<<
>>

§ 6. Преступления в области занятия частными промыслами

Незаконное изготовление, сбыт, хранение спиртных напитков. Советское государство принимает решительные меры по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Об этом свидетельствуют постановление Совета Министров СССР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» от 16 мая 1972 г., аналогичные постановления во всех союзных республиках, Указы Президиумов Верховных Советов союзных республик «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма».

В перечисленных документах разработана целая система мер борьбы с этим социальным злом. Одной из них является усиление уголовной ответственности за незаконное изготовление, сбыт и хранение спиртных напитков домашней выра-* ботки.

Выпуск спиртных напитков — государственная, монополия. Изготовление их отдельными гражданами, использующими для этой цели продукты питания и, в частности, такие ценные, как сахар, зерно, картофель и др. Изготовление и потребление самогона, как правило, -является причиной совершения многих правонарушений и преступлений. Злоупотребление алкогольными напитками наносит серьезный ущерб производству, так как влечет за собой прогулы, опоздания, небрежное отношение к выполнению служебных обязанностей и другие вредные последствия. Такую же опасность представляет изготовление частными лицами и других крепких алкогольных напитков*

В РСФСР уголовная ответственность за подобные действия предусмотрена ст. 158 УК. Первоначальная редакция ст. 158 УК РСФСР была изменена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 мая 1961 г. «Об усилении ответственности за самогоноварение и изготовление других спиртных напитков домашней выработки», а затем Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 ноября 1972 г. «О внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР».

Ч. 1 ст. 158 УК РСФСР предусматривает уголовную ответственность за изготовление или хранение без цели сбыта самогона, чачи, араки, тутовой водки, браги или других крепких спиртных напитков домашней выработки, а также изготовление без цели сбыта или хранение аппаратов для их выработки.

Объективная сторона этого состава преступления может выражаться в изготовлении или хранении самогона или других крепких спиртных напитков домашней выработки, а также в изготовлении или хранении аппаратов для их выработки.

Для состава преступления достаточно совершения хотя бы одного из действий, указанных в ч. 1 ст. 258 УК РСФСР.

«Учитывая, что по смыслу закона запрещение домашнего изготовления крепких спиртных напитков связывается со способом их выработки при помощи аппаратов, судам следует иметь в виду, что к другим крепким спиртным напиткам (наряду с прямо перечисленными в законодательстве), за изготовление которых установлена уголовная ответственность, относятся спиртные напитки, выработанные путем перегонки.

Домашнее изготовление различных наливок, настоек и т. п. не образует состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК и соответствующими статьями УК других союзных республик».[136]

К ответственности за хранение самогона или других крепких спиртных напитков домашней выработки, а также за хранение .аппаратов для выработки этих напитков виновные привлекаются вне зависимости от того, являются ли они изготовителями этих напитков и аппаратов, щш хранили напитки и аппараты, изготовленные другими лицами. Вызывает сомнение позиция Верховного Суда СССР по вопросу об ответственности за хранение самогона или других крепких спиртных напитков для собственных нужд. По этому "вопросу в постановлении от 12 января 1973 г. дано следующее разъяснение: «Па смыслу ст. 12 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня 1972 г. и соответствующих статей Указов Президиумов Верховных Советов других союзных республик лица, уличенные в хранении приобретенных или крепких спиртных напитков домашней выработки для собственного потребления, не могут за это нести уголовной ответственности». Возникает вопрос: а какие же случаи хранения предусмотрены в ч. 1 ст. 158 УК РСФСР. Если лицом, изготовившим спиртные напитки, то отпадает всякий смысл в указании на наказуемость хранения.

Для чего же хранить спиртные напитки, если не иметь цели их последующего сбыта? Вероятно, только для собственного потребления, либо для безвозмездной передачи другим лицам.

В Указе Президиума Верховного Совета РСФСР, на который ссылается пленум Верховного суда РСФСР, говорится об административной ответственности за приобретение самогона и других крепких спиртных напитков, а не за хранение его. В подавляющем большинстве теоретических работ по этому вопросу содержатся утверждения, что хранение самогона для собственных нужд подпадает под признаки состава ст. 158 УК РСФСР. Так, например,

В. В. Сташис пишет, что «по ч. 1 ст. 149 (соответствует ч. 1 ст. 158 УК РСФСР) квалифицируются случаи изготовления пли хранения названных предметов без цели сбыта (например, для собственных нужд и для других лиц, но без извлечения материальной выгоды».[137]

Сравнение ст. 12 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР и ч. 1 ст. 158 УК РСФСР позволяет сделать вывод, что в Указе речь идет об ответственности за приобретение спиртных напитков для использования их. Учитывая, что общественная опасность хранения самогона и других крепких спиртных напитков и приобретение их для использования примерно одинакова и что разграничение этих действий на практике чрезвычайно затруднено, целесообразно либо за хранение самогона и других крепких спиртных напитков без цели сбыта установить административную ответственность, либо установить уголовную ответственность за приобретение самогона и других крепких спиртных напитков для собственных нужд.

По-разному на практике решался вопрос о квалификации действий лиц, изготовивших алкогольную массу для последующей выработки из нее крепких спиртных напитков путем перегонки. Одни суды квалифицировали такие действия как оконченное преступление, другие — как покушение на изготовление крепких спиртных напитков.

В целях ликвидации разнобоя пленум Верховного суда РСФСР в постановлении от 12 января 1973 г. разъяснил, что .«приготовление алкогольной массы для последующей выработки из нее крепких спиртных напитков должно квалифицироваться как покушение на их изготовление.

В случае же изготовления самогона или других крепких спиртных напитков, хотя бы из части алкогольной массы, действия виновных следует квалифицировать как оконченное преступление». По ч. 1 ст. 158 УК РСФСР карается изготовление самогона или других крепких спиртных напитков для собственного потребления, а также изготовление самогона или других крепких спиртных напитков для других лиц из давальческого или собственного сырья, если при этом самогон не продавался и не обменивался на другие товары. По этой же статье квалифицируется изготовление аппаратов для выработки самогона с целью использования этих аппаратов для собственных нужд, а также хранение этих аппаратов.

С субъективной стороны это преступление характеризуется прямым умыслом.

Отвечать за это преступление могут как частные, так и должностные лица. Должностное лицо в этих случаях отвечает не только за самогоноварение, но и за злоупотребление служебным положением (при наличии, конечно, и других признаков состава преступления, предусмотренного ст. 170 УК РСФСР).

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. дал указание судам о необходимости установления всех участников преступления, имея ввиду, что уголовной ответственности, как пособники, подлежат и те лица, которые заведомо для производства спиртных напитков домашней выработки предоставляли помещения, аппараты, транспортные средства, отпускали продукты, а также подстрекали к изготовлению указанных напитков или аппаратов.

Наказание по ч. 1 ст. 158 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 1 года, исправительные работы на тот же срок, или штраф до 300 руб.

Ч. 2 ст. 158 УК РСФСР предусматривает ответственность за те же действия, совершенные повторно два раза или более. Не имеет значения при этом, какие действия были совершены* виновным в первый раз: изготовление самогона и крепких спиртных напитков, хранение их, изготовление аппаратов для выработки крепких спиртных напитков, хранение их. При любом соотношении этих действий повторность будет налицо.

Не влияет на квалификацию и то, был ли осужден виновный за первое преступление или нет. Повторности не будет только в том случае, если прежняя судимость снята или погашена в установленном законом порядке, либо истекли давностные сроки уголовного преследования.

От повторности следует отличать продолжаемое преступление. Повторность имеет место тогда, когда налицо два или более самостоятельных факта совершения преступления. Например, виновный изготовил самогон на Новый год, а затем изготовил его на 1 Мая; или виновный изготовил аппарат для самогоноварения, а затем изготовил самогон на свадьбу своей дочери. В случае же, когда виновный изготовил алкогольную массу, а затем в

приема перегнал ее — повторность отсутствует. Отсутствует повторность и тогда, когда виновный сначала изготовил самогон, а затем хранил его.

Для повторности в смысле ч. 2 ст. 158 УК РСФСР требуется, чтобы в первый раз были совершены действия, подпадающие под признаки именно ч. 1 ст. 158 УК РСФСР, а не под признаки ч. 3 ст. 158 УК РСФСР.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. разъясняет: «Судам необходимо иметь в виду, что изготовление или хранение крепких спиртных напитков домашней выработки и аппаратов для их выработки без цели сбыта и те же действия с целью сбыта, а равно их сбыт (в любой последовательности) не образуют признака повторности, предусмотренного чч. 2 или

ст. 158 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик. В указанных случаях действия виновных надлежит квалифицировать по совокупности совершенных преступлений».

Наказание по ч. 2 ст. 158 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 2 лет или исправительные работы на срок до 1 года.

По ч. 3 ст. 158 УК РСФСР наказывается изготовление или хранение с целью сбыта самогона, чачи, араки, тутовой водки, браги и других крепких спиртных напитков домашней выработки либо изготовление с целью сбыта аппаратов для их выработки, а равно сбыт указанных спиртных напитков или аппаратов.

«Под сбытом крепких спиртных напитков домашнего изготовлений или аппаратов для их выработки, помимо продажи упомянутых спиртных напитков или аппаратов, следует понимать и другие действия, связанные с извлечением виновным материальных выгод (обмен спиртных напитков и аппаратов на другие продукты или товары, передачу в счет по- :              крытия долга, оплату ими за работу вместо денежного

;ч вознаграждения)», —говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 12 января 1973 г. Если эти * товары сбывает лицо, изготовившее или хранившее их, то оно отвечает по ст. 158 УК РСФСР как изготовитель или ; хранитель, если эти товары сбывало лицо, не изготовляв- ? шее и не хранившее их, то оно отвечает по ст. 158 УК ¦' РСФСР за сбыт как за самостоятельное преступление.

Состав преступления имеет место как в случаях, йогда «шцо изготовляет, хранит и сбывает самогон или. другие

129

крепкие спиртные напитки, так и в случаях, когда лицо либо изготовляет, либо хранит, либо сбывает эти напитки. Аналогично состав преступления имеет место как в случаях, когда лицо изготовляет и сбывает аппараты для изготовления самогона, так и в случаях, когда лицо либо изготовляет, либо сбывает эти аппараты. Цель сбыта — это цель реализации изготовляемого или хранимого самогона или других крепких спиртных напитков, а также аппаратов для их выработки путем продажи, обмена, передав чи в счет уплаты долга и другим способом, связанным с удовлетворением каких-либо материальных интересов сбывающего. Правильное определение цели изготовления, хранения и сбыта самогона и других крепких Спиртных напитков домашней выработки или аппаратов для их изготовления имеет очень важное значение для квалификации преступления, поэтому пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. указал, что «судам необходимо устанавливать цель изготовления или хранения указанных спиртных напитков, учитывая при этом количество обнаруженных спиртных напитков, алкогольной массы (закваски, самогонной браги и т. п.), приготовленной для их выработки, а также другие обстоятельства по делу».

Обязательным элементом состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РСФСР, является цель сбыта, а не факт сбыта самогона, других крепких спиртных напитков и аппаратов для их выработки. Поэтому, если по обстоятельствам дела суд придет к выводу, что самогон, другие крепкие спиртные напитки и аппараты для их выработки изготовлены с целью сбыта или самогон и другие крепкие спиртные напитки хранятся с целью сбыта (наличие у виновного количества самогона, явно превышающего личные потребности, наличие у виновного нескольких изготовленных аппаратов для самогоноварения и т.д.), то действия виновных следует квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК РСФСР вне зависимости от того, установлен или нет факт сбыта.

Ч. 3 ст. 158 УК РСФСР не предусматривает в качестве самостоятельного преступления хранение аппаратов для выработки самогона с целью сбыта. Эти действия в зависимости от обстоятельств дела должны квалифицироваться как соучастие в сбыте аппаратов или как приготовление к сбыту этих аппаратов. В практике встречаются случаи, когда самогон и другие крепкие спиртные на- питки сбываются лицами, которые сами не изготовляли ати напитки, а предварительно скупили их для последующей перепродажи с целью наживы. Такие действия должны рассматриваться как совокупность преступлений и квалифицироваться по законам, устанавливающим ответственность за сбыт крепких спиртных напитков домашней выработки или аппаратов и за спекуляцию ими. Такое указание содержится в п. 9 постановления пленума Верховного Суда СССР от 12 января 1973 г.

- Наказание по ч. 3 ст. 158 УК РСФСР — лишение свободы на срок от 1 года до 3 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Ч. 4 ст. 158 УК РСФСР устанавливает ответственность за действия, предусмотренные ч. 3 ст. 158 УК РСФСР, но совершенные повторно.

Понятие повторности в смысле ч. 4 ст. 158 УК РСФСР аналогично понятию повторности в смысле ч. 2 ст. 158 УК РСФСР с той разницей, что повторность по ч. 4 ст. 158 УК РСФСР создают лишь действия, подпадающие под признаки ч. 3 ст. 158 УК РСФСР, и следовательно, если до этого были совершены действия, подпадающие под признаки ч. 1 ст. 158 УК РСФСР, то повторности не будет.

Наказание по ч. 4 ст. 158 УК РСФСР — лишение свободы на срок от 3 до 5 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 12 января 1973 г. рекомендовал судам при рассмотрении дел этой категории тщательно выяснять причины и условия, способствующие совершению указанных преступлений, выявлять источники приобретения продуктов для изготовления крепких спиртных напитков, устанавливать должностных лиц, разбазаривающих народное добро и попустительствующих приготовлению таких напитков, и ставить вопрос о привлечении виновных к ответственности. Если выяснится, что виновные похищали сырье для изготовления самогона и других спиртных напитков домашней выработки, то ответственность должна наступать за изготовление этих продуктов и за хищение социалистического имущества по совокупности. В случае, если для изготовления крепких спиртных напитков скупалось заведомо краденое сырье, то виновный отвечает по ст. 158 УК РСФСР и по ст. 208 УК РСФСР за приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем.

Занятие запрещенным промыслом. Труд в социалиста* ческом государстве является правом и почетной обязанностью-каждого трудоспособного гражданина. Советское государство поощряет трудовую деятельность советских граждан, направленную на удовлетворение материальнокультурных запросов общества. Однако отдельные виды деятельности граждан наше государство запрещает под угрозой применения уголовного наказания. Это такие виды деятельности, которые хотя и связаны с созданием товарно-материальных ценностей, но тем не менее причиняют ущерб нашему обществу.

Общественная опасность такой деятельности заключается, во-первых, в том, что в качестве сырья используются ценные товары, в строгом учете которых заинтересовано государство (зерно, лен, конопля, химикаты и т. д.), во-вторых, в том, что изготовленная частными лицами продукция оказывается, как правило, значительно хуже, чем такая же продукция, изготовленная государственными предприятиями (льняное и конопляное масло, мука, кожи и т. д.) и, в-третьих, в том, что лица, занимающиеся деятельностью в виде промысла, превращаются на практике в частных предпринимателей, извлекающих из своей деятельности прибыль, не соответствующую количеству и качеству затраченного труда.

Занятие промыслом, относительно которого имеется специальное запрещение, если это деяние не влечет административной ответственности или если оно совершено после наложения административного взыскания за такое же деяние, является преступлением (ст. 162 УК РСФСР).

В советской литературе по-разному решается вопрос о месте этого состава преступления в системе хозяйственных преступлений. В учебнике «Советское уголовное право. Часть Особенная»[138] он рассматривается в разделе общих хозяйственных преступлений, авторы «Курса советского уголовного права»[139] считают это преступление посягательством в области промышленности, авторы учебника «Уголовное право. Общая и Особенная части»[140] рассматривают этот состав в разделе преступлений в области занятия промыслом и эксплуатации природных богатств. Занятие различного рода промыслами является самостоятельным направлением народного хозяйства. Поэтому при построении системы хозяйственных преступлений, когда в основу классификации берется область народного хозяйства, в которой совершается данное преступление, занятие запрещенным промыслом должно быть включено в самостоятельную группу посягательств.

Перечень запрещенных промыслов дан в Положении о кустарно-ремесленных промыслах граждан, утвержденном постановлением Совета Министров CGCP от 3 мая 1976 г.187 В н. 3 Положения говорится: «На всей территории СССР гражданам запрещается занятие следующими видами кустарно-ремесленных промыслов:

а) переработкой купленных и давальческих сельскохозяйственных и иных пищевых продуктов, в том числе изготовлением из них любых пищевкусовых изделий и всевозможных напитков (как в готовом виде, так и в виде полуфабрикатов);

б) изготовлением и ремонтом любых видов оружия, изготовлением боевых припасов, взрывчатых веществ и пиротехнических изделий;

в) изготовлением множительных и копировальных аппаратов, всевозможных штампов, штемпелей, печатей, шрифтов, размножением всякого рода печатной и фотопродукции, тиражированием грампластинок, кинофильмов и магнитных записей;

г) изготовлением планок и колодок для орденов и медалей, а также значков и жетонов;

д) изготовлением ядовитых и наркотических веществ, а также любых медикаментов и предметов медицинской техники;

е) обработкой и крашением кожевенного, овчинношубного и пушно-меховогб сырья, а также изготовлением изделий из шкурок ценных пушных зверей, не имеющих государственного клейма (штампа) и подлежащих в соответствии с законодательством союзных республик обязательной сдаче государству;

з)              перевозом пассажиров и грузов любыми транспортными средствами (кроме перевоза на лодках, лошадях и

1

167 СП СССР, 1976, № 7, ст. 39.

других животных при наличии разрешения исполкома местного Совета депутатов трудящихся);

и)              содержанием пансионатов, купален, бань, игорных заведений, всяких аттракционов и организацией зрелищных мероприятий;

к) изготовлением изделий из драгоценных п цветных металлов, драгоценных камней и янтаря либо изделий с применением таких материалов, а также ремонтом и переделкой указанных изделий с применением собственных драгоценных и цветных металлов, драгоценных камней и янтаря; л) изготовлением свечей, икон и церковной утвари. Советы Министров союзных республик могут дополнительно запрещать гражданам занятие и другими видами кустарно-ремонтных промыслов, если их развитие может нанести ущерб интересам общества».

Занятие в виде промысла такой деятельностью, которая не запрещена Положением, не может рассматриваться как преступление.

В постановлении пленума Верховного Суда СССР по делу М. говорится, что «занятие запрещенным промыслом предполагает деятельность, запрещение которой предусмотрено в специальном перечне, установленном правительством».[141]

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР отменила приговор по делу С., которым тот был осужден за изготовление и сбыт мебели, указав, что производство мебели не является запрещенным промыслом, наказуемым в уголовном порядке. Если кустарь занимается незапрещенным промыслом, но без выборки регистрационного удостоверения, то он отвечает не в уголовном, а в административном порядке. Запрещенная Положением деятельность только в том случае является преступлением, если виновные лица занимаются ею в виде промысла. Единичные случаи занятия такой деятельностью не влекут за собой уголовной ответственности. В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 3 сентября 1954 г. «О судебной практике по делам о занятии запрещенным промыслом» говорится: «Суды... не должны допускать осуждение за единичные незначительные случаи запрещенного изготовления изделий и материалов, исходя из того, что закон предусматривает уголовную ответственность лишь в случаях изготовления и последующего сбыта изделий и материалов, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение в виде промысла».[142]

Д. был осужден народным судом 4-го участка Советского района Москвы за занятие запрещенным промыслом. Являясь собственником легковой машины «Победа», он 17 ноября 1957 г. перевез 4 пассажиров с Комсомольской площади Москвы до станции метро «Сокол», за что получил с них деньги, а затем 3 пассажиров от станции метро «Сокол» до Белорусского вокзала также за плату. Пленум Верховного Суда СССР постановлением от 26 марта 1960 г. отменил приговор народного суда, и дело за отсутствием состава преступления прекратил, указав, что «единичный случай незаконной перевозки на собственной автомашине пассажиров за плату не может рас-

1ОҐ1

сматрпваться как занятие запрещенным промыслом».

Преступление имеет место только тогда, когда кустарь или ремесленник занимаются изготовлением продукции для сбыта, а не для собственных нужд.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 3 сентября 1954 г. признал неверным приговор народного суда 1-го участка Почепского района Брянской области, которым X. был осужден как за занятие запрещенным промыслом за выделку нескольких овчин для личных нужд.

Субъективной стороной состава преступления, предусмотренного ст. 162 УК РСФСР, является прямой умысел. Виновный должен сознавать, что занимается запрещенной деятельностью, сознавать общественно опасный характер ее и желать наступления предусмотренных законом последствий. Конечно, это не значит, что виновный должен знать конкретный нормативный акт, которым запрещен данный вид деятельности. Для установления вины требуется, чтобы лицо на основании своего жизненного опыта, информации, полученной от третьих лиц, и других фактов понимало, что деятельность, которой он занимается, запрещена.

Субъектами преступления могут быть некоопериро- ванные кустари и ремесленнику кооперированные кустари и ремесленники, рабочие, колхозники и служащие, занимающиеся промыслом.

К уголовной ответственности за занятие запрещенным промыслом могут привлекаться и должностные лица. Если при этом они для занятия запрещенным промыслом используют свое служебное положение, то уголовная ответственность должна наступать по совокупности статей 162 и 170 УК РСФСР.[143] Однако некоторые авторы считают, что субъектом занятия запрещенным промыслом может быть только частное лицо.[144] С. В. Трофимов мотивирует это следующим образом: «Сам характер занятия запрещенным промыслом не допускает возможности осуществления его в сфере функционирования государственных, общественных предприятий, учреждений или организаций. Если же должностное лицо с использованием своего служебного положения занимается деятельностью, относительно которой имеется специальное запрещение, оно не может использовать для этого государственные или общественные формы. А если такое пснользование имеет место, должностное лицо несет ответственность за занятие частнопредпринимательской деятельностью и злоупотребление служебным положением по совокупности. Разумеется, возможны случаи, когда должностное лицо занимается запрещенным промыслом вне службы или работы, не используя своего служебного положения. Но в такой ситуации оно выступает как частное лицо».[145] Последнее положение несомненно правильное. Однако с остальными высказываниями согласиться нельзя. Довод, что сам характер занятия, запрещенным промыслом не допускает возможности осуществления его в сфере государственных, общественных предприятий, учреждений и организаций, не убедителен. В этой сфере совершается злоупотребление служебным положением, а ре- аультат этого злоупотребления может иметь место совсем в иной сфере. С. В. Трофимов сам пишет, что должностное лицо, злоупотребляющее своим служебным положением и занимающееся частнопредпринимательской деятельностью, отвечает за оба эти преступления по совокупности. Так же решается вопрос об ответственности должностных лиц за занятие спекуляцией и другие преступления. Таким образом, в этих случаях результат злоупотребления сказывается как в сфере управленческой деятельности, так и в сфере хозяйства. В этом плане занятие запрещенным промыслом ничем не отличается от других преступлений. Неверно и утверждение о том, что должностное лицо при занятии запрещенным промыслом ** не может не использовать государственных или общественных форм. Например, должностное лицо, злоупотребляя служебным положением, продает кустарям сырье для изготовления запрещенных предметов. Никакого прикрытия своей деятельности государственной или общественной формой здесь нет. Наконец, в рассуждениях С. В. Трофимова отсутствует необходимая логика. Он исключает ответственность должностных лиц за занятие запрещенным промыслом в качестве исполнителей, но считает, что они могут быть соучастниками этого преступления (организаторами, подстрекателями, пособниками); Как же быть с квалификацией действий должностного лица, если он эти функции (огранизатора, пособника, подстрекателя) выполнял, будучи участником группы, заранее сорганизовавшейся для занятия запрещенным промыслом. Общепризнано в теории уголовного права и практике, что все участники группы отвечают как исполнители. Таким образом и должностное лицо может быть исполнителем рассматриваемого преступления, т. е. субъектом его.

По смыслу закона (ст. 162 УК РСФСР) запрещенные промыслы подразделяются на два вида: промыслы, которые считаются преступлениями, если дицо занимается Ими после наложения административного взыскания за такое же деяние, и промыслы, которые влекут уголовную ответственность и без предварительного привлечения виновного к административной ответственности («если это деяние не влечет административной ответственности или если оно совершено после наложения административного взыскания за такое же деяние»)*

В п. 10 Правил говорится: «При обнаружении нарушения установленного порядка занятия кустарно-ремесленными промыслами, а также при выявлении лиц, занимающихся запрещенными промыслами, работник финансового органа или органа внутренних дел, производивший проверку, обязан изъять у нарушителя регистрационное удостоверение (если оно имеется), выяснить по паспорту (йли заменяющему его документу) личность нарушителя и составить акт о нарушении. Составленный акт должен быть передан в административную комиссию при исполнительном комитете районного (городского) Совета депутатов трудящихся для привлечения гражданина, до- ** пустившего указанное нарушение, к административной ответственности в соответствии с законодательством союзной республики. В случаях, когда занятие запрещенным промыслом влечет по действующему законодательству уголовную ответственность, соответствующие материалы направляются следственным органам».

В постановлении Совета Министров СССР от 22 апреля 1958 г. № 434 «О частичном изменении Правил регистрации некооперированных кустарей и ремесленников»[146] был дан перечень тех видов занятия запрещенным промыслом, за которые могла наступать административная ответственность. После изменения его постановлением Совета Министров СССР от 3 июня 1963 г. «О признании утратившими силу и об изменении решений Правительства СССР в связи с ограничением применения штрафов, налагаемых в административном порядке» [147] такого перечня в нем не стало. Это привело к тому, что отдельные авторы стали неверно толковать состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик. Так В. В. Сташис пишет, что за любой вид запрещенного промысла может быть наложено административное взыскание и «поэтому ответственность по ч. 1 ст. 148 (эта статья УК УССР идентична ч. 1 ст. 162 УК РСФСР) может наступать практически лишь в случаях, когда к виновному за занятие запрещенным промыслом уже применялись меры административного воздействия».[148] Такое утвер-

ждение противоречит действующему законодательству, которое, как указывалось выше, исходит из деления запрещенных промыслов на два вида. Вместе с тем следует признать, что законодательное закрепление такого порядка привлечения к уголовной ответственности за занятие запрещенным промыслом целесообразно. Тем более, что и в настоящее время нет нормативного акта, содержащего перечень запрещенных промыслов, за которые уголовное наказание назначается непосредственно, без предварительного наложения административного взыскания.

Наказание по ч. 1 ст. 162 УК РСФСР — исправительные работы на срок до 1 года или штраф до 200 руб.

Ч. 2 ст. 162 УК РСФСР предусматривает ответственность за занятие запрещенным промыслом при отягчающих обстоятельствах. Такими обстоятельствами закон считает: значительные размеры, использование наемного труда, наличие судимости за занятие запрещенным промыслом. Под занятием запрещенным промыслом в значительных размерах имеются в виду случаи, когда в результате преступления извлекается большой доход или имеет место массовый выпуск продукции, или в совершении преступления участвует много людей, или преступление осуществляется длительное время. Вопрос о значительности размеров решается органами следствия и суда в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Под применением наемного труда понимается привлечение третьих лиц к занятию запрещенным промыслом за вознаграждение. Если эти лица сознавали, что участвуют в запрещенной законом деятельности, т. е. действовали с прямым умыслом, то они должны рассматриваться как соисполнители преступления.

По ч. 2 ст. 162 УК РСФСР карается занятие запрещенным промыслом с помощью учеников. При этом не имеет значения, получает или не получает ученик вознаграждение.

Если лица привлекаются за плату не к осуществлению производственной деятельности, являющейся запрещенным промыслом, а к реализации продукции промысла, то они отвечают как соучастники преступления по ст. 15 и ч. 1 ст. 162 УК РСФСР (если, конечно, они осознавали, что оказывают содействие в занятии запрещенным промыслом). В этом случае лицо, привлекавшее их, отвечает не за Занятие запрещенным промыслом с использованием наемного труда по ч. 2 ст. 162 УК РСФСР, а по ч. 1 ст. 162 УК РСФСР (если отсутствуют другие квалифицирующие признаки). Участие в занятии промыслом членов семьи не образует отягчающего обстоятельства вне зависимости от того, получают члены чїємьи вознаграждение или нет. Члены семьи лица, виновного в занятии запрещенным промыслом, участвующие в этой деятельности и сознающие ее запрещенный характер, должны привлекаться к ответственности как соисполнители. Наличие прежней судимости является отягчающим обстоятельств вом, влекущим квалификацию деяния по ч. 2 ст. 162 УК РСФСР, если виновный ранее был осужден за занятие запрещенным промыслом по ч. 1 ст. 162 УК РСФСР или по соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик.

Наказание по ч. 2 ст. 162 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 4 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Занятие запрещенными промыслами следует отличать от частнопредпринимательской деятельности, коммерческого посредничества и спекуляции. От частнопредпринимательской деятельности занятие запрещенным промыслом отличается тем, что первое всегда осуществляется под прикрытием государственных или общественных форм, тогда как занимающийся запрещенным промыслом всегда действует от своего имени или от имени другого частного лица. Вопрос об отграничении коммерческого посредничества и занятия запрещенным промыслом возникает тогда, когда лицо сбывает за вознаграждение продукты, материалы и изделия, которые само не изготовляет и не перерабатывает, а получает их от кустарей и ремесленников. В работах советских авторов предлагается квалифицировать такие действия, как совокупность коммерческого посредничества и соучастия в занятии запрещенным промыслом,[149] как коммерческое посредничество,[150] как соучастие в занятии запрещенным нромыслом.[151]

ГС. В. Трофимов считает, что такие действия полностью ?Охватываются составом запрещенного промысла, так как \ч. 1 ст, 148 УК УССР предусматривает сбыт в виде про- ^мысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение, в качестве одно- |,го из способов совершения этого преступления.200 Г С. В. Трофимов не учитывает при этом, что в соответству- [ ющих статьях УК РСФСР и большинства других союзных [республик такой признак занятия запрещенным промыс- |лом отсутствует. Поэтому вопрос квалификации подобных I действий по Уголовному кодексу РСФСР должен решать- I ся иначе, чем по УК УССР.201 Необходимо исходить из If того, что в данном случае имеет место посредническая I деятельность, осуществляемая за вознаграждение. Поскольку коммерческое посредничества есть преступление I более тяжкое, чем занятие запрещенным промыслом, то |при наличии признаков последнего (осуществление посредничества в виде промысла или в целях обогащения)’ Цсбыт продукции, получаемой от лиц, занимающихся про- ?мыслами, должен рассматриваться как коммерческое посредничество и квалифицироваться по ч. 2 ст. 153 УК "РСФСР.

При отсутствии признаков коммерческого посредничества указанные действия должны квалифицироваться как соучастие в занятии запрещенным промыслом (если ^сбывающий осознает, что он способствует лицам, занимающимся запрещенным промыслом), либо вообще не влезут уголовной ответственности (если признаки соучастия отсутствуют). Занятие запрещенным промыслом отличается от спекуляции тем, что скупленные товары используются для изготовления и дальнейшей реализации с целью наживы предметов и изделий, относительно которых есть специальное запрещение, а при спекуляции лицо скупает товары для перепродажи с целью наживы и

200 Трофимов С. В. Ответственность за занятие запрещен- :ым промыслом, с. 55—56.

, г. 201 Предложенная С. В. Трофимовым квалификация (ч. 1 ст. 148 *ст. 154 УК РСФСР) может иметь место в случаях, когда сбыт родуктов, материалов и изделий осуществляется в виде промысла, как должен решаться вопрос о квалификации таких действий, ёсли они совершены не в виде промысла? Ответа на этот вопрос fy автора нет. Думается, что и по УК УССР такие действия при |»Йличии вины должны квалифицироваться как соучастие в занятии запрещенным промыслом.

либо перепродает их в том же виде, либо лишь незначительно видоизменяет их, либо существенно видоизменяет их, но не за счет личного труда, и затем перепродает. В теории и практике возник вопрос о возможности квалификации действий виновных по совокупности ст. ст. 154 УК РСФСР (спекуляция) и 162 УК РСФСР (занятие запрещенным промыслом).

Пленум Верховного Суда СССР в п. 3 постановления от 3 сентября 1954 г. «О судебной практике по делам о занятии запрещенным промыслом» разъяснил, что применение кроме статьи, предусматривающей ответственность за занятие запрещенным промыслом, еще и статьи, предусматривающей ответственность за спекуляцию, может иметь место лишь в случаях реальной совокупности, т. е. в тех случаях, когда помимо занятия запрещенным промыслом лицо занималось скупкой и перепродажей товаров с целью наживы». Таким образом Верховный Суд исключил возможность идеальной совокупности этих преступлений.

Утверждение Верховного Суда СССР о невозможности «идеальной» совокупности занятия запрещенным промыслом и спекуляции вызвало возражения у ряда советских авторов.[152] Эти возражения представляются убедительными. А. А. Пионтковский писал, что «слишком явное несоответствие между стоимостью приобретенных для переработки предметов и затраченного на переработку труда, с одной стороны, и продажной ценой незаконно цроиз- веденных изделий — с другой, может свидетельствовать, что лицо при покупке материалов преследовало цель наживы — получение нетрудового дохода. Лишь в этих исключительных случаях занятие запрещенным промыслом может заключать в себе совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 99 и 107 УК РСФСР». В принципе это замечание правильно, но из него можно сделать неверный вывод о том, что спекуляция от занятия запрещенным промыслом отличается тем, что только спекуляции присуща цель наживы. Такая цель присуща и составу занятия запрещенным промыслом. Поэтому более точным представляется следующее утверждение С. В. Трофимова: «В случаях, когда виновный помимо спекуляции занимается запрещенным промыслом, имеет место реальная совокупность этих преступлений. Идеальная совокупность может быть лишь в исключительных случаях, когда цмеет место резкое несоответствие между количеством затраченного на изготовление товара труда и полученной прибылью, а виновный использует занятие запрещенным промыслом с целью извлечения большой нетрудовой наживы».[153]

Уголовная ответственность за занятие запрещенным промыслом установлена в уголовных кодексах всех союзных республик самостоятельным составом преступления. В уголовных кодексах большинства союзных республик перечень запрещенных промыслов не приводится. В них, как и в УК РСФСР, говорится о наказуемости занятия промыслом, относительно которого имеется специальное запрещение (уголовные кодексы БССР, УзССР, АзССР, ЛитССР, МССР, ЛатвССР, КиргССР, ТаджССР, ТССР, ЭССР).

Ст. 162 УК ЛитССР, точно так же как и ст. 162 УК РСФСР, ограничивает возможность привлечения к уголовной ответственности двумя обстоятельствами: если это деяние не влечет ответственности в административном порядке или если оно совершено повторно, после наложения административного взыскания за такое же деяние.

В УК БССР никаких ограничительных обстоятельств нет. По уголовным кодексам АзССР, МССР, ЛатвССР, КиргССР, ТаджССР, ТССР уголовная ответственность наступает после наложения административного взыскания за занятие запрещенным промыслом.

Уголовная ответственность за занятие запрещенным промыслом по УК УзССР (ст. 179) наступает, «если не оговорена возможность привлечения за эти действия к административной ответственности», а по УК ЭССР (ст. 148) — «при наличии в соответствующих случаях решения административного органа о рассмотрении дела в порядке уголовного судопроизводства»;.

В УК УССР состав занятия запрещенным промыслом раскрывается следующим образом (ст. 148); ч<...изготовление, переработка или хранение для сбыта и самый сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение, а равно занятие иными запрещенными промыслами, если это деяние не влечет административной ответственности или если оно совершено после применения за такие же действия мер административного воздействия». Аналогично сформулированы соответствующие составы преступлений и УК АрмССР, УК ГССР и УК КазССР, хотя они и имеют отдельные отличия; в УК АрмССР (ст. 162) нет указания на наказуемость «иных запрещенных промыслов», а в качестве ограничивающих уголовную ответственность обстоятельств указано на факт применения мер общественного воздействия или наложения административного взыскания, по УК ГССР уголовная ответственность за занятие запрещенным промыслом наступает тогда, когда эти действия совершаются систематически в целях наживы,[154] по УК КазССР не предусмотрена ответственность за хранение с целью сбыта продуктов, материалов и изделий. По-разному в уголовных кодексах союзных республик решается вопрос о квалифицирующих отягчающих обстоятельствах. Лишь в УК УССР, так же как и в УК РСФСР, в качестве таковых предусмотрены занятие запрещенным промыслом в значительных размерах или с использованием наемного труда, а равно лицом, ранее судимым за такие действия.

Уголовные кодексы УзССР, КазССР, ЛитССР содержат только простой состав преступления. Кодексы ГССР, АзССР, МССР, ЛатвССР, БССР, ТаджССР, ТССР не предусматривают в качестве отягчающего обстоятельства наличие судимости за занятие запрещенным промыслом* УК АрмССР в качестве такового предусматривает не наличие судимости, а повторность совершения преступления. УК КиргССР не рассматривает использование наем- ного труда в качестве отягчающего обстоятельства, а УК ЭССР кроме отягчающих обстоятельств, указанных в уголовных кодексах РСФСР и УССР, называет еще применение мер общественного воздействия или административного взыскания.

В качестве меры наказания за простой состав занятия запрещенным промыслом (ч. 1 ст. 162 УК РСФСР и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик) во всех республиках предусмотрены исправительные работы сроком до 1 года (по УК КазССР — сроком до 6 месяцев) и штраф (до 100 руб.— по уголовным кодексам РСФСР, УзССР, ЛатвССР, ЭССР, до 200 руб.— по уголовным кодексам РСФСР, ГССР, УзССР, АзССР, ЛитССР, МССР, КиргССР, ТаджССР, АрмССР, ТССР, до 300 руб.— по УК УССР).

Ряд кодексов предусматривает применение лишения свободы (до 1 года —¦ УК ГССР, УК ТССР, до 2 лет лишения свободы — УК УзССР, УК ЛитССР). Кроме того, УК АрмССР предусматривает конфискацию инструментов, сырья и изготовленных предметов, а УК ТССР — конфискацию орудий и предметов запрещенного промысла.

За квалифицированный состав занятия запрещенным промыслом санкции в виде лишения свободы на срок до 4 лет с конфискацией имущества или без конфискации предусмотрены в уголовных кодексах РСФСР, УССР, БССР, ГССР, АзССР, МССР, ЛатвССР, ТаджССР, АрмССР, ТССР; УК КиргССР предусматривает в качестве меры наказания за это деяние — лишение свободы на срок до 3 лет с конфискацией всего или части имущества,

<< | >>
Источник: Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г.. 1978

Еще по теме § 6. Преступления в области занятия частными промыслами:

  1. Глава 3. Крестьянский вопрос в деятельности учреждений военной диктатуры
  2. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ УЧАСТНИКА БАНДЫ
  3. ТЮРГО Его ученая и административная деятельность или начало преобразований во Франции XVIII века.
  4. Реформы Екатерины II
  5. ГЛАВА III До конца XVIII века
  6. § 1. Понятие и виды хозяйственных преступлений
  7. § 6. Преступления в области занятия частными промыслами
  8. § 7. Преступления, посягающие на сохранность , и рациональное использование природных богатств
  9. § 5. Преступные нарушения отдельных правил по обеспечению порядка управления
  10. § 3. Естественно-правовая теория
  11. Глава 2. Преступность на Дальнем Востоке России и борьба с ней в дореволюционный период
  12. Глава 3. Охрана общественного порядка на Дальнем Востоке России в дореволюционный период
  13. Терминологический словарь
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -