССР. Конфискация имущества (при тех же сроках лишения свободы) предусмотрена в качестве альтернативной санкции в УК ТаджССР.

Иные сроки лишения свободы предусмотрены в УК УССР (до 6 лет), УК КазССР (от 1 года до 7 лет), УК ЛатвССР (от 2 до 8 лет), УК АрмССР (отЗ до 10лет), УК ТССР (от 2 fro 10 лет). В этих кодексах в качестве альтернативных и дополнительных мер наказания предусмотрены конфискация имущества с высылкой до 3 лет или без таковой (УК УССР), ссылка до 5 лет с конфискацией имущества или без конфискации (УК КазССР, УК ЛатвССР, УК ТССР), высылка и возможность конфискации имущества (УК АрмССР), конфискация всего или части имущества со ссылкой или без , таковой [(УК ЭССР).

Мелкая спекуляция считается преступлением, если она совершена лицом, ранее совершившим спекуляцию (УК РСФСР, УК УССР), повторно (УК ЛитССР, УК МССР, УК ТаджССР), повторно в течение года (УК ТССР), лицом, к которому ранее за такое же деяние были применены меры административного воздействия (УК УзССР), лицом, к которому ранее уже были применены меры административного или общественного воздействия (УК КазССР, УК АзССР, УК ЛатвССР, УК КиргССР, УК АрмССР, УК ЭССР), лицом, совершим новую мелкую спекуляцию в течение года со дня применения к нему мер общественного воздействия (УК ГССР).

Наказание за мелкую спекуляцию предусмотрено в виде лишения свободы или исправительных работ, или штрафа в УК РСФСР, УК УССР, УК УзССР, УК КазССР, УК АзССР, УК АрмССР, или в виде исправительных работ и штрафа по уголовным кодексам других союзных республик.

Обман покупателей и заказчиков. Ст. 156 УК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 марта 1972 г.[113] устанавливает уголовную ответственность за обмеривание, обвешивание, обсчет, превышение установленных розничных цен, а также цен и тарифов на бытовые и коммунальные услуги, оказываемые населению, или иной обман покупателей и заказчиков в магазинах и иных предприятиях или в предприятиях общественного питания, бытового обслуживания населения и коммунального хозяйства.

Объектом этого преступления является порядок расчета с покупателями и заказчиками, который нарушается тем, что с покупателя или заказчика взимается цена, большая, чем стоимость приобретенных товаров или представленных услуг.[114]

Общественная опасность таких действий заключается в нарушении ведущего принципа советской торговли — честности в отношениях между сторонами сделки. Вместо него внедряется типичный капиталистический принцип «не обманешь — не продашь». Эти действия дискредитируют в глазах советских граждан советские торговые предприятия, предприятия общественного питания и коммунально-бытовых услуг и наносят ущерб интересам советских граждан, терпящим имущественный ущерб. Наконец, они порождают людей с частнособственнической психологией, не желающих честно трудиться, стремящихся жить за счет незаконно присвоенных средств трудящихся.

С объективной стороны преступление заключается в обмане покупателей и заказчиков. В данном случае отдельных граждан. «Действия работников торговых предприятий или предприятий общественного питания, совершивших в целях присвоения государственного или общественного имущества обмеривание, обвешивание или иной обман при продаже товаров государственным, общественным, кооперативным организациям и колхозам, следует квалифицировать как хищение государственного или общественного имущества». 157              ^

В законе содержится примерный перечень обманных действий: обмеривание, обвешивание, обсчет, превышение установленных розничных цен, а также цен и тарифов на бытовые и коммунальные услуги, оказываемые населению. Обмеривание — это отпуск товара неполной мерой (недолив вина, подсолнечного масла, отпуск неполноценных блюд в столовых, отпуск меньшего количества материи в магазине и т. д.). Обвешивание — это отпуск товара неполным весом либо путем использования неверных гирь, весов и других измерительных приборов, либо путем различного рода манипуляций с исправными измерительными приборами (подкладывание под чашку весов каких- либо предметов, подталкивание чашки весов при взвешивании, бросание взвешиваемого товара на весы и т. д.),

Обсчет имеет место тогда, когда с покупателя обманным путем удерживается большая по сравнению со стоимостью товара сумма или когда сдача сдается в меньшем размере, чем положено. Обсчет имеет место и тогда, когда при отпуске штучного товара покупателю выдается меньшее по сравнению с оплаченным количество товара* Превышение установленных розничных цен имеет место тогда, когда покупатель или заказчик, будучи введенным в заблуждение относительно действительной стоимости товара или оказанных услуг, переплачивает за них лишние деньги. От обсчета этот способ отличается тем, что при обсчете покупатель или заказчик знает действительную цену, но его обманывают при расчете, во втором же случае он не знает действительной цены и считает ею завышенную цену (стоял неверный ценник, висел поддельный тарифный справочник, неверную цену назвал продавец и т. д.)

«Под иным обманом покупателей и заказчиков, предусмотренным ст. 156 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик, следует понимать любые действия виновного, направленные на получение от граждан сумм, превышающих стоимость приобретенного товара или оказанной услуги (продажа товаров низшего сорта по цене высшего, продажа фальсифицированных товаров, завышение сложности и объема фактически выполненных работ, оформление обычного заказа как срочного и т. п.)»,— говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1975 г. «О судебной практике по делам об обмане покупателей и заказчиков». 158

Обман является обязательным элементом состава. Если обмана не было, то такие действия, объективно подпадающие под признаки ст. 156 УК РСФСР, либо вообще не являются преступными, либо подпадают под признаки другого состава преступления.

Так, например, нельзя привлечь к ответственности колхозника, который в процессе реализации колхозной продукции повысил на нее цену по сравнению с ценой, установленной правлением колхоза. Колхозная продукция продается на рынке не по государственным прейскурантным ценам, а по ценам, складывающимся под влиянием спроса и предложения. Поэтому превышение цены в процессе торговли не является нарушением, если вся вырученная сумма от продажи сдается представителем колхоза в кассу колхоза. Реализация продукции в такой ситуации с последующим обращением в свою пользу должна

квалифицироваться не как обман покупателей, а как хищение колхозного имущества.

Спорным в советской литературе является вопрос о квалификации действий, заключающихся в продаже товаров по завышенной цене, но без обмана, а с согласия покупателя. Одни авторы предлагают квалифицировать эти действия как обман покупателей, другие — как злоупотребление служебным положением.[115] . Более правильную позицию занимают авторы, которые г считают, что в данном случае имеет место дача и получение взятки. [116]

Преступление считается оконченным в момент завершения обманных действий. Как правило, этот момент сов- " падает с моментом причинения материального ущерба. Однако не совсем точно утверждение, что «рассматриваемое преступление считается завершенным с момента окончания обманных действий, т. е. с момента причинения покупателю материального ущерба».[117]

Обманные действия, будучи завершенными, могут и не привести к желаемому преступником результату. Например, работники магазина без продавца при расфасовке товара занизили его вес и выложили товар на витрину. Однако покупатель, взяв товар, сразу же обнаружил обвес. Вряд ли здесь имеет место лишь покушение на обвешивание, так как преступник уже полностью завершил свои обманные действия. Поэтому более правильно считать моментом окончания преступления совершение обманных действий, не связывая их с причинением материального ущерба.

Местом совершения этого преступления являются торговые предприятия (продовольственные и промтоварные магазины, ларьки, киоски и т. д.), преднрития

общественного питания (столовые, буфеты, рестораны, закусочные и т. д.), предприятия бытового обслуживания (сапожные и часовые мастерские, ателье пошива одежды и обуви, ателье по ремонту телевизоров и т. д.), предприятия коммунального обслуживания (бюро по ремонту квартир, транспортные агентства и т. д.). Работники других предприятий не могут отвечать по ст. 156 УК РСФСР. Так, например, в постановлении пленума Верховного суда РСФСР от 11 декабря 1968 г. «Об улучшении работы судов РСФСР по борьбе с обманом покупателей» [118] говорится, чтц «действия работников билетных касс, совершивших обман граждан нри продаже им билетов, должны квалифицироваться по ст. 147, а при наличии признаков, указанных в ст. 170, также и по данной статье УК РСФСР».[119]

В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1975 г. говорится: «Действия лица, производящего денежные расчеты с гражданами в иных учреждениях, предприятиях,t организациях, кроме указанных в ст. 156 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик, и совершившего обман, должны квалифицироваться как мошенничество».[120] Если обман был допущен при взаимных расчетах между государственными или общественными организациями (например, при передаче готовой продукции в торговую сеть), то ответственность должна наступать в зависимости от обстоятельств дела либо за хищение социалистического имущества, либо за должностное преступление.

Субъективная сторона преступления может выражаться только в форме прямого умысла на совершение обмеривания, обвешивания, обсчета, превышения установленных розничных цен, а также и тарифов на бытовые и коммунальные услуги.

Такое разъяснение было дано судам в п. 9 постановления пленума Верховного суда РСФСР от 12 декабря 1964 г. Там же указывалось на недопустимость необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения по ст. 156 УК РСФСР лиц, совершивших действия, предусмотренные этой статьей неумышленно.

I За неосторожное совершение подобных действий по І ст. 172 УК РСФСР могут отвечать только должностные

лица при наличии признаков должностной халатности щ (причинение существенного вреда государственным или I общественным интересам либо охраняемым законом пра- і вам и интересам граждан). В тех случаях, когда работ- 6 ники торговых и других предприятий (продавцы, офици- I анты, приемщики и т. д.) совершают обман покупателей щ пли заказчиков по неосторожности, будучи введенными в і заблуждение действиями должностных лиц (директор I магазина сообщает продавцу неверную цену, директор І ателье завышает тариф, не ставя об этом в известность 1 приемщика и т. д.), то к ответственности по ст. 156 I УК РСФСР привлекаются должностные лица, допустив- 1 шие злоупотребление.

I Пленум Верховного суда РСФСР е постановлении от %' 12 декабря 1964 г. указал, что мотивы и цель совершенно- |> то обмана должны учитываться судами при определении степени общественной опасности содеянного и назначе- kr нии наказания.

|| Мотив не является обязательным элементом субъек- тивной стороны состава рассматриваемого преступления, он не включен в состав преступления. Отсюда можно сде- f лать вывод, что мотив обмана покупателя или заказчика I не имеет значения для квалификации преступления.

В- теории советского уголовного права имели место f утверждения, что состав обмана покупателей и заказчи-

ков налицо лишь при наличии корыстного мотива.[121] Бы- Ч ли- и противоположные взгляды.[122] Этот вопрос был ре- Ч шен постановлением пленума Верховного суда РСФСР от

12 декабря 1964 г., где указывалось, что «состав данного ' притупления может иметь место как при наличии корыстной заинтересованности лица, обманывающего покупателя, так и в случае, когда обман совершен по иным

мотивам». В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1975 г. также говорится: «Обман покупателей и заказчиков... может быть совершен только с прямым умыслом. Корыстный мотив не является обязательным элементом состава этого преступления и его отсутствие не исключает ответственность лица, совершившего обман покупателя и заказчика по другим мотивам (с целью выполнения плана, получения экономии, улучшения показателей в работе и т. д.)». Изучение практики показывает, что обман покупателей или заказчиков имеет место, как правило, по мотиву личной корыстной заинтересованности, т. е. для личного обогащения.

Вместе с тем совершаются преступления и по иным мотивам: ложно донятым интересам предприятия (например, средства полученные путем обмана, используются для ремонта предприятия), личной некорыстной заинтересованности (например, продавец занимается обманом покупателей для того, чтобы покрыть недостачу, образовавшуюся у его товарища по работе).

Субъектами преступления могут быть работники торговых предприятий, предприятий общественного питания и предприятий, оказывающих населению бытовые и коммунальные услуги (продавцы, лоточники, официанты, приемщики и т. д.), т. е. лица, которые непосредственно занимаются продажей товаров или обслуживанием граждан. «Субъектом преступления при обмане покупателей и заказчиков может быть как работник предприятия торговли, общественного питания, бытового обслуживания и коммунального хозяйства, так и иное лицо, реализующее товар или выполняющее заказы и оказывающее другие услуги населению в указанных предприятиях (если иное не предусмотрено законом). Лицо, продающее продукцию по поручению колхоза либо другой кооперативной организации, за обмеривание, обвешивание, обсчет и иной обман покупателя несет ответственность по ст. 156 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик»,— говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1975 г.

Должностные лица этих предприятий (заведующие магазинами, столовыми, директора ателье по ремонту, пунктов проката и т. д.), обманывающие покупателей или участвующие в их обмане и злоупотребляющие при этом служебным положением, несут ответственность по ст. 156 УК РСФСР и при наличии в их действиях признаков состава преступления, предусмотренного ст. 170 УК РСФСР, также и по этой статье Уголовного кодекса РСФСР.

Для ответственности по ст. 156 УК РСФСР не имеет значения, постоянно или временно работает виновный по обслуживанию покупателей или заказчиков. К уголовной ответственности по ст. 156 УК РСФСР могут быть привлечены и лица, не являющиеся работниками предприятия. В п. 5 постановления пленума Верховного суда РСФСР от 11 декабря 1968 г. говорится, что действия лиц, не состоявших в трудовых отношениях с предприятиями торговли или общественного питания, но обслуживавших покупателей в этих предприятиях по договоренности с их сотрудниками или администрацией и совершивших обман покупателей, надлежит квалифицировать по ст. 156 УК РСФСР. Поэтому по ст. 156 УК РСФСР могут нести ответственность и работники, выполняющие различные вспомогательные функции (расфасовщицы товаров, уборщицы, такелажники, подсобные рабочие д т. д.), если они по поручению администрации замещают работников предприятий. Если лица, не являющиеся работниками предприятия, или вспомогательные работники совершают торговые операции или операции по оказанию услуг без поручения администрации и при этом обманывают покупателей или заказчиков, то они привлекаются к ответственности за мошенничество по ст. 147 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

Члены колхоза и другие лица, реализующие ца рынках колхозную продукцию по поручению колхозов, за обмеривание, обвешивание, обсчет и иной обман покупателей несут ответственность по ст. 156 УК РСФСР.

Если колхозники и частные лица совершают обманные действия, не выступая в качестве представителей организации (например, колхозник продает свою продукцию, часовщик берет в ремонт часы и заменяет новые детали старыми и т. д.'), то они привлекаются к ответственности за мошенничество.

Соучастниками в преступлении могут быть частные лица, а также работники предприятий, не связанные непосредственно с реализацией товара или оказанием услуг (бухгалтера, калькуляторы и др.}*

Наказание за обман покупателей или заказчиков по ч. 1 ст. 156 УК РСФСР лишение свободы на срок до 2 лет или исправительные работы на срок до 1 года, или лишение права занимать должности в торговых предприятиях или предприятиях общественного питания, бытового обслуживания населения и коммунального хозяйства.

В соответствии с ч. 2 ст. 156 УК РСФСР наказывается обман покупателей и заказчиков, совершенный по предварительному сговору группой лиц или в крупных размерах или лицами, ранее судимыми за те же преступления. Обман покупателей или заказчиков, совершенный по предварительному сговору группой лиц — это обман, в котором участвовали двое или более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении.

Понятие группы в составе обмана покупателей или заказчиков аналогично понятию группы в других составах и вообще понятию группы как формы соучастия. Правильно пишет Г. И. Вольфман, что «признаки организованной группы должны быть едиными, независимо от вида преступлений, за исключением, разумеется, анти-' советской организации и банды, о которых имеется специальное указание в законе... Нельзя себе представить, чтобы организованная группа обладала одними особенностями для одних преступлений, а другими особенностями — для других преступлений».[123]

Действия лиц, совершивших обман покупателя или заказчика по предварительному сговору, квалифицируются по ч. 2 ст. 156 УК РСФСР без ссылки на ст. 17 УК РСФСР, безотносительно к тому, какую конкретную роль выполнял тот или иной участник группы.

Обман в крупных размерах имеет место тогда, когда преступник (или преступники) получают значительную наживу. Неточным является утверждение, что «крупный размер обмана покупателей имеет место в тех случаях, когда покупателям был нанесен значительный ущерб»*.[124] Дело не в том, какой ущерб был нанесен каждому из покупателей или заказчиков (он может быть и незначи- ь

I тельным), а в том, каков размер полученной наживы* Требует уточнения и утверждение о том, что обман поку- пателей должен признаваться крупным по размеру, как I правило, в тех случаях, когда он осуществляется система- г тически или организованной для этой цели группой.[125] I Конечно, систематический и групповой обман, как прави- ло, совершается в крупных размерах. Однако решающим признаком все же является размер полученной нажцвы, J а не систематичность. В определении судебной коллегии Верховного суда РСФСР по делу С. и К. говорится, что ? «систематическое обмеривание покупателей на мелкие ;ї суммы не является квалифицирующим обстоятельством > для признания лица виновным по ч. 2 ст. 156 УК РСФСР,

' если общая сумма обмера не является крупной».[126] Во- i прос о наличии в действиях лица обмана покупателей или f заказчиков в крупных размерах решается в зависимости ¦ от конкретных обстоятельств дела, с учетом количества г проданных товаров, стоимости товаров, характера оказываемых услуг, размера полученной наживы и т. д. Обоб- :              щение судебной практики показывает, что крупным при

знается обман, когда размер наживы превышает 100 руб. - Понятие крупного размера, выработанное судебной праній тикой применительно к составу хищения социалисти- Ч веского имущества, не относится к составу обмана поку- / пателей или заказчиков. «В тех случаях, когда обман по- 1 купателей совершен в размере, не являющемся крупным,

. но материалами дела доказано, что умысел виновного был направлен на обман покупателей в крупном размере и не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, совершенное преступление надлежит квалифи- . цировать как покушение на обман покупателей в крупном размере»,— говорится в постановлении пленума* Верховного суда РСФСР от 11 декабря 1964 г. Аналогичное разъяснение содержится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1975 г.

Ранее судимым за те же преступления признается лицо, осужденное по ч. 1 ст. 156 УК РСФСР или по ч. 2 зтой же статьи, если судимость не снята или не погаше- _ в установленном законом порядке.

Наказание по ч. 2 ст. 156 УК РСФСР — лишение свободы на срок от 2 до 7 лет с конфискацией имущества или без таковой, с лишением права занимать должности в торговых предприятиях или предприятиях общественного питания, бытового обслуживания населения и коммунального хозяйства.

По вопросу о назначении наказания за обман покупателей и заказчиков пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 14 марта 1975 г. дал судам следующие указания; при решении вопроса о назначении наказания за обман покупателей и заказчиков суды должны строго руководствоваться требованием закона об индивидуализации наказания с учетом степени общественной опасности преступления, личности виновного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, не допуская необоснованного назначения мягких мер наказания организаторам и другим активным участникам преступления, а также лицам, совершившим обман в крупном размере или ранее судимым за те же деяния.

Наряду с этим суды не должны осуждать за такие случаи обмана покупателей и заказчиков, когда с учетом конкретных обстоятельств дела и личности виновного следовало ограничиться мерами общественного или дисциплинарного воздействия. При осуждении виновного по ч. 2 ст. 156 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности является обязательным за исключением случаев, когда в соответствии с законом суд назначает более мягкое наказание, чем предусмотрено законом (ст. 36 Основ уголовного законодательства). Это дополнительное наказание может быть назначено и при осуждении виновного по ч. 1 ст. 156 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

Обман покупателей или заказчиков следует отличать от хищения социалистического имущества. Как хищение государственного или общественного имущества следует квалифицировать действия работников торговых предприятий, предприятий общественного питания, бытовых предприятий и предприятий коммунального хозяйства, если обман имел место не по отношению к частным лицам, а по отношению к государственным, общественным, кооперативным организациям и колхозам.

Действия работников магазинов и других торговых предприятий или предприятий общественного питания, реализующих по предварительному сговору с работниками промышленных предприятий, оптовых торговых баз и складов похищенную неучтенную продукцию либо излишки продукции, созданные в результате ухудшения качества этой продукции в процессе ее изготовления и фальсификации, с целью присвоения государственного или общественного имущества, также должны квалифицироваться как хищения социалистического имущества, а при наличии обмана и по ст. 156 УК РСФСР.

Хищение государственного или общественного имущества и обман покупателей или заказчиков имеют место и тогда, когда работники торговых и иных предприятии сначала присваивают или растрачивают вверенное им имущество, а затем покрывают образовавшуюся в связи с этим недостачу путем обмана покупателей или заказчиков*

Субъектом хищения могут выступать рядовые работники и должностные лица. Должностные лица в этих случаях отвечают по ст. 92 УК РСФСР, как за хищение, совершенное путем злоупотребления служебным положе- , нием. Рядовые работники в зависимости от конкретных обстоятельств отвечают либо по ст. 92 УК РСФСР, как за хищение, совершенное путем присвоения или растраты, либо по- ст. 93 УК РСФСР, как за хищение, совершенное путем мошенничества. Г. И. Вольфман правильно критикует составителей Комментария к УК РСФСР, которые предлагали все подобные случаи квалифицировать по ст. 93 УК РСФСР.

Спорным является вопрос о квалификации случаев присвоения и изъятия излишков, образовавшихся в (результате обмана. Ряд авторов считают, что и при такой ситуации имеет место хищение социалистического имущества. И. Г. Сапожников, например, пишет, что «для . квалификации рассматриваемых действий не имеет значения вопрос о том, что чему предшествовало: хищение со- "тщалистической собственности — обману потребителей, -совершенному с целью сокрытия хищения, или, наоборот, . обман потребителей — хищению излишков товаров, со- - жданных в результате этого обмана».[127] Есть авторы,

которые считают, что в данном случае имеет место не совокупность преступлений, а только хищение, поскольку обман здесь выступает не как самостоятельное преступление, а как способ хищения. Наконец, значительная группа авторов считает, что такие действия нолностью охватываются составом обмана покупателей.[128] Последняя позиция представляется наиболее правильной. Действительно, обязательным элементом хищения социалистической собственности является причинение ущерба государству, кооперативной или общественной организации путем изъятия имущества. Этот элемент отсутствует при изъятии излишков, образовавшихся в результате обмана. Ущерб здесь наносится не социалистической организации, а отдельным гражданам. Если встать на иную позицию, то ст. 156 УК РСФСР вообще не может применяться, так как излишки, образовавшиеся в результате обмана, какое- то время всегда находятся во владении государственного или общественного предприятия. Правильно пишут авторы Курса советского уголовного права, что «если стать на точку зрения авторов, предлагающих квалифицировать случаи обмана покупателя с целью в последующем присвоить накопленные излишки по ст. 92 УК РСФСР, то, с одной стороны, совершенно необоснованно будет расширено понятие хищения, а с другой стороны, практически почти полностью исключено самостоятельное применение ст. 156 УК РСФСР».[129]

Обман покупателей или заказчиков следует отграничивать от спекуляции. Спекуляция имеет место тогда, когда работники торговли, предприятий бытовых услуг и общественного питания скупают товары или продукты п затем через свои предприятия продают их по более высокой цене с целью получения наживы. Для квалификации действий преступника по ст. 154 УК РСФСР не имеет значения, пострадали ли интересы покупателя или заказчика, превышались ли государственные розничные цены [(например, торговые работники скупают фрукты в отдаленных районах по низким ценам, а перепродают их ио государственным розничным ценам). Важно, чтобы имела место скупка и перепродажа с целью наживы. Если при этом должностное лицо злоупотребляло своим служебным положением, то при наличии признаков, указанных в ст. 170 УК РСФСР, оно должно отвечать и за злоупотребление служебным положением, а при наличии обмана — и по ст. 156 УК РСФСР по совокупности.

От должностной халатности (ст. 172 УК РСФСР) обман покупателей или заказчиков отличается по субъективной стороне. Если должностное лицо объективно допустило обман, но без цели получить таким образом материальную выгоду, то его действия надлежит квалифицировать по ст. 172 УК РСФСР при наличии признаков этого преступления, указанных в законе.

Скупка для скармливания или скармливание скоту и птице хлеба и других хлебопродуктов. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 мая 1963 г.174 Уголовный кодекс РСФСР был дополнен ст. 1541, которая установила уголовную ответственность за скупку в государственных или кооперативных магазинах печеного хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов для скармливания скоту и птице, а равно скармливание скоту и птице скупленных в магазинах печеного хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов, совершенные после наложения за эти действия штрафа в административном порядке, или систематически, или в крупных размерах.

Общественная опасность этих действий заключается в том, что они нарушают нормальную работу советской торговой розничной сети по снабжению населения хлебом и хлебопродуктами, приводят к использованию ценных сельскохозяйственных продуктов не по их целевому назначению, наносят ущерб советским гражданам, затрудняя снабжение их хлебом и хлебопродуктами, способствуют нетрудовому обогащению лиц, вскармливающих скот и птицу за счет скупки дешевых продуктов. Это преступление совершается в сфере обращения, н поэтому оно отнесено к группе хозяйственных преступлений в области торговли. Отнесение его к преступлениям в области сельского хозяйства неосновательно, так как ущерба сельскому хозяйству оно не причиняет.[130]

С объективной стороны, преступление может выражаться в скупке для скармливания или в скармливании хлеба и хлебопродуктов скоту и птице.

Скупка — это единичный или многократно совершаемый акт. По закону карается скупка хлеба и хлебопродуктов в государственных и кооперативных магазинах. К ним приравниваются различного рода киоски, ларьки, лотки и т. д. Нельзя признать правильным расширительное толкование места совершения преступления. В нашей литературе имеются утверждения, что состав рассматриваемого преступления будет налицо и при скупке хлеба и хлебопродуктов на базах, складах, хлебопекарнях, предприятиях пищевой промышленности и т. д.[131] Эти предприятия по характеру своей деятельности не занимаются продажей продуктов частным лицам. Поэтому покупка продуктов в Них, как правило, связана с совершением иного преступления и квалифицируется либо как скупка заведомо краденого, либо как соучастие в хищении, либо как хищение социалистического имущества.

Скупка хлеба и хлебопродуктов у частных лиц не подпадает под признаки состава преступления.

Скармливание хлеба и хлебопродуктов, если оно производится не в интересах собственника, владельца, пользователя скота и птицы (например, скармливание крупы диким голубям), не содержит состава преступления.

Преступление считается оконченным как в случае, когда имела место только скупка хлеба и хлебопродуктов для скармливания, так и в случае, когда имело место только скармливание этих продуктов скоту и птице. При этом для привлечения к ответственности не имеет значения, кто скупал хлеб и хлебопродукты (сам скармливающий или другие лица).

Предметом преступления является печеный хлеб, мука, крупа, зерно и бобовые культуры. Хлеб и хлебные изделия должны быть пригодны для употребления в пищу людей. Продукты, не пригодные в пищу людей в момент приобретения или после дополнительной обработки, не являются предметом преступления, предусмотренного ст. 1541 УК РСФСР. Скупка для скармливания или скармливание скоту и птице хлеба и хлебопродуктов — преступление умышленное. Лицо может быть привлечено к ответственности, если оно осознает, что им производится скупка хлеба и хлебопродуктов в государственных или кооперативных магазинах для скармливания скоту или птице. Виновным признается также лицо, которое сознавало, что оно скармливает хлеб и хлебопродукты, скупленные для этой цели в государственных или кооперативных магазинах.

Субъектом преступления могут быть частные лица, достигшие 16-летнего возраста, а также должностные лица. Если должностные лица при этом злоупотребляют своим служебным положением, то при наличии признаков, указанных в ст. 170 УК РСФСР, оничпривлекаются к уголовной ответственности по совокупности по ст. 1541 и ст. 170 УК РСФСР.

Пленум Верховного суда РСФСР в постановлении от 29 октября 1963 г. «Об усилении борьбы с хищениями, разбазариванием и порчей зерна, хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов»177 разъяснил судам, что «действия продавцов магазинов и иных работников торговли, умышленно содействующих скупке хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов для скармливания скоту и птице, следует квалифицировать по ст. ст. 17—1541 УК РСФСР.

Если указанные действия совершены должностными лицами торговых организаций, они подлежат квалификации по ст. 170 и ст. ст. 17—1541 УК РСФСР».

Скупка для скармливания и скармливание ^скоту и птице хлеба и хлебопродуктов считается преступлением при наличии хотя бы одного из трех признаков: а) совершение преступления лицом после наложения на него штрафа в административном порядке за такие же действия; б) крупные размеры скупки или скармливания хлеба или хлебопродуктов; в) систематичность указанных в законе действий.

В ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 мая 1963 г. говорится, что «лица, уличенные в скупке в государственных или кооперативных магазинах печеного хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов для кормления скота и птицы, а равно в скармливании печеного хлеба, муки, крупы и других хлебопродуктов, подвергаются штрафу в размере от десяти до пятнадцати рублей, налагаемому по постановлению административной комиссии при исполнительном комитете районного, городского Совета депутатов трудящихся или по решению поселкового Совета депутатов трудящихся». Административное взыскание считается автоматически снятым по истечении года со дня наложения.[132] Лицо, занимавшееся скупкой для скармливания или скармливанием хлеба и "хлебопродуктов, при наличии у него не снятого административного взыскания за такие же действия привлекается к уголовной ответственности. При этом не имеет значения, за какие действия (скупку или скармливание) этому лицу было наложено взыскание и за какие действия (скупку или скармливание) оно привлекается к ответственности.

Под систематическим скармливанием или скупкой хлеба или иных хлебопродуктов понимается неоднократное приобретение и использование их в качестве корма для скота или птицы.

Скупка считается совершенной в крупных размерах, если она была произведена на значительную сумму денег или большого количества продуктов. Это равным образом относится и к скармливанию.

Перечисленные действия рассматриваются законом как преступление независимо от того, подвергался или нет виновный ранее административному взысканию за аналогичные действия.

За скупку и скармливание хлеба и хлебопродуктов в крупных размерах, например, была привлечена А., которая для четырех свиней заготовила около тонны хлеба, а также Т., которая для корма скоту и птице скупила более 200 кг ржаной муки и ежедневно скупала до 5 буханок печеного хлеба.

Наказание по ст. 1541 УК РСФСР: исправительные работы на срок до 1 года или лишение свободы на срок от і года до 3 лет с конфискацией скота или без таковой.

Указы, аналогичные Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 мая 1963 г., были приняты и в других союзных республиках. Составы преступлений, сформулированные в УК союзных республик, отличаются от состава ст. 1541 УК РСФСР по описанию объективной стороны или иных признаков, при наличии которых наступает уголовная ответственность. Так, например, по УК АзССР установлена ответственность за скармливание скоту и нтице хлеба или хлебопродуктов и ничего не говорится об ответственности за скупку. В УК ЛитССР, УК ТССР и УК УзССР, наоборот, закон устанавливает ответственность за скупку хлеба и хлебопродуктов для скармливания скоту и птице и ничего не говорит о самостоятельной ответственности за скармливание.

В УК АзССР и УК ТССР «систематичность» н «крупные размеры» не указаны в качестве обязательных признаков состава. В некоторых союзных республиках уголовная ответственность за скупку и скармливание установлена не только при наличии признаков, которые перечисляются в ст. 1541 УК РСФСР, но и тогда, когда деяние совершено лицом, не занимающимся общественно полезным трудом, или лйцом, ранее осужденным за такое же преступление.

В ряде УК союзных республик, так же как и в УК РСФСР, в соответствующей статье сформулирован один состав преступления, а в других он разделен на Простой и с квалифицирующими обстоятельствами.

Нарушение правил торговли спиртными напитками. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 16 мая 1972 г. «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма»,[133] Совета Министров РСФСР от 16 июня 1972 г. «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма»[134] и Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня 1972 г. «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» УК РСФСР был дополнен ст. 1561, карающей нарушение правил торговли схшртными напитками.[135] Нарушение правил торговли спиртными напитками является одной из прйчин, способствующих распространению пьянства* В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1972 г. говорится, что «в современных условиях, когда советский народ успешно осуществляет задачи коммунистического строительства, все более нетерпимым становится пьянство. Пьянство причиняет вред здоровью трудящихся, нередко ведет к разрушению семьи, пагубно отражается на воспитании детей. Под воздействием алкоголя люди утрачивают чувство ответственности перед обществом и государством, совершают хулиганство и другие преступления. Пьянство наносит ущерб производству, приводит к прогулкам и другим нарушениям трудовой дисциплины, авариям и гибели людей».

Одной из мер борьбы с пьянством и алкоголизмом и предусмотрена уголовная ответственность работников торговых предприятий или предприятий общественного питания за нарушение правил торговли водкой и другими спиртными напитками.

Правила торговли водкой и спиртными напитками устанавливаются местными органами власти. Некоторые из них сформулированы в постановлении Совета Министров СССР, от 16 мая 1972 г. Так, запрещается продажа водки и других алкогольных напитков крепостью 30% и выше в торговых предприятиях, находящихся в районе расположения производственных предприятий и строек, учебных заведений, детских учреждений, больниц, санаториев и домов отдыха, вокзалов, пристаней и аэропортов, культурных и зрелищных предприятий, а также в местах массовых гуляний и отдыха трудящихся, продажа всех алкогольных напитков лицам, находящимся в состоянии опьянения, и несовершеннолетним. Продажа водки и других алкогольных напитков крепостью 30% и выше может производиться в розничной торговле не ранее 11 часов утра и не позднее 19 часов вечера. Запрещена торговля спиртными напитками в выходные и праздничные дни* В зависимости от местных условий вводятся и иные правила торговли водкой и спиртными напитками.

При решении вопроса о привлечении лица к ответственности по ст. 1561 УК РСФСР необходимо установить, какие конкретно правила торговли спиртными напитками нарушены и утверждены ли эти правила в установленном порядке. Местом совершения преступления являются торговые предприятия и предприятия общественного питания: магазины, киоски, ларьки, палатки, столовые, рестораны, кафе, закусочные, буфеты и т. д.

Постановлением Совета Министров СССР от 16 мая 1972 г. предусмотрено, что каждое предприятие торговли и общественного питания, в котором производится продажа алкогольных напитков, должно иметь специальное разрешение, выдаваемое отделом торговли районного, городского Совета депутатов трудящихся. В разрешении должны быть указаны адрес предприятия, часы работы, виды напитков для продажи, вид продажи (в розлив или на вынос) и другие необходимые данные. Продажа водки или других спиртных напитков без такого разрешения — есть нарушение правил торговли, которое при соответствующих условиях наказывается по ст. 1561 УК РСФСР*

Субъектом преступления могут быть работники торговых предприятий или предприятий общественного питания. При этом для квалификации не имеет значения должностное положение виновного. Если в действиях лица имеются признаки должностного преступления, то эти действия квалифицируются по ст. 1561 УК РСФСР и по соответствующей статье главы УК о должностных преступлениях. Частные лица не могут быть исполнителями этого преступления. При определенных условиях они привлекаются к ответственности за совершение других преступлений: за спекуляцию, если продажа производится по цене, выше установленной, по ст. 158 УК РСФСР, если продавались спиртные напитки собственного изготовления. По ст. 156! УК РСФСР частные лица могут привлекаться к ответственности в качестве соучастников.              ,

Преступление это с субъективной стороны характеризуется прямым умыслом.

Нарушение правил торговли спиртными напитками считается преступлением, если оно совершено повторно в течение года после наложения штрафа, либо примене- вия других мер административного или общественного воздействия.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня 1972 г. нарушение работниками торговых предприятий правил торговли водкой и другими спиртными напитками влечет штраф в размере от 10 до 25 руб., налагаемый административными комиссиями при исполнительных комитетах местных Советов депутатов трудящихся, или применение мер общественного воздействия.

Меры общественного воздействия назначаются товарищеским судом.

Наказание по ст. 1561 УК РСФСР — исправительные работы на срок до 1 года, или штраф от 50 до 100 руб. с лишением права работать в торговых предприятиях или предприятиях общественного питания на срок от 3 до 5 лет или без такового.

Выпуск в продажу недоброкачественных, нестандартных и некомплектных товаров. При соответствующих условиях он является преступлением и наказывается по от. 157 УК РСФСР.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 157 УК РСФСР, заключается в том, что в результате выпуска в.продажу недоброкачественной продукции к покупателю она попадает непригодной к использованию в соответствии со своим' целевым назначением. Эти действия подрывают авторитет советской торговли и приводят к тому, что торговля не выполняет функции снабжения трудящихся необходимыми предметами потребления.

Объектом этого преступления является порядок выпуска товаров в продажу, нарушение которого подрывает правильное- функционирование торговли, а зачастую наносит ущерб и интересам потребителя.

С объективной стороны преступление выражается в выпуске в продажу недоброкачественных, нестандартных или некомплектных товаров.

Выпуск в продажу — это передача товара с различного рода складов, баз и других мест его хранения непосредственно в торговую сеть для продажи покупателям (передача товара в магазин, продавцу, киоскеру, буфетг чику и т. д.). Недоброкачественной, некомплектной, нестандартной считается продукция, которая не может быть использована в соответствии с целевым назначением. В литературе иногда утверждается, что понятия «недоброкачественность», «некомплектность» и «на- стандартность» продукции, употребляемые в ст. 157 УК РСФСР, имеют иное содержание, чем эти же понятия, употребленные в ст. 152 УК РСФСР. С этим согласиться нельзя. Законодательная техника требует, чтобы аналогичные понятия, содержащиеся в различных законах, имели одинаковое содержание. Это положение тем более справедливо, когда речь идет о понятиях, употребляемых в одном и том же ч Кодексе (о понятии недоброкачест- ЁеЯйОсти, нестандартности, некомплектности продукции см. § 3 настоящей главы).

Для состава преступления не имеет значения, была ли получена продукция недоброкачественной или стала таковой на складе, на базе, в магазине и т. д. Продукция считается выпущенной, когда лицо, ответственное за проверку качества продаваемого товара, дает указание или разрешение продавать товар. Оконченным состав преступления является с момента выпуска товара в продажу. При этом не имеет значения, был ли товар продан покупателю или нет.

При продаже заведомо недоброкачественного товара виновные должны привлекаться к ответственности не только за выпуск в продажу недоброкачественных товаров, но и за обман покупателя (ст. 156 УК РСФСР). Преступлением признается не всякий выпуск недоброкачественных, нестандартных или некомплектных товаров, а только неоднократный или в крупных размерах. Неоднократным он является тогда, когда лицо, ответственное за выпуск, три и более раза давало указание шит разрешение выпустить в продажу недоброкачественный товар. Выпуск в крупных размерах может быть неоднократным и однократным. Определяющим моментом в этом случае является количество выпущенных в продажу товаров. Этот вопрос решается предварительно органами дознания и расследования, а окончательно — судом при рассмотрении уголовного дела.

Субъектом ответственности по ст. 157 УК РСФСР могут быть лица, имеющие право давать распоряжения об отправке товаров в торговую сеть для продажи покупателям (заведующие оптовыми промышленными базами, заведующие торговыми базами, заведующие складами товарной продукции и др.), лица, работающие в торговых предприятиях и имеющие право направлять товары для продажи непосредственно к прилавкам (заведующие

магазинами, заведующие секциями магазина, заведующие отделами и др.), а также работники торговой сети, осуществляющие контроль за качеством выпускаемой в продажу продукции (товароведы, бракеры).

Лица, продающие недоброкачественную продукцию, если овГи не относятся к указанным категориям лиц, либо вообще не привлекаются к уголовной ответственности, либо привлекаются по ст. 156 УК РСФСР, если они пытались умышленно обмануть покупателя.

С субъективной стороны состав преступления, предусмотренный ст. 157 УК РСФСР, характеризуется умышленной виной. К ответственности за это преступление могут быть привлечены только лица, которые в момент выпуска товаров в продажу заведомо знали, что ими выпускается недоброкачественная^ некомплектная или нестандартная продукция. Мотив совершения преступления для квалификации не имеет значения. Им может быть стремление выполнить план по товарообороту, покрыть виновных в выпуске недоброкачественной продукции из промышленного предприятия, скрыть порчу товаров на складе во время хранения и т. д.

Наказание по ст. 157 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 2 лет, или исправительные работы на срок до 1 года, или штраф до 100 руб., или лишение права занимать указанные в законе должности.

<< | >>
Источник: Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г.. 1978

Еще по теме § 5. Преступления в области торговли:

  1. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  2. 3. Имущественные преступления, совершаемые путем обмана и с использованием доверия: вопросы теории и законодательной практики
  3. Глава VIIОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯИ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  4. 2.3. Категории преступлений
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  6. 1. Ретроспективный анализ отечественного законодательства об ответственности за торговлю несовершеннолетними
  7. 2. Уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними по Российскому законодательств
  8. 3. Международно-правовые нормы о торговле детьми. Зарубежное уголовное законодательство о противодействии торговле детьми
  9. 1. Криминологическая характеристика торговли несовершеннолетними
  10. 2. Общесоциальные меры предупреждения торговли несовершеннолетними
  11. 3. Специальные меры предупреждения торговли несовершеннолетними
  12. § 1. Понятие и виды хозяйственных преступлений
  13. § 5. Преступления в области торговли
  14. § 8. Преступления в области финансов
  15. § 2. Понятие должностных преступлений
  16. § 1. Понятие преступлений в сфере экономической деятельности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -