<<
>>

§ 7. Преступления, посягающие на сохранность , и рациональное использование природных богатств

В постановлении Верховного Совета СССР от 20 сентября 1972 г. «О мерах по дальнейшему улучшению охраны природы и рациональному использованию природных ресурсов»205 говорится, что «охрана природы и рациональное использование природных ресурсов в условиях быстрого развития промышленности, транспорта и сельского хозяйства, в условиях быстрого развертывания научно-технической революции, роста разносторонних материальных и культурных потребностей советского народа становятся одной из важнейших общегосударственных задач, от решения которой зависит успешное выполнение народнохозяйственных планов, благосостояние нынешних и будущих поколений.

Решение этой задачи в социалистическом обществе неразрывно связано с охраной здоровья населения, с обеспечением советским людям необходимых условий для плодотворного труда и отдыха». Наша страна обладает огромными природными ресурсами: полезные ископаемые, лесные массивы, животный мир, запасы рыб и водных животных и т. д. Эти природные богатства с успехом используются на благо развития советского общества, на благо всех советских людей. Вместе с тем еще нередки случаи ненадлежащей охраны природы, нерационального, а иногда и просто хищнического использования природных богатств. В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 29 декабря 1972 г. «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов», в частности, отмечалось, что «многие министерства, ведомства, предприятия и организации не занимаются еще должным образом вопросами охраны окружающей природпой среды от загрязнения и обеспечения рационального использования природных ресурсов ...не осуществляется в полной мере рациональное, комплексное использование недр земли, допускаются большие потери полезных ископаемых, при их добыче и переработке». [155] Отмечая подобные факты, Верховный Совет СССР постановил: «...считать одной из важнейших государственных задач неустанную заботу об охране природы и ее недр, лесов и вод, животного и растительного мира, атмосферного воздуха, имея в виду, что научно-технический прогресс должен сочетаться с бережным отношением к Природе и ее ресурсам, способствовать созданию наиболее благоприятных условий для жизни и здоровья, для работы и отдыха трудящихся»..[156] Для решения этой задачи в нашей стране осуществляются важные государственные мероприятия: получила широкое развитие мелиорация земель, ведется борьба с эрозией почв, построены крупные гидроэлектростанции, производится регулирование и перераспределение стока рек, принима- ются меры к улучшению ведения рыбного и охотничьего

хозяйства, возобновление леса на больших площадях и т. д. Значительную роль в охране природы и рациональном использовании природных ресурсов играет советское законодательство. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии говорилось, что в предшествующий съезду период «были подготовлены законоположения, касающиеся таких сфер жизни, которые раньше оставались вне рамок правового регулирования, как, например, охрана окружающей среды, в том числе водоемов, недр, воздушного пространства и т. д. Очень хорошо, что теперь у нас есть обоснованные юридические нормы, позволяющие целеустремленно вести работу в защиту природы».[157]

Законы об охране природы, принятые во всех союзных республиках, Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик, Основы водного законодательства Союза ССР и союзных республик, Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении, Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о недрах, постановления Советов Министров союзных республик «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов» [158] и другие нормативные акты создают условия для наиболее эффективного, научно обоснованного использования природных ресурсов и усиления охраны природы.

Закон об охране природы в РСФСР в ст. 1 установил, что «государственной охране и регулированию использования на территории РСФСР подлежат все природные богатства как вовлеченные в хозяйственный оборот, так и неэксплуатируемые: а) земля; б) недра; в) вода (поверхностные, подземные и почвенная влага); г) леса и иная естественная растительность, зеленые насаждения в населенных пунктах; д) типичные ландшафты, редкие и достопримечательные природные Объекты; е) курортные местности, лесопарковые защитные пояса и пригородные зеленые зоны; ж) животный мир (полезная дикая фауна); з) атмосферный воздух».

Ст. 21 Закона об охране природы устанавливает, что граждане, виновные в неправомерном использовании или порче богатств природы, привлекаются в установленном законом порядке к административной или уголовной ответственности со взысканием с них причиненных убытков.

УК РСФСР установил ответственность за общественно опасные посягательства на урегулированные правом общественные отношения в области рационального использования, сохранения и улучшения окружающей человека природной среды.

Уголовная ответственность за незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами установлена ст. 163 УК РСФСР и соответствующими статьями уголовных кодексов других союзных республик*

В соответствии с ч. 1 ст. 163 УК РСФСР карается производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов в территориальных водах СССР, внутренних морях, реках и озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах без надлежащего на то разрешения либо в запретное время, либо в недозволенных местах или недозволенными орудиями, способами и приемами*

Общественная опасность этого деяния заключается в том, что оно наносит серьезный ущерб рыбному хозяйству нашей страны путем уничтожения и калечения рыб и водных животных при вылавливании их запрещенными способами и приемами, уничтожения мальков, вылавливания рыб во время нереста и т. д. Вопрос о правильной оценке конкретного нарушения правил производства рыбного, звериного или иного водного добывающего промысла имеет чрезвычайно важное значение. Так, в РСФСР и некоторых других союзных республиках ни в законе, ни в других нормативных актах нет четких признаков, разграничивающих незаконный промысел как административный проступок и незаконный промысел как преступление.

На практике они отграничиваются по характеру нарушения, размеру вредных последствий, систематичности, способу действия, обстановке, характеристике личности правонарушителя и т. д. Так, В. Кульков пишет, что «при разграничении преступных и непреступных действий необходимо принимать во внимание не просто общественную опасность как таковую, а ее содержание. Исходя из этого, степень (меньшая или большая) общественной опасности незаконной добычи рыбы зависит от: 1) объекта и предмета посягательства (биологической и экономической ценности рыбы, ее значения для развития рыбного хозяйства); 2) орудия, способа и приема совершения незаконного лова (применение дозволенных, недозволенных, общеопасных или истребительных орудий, способов и приемов); 3) цели и мотивы незаконного лова (с корыстной целью или спортивной); 4) времени и места незаконного лова (во время нереста рыбы, в местах нереста, в незапретное время и в разрешенных местах и т. д.); 5) размера причиненного ущерба; 6) личности виновного (совершение незаконного лова впервые, повторно, наличие судимости) и другие обстоятельства, которые по закону могут быть признаны отягчающими или смягчающими ответственность»-[159] С этим можно согласиться.

Однако учет всех этих обстоятельств все же не дает возможности отграничить уголовно наказуемое деяние от административного проступка. Поэтому представляются правильными предложения о включении в закон такого критерия для отграничения преступления от проступка, как наличие административного взыскания или меры общественного воздействия за ранее допущенное нарушение.[160]

Порядок производства рыбного п других видов вододобывающих промыслов регулируется в настоящее время положением о воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР[161] с изменениями, внесенными постановлением Совета Министров от 10 декабря 1965 г.,[162] постановлением Совета Министров СССР от 10 декабря 1969 г. «О мерах по усилению охраны рыбных запасов в водоемах СССР»,[163] Правилами рыболовства, утвержденными Министерством рыбного хозяйства

СССР,[164] постановлением Совета Министров СССР от 25 октября 1974 г. «Об усилении охраны запасов ценных видов рыб, морских млекопитающих и водных беспозвоночных в рыбохозяйственных водоемах СССР»,[165] постановлением Совета Мннистроов СССР от 13 мая 1976 г* «Об упорядочении спортивного и любительского рыболовства».[166]

По ст. 163 УК РСФСР карается незаконное производство рыбного, звериного и других водных промыслов. Некоторые советские авторы, толкуя понятие «промысел» в ст. 163 УК РСФСР, считают, что это систематическое занятие виновным преступной деятельностью, являющейся для него единственным, основным или существенным дополнительным источником извлечения нетрудового дохода.[167] Такое положение нельзя признать правильным. Об этом прежде всего свидетельствует сравнение диспозиций чч. 1 и 2 ст. 163 УК РСФСР. В ч. 2 ст. 163 УК РСФСР в качестве одного из квалифицирующих признаков названа «повторность». «Повторность», как известно, полностью охватывается понятием «промысел» в смысле систематического занятия определенной деятельностью. Таким образом, если встать на позицию вышеуказанных авторов, то можно прийти к совершенно нелогичному выводу, что по ч. 1 ст. 163 УК РСФСР квалифицируется систематическое занятие промыслом и наказывается лишением свободы на срок до 1 года (наивысший предел санкции), а по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР квалифицируется повторное занятие промыслом, т. е. менее общественно опасное деяние, а наказывается оно лишением свободы на срок до 4 лет.

Очевидно, что законодатель, употребляя в ст. 163 УК РСФСР термин «промысел», имеет в виду не систематическое совершение преступных действий, а вид деятельности. Поэтому и однократная добыча рыбы, водных зверей и т. д., если она совершена с нарушением предусмотренных законом правил, подпадает под признаки состава ч. 1 ст. 163 УК РСФСР.[168] Это подтверждается и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1964 г. «Об усилении административной ответственности за нарушение правил рыболовства и охраны рыбных запасов й водоемах СССР»,[169] в котором говорится, что «лица, виновные в нарушении названных правил, подвергаются в административном порядке штрафу, но только в том случае, если оно по закону не влечет за собой уголовной ответственности».

В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы» говорится, что «под Производством незаконного промысла, ответственность за который предусмотрена ст. 163 УК РСФСР и аналогичными статьями УК некоторых других союзных республик, следует понимать лов рыбы и водных животных с использованием промысловых орудий (сетей, неводов и т. д.) без соответствующего на то разрешения или недозволенными орудиями, способами ,и приемами. Состав преступления будет и в действиях тех лиц, которые хотя и имели разрешение на промысловую добычу рыбы и водных животных, но производили ее в запрещенное время, либо в недозволенных местах».[170]

Отсюда очевидно, что пленум Верховного Суда СССР считает преступлением не только систематическое, но и однократное занятие незаконным рыбным промыслом.

Рыбный промысел включает в себя добычу белуги, осетра, севрюги, белорыбицы, лосося, семги, кеты, горбуши, судака, форели, карпа, сига, миноги и других рыб, указанных в Правилах рыболовства.

К звериному водному добывающему промыслу относится, например, добыча тюленя, моржа.

К другим водным добывающим промыслам относится, например, добыча краба, рака. Незаконным считается промысел без надлежащего на то разрешения. Разрешение на занятие рыбным, звериным и другими водными добывающими промыслами дается органами рыбоохраны в первую очередь государственным предприятиям рыбной промышленности, рыболовецким и другим колхозам, сдающим рыбу государственным предприятиям, и во вторую очередь — другим рыбозаготовительным организациям* Рыбопромысловые участки для добычи рыбы и других водных животных и растений в рыбохозяйственных водоемах определяются и предоставляются органами рыбоохраны по договорам бесплатно и в бессрочное пользование. Добыча рыбы и других водных животных и растений в рыбохозяйственных водоемах за пределами прибрежных рыбопромысловых участков производится предприятиями, колхозами и организациями по билетам, которые выдаются органами рыбоохраны на каждое судно или промысловое орудие лова. Научно-исследовательские учреждения по согласованию с органами рыбоохраны могут производить добычу рыбы и других водных животных и растений в любое время и любыми орудиями лова. В соответствии с Положением об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР иностранным гражданам и юридическим лицам иностранных государств запрещается заниматься промысловой добычей рыбы и других водных животных и растений в водоемах СССР, за исключением случаев, предусмотренных соглашениями, заключенными СССР с другими государствами. Для спортивного и любительского лова рыбы для личного потребления (без права продажи рыбы) не требуется специального разрешения, он разрешается всем трудящимся бесплатно во всех водоемах, за исключением заповедников, рыбопитомников, прудовых и других культурных хозяйств, с соблюдением установленных правил рыболовства.

В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 13 мая 1976 г. «Об упорядочении спортивного и любительского рыболовства»222 «спортивный и любительский лов рыбы для личного потребления разрешается всем гражданам бесплатно во всех водоемах, за исключением водоемов и участков водоемов, занятых заповедниками, рыбопитомниками, прудовыми и другими культурными рыбными хозяйствами, с соблюдением установлен* ных правил рыболовства и водопользования. Для указанных целей органами рыбоохраны могут определяться водоемы или отдельные участки.

Спортивный или любительский лов рыбы в культурных рыбных хозяйствах обществ охотников и рыболовов и других добровольных спортивных обществ осуществляется гражданами по разрешениям, выдаваемым этими обществами, бесплатно или за плату».

Запретное время, недозволенные для промысла места, недозволенные орудия, способы и приемы лова указываются в Правилах рыболовства. Например, запрещается всякое рыболовство в течение всего года в водоемах Вуок- синской озерно-речной системы, в р. Водла с притоками запрещено рыболовство с 1 мая по 31 октября и т, д* Промыслом в недозволенных местах является рыболовство у плотин, шлюзов и железнодорожных мостов на рас* стоянии ближе 500 метров от них, а также между устоями и ряжами мостов и у коренных запаней, в реках Куб- лена, Большая Ельма и т. д.

Недозволенными орудиями лова являются взрывчатые и отравляющие вещества, огнестрельное оружие, остроги и другие колющие орудия лова, сети с ячеей менее указанного в Правилах размера.

Недозволенными приемами и способами лова являются перегораживание орудиями лова более двух третей ширины реки, пролива или протока (свободная от орудий лова часть должна приходиться на фарватер), замет неводов с двух противоположных берегов в замок.

Некоторыми орудиями и способами запрещается ловля в определенные сроки в определенных местах. Например, гоном (ботанием) в период с 15 мая но 30 июня, сетями лосося и форели в Ладожском и Онежском озерах* Местом совершения преступления в соответствии с содержанием ч. 1 ст. 163 УК РСФСР могут быть любые водоемы, тогда как по УК АрмССР, УК УзССР, УК АзССР преступлением считается промысел, который ведется только в рыбохозяйственных водоемах или в водоемах, имеющих промысловое значение. Преступление признается оконченным с момента начала незаконного промысла* В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы»[171] по этому поводу говорится, что «по смыслу ч. 1 ст. 163 УК РСФСР и аналогичных статей УК некоторых других союзных республик уголовная ответственность за производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов наступает независимо от того, была или не была добыта рыба или водные животные». «Незаконное занятие рыбным промыслом с целью реализации добытой продукции охватывается диспозицией ст. 163 УК РСФСР и дополнительной квалификации по ст. 208 УК не требует».[172]

С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной виной. Виновный должен осознавать, что он занимается промыслом без разрешения, либо в запретное время, либо в недозволенном месте, либо недозволенными орудиями, способами и приемами. В советской юридической литературе высказывается мнение, что данное преступление может быть совершено и по неосторожности.[173] Г. Костров, например, пишет:              «...отсутствие

умысла на незаконное занятие рыбным промыслом дает основание считать деяние менее общественно опасным, но это, по нашему мнению, должно учитываться лишь при определении меры наказания».[174] Вряд ли такую позицию можно признать правильной. Согласно п. 18 Положения об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР (в редакции постановления Совета Министров СССР от 10 декабря 1965 г. «О внесении изменений в Положение об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР»[175]) лица, виновные в нарушении правил рыболовства, подвергаются штрафу в административном порядке в размере: граждане — до 10 руб., а должностные лица — до 50 руб., а за грубое нарушение: граждане — до 50 руб., а должностные лица — до 100 руб. Таким образом, не всякое, даже грубое нарушение правил производства рыб- ного промысла рассматривается как преступление. Естественно, что неосторожное нарушение этих правил нельзя отнести к грубым.[176]

Субъектом преступления могут быть частные лица, достигшие 16-летнего возраста, и должностные лица. Должностные лица органов охраны природы в случаях, если они вступают в преступные сделки с браконьерами, способствуя им в совершении преступления, или сами совершают такие преступления, как незаконная охота, незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами, незаконная порубка леса, то при наличии в их действиях признаков должностных преступлений они за содеянное должны нести ответственность по совокупности преступлений»,— говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г.[177]

Наказание по ч. 1 ст. 163 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 1 года, или исправительные работы на тот же срок, или* штраф до 100 руб с конфискацией добытого, орудий лова и плавучих средств с их принадлежностями или без конфискации.

Ч. 2 ст. 163 УК РСФСР предусматривает уголовную ответственность за производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов, если они совершены повторно или сопряжены с уловом или убоем ценных пород рыб или водных животных либо с причинением крупного ущерба.

Повторность означает совершение действий, предусмотренных ч. 1 ст. 163 УК РСФСР, два раза и более. Незаконное занятие промыслом квалифицируется по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР по признаку повторности, если в первый раз виновным было совершено преступление, подпадающее под признаки ч. 1 или ч. 2 ст. 163 УК РСФСР. Если в первый раз имел место административный проступок, то квалификация преступления по я. 2 ст. 163 УК РСФСР исключается.

От повторного занятия запрещенным промыслом следует отличать продолжаемое преступление. Основное их отличие по характеру осуществления умысла. Повторность имеет место тогда, когда у лица возник умысел на производство незаконного промысла и он осуществил его, а после этого вновь совершил аналогичные действия. Например, виновный в субботу поставил запрещенные Правилами рыболовства сети и выловил рыбу, затем он то же самое проделал в воскресенье. Продолжаемое преступление имеет место тогда, когда единый умысел реализуется в виде нескольких однотипных действий. Например, виновный поставил сети и несколько раз вынимал из них рыбу. Продолжаемое преступление квалифицируется по ч. 1, а не по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР, для квалификации преступления не имеет значения, привлекался ли виновный к ответственности за ранее совершенное преступление. Требуется только, чтобы к моменту осуждения за последнее преступление не истекли сроки давности привлечения к ответственности или сроки погашения судимости по первому преступлению.

По поводу признака повторности в Обзоре судебной практики по применению законодательства об охране природы230 говорится: «Незаконное занятие рыбным промыслом должно квалифицироваться как совершенное повторно по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР тогда, когда виновный незаконно занимался рыбной ловлей не менее двух раз, реализуя в каждом случае самостоятельно возникшее преступное намерение. При этом не имеет значения, был ли он за первый факт занятия рыбным промыслом привлечен к уголовной или административной ответственности или оба случая незаконного рыбного промысла вменены ему по одному делу». При квалификации преступления по признаку производства промысла, сопряженного с уловом или убоем ценных пород рыб или водных животных, следует руководствоваться постановлением Со- ; вета Министров СССР от 10 декабря 1969 г. «О мерах по усилению охраны рыбных запасов в водоемах СССР», а в РСФСР, сверх того, постановлением Совета Министров РСФСР от 18 апреля 1973 г. «Об утверждении такс

для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный гражданами незаконным выловом или уничтожением рыбы ценных видов в рыбохозяйственных водоемах Красноярского края»,[178] а также постановлением Совета Министров РСФСР от 18 апреля 1975 г. «Об утверждении закс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный гражданами незаконным выловом или уничтожением рыбы ценных видов в рыбохозяйственных водоемах автономных республик и областей»,[179] где дан перечень видов рыб, отнесенных к категории ценных. Обобщение практики показывает, что «по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР по признаку причинения крупного ущерба большинство судов квалифицировало незаконное занятие рыбным промыслом, сопряженное с причинением ущерба около 400 руб.».[180] Вместе с тем признак причинения крупного ущерба не следует связывать лишь с денежной оценкой выловленной рыбы. При решении этого вопроса необходимо учитывать не только стоимость, но и количество и ценность породы рыб. Например, Строданченко и Слаб- ченков были осуждены Ростовским областным судом по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР за то, что по обоюдной договоренности выловили недозволенным способом 601 кг различной рыбы, не относящейся к ценным видам, чем причинили ущерб в размере- 182 руб. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР признала квалификацию действий осужденных по признаку причинения крупного ущерба правильной, указав, что суд обоснованно принял во внимание не только стоимость выловленной рыбы, но и количество ее, а также то, что половина улова состоит из молоди, выловленной в запрещенное время.[181]

Наказание по ч. 2 ст. 163 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 4 лет с конфискацией имущества или без таковой.

В соответствии с указанием пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения

судами законодательства об охране природы» «незаконно добытая продукция подлежит изъятию у нарушителя и реализуется в установленном порядке. Вырученные от реализации этой продукции суммы зачету в счет возмещения вреда не подлежат. Если эта продукция по каким- либо причинам не могла быть изъята у нарушителя ...стоимость взыскивается с него как неосновательно приобретенная».

При исчислении вреда следует руководствоваться таксами для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный гражданами незаконным выловом или уничтожением рыбы ценных видов в рыбохозяйственных водоемах СССР, утвержденными постановлением Совета Министров СССР от 10 декабря 1969 г. «О мерах по усилению охраны рыбных запасов в водоемах СССР», постановлением Совета Министров СССР от 25 октября 1974 г. «Об утверждении такс для исчислений размера взыскания за ущерб, причиненный ресурсам живых организмов „сидячих “ видов, являющихся естественными богатствами континентального шельфа СССР».[182] По таксам размеры взысканий в рублях за каждый экземпляр незаконно выловленной или уничтоженной рыбы установлены независимо от размера и веса рыбы (белуга и калуга — 100 руб. за штуку; осетр, севрюга, лопатонос — 50 руб; белорыбица, лосось, семга — 40 руб. и т. д.).

Советам Министров союзных республик предоставлено право утверждать, исходя из местных условий, таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный выловом или уничтожением, не указанных в таксах, утвержденных Советом Министров СССР, других ценных видов рыб.[183] Незаконное занятие рыбным, звериным и другими водными добывающими промыслами следует отличать от хищения социалистического имущества. В литературе обоснованно утверждается, что эти преступления отграничиваются друг от друга по предмету посягательства, если предмет посягательств по своим признакам относится к социалистическому имуществу — налицо преступление против социалистической собственности, если предмет посягательства не обладает меновой стоимостью и является природной ценностью — налицо пося-

гателъство на природные богатства. «Для того, чтобы предмет посягательства можно было считать социалистическим имуществом, нужно учитывать следующие обстоятельства: к нему должен быть уже приложен конкретный труд; в результате трудового воздействия предмет должен быть „выделен” из природной среды (выловленная рыба, срубленное дерево и т. д.) или обособлен от нее (зверь или птица, отловленные капканом, рыба, пойманная в сети, помещенная в подводные садки); предмет природного богатства следует признавать имуществом и тогда, когда он, не будучи обособленным от естественной среды обитания, специально разводится и выращивается на природной основе и является продуктом незавершенного цикла товарного производства (рыба, выращиваемая в нагульных прудах рыбхозов или разводимая на рыбоводных заводах; молодняк ценных пушных зверей, содержащийся в зверопитомниках и вольерах госзаповедников; деревья и декоративный кустарник, высаженные на товарных плантациях лесопитомников и т. п.)».[184]

В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. по этому вопросу дается следующее разъяснение: «...действия лиц, виновных в незаконном вылове рыбы, выращиваемой рыбозаводами, рыбоколхоза- ми и колхозами в специально устроенных или приспособленных водоемах, если им об этом было заведомо известно, завладение рыбой, выловленной этими организациями, а также добытыми или находящимися в питомниках и вольерах дикими животными и птицей, подлежат квалификации как хищение государственного или общественного имущества». Если частные лица занимаются запрещенным промыслом, прикрываясь формой колхоза или рыбхоза, то их действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 153 УК РСФСР как частнопредпринимательскую деятельность. Поскольку частнопредпринимательская деятельность — преступление более тяжкое, чем незаконное занятие промыслом, постольку дополнительной квалификации указанных выше действий по ст. 163 УК РСФСР не требуется. Незаконное занятие рыбным, звериным и другими водными добывающими промыслами предусмотрено

в качестве самостоятельных составов преступлений в уголовных кодексах всех союзных республик. Исключение составляет УК ЭССР, где в одном составе (ст. 157) говорится о нарушении правил и охоты и рыболовства.

Статьи, аналогичные ч. 1 ст. 163 УК РСФСР, имеются в уголовных кодексах УССР, БССР, ЛитССР, МССР, ТаджССР, АрмССР. УК УзССР и УК АзССР считают промысел преступлением, если он осуществляется в рыбохозяйственных водоемах, а УК КазССР и УК ЛатвССР — если он осуществляется в водоемах, имеющих промысловое значение. Ряд уголовных кодексов возможность уголовной ответственности связывают с фактом наличия административного взыскания за ранее совершенное нарушение правил производства промысла (УК УзССР, УК КазССР, УК ГССР, УК АзСССР, УК КиргССР, УК ТССР).

По ч. 1 ст. 159 УК АзССР и ч. 1 ст. ?66 УК КиргССР в отличие от соответствующих статей УК других союзных республик, в которых ответственность связывается с фактом административного взыскания, караются нарушения правил производства рыбного промысла, совершенные хотя и впервые, но с применением промысловых орудий лова, взрывчатых или отравляющих веществ.

По ч. 1 ст. 157 УК ЭССР наказывается «охота или рыбная ловля в запрещенных местах, в запрещенные сроки, запрещенным способом или запрещенными средствами в случае причинения умышленно или по неосторожности крупного ущерба охотничьему или рыбному хозяйству».

Различны квалифицирующие обстоятельства в составе рассматриваемого преступления. В УК ГССР, УК АзССР, УК МССР, УК КиргССР в качестве таковых названы: применение промысловых орудий лова, взрывчатых и отравляющих веществ, в УК МССР, кроме того, называются «иные способы массового уничтожения». Ч. 2 ст. 162 УК УССР предусматривает ответственность за причинение значительного ущерба или за систематическое занятие незаконным промыслом или лиц, ранее судимых за подобные действия. Наличие прежней судимости и причинение Крупного ущерба предусматривается в качестве отягчающих обстоятельств ч. 2 ст. 166 УК КиргССР; часть 2 ст. 157 УК ЭССР предусматривает ответственность за нарушения правил охоты и рыболовства в виде промысла,

Отсутствуют составы с квалифицирующими обстоятельствами в уголовных кодексах АзССР, ЛатвССР и АрмССР.

Санкции соответствующих статей уголовных кодексов союзных республик во многом совпадают: в качестве основных предусматриваются лишение свободы, исправительные работы и штраф (с небольшими колебаниями в размерах). За простой состав преступления не может быть назначено лишение свободы по уголовным кодексам УзССР, МССР, КиргССР, ЭССР. По УК АзССР, где нет квалифицированного состава, за рассматриваемое преступление вообще не может быть назначено лишение свободы. По УК ЛатвССР кроме мер наказания предусмотрена возможность применения к виновным мер общественного воздействия.

В качестве дополнительной меры наказания в уголовных кодексах (кроме УК ЛатвССР, УК ЛитССР, УК ЭССР) предусмотрена конфискация добытого, орудий лова и плавучих средств с их принадлежностями. По ряду кодексов (УК УССР, УК УзССР, УК МССР, УК КиргССР) конфискация является обязательной.

Производство лесосплава или взрывных работ с нарушением правил, установленных в целях охраны рыбных запасов, наказывается по ст. 165 УК РСФСР. «Огромный вред рыбному хозяйству наносит засорение рек отходами лесосплава, особенно молевого. Из-за молевого сплава, засоряющего нерестилища рыб, теряет свое рыбохозяйственное значение ряд рек европейской части РСФСР и Сибири, которые в прошлом играли решающую роль в рыборазведении как места иереста ценных пород рыб».233 Молевой ейлав леса, а также сплав древесины в пучках и кошелях без судовой тяги запрещается на судоходных путях и на водных объектах, перечень которых утверждается Советом Министров СССР или Советами Министров союзных республик с учетом особого значения этих водных объектов и путей для народного хозяйства страны* На остальных водных путях эти виды сплава допускаются по разрешению, выдаваемому органами по регулиро* вашда использования и охране вод по согласованию с органами рыбнадзора. Лесосплавляющие организации обязаны регулярно проводить очистку сплавных путей от затонувшей древесины.[185] Порядок производства лесосплава и взрывных работ предусмотрен в Положении об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР.[186]

В соответствии со ст. 11 Положения запрещается использовать без согласования с органами рыбоохраны для сплава леса реки, являющиеся местами нереста лососевых и осетровых рыб, сбрасывать в рыбохозяйственные водоемы и оставлять на льду и затопляемых берегах этих водоемов щепу, кору, опилки и прочие отходы, образующиеся при разделке древесины, зимней сплотке и постройке сооружений для сплава, устраивать на реках, имеющих рыбохозяйственное значение, запани с ограждениями, занимающими более двух третей живого сечения реки, производить заготовку леса по берегам рек, их притоков и озер, являющихся местами нереста лососевых и осетровых рыб, на расстоянии менее одного километра от берега, а в районах расположения заводов и хозяйств по разведению лососевых и осетровых рыб — на расстоянии менее трех километров и т. д. Перечень рек, их притоков и иных водоемов, являющихся местами нереста лососевых и осетровых рыб, утвержден постановлением Совета Министров РСФСР 26 октября 1973 г.[187] и постановлением Совета Министров РСФСР от 23 апреля 1974 г. «О дополнении перечня рек, их притоков и других водоемов, являющихся местами нереста лососевых и осетровых рыб».[188] В рыбохозяйственных водоемах запрещается производить взрывные работы без разрешения органов рыбоохраны за исключением проведения неотложных дноуглубительных работ для поддержания судоходства и лесосплава на обмелевших участках рек, работ по принудительному вскрытию сплавных рек и по предотвращению аварий. Состав преступления, предусмотренный ст. 165 УК РСФСР, — формальный. Преступление считается оконченным с момента производства лесосплава или взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов. Наступление вредных последствий — причинение ущерба народному хозяйству — не обязательный, а факультативный признак состава. Его наличие или отсутствие не влияет на квалификацию преступления.

Преступление может быть совершено умышленно или по неосторожности.

Субъектом преступления являются должностные лица организаций, занимающиеся лесосплавом или взрывными работами, а также лица, фактически осуществляющие сплав леса или взрывные работы.

Наказание по ст. 165 УК РСФСР — исправительные работы на срок до 8 месяцев или штраф до 200 руб.

В уголовных кодексах большинства союзных республик имеются нормы, предусматривающие уголовную ответственность за нарушение правил охраны рыбных запасов. Отсутствуют такие нормы в УК КазССР, УК МССР, УК АрмССР. Так же как в УК РСФСР, эти нормы сформулированы в УК БССР и УК ЛатвССР. В УК УССР, УК ТаджССР и УК ТССР предусмотрена ответственность только за нарушение правил при производстве взрывных работ.

УК ЛитССР (ст. 175) предусматривает ответственность не только за производство лесосплава или взрывных работ с нарушением правил, установленных в целях охраны рыбных запасов, но и за спуск в водоем неочищенных и необезвреженных сточных вод промышленного или коммунального предприятия. Аналогично сформулированы и соответствующие статьи в уголовных кодексах УзССР, ГССР, АзССР, КиргССР, ЭССР. Во всех уголовных кодексах, кроме ЭССР, составы преступлений формальные, т. е. не предусматривающие в качестве обязательного признака преступления вредных последствий.

По УК ЭССР (ст. 158) нарушение правил наказывается лишь тогда, когда виновный умышленно или по неосторожности причинил крупный ущерб рыбному хозяйству.

' В качестве меры наказания за рассматриваемое преступление предусмотрены лишение свободы на срок до 1 года (кроме УК ГССР, УК КиргССР и УК ТССР, которые не предусматривают лишение свободы), исправительные работы на срок до 1 года (в уголовных кодексах всех союзных республик) и штраф (до 100 рублей по УК

ЭССР, до 300 руб. по УК ГССР, УК ЛитССР, УК ЛатвССР и УК КиргССР, и до 200 руб по уголовным кодексам всех других союзных республик). УК ЛитССР и УК ЛатвССР, кроме того, в качестве основной меры наказания предусматривают увольнение от должности.

Производство промысла морских котиков и бобров в открытом море, а равно в запретных зонах наказывается в уголовном порядке по ст. 164 УК РСФСР. Производство промыслов морских котиков и морских бобров регулируется международной конвенцией об охране котиков, заключенной 17 июля 1911 г. Постановление СНК СССР от 2 февраля 1926 г. «Об ограничении промысла морских котиков и морских бобров»[189] подтвердило действие для СССР этой конвенции и установило правила производства промысла морских котиков и бобров, нарушение которых карается в уголовном порядке. Имеются и иные нормативные акты, регулирующие промысел этих животных. 9 февраля 1957 г. в Вашингтоне СССР, Канада, Япония и США заключили временную конвенцию о сохранении котиков северной части Тихого океана.[190]

Совет Министров СССР своим постановлением от 6 января 1958 г. утвердил Правила промысла морских котиков в СССР и мероприятия по охране запасов морских бобров.[191] В этих Правилах установлены запретные зоны, сроки и способы производства промысла морских котиков и бобров. В соответствии со ст. 3 Правил запрещается на всех лежбищах: а) убивать морских котиков всех возрастных и половых групп с 1 августа по 15 мая следующего года; б) убивать самок морских котиков всех возрастных групп и самцов моложе трехлетнего возраста в течение всего года; в) отгонять морских котиков из «гаремов» в промысловых целях. В ст. 4 Правил установлены запретные зоны для промысла морских котиков. Такими зонами объявлены остров Беринга, остров Медный, остров Тюлений и др. и 12-мильная прибрежная полоса указанных в статье территорий. Ст. 5 Правил запрещает до особого распоряжения повсеместно (на суше и в море) добычу морских бобров на Дальнем Востоке, за исключением добычи бобров для научно-исследовательских целей с разрешения Росглавгосрыбвода РСФСР.

Согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 10 февраля 1958 г. «О мероприятиях по улучшению ведения котикового хозяйства и по охране запасов морских котиков и морских бобров» промысел морских котиков на лежбищах на острове Тюленьем, Командорских и Курильских островах может проводиться только государственными предприятиями рыбной промышленности Камчатки и Сахалина в пределах ежегодно устанавливаемого количества котиков для добычи.[192]

Ст. 164 УК РСФСР предусматривает ответственность не только за убой морских котиков и бобров, но и за их лов и преследование. В соответствии со ст. 164 УК РСФСР уголовную ответственность влечет не всякое нарушение правил производства промысла морских котиков и бобров, а только такое, которое выражается в производстве промысла в открытом море, т. е. за пределами 12-мильной прибрежной полосы или в запретных зонах, т. е. в таких зонах, где производство промысла запрещено специальными постановлениями.

Другие нарушения производства промысла морских котиков и морских бобров влекут административную и гражданскую ответственность. Штраф за такие нарушения налагается государственными органами, на которые возложена обязанность по охране морских котиков и морских бобров. Таким органом в соответствии со ст. 1 Правил промысла морских котиков в СССР, утвержденных Советом Министров СССР 6 января 1958 г., являются Главные государственные инспекции по охране и регулированию рыболовства при Советах Министров союзных республик с развитым промышленным рыболовством.[193]

Незаконный промысел котиков и бобров по ст. 164 УК РСФСР наказывается лишением свободы на срок до 1 года

или исправительными работами на тот же срок, илй штрафом до одной тысячи рублей с конфискацией добытого, орудий лова и плавучих средств с их принадлежностями.

Этот состав преступления имеется только в УК РСФСР.

Незаконная охота является преступлением, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 166 УК РСФСР. «Охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц. Нахождение в охотничьих угодьях с оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты либо с добытой продукцией охоты приравнивается к охоте» (ст. 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР).[194] Общие вопросы производства охоты и организации охотничьего хозяйства регулируются постановлением Совета Министров СССР от 11 мая 1959 г. «О мерах по улучшению ведения охотничьего хозяйства»,[195] Положениями об охоте и охотничьем хозяйстве, которые утверждаются Советами Министров союзных республик, Правилами, которые издаются Советами Министров автономных республик, краевыми и областными исполкомами в соответствии с Типовыми правилами, утвержденными Главным управлением охотничьего хозяйства и заповедников при Советах Министров союзных республик. Действующая в настоящее время редакция ст. 166 УК РСФСР установлена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 декабря 1972 г. «Об усилении ответственности за нарушение правил охоты, уклонение от обязательной сдачи государству, незаконную продажу, скупку и переработку пушнины».[196]

Ч. 1 ст. 166 УК РСФСР предусматривает ответственность за охоту без надлежащего на то разрешения или, в запрещенных местах, либо в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами, если эти действия совер-

шены после применения мер административного воздействия за такое же нарушение. Правом охоты с охотничьим огнестрельным оружием пользуются все граждане СССР, достигшие 18-летнего возраста и состоящие членами обществ охотников. Удостоверением на право охоты служит охотничий билет с отметками о сдаче испытаний по охотничьему минимуму и об уплате государственной пошлины. Безоружейная охота на сусликов, хомяков, крыс водяных и амбарных, а также на кротов может производиться всеми гражданами, независимо от возраста, без выборки охотничьего билета. В районах промысловой охоты охотники, заключившие договоры с заготовительными организациями на сдачу охотничьей продукции, а также штатные охотники промыслово-охотничьих хозяйств и охотники, выделенные на промысел колхозами, получают право на охоту независимо от членства в обществе охотников, уплатив государственную пошлину, но при наличии охотничьих билетов.[197] Этой категории охотников охота разрешается с 14-летнего возраста.

При охоте на некоторых ценных зверей и птиц помимо охотничьего билета требуется особое разрешение — лицензия, которая выдается органами госохотинспекции или иными органами по поручению и под контролем госохотинспекции. Добыча зверей и птиц в количестве, превышающем норму, установленную в лицензии или другом разрешении, считается незаконной охотой. Охота на территории приписного охотничьего хозяйства без разрешения администрации этого хозяйства также признается незаконной. Охота при наличии охотничьего билета и разрешения признается незаконной, если она производится в запрещенные сроки, в запрещенных местах, запрещенными способами и орудиями. Места, сроки, орудия и способы охоты, а равно различные запреты устанавливаются Правилами охоты. «Установление в целом по РСФСР или по отдельным зонам сроков охоты, разрешение или запрещение добычи отдельных видов диких зверей и птиц производится Главным управлением охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР, кроме случаев, предусмотренных решениями Совета Министров СССР и Совета Министров РСФСР» (ст. 12 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР) . Запрещенные для охоты места — это территории заповедников, заказников, заповедно-охотничьих хозяйств, зеленых зон вокруг городов и населенных пунктов, самих населенных пунктов* Запрещенные сроки — это время, когда всякая охота вообще запрещена или периоды, когда запрещается охота на определенные виды зверей и птиц. Например, Совет Министров СССР постановлением «О мерах по улучшению ведения охотничьего хозяйства» запретил с 15 ноября по 1 марта всякую охоту на перелетных птиц в местах их постоянных зимовок. В соответствии с Правилами охоты, действующими на территории РСФСР, отлов певчих зимующих птиц с целью их содержания в клетках может производиться по специальным разрешениям госохотинс- пекции с 1 октября по 1 марта.

Запрещаются такие способы и приемы охоты, которые влекут калечение зверей и птиц, или такое^ их истребление, которое отрицательно сказывается на их воспроизводстве.

, Типовые правила охоты запрещают применение при охоте малокалиберных винтовок, ядохимикатов, рытье ловчих ям, установление сжимов, схватов, подрезей, кляпцов. Запрещается гон по насту, снегу, выгон на лед, применение автомашин, мотоциклов, аэросаней и самолетов. Запрещается охота на диких животных, находящихся в бедственном положении: линяющих птиц, спасающихся от бури, снегопада, разлива, бескормицы и в гололедицу, а также при переправах через водоемы. Незакенная охота считается оконченным преступлением, когда виновный выслеживал или преследовал зверей или птиц с целью добычи. Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 166 УК РСФСР за незаконную охоту наступает в тех случаях, когда виновный ранее подвергался административному воздействию и с момента наложения административного взыскания не истек один год. Естественно, что если виновный ранее был осужден за незаконную охоту (а не подвергался административному воздействию), то он должен привлекаться к уголовной ответственности.[198]

Меры административного воздействия применяются республиканскими (АССР), краевыми, областными и окружными органами Главного управления охотничьего хозяйства заповедников при Совете Министров РСФСР* Такими мерами являются предупреждение, общественное воздействие, лишение права охоты на срок до трех лет, если она не является основным источником существования, денежный штраф до 30 руб. (ст. 30 Положения)*

«Исходя из сроков погашения административного взыскания, установленных законодательством союзных республик об административных комиссиях, уголовная ответственность за нарушения правил охраны природы в случаях, когда законом предусмотрено предварительное обязательное привлечение к административной ответственности за аналогичное деяние, наступает при условии, если не истек годичный срок после применения административного воздействия, если иное не предусмотрено законом союзной республики»,— говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы».253

По ч. 2 ст. 166 УК РСФСР наказывается охота на зверей и птиц, охотиться на которых полностью запрещено, или незаконная охота, причинившая крупный ущерб, или на территории государственного заповедника, либо с применением автомототранспортных средств. Перечень зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, дается в Правилах охоты. Так, Правилами в РСФСР запрещается в течение всего года охота на белого медведя, уссурийского тигра, речного бобра, пятнистого оленя, енотного барана, зубра, на все виды лебедей, цапель. На всей территории РСФСР запрещается отстрел и отлов молодняка всех видов диких копытных животных в возрасте до 1 года. По Правилам в УССР запрещена охота на выхухолей, ласок, горностаев, ланей, зубров, бобров, журавлей, лебедей, аистов, белых цапель. Признание ущерба крупным зависит от ценности зверей и птиц, на которых производилась охота, от их количества, от вида зверей и птиц. Порядок исчисления и взыскания ущерба регламентирован Положением об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, приказом Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР № 56 от 20 февраля 1970 г. В последнем указаны таксы за голову отстрелянных или пойманных зверей и птиц независимо от их возраста и веса. Например, ущерб, причиненный отстрелом одного зубра или тигра, исчисляется в сумме 1000 руб., бобра — 400 руб., фламинго или дрофы — 100 руб. На практике по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР па признаку крупного ущерба квалифицируются действия лиц, добывших незаконно лося, оленя, косулю, сайгака.[199] В определении судебной коллегии Верховного суда РСФСР по делу Б. говорится, например, что «отстрел на охоте дикого кабана, стоимость которого исчисляется в размере 50 руб., не может признаваться действием, причинившим крупный ущерб, и квалифицироваться по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР».[200] Охота на территории государственного заповедника квалифицируется по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР, если эта территория в официальном порядке (постановлением Совета Министров СССР или Совета Министров союзной республики) признана государственным заповедником.

Применение автомототранспортных ' средств является квалифицирующим обстоятельством, если указанные средства используются не просто в качестве средства передвижения, а как средство охоты: гон за зверем на автомашине, охота при помощи зажженных фар, стрельба из автомашины и т. д.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 166 УК РСФСР, характеризуется умышленной виной в форме прямого и косвенного умысла. Совершая преступление, преступник должен сознавать, что он охотится без разрешения или нарушает иные, предусмотренные законом правила и сознательно идет на это, либо желая наступления последствий (получения добычи), либо допуская их (например, когда охотника привлекает сам процесс охоты). Некоторые авторы утверждают, что это преступление может быть совершено и по неосторожности.[201] Действительно, Правила охоты могут быть нарушены и по неосторожности, особенно в случаях, когда наказуемой является охота на зверей и птиц, охотиться на которых запрещено. Отнесение таких неосторожных действий к преступным противоречит духу закона. По закону даже умышленное нарушение правил охоты рассматривается как преступление лишь после наложения административного взыскания. Очевидно, по мысли законодателя, неосторожное нарушение правил охоты должно влечь не уголовную, а иную ответственность.

Субъектом преступления могут быть отдельные граждане и должностные лица. Граждане отвечают по ст. 166 УК РСФСР с 16-летнего возраста. Для решения вопроса об ответственности не имеет значения то обстоятельство, что в районах промысловой охоты право заниматься охотой наступает с 14-летнего возрата. В п. 6 постановления пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы» по вопросу об ответственности должностных лиц говорится: «...должностные лица органов охраны природы в случаях, если они вступают в преступные сделки с браконьерами, способствуя им в совершении преступления, или сами совершают такие преступления, как незаконная охота, незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами, незаконной порубкой леса, то при наличии в их действиях признаков должностных преступлений они за содеянное должны нести ответственность по совокупности преступлений »,[202]

Наказание по ч. 1 ст. 166 УК РСФСР — лишение свободы на срок до одного года или исправительные работы на этот же срок, или штраф до 200 руб. с конфискацией добытого, ружей и других орудий охоты или без таковой, по ч. 2 ст. 166 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 3 лет с конфискацией добытого, ружей и других орудий охоты или без таковой. Продукцией, добытой в результате незаконной охоты, признается: пушное сырье, шкуры, мясо и другая продукция охотничьего промысла, добытая недозволенными способами, в запрещенные для охоты сроки или в запрещенных местах, вся продукция охоты, добытая во всякое время лицами, не имеющими охотничьего билета, пушное сырье, шкуры и мясо диких зверей и птиц, запрещенных к добыче или добытых сверх установленных норм (ст. 30 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР). Если охота производилась с применением личных автомоторанспортных средств, то последние рассматриваются как орудия совершения преступления и подлежат конфискации.[203] Нормы, устанавливающие ответственность за незаконную охоту, имеются в уголовных кодексах всех союзных республик. УК РСФСР Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 декабря 1972 г. «Об усилении ответственности за нарушения правил охоты, уклонение от обязательной сдачи государству, незаконную продажу, скупку и переработку пушнины»[204] дополнен ст. 166*, которая установила уголовную ответственность за продажу, скупку или обмен невыделанных или выделанных, но це имеющих государственного клейма (штампа), подлежащих обязательной сдаче государству шкурок ценных видов пушных зверей, добытых охотой, если эти действия совершены после применения мер административного воздействия за такие же нарушения. Совет Министров РСФСР постановлением от 23 февраля 1973 г. «О дополнительных мерах по усилению борьбы с нарушениями правил охоты»[205] изменил пп. 22 и 23 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, указав, что «пушнина и шкуры диких зверей, добытых на территории РСФСР, сдаются в установленном порядке организациям, допущенным к заготовкам продукции охотничьего хозяйства... Добытые охотой шкурки ценных видов пушных зверей, подлежащие обязательной сдаче государству, сдаются заготовительным организациям в 30-дневный срок по окончании сезона охоты на пушных зверей в данном районе. Допускается использование добытой охотой пушнины коренным национальным населением Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, в личных целях для изготовления одежды и других предметов быта. Запрещается частным лицам обработка в виде промысла и скупка всякого рода пушнины и мехового сырья диких зверей, а также продажа, скупка, обмен и переработка невыделанных или выделанных, но не имеющих государственного клейма (штампа), подлежащих обязательной сдаче государству шкурок ценных видов пушных зверей, добытых охотой». В соответствии со ст. 166 1 УК РСФСР уголовная ответственность наступает за операции со шкурками ценных видов пушных зверей, подлежащих обязательной сдаче государству. Перечень этих зверей утвержден постановлением Совета Министров РСФСР от 23 февраля 1973 г. и дополнен постановлением Совета Министров РСФСР от 26 декабря 1974 г.261 Он включает в себя следующих зверей: соболя, куницу, выдру, норку, колонка, горностая, выхухоля, бобра, песца, ондатру, белку.

С объективной стороны преступление заключается в продаже, скупке или в обмене шкурок зверей, включенных в перечень. Использование охотником или другим лицом (например, получившим шкурки в подарок) шкурок в личных целях является правонарушением, но под признаки состава преступления (ст. 1661 УК РСФСР) не подпадает. Оконченным преступление считается с момента заключения сделки: продажи, скупки или обмена. Сокрытие шкурок от сдачи государству квалифицируется как приготовление к преступлению, если будет доказано, что шкурки скрывались для последующей продажи или обмена, либо рассматривается как административное нарушение, если умысла на продажу не было.

Преступление это может быть совершено только умышленно, в форме прямого умысла.

К уголовной ответственности по ст. 1661 УК РСФСР привлекаются как охотники, продающие шкурки зверей, добытых охотой, так и другие граждане, которые покупают, продают или обменивают шкурки, полученные от охотников или третьих лиц.

Если скупка или обмен шкурок производился для последующей перепродажи с целью наживы, то такие действия следует квалифицировать как покушение на еде* куляцию (если перепродажа не состоялась) либо как спекуляцию (если перепродажа с целью наживы имела место), Жители Крайнего Севера или местностей, приравненных к Крайнему Северу, из коренных национальностей, которым разрешается использование добытой охотой пушнины в личных целях привлекаются к уголовной ответственности, если они использовали ее не для изготовления для себя одежды или других предметов быта, а для продажи или обмена. Продажа, скупка или обмен шкурок пушных зверей наказывается в уголовном порядке, если ранее виновный за такие же нарушения подвергался административному воздействию и с момента наложения административного взыскания не прошло 1 года.

Наказание по ст. 1661 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 1 года, или исправительные работы на тот же срок, или штраф до 200 руб. с конфискацией шкурок.

Незаконная порубка леса является преступлением, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 169 УК РСФСР. Закон об охране природы в РСФСР262 устанавливает, что «леса подлежат охране и регулированию использования как источники древесины и другого технического сырья, пищевых и кормовых продуктов, как места обитания полезных животных и растений, как важная часть географической среды, имеющая водоохранное, водорегулирующее, почвозащитное, полезащитное, климатическое, оздоровительное и культурно-эстетическое значение». Леса государственного фонда имеют различную народнохозяйственную ценность. Поэтому различен и режим пользования лесами. Все леса государственного фонда разделены на 3 группы. К первой отнесены леса, выполняющие защитные функции: полезащитные, берегозащитные, а также некоторые ценные леса: ореховые, шелковичные, самшитовые рощи. Рубка леса здесь запрещена (за исключением лесоочистительных работ). Ко второй группе отнесены эксплуатационные леса малолесных районов. К третьей группе относятся лесоизбыточные масси- ч вы, которые и используются для заготовки древесины. Уголовная ответственность за незаконную рубку леса распространяется на леса всех трех групп. Положение о кол* хозных лесах, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 4 марта 1968 г.[206] устанавливает, что ответственность за лесонарушения в колхозных лесах наступает также, как и ответственность за лесонарушения в лесах государственного фонда.

По ч. 1 ст. 169 УК РСФСР карается порубка в полезащитных, почвозащитных и берегозащитных лесах. «Запрещается... рубка лесов (кроме мер ухода), имеющих полезащитное, водоохранное и водорегулирующее назначение, зоны которых устанавливаются Советом Министров РСФСР, а также по берегам озер, рек и их притоков, являющихся местами нереста ценных промысловых рыб» (ст. 5 п. «б» Закона об охране природы в РСФСР.[207] По этой же статье карается порубка лесов в государственных заповедниках. «Объявление территорий государственными заповедниками и заказниками, а также охраняемыми урочищами и памятниками природы с режимом государственных заповедников производится в порядке, устанавливаемом Советом Министров РСФСР» (п. «б» ст. 9 Закона об охране природы в РСФСР). Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 169 УК РСФСР, может выразиться в порубке курортных лесов, лесопарков, лесов зеленой зоны вокруг городов и промышленных предприятий.

«В местах отдыха и лечения трудящихся (в курортных местностях, зонах санитарной охраны курортов, в лесопарковых защитных поясах и пригородных зеленых зонах) охраняется вся совокупность природных условий, содействующая лечебному и оздоровительному значению местностей» (ст. 10 Закона об охране природы в РСФСР).

Незаконной является всякая порубка леса в лесах специального назначения, перечисленных в ч. 1 ст. 169 УК РСФСР. Исключение составляет порубка леса как средство ухода за ним. Уголовная ответственность за порубку леса в полезащитных, почвозащитных, берегозащитных лесах, в государственных заповедниках, курортных лесах, лесопарках, лесной зеленой зоны вокруг городов и промышленных предприятий наступает, если ущерб превышает 100 руб. Уголовная ответственность за порубку леса в остальных лесах, относящихся к первой группе, наступает, если причиненный ущерб превышает 200 руб, а во всех остальных — если ущерб превышает 300 руб.

По ч. 1 ст. 169 УК РСФСР наказывается незаконная порубка, повлекшая причинение ущерба в меньшем размере, но совершенная повторно. При этом не имеет значения, была ли первая порубка уголовно-противоправным или иным правонарушением. Размер ущерба определяется по таксе, установленной для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный незаконной порубкой или повреждением леса. Порядок привлечения к материальной ответственности за лесонарушения в государственных лесах установлен постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1968 г. «О порядке и размерах материальной ответственности за ущерб, причиненный лесному хозяйству» и Инструкцией о порядке привлечения к ответственности за лесонарушения в лесах СССР, утвержденной приказом Председателя Государственного комитета лесного хозяйства Совета Министров СССР от 26 марта 1969 г.265

Незаконная порубка леса — один из наиболее опасных видов лесонарушений. Общественная опасность его заключается в том, что незаконная порубка осуществляется, как правило, с грубым нарушением порядка пользования лесными богатствами и приводит к хищническому разбазариванию леса, создает препятствия к планомерному проведению лесовосстановительных работ, лишает леса их защитных свойств. Незаконная порубка заключается в отделении ствола дерева от его корней и является обязательным элементом состава преступления, предусмотренного ст. 169 УК РСФСР. Умышленное повреждение полезащитных, плодово-ягодных и иных насаждений скотом или птицей, гужевым или автомобильным транспортом или другими машинами влечет ответственность по ст* 168 УК РСФСР (если это повреждение причинило значительный ущерб колхозу, совхозу или иному государственному или общественному хозяйству). Уничтожение или существенное повреждение лесных массивов в результате небрежного обращения с огнем или источниками повышенной опасности наказывается по ст. 99 УК РСФСР. Предметом незаконной порубки может быть только лес, находящийся в естественном состоянии, т. е. на корню. Недопустимо привлечение к ответственности по ст. 169 УК РСФСР за заготовку буреломного или поваленного ветром леса. Незаконной признается рубка в лесах, где она вообще запрещена, т. е. в лесах первой группы. Незаконной признается рубка в лесах второй и третьей групп (т. е. там, где в принципе она возможна), если она осуществлялась без разрешения или при наличии разрешения, но не на тех участках, которые были отведены, не в том количестве или не тех пород деревьев, которые были отведены для рубки. Документами, которые дают право на заготовку леса, является лесорубочный билет и ордер. Лесорубочные билеты выдаются лесхозами всем лесозаготовителям, а ордера — лесничими, их помощниками, отдельными объездчиками (мелкий отпуск леса на корню). Отпуск леса и второстепенных лесных материалов из колхозных лесов, в том числе и для собственных нужд колхоза и колхозников, производится на основании лесорубочного билета (ордера), выдаваемого правлением колхоза, межколхозным лесхозом. Если материальный ущерб еще не наступил или наступил, но в размере меньшем, чем указан в ст. 169 УК РСФСР, то виновный может быть привлечен к уголовной ответственности за приготовление или покушение, если по обстоятельствам дела видно, что преступник имел намерение совершить порубку леса, подпадающую под признаки уголовно наказуемого деяния, но не довел до конца задуманное по причинам, от него не зависящим (был задержан лесником, сломался инструмент и т. д.).

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом.

Субъектами незаконной порубки леса могут быть как частные лица, достигшие 16-летнего возраста, так и должностные лица.266

265 Об ответственности должностных лиц по ст. 169 УК РСФСР см. п. 6 постановления пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы» (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972, № 3, с. 9.).

Незаконная порубка леса в соответствии с ч. 1 ст. 169 УК РСФСР наказывается лишением свободы на срок до 1 года или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до 300 руб. с конфискацией незаконно добытого.[208]

Часть 2 ст. 169 УК РСФСР предусматривает ответственность за незаконную порубку леса в каких бы то ни было лесах, совершенную' в виде промысла или хотя бы и впервые, но причинившую крупный ущерб. Порубка в виде промысла имеет место тогда, когда лицо, стремясь извлечь из своей деятельности доход, являющийся для него основным или дополнительным источником существования, совершило незаконные порубки более двух раз* Не обязательно, чтобы все случаи порубки подпадали под признаки уголовно наказуемого деяния. Важно, чтобы ранее совершенные порубки леса были незаконными и по первым эпизодам не истекли сроки давности привлечения к уголовной или административной ответственности. При решении вопроса об отнесении ущерба к разряду крупного необходимо учитывать группу леса, где была совершена незаконная порубка, количество и размер вырубленных деревьев, ценность породы и другие обстоятельства. В Обзоре судебной практики по применению законодательства об охране природы по поводу этого признака состава преступления говорится: «Ущерб, причиненный незаконной порубкой леса, признавался судами крупным, как правило, в тех случаях, когда срубалось значительное количество деревьев, и наступивший ущерб в несколько раз превышал размер ущерба, установленного ч. 1 ст.Ч69 УК РСФСР для сответствующей группы леса. Так, действия Мишиной и Ермаковой были квалифицированы Жуковским районным народным судом Брянской области по ч. 2 ст. 169 УК РСФСР, поскольку они самовольно срубили 22 березы и 9 деревьев ольхи, причинив ущерб на 516 руб., а спустя некоторое время вновь совершили незаконную порубку 32 берез, причинив ущерб еще на 420 руб.[209]

Наказание по ч. 2 ст. 169 УК РСФСР — лишение свободы на срок до 3 лет или штраф до 500 руб. с конфискацией незаконно добытого.

Незаконную порубку леса следует отличать от хищения социалистического имущества. Они отличаются но предмету посягательства и направленности умысла. Пред- мётом посягательства при незаконной порубке леса являются деревья на корню. Если деревья уже свалены, сложены в штабель, т. е. если в них уже вложен общественно полезный труд, то изъятие их есть посягательство на социалистическую собственность. По вопросу о значении мотива для квалификации порубки леса в постановлении пленума Верховного Суда СССР от И апреля 1972 г* «О практике применения судами законодательства об охране природы» говорится: «...действия лиц, виновных в незаконной порубке, уничтожении и порче деревьев в городах, населенных пунктах, придорожных полосах и т. п., надлежит квалифицировать по статьям УК союзных республик, предусматривающим ответственность за эти деяния, либо в зависимости от конкретных обстоятельств дела, мотивов совершения преступления, направленности умысла — по статьям, предусматривающим ответственность за умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества, хулиганство, а в случае порубки в целях завладения выращенными деревьями — за хищение государственного или общественного имущества».269

Уголовная ответственность за незаконную порубку леса предусмотрена в УК всех союзных республик за исключением Узбекской ССР. В УК КазССР такая норма находится в главе «Преступления против социалистической собственности».

В большинстве союзных республик в качестве критерия для отграничения преступления от административного правнонарушения используется размер причиненного ущерба. Так, по УК УССР и УК Латв. ССР этот размер не менее 10 руб., по УК ЛитССР — свыше 3 руб., по УК МССР — свыше 5 руб., по УК АрмССР — при порубках в лесах специального назначения — 50 руб., в других лесах 1-й группы — 100 руб., а в лесах второй и третьей групп — 150 руб., по УК ЭССР — свыше 20 руб.

УК БССР, УК КазССР, УК ТССР рассматривают незаконную порубку в качестве преступления, если ранее виновный подвергался административному или общественному воздействию (в УК ТССР говорится только об административном воздействии, а по УК КазССР требуется, чтобы одновременно имел место ущерб свыше 10 руб.), по УК УССР повторная незаконная порубка считается преступлением независимо от размера ущерба. В УК ГССР, УК ТаджССР не содержится формального критерия для отграничения преступления от проступка, преступдением считается любая незаконная порубка, за исключением мелких нарушений, влекущих применение мер административного или общественного воздействия.

Уголовные кодексы большинства союзных республик в качестве квалифицирующих обстоятельств называют «промысел» и «крупный размер ущерба». В УК ЛитССР, кроме этого, называется «систематичность», в УК МССР говорится не о «промысле», а о «неоднократности», в УК ЭССР в качестве отягчающего обстоятельства назван только «промысел». По УК АзССР и УК КиргССР «крупный размер ущерба» и «промысел» являются не обстоятельствами, квалифицирующими преступление, а признаками, отграничивающими преступную незаконную рубку от административного правонарушения.

В простом составе преступления в качестве санкции применяется лишение свободы только по УК РСФСР, УК УССР, УК АзССР, УК КиргССР, УК АрмССР, УК ТССР. Во всех остальных уголовных кодексах — исправительные работы.

Во всех уголовных кодексах предусмотрен штраф в качестве меры наказания (до 300 руб.*—УК РСФСР, УК БССР, УК ТССР; до 200 руб. — УК УССР; до 100 руб. - УК ГССР, УК АзССР, УК МССР, УК КиргССР, УК ТаджССР, УК АрмССР, УК ЭССР; в размере десятикратной стоимости ущерба — УК КазССР).

Конфискация добытого преступлением не предусмотрена в санкциях соответствующих статей уголовных кодексов КазССР, ГССР, ЛитССР, ЛатвССР, ТаджССР, ЭССР.

Уголовные кодексы ЛитССР и ЛатвССР дают возможность применения за это преступление мер общественного воздействия.

За квалифицированный состав преступления во всех уголовных кодексах предусмотрено в качестве меры уголовного наказания лишение свободы (до 5 лет — УК УССР, до 3 лет - УК РСФСР, УК БССР, УК ГССР,

УК ЛитССР, УК МССР, УК ТаджССР, УК АрмССР, УК ТССР, до 1 года - УК КазССР, УК АзССР, УК ЛатвССР, УК ЭССР.

Многие уголовные кодексы в качестве альтернативы предусматривают возможность назначения штрафа (до 500 руб. - УК РСФСР, УК БССР, УК ГССР, УК ТаджССР, УК АрмССР, УК ТССР). В ряде уголов-. ных кодексов в качестве альтернативы предусмотрены исправительные работы (УК КазССР, УК ЛитССР, УК ЛатвССР, УК ЭССР).

Уголовные кодексы КазССР, ЛитССР, ЛатвССР, ТаджССР и ЭССР не предусматривают такого наказания как конфискация добытого преступным путем.

Ст. 1671 УК РСФСР, введенная Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 июля 1974 г.,[210] устанавливает ответственность за нарушение законодательства о континентальном шельфе СССР. Охрана континентального шельфа СССР, говорится в Положении об охране континентального шельфа СССР,[211] осуществляется для защиты суверенных прав СССР в целях разведки и разработки его естественных богатств, являющихся государственной собственностью СССР, а также для обеспечения проведения исследований, разведки, разработки (добычи) естественных богатств и иных работ на континентальном шельфе СССР. Под естественными богатствами континентального шельфа понимаются минеральные и прочие неживые ресурсы поверхности и недр морского дна, а также живые организмы «сидячих» видов, т. е. организмы, которые в надлежащий, с промысловой точки зрения, период своего развития либо прикреплены к морскому дну или под ним, либо могут передвигаться только по морскому дну или в его недрах.[212] «Континентальным шельфом СССР является поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к побережью или к островам СССР, но находящихся вне зоны территориального моря, до глубины 200 метров или, за этим

пределом, до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Поверхность и недра морского дна впадин, расположенных в сплошном массиве континентального шельфа СССР, независимо от их глубины, являются частью континентального шельфа СССР», [213] Ч, 1 ст. 1671 УК РСФСР признает преступлением возведение сооружений или иных установок на континентальном шельфе СССР, а также создание вокруг этих зон безопасности, без надлежащего на то разрешения; необеспечение охраны сооружений и иных установок на континентальном шельфе СССР, поддержания постоянных средств предупреждения об их наличии и ликвидации сооружений и установок, эксплуатация которых окончательно прекращена, а также непринятие в зоне безопасности мер по защите живых ресурсов моря от вредоносных отходов. Проведение работ на континентальном шельфе допускается после их регистрации. Регистрация производится:              а)              органами              Ми

нистерства геологии СССР — в отношении исследований и разведки минеральных и прочих неживых ресурсов шельфа; б) органами Госгортехнадзора при выдаче горных отводов — в отношении разработки минеральных и прочих неживых ресурсов шельфа; в) органами рыбоохраны Министерства рыбного хозяйства СССР — в отношении исследований разведки и добычи на шельфе. «Соблюдение установленного порядка регистрации работ, проводимых на континентальном шельфе СССР, не освобождает иностранные физические и юридические лица, а также советские организации от получения соответствующего разрешения на проведение работ в случаях, когда получение такого разрешения предусмотрено действующим законодательством».[214] Охрана естественных богатств континентального шельфа СССР осуществляется органами рыбоохраны.

Отвечают по ч. 1 ст. 167 1 УК РСФСР должностные лица и отдельные граждане СССР, а также иностранные граждане, имеющие разрешение на работы на континентальном шельфе СССР, допустившие нарушения, указанные в законе.

Наказываются эти деяния лишением свободы на срок до 1 года и штрафом до 10 руб., или лишением свободы на срок до 1 года, или штрафом до 10 тыс. руб.

По ч. 2 ст. 167 1 УК РСФСР привлекаются к уголовной ответственности иностранцы за исследование, разведку, разработку естественных богатств и иные работы на континентальном шельфе СССР, если это не предусмотрено соглашением между СССР и заинтересованным иностранным государством или специальным разрешением, выданным компетентными властями СССР.

Эти действия наказываются лишением свободы на срок до 1 года и штрафом до 10 тыс. руб., или лишением свободы до 1 года, или штрафом до 10 тыс. руб. с конфискацией судна, орудий и инструментов, которыми пользовался нарушитель, а также незаконно добытого.

<< | >>
Источник: Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г.. 1978

Еще по теме § 7. Преступления, посягающие на сохранность , и рациональное использование природных богатств:

  1. § 3. Объект экологических преступлений как система социально-экологических отношений
  2. § 1. Преступления, посягающие на социально-экологические отношения по охране природной среды
  3. § 3. Экологические преступления комплексного характера
  4. § 2. Объект и предмет хищения
  5. § 7. Преступления, посягающие на сохранность , и рациональное использование природных богатств
  6. § 1. Общая характеристика экологических преступлений и их система
  7. 5. КРИТЕРИИ ОТНЕСЕНИЯ ДЕЯНИИ К КРУГУ ПРЕСТУПЛЕНИЙ (КРИМИНАЛИЗАЦИЯ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ДЕЯНИЙ)
  8. § 2. Многоотраслевой характер правового обеспечения экологической политики
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -