<<
>>

§ 1. Сроки лишения свободы


Лишение свободы — это наказание, заключающееся в принудительной изоляции осужденного от общества на определенный в приговоре суда срок с обязательным его водворением в специальные исправительно-трудовые учреждения (ИТУ).

Главным элементом этого наказания является изоляция осужденного от общества, от определенной среды, в результате чего лицо лишается свободы передвижения, свободы выбора места жительства, работы, свободы общения с людьми по своему выбору, свободы распоряжаться собой. Именно свобода в этом ее понимании является объектом карательного воздействия при применении данного наказания
Изоляция осужденного от общества в качестве своего необходимого признака предполагает и определенный порядок ее осуществления. Этот порядок связан с помещением осужденного в специальные учреждения, где установлен определенный режим 2.
Таким образом, изоляция осужденного от общества, наступающие в связи с этим правоограничения, связанные с режимом отбывания наказания, и определяют карательное воздействие лишения свободы. Сама же степень кары определяется продолжительностью срока лишения свободы, видом этого наказания и характером режима его отбывания *.
В связи с этим Основы уголовного законодательства (ст. 23), а вслед за ними УК точно определяют сроки лишения свободы, виды лишения свободы и режим его отбывания. Что же касается детального регулирования режима в различных ИТУ, характера общественно-полезного труда, политико-воспитательной работы, общеобразовательного и профессионально-технического обучения осужденных, то эти вопросы регулируются Основами исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик 1969 г. и принятыми в их развитие исправительно-трудовыми кодексами союзных республик.
При характеристике лишения свободы следует поэтому прежде всего выяснить вопрос о сроках этого наказания.              '
В ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ) указано, что лишение свободы устанавливается на срок от 3 месяцев до 10 лет, а за особо тяжкие преступления, за преступления, повлекшие особо тяжкие последствия, и для особо опасных рецидивистов в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и УК союзной республики,— не свыше 15 лет.
При назначении наказания лицу, не достигшему до совершения преступления 18-летнего возраста, срок лишения свободы не может превышать 10 лет.
Таким образом, минимальный срок лишения свободы, ниже которого данное наказание вообще не может быть назначено, равен 3 месяцам. Максимальный срок этого наказания, как общее правило, установлен в размере 10 лет.
В виде исключения лишение свободы на срок свыше 10, но не более 15 лет, может быть назначено лишь в следующих трех случаях (да и то при условии, что санкция статьи, по которой квалифицировано преступление, дает возможность определить лишение свободы на срок до 15 лет):
а)              при осуждении лица за особо тяжкое преступление;
б) при осуждении лица за преступление, повлекшее за собой тяжкие последствия;
в) при осуждении особо опасного рецидивиста.
Особо тяжкими признаются такие тяжкие преступления, которые предусмотрены в ст. 7 1 УК и за которые в законе установлена возможность назначения лишения свободы на срок свыше 10 лет.
Это, например, такие преступления, как умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР), за которое возможно назначение лишения свободы на срок от 5 до 12 лет, или разбой при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 142 УК УССР), за совершение которого установлено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет.
Преступлениями, повлекшими особо тяжкие ПОСЛЄД: ствия, являются посягательства, хотя и не отнесенные к тяжким в ст. 7 однако представляющие повышенную опасность в связи с исключительной опасностью их последствий. К ним относятся преступления, грубо нарушающие безопасность движения на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, а также автомототранспорте или городском электротранспорте, если они повлекли гибель людей и иные тяжкие последствия (ч. 1 ст. 77 и ч. 3 ст. 215 УК УССР). Эти преступления могут повлечь за собой лишение свободы на срок от 3 до 15 лет.
Накбнец, при осуждении особо опасного рецидивиста возможно назначение лишения свободы на срок до 15 лет в случае, если закон, по которому квалифицировано преступление, предусматривает такую возможность (например, за кражу государственного или общественного имущества, совершенную особо опасным рецидивистом, в ч. 3 ст. 81 УК УССР предусмотрена санкция от 5 до 15 лет лишения свободы).
Однако при совершении особо тяжкого преступления или преступления, повлекшего особо тяжкие последствия, назначение наказания в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет прямо запрещается ст. 25 УК УССР, если эти преступления совершены лицом, не достигшим 18-летнего возраста. Вышестоящие судебные инстанции неоднократно указывали на категоричность этого запрета. Так, по делу Е. было отмечено, что лицу, не достигшему 18-летйего возраста к моменту совершения преступления, наказание в виде лишения свободы не может быть назначено на срок более 10 лет'. По делу Р. Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание на то, что лицу, совершившему преступление в день, когда ему исполнилось 18 лет, не может быть назначено лишение свободы свыше 10 лет, так как совершеннолетие наступает не в день рождения, а начиная со следующих суток [140].
«Лишение свободы,— как писал М. Д. Шаргород- скйй,— обладает рядом достоинств, которые делают его часто и широко применяемой мерой наказания» [141]. Оно целесообразно, когда совершено тяжкое преступление, когда необходимо изолировать виновного на длительный срок от общества и избавить последнее от совершения новых преступлений. Лишение свободы целесообразно и тогда, когда совершается менее тяжкое преступление, но личность виновного требует длительного карательного воздействия. В этих случаях, как правильно отмечает Н. А. Стручков, лишение свободы обеспечивает должную кару преступника в интересах его исправления, а также решение задач специального и общего предупреждения [142].
В советской науке уголовного права проблемами эффективности лишения свободы занимались многие криминалисты, посвятив им немало работ. В них кроме теоретических аспектов лишения свободы ставятся и вопросы организации видов лишения свободы, их режима, эффективности сроков лишения свободы, в осо- беннрсти так называемого краткосрочного лишения свободы [143].
Не ставя здесь перед собой задачу рассмотрения всех этих вопросов, требующих самостоятельного глубокого исследования, остановимся лишь на проблеме краткосрочного лишения свободы, а также максимальных пределах этого вида наказания.
Краткосрочным называют лишение свободы на срок от трех месяцев до одного года. Его применение вызвано тем, что во многих санкциях статей Особенной части УК предусмотрено лишение свободы до одного года. В ряде случаев краткосрочное лишение свободы суды применяют в порядке ст. 44 УК УССР (ст. 43 УК РСФСР). Его применение все еще достаточно широко. Так, И. И. Карпец свидетельствует, что краткие сроки в числе приговоров к лишению свободы колеблются от 20 до 50% Однако такое лишение свободы имеет ряд существенных недостатков.
В литературе отмечают следующие главные недостатки краткосрочного лишения свободы: а) значительный рецидив среди лиц, отбывших такое наказание (по выборочным исследованиям, он составляет около 40%, причем более 70% рецидивистов этой категории совершают повторные преступления в течение первого года после освобождения) [144]; б) исправительно-трудовое воздействие на осужденного здесь крайне ограничено;
в)              фактическое пребывание лица в ИТУ значительно меньше срока, указанного в приговоре[145], ввиду зачета времени, проведенного в предварительном заключении и истраченного на этапирование осужденного к месту отбытия наказания; г) незначительное ввиду краткости срока карательное воздействие такого наказания; д) отрицательное воздействие на краткосрочников со стороны преступной среды остальных осужденных, находящихся в ИТК; е) даже кратковременный отрыв осужденного от привычной микросреды — семьи, коллектива, места жительства — отрицательно сказывается на его исправлении [146].
Все эти недостатки приводят исследователей к предложениям, направленным на ограничение отрицательных свойств краткосрочного лишения свободы. Признавая в принципе, что такое наказание вообще не может быть исключено, так как встречаются случаи, когда и краткосрочное лишение свободы имеет частно-предупредительный и карательный эффект, предлагают установить в законодательстве в качестве минимального срока лишения свободы один год, содержать краткосрочников в специальных ИТУ с характерным для них режимом и трудом и т. п. Предлагается ввести в наше законодательство наказания в виде ограничения свободы, ареста «в конце недели», как это имеет место в некоторых социалистических странах ’, шире предусмотреть в санкциях статей УК наказания, не связанные с лишением свободы, и пр.
Все эти предложения заслуживают тщательного обсуждения, с тем чтобы эффективность лишения свободы в целом была в значительной мере усилена.
Однако уже и сейчас в законодательство введены существенные дополнения и изменения, направленные на сужение пределов применения кратких сроков лишения свободы. Эти дополнения и изменения внесены указами Президиума Верховного Совета СССР от 8 и 15 февраля 1977 г. и касаются расширения возможностей применения вместо краткосрочного лишения свободы условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду, освобождения от уголовной ответственности с заменой ее ответственностью административной, отсрочки приговора к лишению свободы в отношении несовершеннолетнего.
В соответствии со ст. 23 2 Основ уголовного законодательства (ст. 25 [147] УК УССР) условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду может быть применено при прочих необходимых условиях при осуждении лица впервые к лишению свободы за умышленные преступления на срок до 3 лет и за преступления, совершенные по неосторожности, на срок до 5 лет. Таким образом, вместо краткосрочного лишения свободы суд может теперь применить на этот срок условное осуждение в порядке ст. 25 1 УК УССР.
Далее, на основании ст. 391 Основ (ст. 461 УК УССР) при осуждении несовершеннолетнего впервые на срок до 3 лет лишения свободы суд может отсрочить исполнение приговора в пределах от 6 месяцев до 2 лет, сопроводив эту отсрочку определенными условиями. Очевидно, что тем самым применительно к несовершеннолетним суду предоставляются широкие возможности резко уменьшить применение краткосрочного лишения свободы.
Наконец, чрезвычайно большое значение для резкого ограничения краткосрочного лишения свободы имеет дополнение ст. 43 Основ (ст. 51 УК УССР). В соответствии с этим законом лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания.
В этом случае может быть принято одно из следующих решений: а) о передаче материалов дела на рассмотрение товарищеского суда; б) о передаче материалов дела на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних; в) о передаче лица на поруки общественной организации или коллективу трудящихся; г) о привлечении лица к административной ответственности.
Замена уголовной ответственности ответственностью административной допускается лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года либо другое, более мягкое наказание.
Таким образом, освобождение лица от уголовной ответственности с привлечением к ответственности административной прямо связывается законом с преступлениями, за которые не может быть назначено наказание на срок свыше года. Тем самым вместо краткосрочного лишения свободы в этих случаях суд в лице единолично действующего, судьи назначает меру административного взыскания: штраф в размере до 50 руб. либо исправительные работы по месту работы виновного на срок от 1 до 2 месяцев с удержанием до 20% заработка, либо арест на срок до 15 суток. Возможности по сокращению краткосрочного лишения свободы В СВЯЗИ С 9ТИМ охватывают широкий круг преступлений. Так, в УК УССР и РСФСР содержится более 90 статей (частей), в санкциях которых максимальное наказание установлено до одного года лишения свободы '.
Таким образом, есть все возможности резко ограничить применение кратких сроков лишения свободы.
Однако законодатель не отменил лишения свободы на краткие сроки и в необходимых случаях оно может применяться. Здесь следует руководствоваться принципом «экономии судебной репрессии» и применять такое наказание лишь в случаях, когда оно целесообразно и может, сохраняя свои карательные свойства, исправить и ресоциализовать осужденного.
Именно в этом смысле неоднократно давал свои рекомендации Верховный Суд СССР и вышестоящие судебные инстанции союзных республик. Прежде всего, указывалось, что в тех случаях, когда в соответствии с санкцией закона может быть назначено наказание в виде лишения свободы на непродолжительный срок, суду следует обсуждать вопрос о возможности применения меры наказания, не связанной с лишением свободы, с передачей осужденного на перевоспитание общественным организациям и коллективам трудящихся по их просьбе.
Второе. Применение лишения свободы на краткие сроки, когда законом за преступление предусматриваются и другие меры наказания, не связанные с лишением свободы, _судом должно быть обязательно мотивировано [148].
Проблема максимальных сроков лишения свободы
в последнее время также вновь начала .широко обсуждаться '.
Как известно, по УК 1922 г., Основным началам 1924 г. и УК союзных республик 1926—1935 гг., максимальный предел лишения свободы был установлен в 10 лет. В 1937 г., а затем рядом указов, изданных сразу же после войны — в 1947—1949 гг., максимальный срок лишения свободы за особо тяжкие преступления был установлен в 25 лет. Основы уголовного законодательства 1958 г. правильно пошли по пути резкого снижения этих сроков. И в настоящее время, как уже говорилось, максимальный срок лишения свободы определен в 10 лет, а в некоторых, специально указанных в законе случаях,— в 15 лет. .
В литературе ставится вопрос о снижении максимума лишения свободы. В обоснование этого приводят следующие доводы[149]: а) поведение и отношение к труду у многих осужденных на длительные и особо длительные сроки лишения свободы по истечении 5—8 лет ухудшается [150]; б) педагоги и психологи считают, что исправительно-воспитательный процесс на столь длительное время рассчитан быть не может; в) длительные сроки лишения свободы создают ощущение бесперспективности;
г) длительные сроки лишения свободы приводят к привыканию лица к условиям места лишения свободы;
д) разрыв прежних социальных связей (в том числе семейных, родственных) осложняет адаптацию этих лиц после освобождения; е) при рецидиве такие лица совершают тем более тяжкие преступления и тем быстрее после освобождения, чем более длительное наказание в виде лишения свободы они отбыли; ж) в судебной практике намечается тенденция к сокращению применения особо длительных сроков лишения свободы [151].
В связи с этим высказаны следующие предложения: ограничить максимальный предел лишения свободы 10 годами, так как карательное воздействие лишения свободы на 8—10 лет никак нельзя признать незначительным (А. С. Михлин). Ту же мысль приводит
С.              В. Бородин, но с определенным уточнением. Он предлагает сохранить длительные сроки лишения свободы до 15 лет лишь для лиц, которые признаны особо опасными рецидивистами или которым смертная казнь заменена лишением свободы в порядке амнистии или помилования.
В принципе следует согласиться с С. В. Бородиным. Представляется, однако, что лишение свободы на срок до 15 лет также должно быть сохранено и за совершение следующих преступлений: измену Родине, шпионаж, террористический акт, диверсию и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Особая тяжесть этих преступлений, необходимость усиленного карательного воздействия, наконец, удовлетворение чувства справедливости, попранной преступником, совершившим тяжкое злодеяние, дают основание для применения лишения свободы в этих пределах.
Необходимо отметить, что Указом от 8 февраля 1977 г. в Основы уголовного законодательства внесены дополнения, которые в значительной мере уменьшают отрицательное влияние длительных сроков лишения свободы. Прежде всего, резко сужен запрет условно-досрочного освобождения. Ныне в соответствии со ст. 44 1 Основ (ст. 521 УК УССР) условно-досрочное освобождение не может быть применено лишь к четырем категориям преступников: а) осужденным за особо опасные государственные преступления; б) признанным особо опасными рецидивистами; в) осужденным за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и
г)              лицам, которым смертная казнь заменена в порядке амнистии или помилования лишением свободы. Все же остальные преступники, даже осужденные к длительным и особо длительным срокам — свыше 10 лет лишения свободы,— не ограничены законом в праве на условно-досрочное освобождение при доказанности своего исправления при -отбытии соответственно не менее 2/3 или 3U назначенного приговором наказания.
Далее, все лица, осужденные к лишению свободы, независимо от тяжести преступления и срока наказания, могут быть условно освобождены из мест лишения*[152] свободы с обязательным привлечением их к труду на основании ст. 44 2 Основ (ст. 52 2 УК УССР).
Распространение условного освобождения из мест лишения свободы и на лиц, осужденных к длительным и особо длительным срокам, смягчает отрицательные последствия такого наказания даже при условии, что к осужденному затем условно-досрочное освобождение применено не будет.
§ 2. Виды лишения свободы
В ст. 23 Основ (ст. 25 УК УССР) сказано, что «отбывание наказания в виде лишения свободы по приговору суда назначается в исправительно-трудовых колониях — поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, в колониях общего, усиленного, строгого и особого режимов или в тюрьме, а также в воспитательно-трудовых колониях общего и усиленного режима».
Таким образом, закон прямо указывает, что вид лишения свободы назначается только по приговору суда. Такое указание является конкретизацией общего принципиального положения, закрепленного в ч. 2 ст. 3 Основ, согласно которому «уголовное наказание назначается лишь по приговору суда». Далее закон относит к прерогативе суда и определение вида НТК.
Видами лишения свободы в соответствии со ст. 25 УК УССР являются исправительно-трудовые колонии, тюрьмы и воспитательно-трудовые колонии.
В законе четко регламентированы обязанности и права суда по назначению того или другого вида ИТУ. Подробные указания по этому вопросу имеются и в постановлении Пленума Верховного Суда.СССР от 19 октября 1971 г. «О практике назначения судами видов исправительно-трудовых учреждений лицам, осужденным к лиГйенйЮ свободы».
Исправительно-трудовые колонии (ИТК) являются основным видом исправительно-трудовых учреждений (ИТУ) для содержания осужденных к лишению свободы, достигших совершеннолетия (ч. 3 ст. 11 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик)Как указывалось на сессии Верховного Совета СССР при принятии Основ исправительно-трудового законодательства в 1969 г., именно в ИТК содержится более 99% осужденных к лишению свободы и в них созданы условия, которые в наибольшей степени обеспечивают наряду с карой осуществление воспитательного воздействия на осужденных •.
В ИТУ, в том числе и в ИТК, устанавливается раздельное содержание мужчин и женщин; совершеннолетних и взрослых; впервые осужденных к лишению свободы и ранее отбывавших это наказание; осужденных за умышленные преступления и лиц, совершивших впервые преступления по неосторожности; впервые осужденных за преступления, не являющиеся тяжкими, и впервые осужденных за тяжкие преступления на срок свыше трех лет. Отдельно также содержатся особо опасные рецидивисты, лица, осужденные за особо опасные государственные преступления (ст. 13 Основ исправительнотрудового законодательства).
В ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ уголовного законодательства) устанавливается, что отбывание наказания совершеннолетним осужденным к лишению свободы мужчинам назначается в ИТК — поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, колониях общего, усиленного, строгого и особого режима.
В колониях — поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, отбывают наказание лица, совершившие неосторожные преступления и осужденные за них впервые к лишению свободы на срок не свыше 5 лет.
Учреждение в 1977 г. таких колоний — поселений — шаг по пути дальнейшей индивидуализации наказания и дифференциации содержания осужденных в ИТУ.
Отмечая особенности лиц, совершивших неосторожные преступления (уровень образования, наличие специальности, добросовестный, как правило, труд до совершения преступления), И. И. Карпец еще в 1973 г, ставил вопрос о возможности создания для них специальных ИТК [153].
Проведя в 1967—1968 гг. серьезные социологические исследования в ряде ИТУ, J1. В. Багрий-Шахматов установил, что из 200 осужденных за такие преступления 96% признали себя виновными, 83% глубоко переживают содеянное, 95% трудно переносят факт изоляции от общества, помещение в среду преступников и продолжительность срока наказания, отрыв от семьи и упреки собственной совести, 88% из них добросовестно работают, 55% имеют поощрения, 45% активно участвуют в работе самодеятельных организаций осужденных. На основании этих данных автор предлагал содержать таких лиц в ИТК — поселениях, специально создаваемых для подобных категорий осужденных 2.
Созданные в порядке эксперимента такие колонии показали целесообразность своего существования, что и было учтено законодателем при внесении изменений и дополнений в Основы уголовного и исправительнотрудового законодательства в 1977 г.
В ИТК общего режима отбывают Наказание три категории осужденных: а) лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими; б) лица, впервые осужденные к лишению свободы за тяжкие преступления, но на срок не более 3 лет;
в)              лица, осужденные впервые к лишению свободы на срок свыше 5 лет за преступления, совершенные по неосторожности.
В ИТК усиленного режима помещаются для отбытия наказания лишь лица, осужденные впервые к лишению свободы на срок свыше 3 лет за преступления, являющиеся тяжкими.
В связи с тем что помещение осужденного в ИТК общего или усиленного режима зависит от того, совершено им тяжкое преступление или, напротив, преступление, не являющееся тяжким, существенное значение имеет вопрос, какие преступления относятся к категории тяжких.
До 18 мая 1972 г. единого понятия тяжкого преступления в масштабах всего Союза ССР не существовало.
Это понятие формулировалось в законодательстве отдельных республик и при этом различно. В одних (например, в УК РСФСР) давался перечень тяжких преступлений, осуждение за которые независимо от срока лишения свободы предоставляло суду возможность определять виновному ИТК усиленного режима.
В других республиках (например, в УССР) требовалось осуждение за такое преступление и притом не ниже чем на 5 лет.
Эти различия были устранены, когда в Основы уголовного законодательства в 1972 г. была введена статья 7 ', давшая понятие и исчерпывающий перечень преступлений, являющихся тяжкими (ст. 71 УК УССР).
При осуждении лица за преступление, указанное в ст. 71, то есть за тяжкое преступление, суд определяет вид ИТК (общего или усиленного режима) в зависимости от срока лишения свободы, назначенного в приговоре. Если лишение свободы за такое преступление назначено на срок не более 3 лет, наказание отбывается виновным в ИТК общего режима, если же определено наказание на срок свыше 3 лет,— в ИТК усиленного режима.
В связи с этим Пленум Верховного Суда разъяснил в постановлении от 19 октября 1971 г., что: а) осужденному за совершение двух или более тяжких преступлений, за каждое из которых назначено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше 3 лет, а по совокупности преступлений — более 3 лет, отбывание наказания надлежит назначать в колонии усиленного режима; б) лицу, осужденному за совершение нескольких преступлений, в том числе одного тяжкого, за которое назначено наказание, не связанное с лишением свободы, либо лишение свободы на срок не более 3 лет, отбывание наказания надлежит назначать в колонии общего режима, независимо от срока лишения свободы, назначенного по совокупности преступлений.
В ИТК строгого режима отбывают лишение свободы две категории лиц: а) осужденные, хотя бы и впервые, за особо опасные государственные преступления и
б)              ранее уже отбывавшие наказания в виде лишения свободы.
В связи с этим Пленум Верховного Суда разъяснил, каких именно лиц следует считать «ранее отбывавшими наказание в виде лишения свободы». К таким
лицам Пленумом отнесены в точном соответствии с законом:
а) лица, которые за совершенное в прошлом преступление были осуждены к наказанию в виде лишения свободы и отбывали это наказание в тюрьме, НТК и ВТК, независимо от снятия или погашения судимости к моменту вынесения приговора за вновь совершенное преступление;
б) условно освобожденные из мест лишения свободы на строительство предприятий народного хозяйства;
в) условно осужденные к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, которые за злостное или систематическое нарушение трудовой дисциплины, общественного порядка или установленных правил проживания направлены для отбывания наказания в исправительно-трудовую колонию;
г) осужденные к лишению свободы, которые по вступлению приговора в законную силу отбывали это наказание в следственном изоляторе и были условно освобождены для работы на строительстве предприятий народного хозяйства.
При совершении этими лицами нового преступления, за которое они осуждены к лишению свободы, последнее назначается к отбыванию в ИТК строгого-режима.
В ИТК особого режима отбывают наказание особо опасные рецидивисты, а также лица, которым смертная казнь заменена в порядке амнистии или помилования лишением свободы (ст. 14 Основ исправительно-трудового законодательства).
Известно, что лицо считается особо опасным рецидивистом до снятия с него судимости. Поэтому лицо, признанное ранее особо опасным рецидивистом, если оно после отбытия наказания, но до снятия с него судимости совершило новое преступление и осуждено за него к лишению свободы, также направляется для отбывания наказания в ИТК особого режима '.
Осуждаемым к лишению свободы женщинам отбывание наказания назначается в соответствии со ст. 25 УК УССР в ИТК строгого, ИТК общего режимов и в ИТК — поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности.
ИТК строгого режима назначается трем категориям женщин: а) признанным особо опасными рецидивистками; б) осужденным за особо опасные государственные преступления; в) тем, кому смертная казнь заменена в порядке амнистии или помилования лишением свободы (ст. 14 Основ исправительно-трудового законодательства).
В ИТК общего режима отбывают наказание остальные женщины, осужденные к лишению свободы, за исключением тех, которые совершили неосторожные преступления и помещаются в ИТК — поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности.
Вопрос о месте отбытия лишения свободы несовершеннолетними четко решен в ст. 25 УК УССР, которая различает воспитательно-трудовые колонии двух видов: общего и усиленного режимов.
В ВТК общего режима назначается наказание в виде лишения свободы трем категориям осужденных: а) всем несовершеннолетним женского пола; б) несовершеннолетним мужского пола, осужденным впервые к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими;
в)              несовершеннолетним мужского пола, осужденным впервые к лишению свободы на срок не более трех лет за тяжкие преступления (см. ч. 2 ст. 7 1 УК УССР).
В ВТК усиленного режима отбывают наказание лишь несовершеннолетние мужского пола, а именно: а) несовершеннолетние, которые ранее уже отбывали наказание в виде лишения свободы и б) осужденные к лишению свободы на срок более 3 лет за совершение тяжких преступлений.
Таким образом, определение ИТК или ВТК с указанием вида режима является исключительной прерогативой суда, причем в силу ст. 17 Основ исправительнотрудового законодательства осужденный к лишению свободы должен отбывать весь срок наказания в одном и том же виде колонии, за исключением случаев перевода, допускаемого Основами исправительно-трудового законодательства.
Изложенное дает основание для важного вывода; при наличии соответствующих условий (характер преступления, отбывание ранее наказания в виде лишения свободы, признание лица особо опасным рецидивистом, возраст и пол) суд назначает в приговоре строго определенный вид исправительно-трудовой или воспитательно-трудовой колонии с соответствующим режимом.
Но принцип индивидуализации наказания, о котором подробно говорилось ранее, находит свое выражение не только при применении конкретного наказания, в частности при назначении конкретного срока лишения свободы. Этот принцип осуществляется и при определении судом вида колонии. Так, ст. 25 УК УССР предоставляет суду право в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела отступить от вышеприведенного общего положения и назначить лицу: а) впервые осужденному к лишению свободы на срок не свыше десяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, отбывание наказания в колониях — поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности; б) осужденному, не признанному особо опасным рецидивистом, отбывание наказания в любом виде исправительно-трудовой колонии, кроме колонии особого режима.
Суд также вправе на тех же основаниях назначить несовершеннолетнему мужского пола отбывание наказания вместо ВТК усиленного режима в такой же колонии общего режима. _
В таких случаях суд обязан, как того требует закон, мотивировать принятое решение. И это требование закона вполне объяснимо: суд определяет осужденному вид колонии с менее строгим или с более строгим режимом в отступление от общего правила, поэтому приведение подробной мотивировки необходимо *.
При решении данного вопроса надлежит прежде всего руководствоваться ст. 39 УК УССР, определяющей общие начала назначения наказания. Далее, особое внимание должно быть обращено на учет смягчающих обстоятельств и на учет личности осужденного. Так, Пленум Верховного Суда СССР предложил, в частности, учитывать длительность времени, истекшего с момента отбытия наказания по предыдущему приговору, и сроки нахождения лица в местах лишения свободы [154]. В любом случае помещение осужденного на более мягкий или на более суровый вид режима колонии должно содействовать достижению целей наказания, определенных в ст. 22 УК УССР, и только тогда такое решение будет целесообразным.
Кроме ИТК и- ВТК лишение свободы может отбываться в виде заключения в тюрьме. Тюремное заключение является более тяжким видом лишения свободы, чем направление в ИТК, применяется к незначительному контингенту осужденных — особо злостным преступникам. Тюремное заключение по приговору суда может применяться лишь к лицам, достигшим совершеннолетия к моменту совершения преступления, и притом лишь к следующим трем категориям осужденных;
а) особо опасным рецидивистам;
б) лицам, совершившим особо опасные государственные преступления;
в) лицам, совершившим тяжкие преступления (ст. 7 1 УК) при осуждении их на срок свыше 5 лет.
Тюремное заключение может быть назначено на весь срок наказания или на часть срока, определенного приговором с отбытием остальной части срока в соответствующей ИТК. Причем в последнем случае в приговоре суда надлежит указывать, что после отбытия этой части срока наказания осужденные оставшийся срок должны отбывать: особо опасные рецидивисты в ИТК особого режима; осужденные за совершение особо опасных государственных преступлений или ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы, но не признанные особо опасными рецидивистами,— в ИТК строгого режима; осужденные за совершение тяжких преступлений — в ИТК усиленного режима.
В ст. 25 УК УССР сформулировано принципиальное положение о возможности замены назначенного осужденному вида ИТУ. Прежде всего закон относит вопрос о замене одного вида ИТУ другим его видом исключительно к компетенции суда. Таким образом, суд и только суд уполномочен как на определение вида ИТУ при вынесении приговора, так и на его замену. Далее, такая замена осуществляется в порядке, установленном Основами исправительно-трудового законодательства СССР и союзных республик 1969 г. и принятыми в их развитие ИТК союзных республик.
Статья 33 Основ исправительно-трудового законодательства предусматривает, что осужденные, ставшие на путь исправления, могут быть представлены администрацией к переводу для дальнейшего отбывания наказания:
из тюрьмы в исправительно-трудовую колонию — по отбытии не менее половины срока тюремного заключения, назначенного по приговору суда;
из исправительно-трудовой колонии особого режима в колонию строгого режима — по отбытии не менее половины срока наказания в колонии особого режима;
из исправительно-трудовых колоний общего, усиленного, строгого режимов в колонию-поселение — по отбытии не менее одной трети срока наказания, а осужденные за преступления, указанные в части б ст. 44 и ст. 44 1 Основ,— по отбытии соответственно не менее половины и двух третей назначенного срока наказания.
Статья 18 Основ исправительно-трудового законодательства устанавливает, что несовершеннолетние, отбывающие наказание в воспитательно-трудовой колонии и достигшие 18 лет, переводятся судом для дальнейшего отбывания наказания в исправительно-трудовую колонию соответствующего режима. Закон также предоставляет возможность оставления такого лица в воспитательно-трудовой колонии до 20 лет, если это необходимо для закрепления результатов исправления и перевоспитания, завершения общеобразовательного или профессиональнотехнического обучения.
Наконец, ст. 34 Основ исправительно-трудового законодательства решает вопрос о возможности перевода для дальнейшего отбывания наказания осужденных, злостно нарушающих требования режима; из колонии- поселения в исправительно-трудовую колонию того вида режима, который ранее был определен судом; из колонии — поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности, в колонию общего режима; переведенных из колонии особого режима в колонию строгого режима — в колонию особого режима; из исправительно-трудовой колонии в тюрьму на срок не свыше 3 лет с отбыванием оставшегося срока наказания в колонии; из воспитательно-трудовой колонии общего режима в воспитательно-трудовую колонию усиленного режима.
Формулируя эти общие положения, Основы исправительно-трудового законодательства предоставляют возможность более детального регулирования этих вопросов другим законам, в частности исправительно-трудовым кодексам союзных республик.
В связи с созданием колоний — поселений для лиц, совершивших преступления по неосторожности, большое значение для суда приобретает установление субъективной стороны преступления и отнесение того или иного преступления к неосторожным или к умышленным '. Перед теорией уголовного права стоит достаточно сложная задача выработать рекомендации по этому вопросу. Не претендуя на законченное ее решение, приведем некоторые соображения.
Прежде всего, следует выделить преступления, которые могут совершаться лишь по неосторожности (например, неосторожное убийство, неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение), и преступления, которые могут быть учинены как умышленно, так и в результате неосторожной вины (например, выпуск недоброкачественной продукции, разглашение государственной тайны).
В этих случаях отнесение преступления к неосторожным не представляет большой сложности. Более затруднительно решить этот вопрос в отношении преступлений, связанных с нарушением каких-либо правил (например, правил охраны труда, безопасности движения и эксплуатации транспорта), где само нарушение правил может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности, отношение же к последствиям во всех случаях предполагает неосторожную вину. Такие преступления в литературе именуют, как известно, деликтами с «двойной», «сложной», «смешанной» формой вины.
Вопрос о характере такого рода преступлений возник в судебной практике применительно к автотранспорту и получил свое разрешение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. В нем указано, что преступления, предусмотренные ст. ст. 211, 211 2, 213, 252 УК РСФСР (ст. ст. 215, 2152, 217, 246 УК УССР), должны рассматриваться как совершенные по неосторожности, поскольку субъективную сторону этих деяний определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им соответствующих правил.
Отсюда можно сделать общий вывод, что преступления, заключающиеся в нарушении каких-либо правил, если это нарушение повлекло за собой наступление определенных, указанных в законе последствий и отношение к этим последствиям было неосторожным, должны рассматриваться как неосторожные, независимо от того, умышленно либо по неосторожности нарушены виновным соответствующие правила.
В этом плане представляется противоречивым предложенное А. Зелинским деление преступлений на -умышленные и неосторожные. Так, автор считает, что преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта, повлекшее определенные последствия), ч. 2 ст. 135 (нарушение правил охраны труда, повлекшее несчастные случаи с людьми), должны быть признаны умышленными или неосторожными в зависимости от вины лица в отношении самого нарушения правил ’. Однако это суждение находится в противоречии с правильным утверждением автора, что преступления, предусмотренные ст. 157 (нарушение ветеринарных правил, повлекшее тяжкие последствия), ст. 158 (нарушение правил по борьбе с заболеваниями и вредителями растений, повлекшее тяжкие последствия), ст. ст. 215, 215 2, 217 (транспортные преступления) и рядом других, являются неосторожными, если даже само нарушение правил совершено умышленно.
Очевидно, что конструкция, например, состава, описанного в ст. 215 УК, ничем не отличается от конструкции состава, обрисованного в ч. 1 ст. 77 УК, почему и характер субъективной стороны этих деликтов является одинаковым. Поэтому отнесение одного из них к умышленным, а второго к неосторожным преступлениям непоследовательно.
Они оба, как и другие преступления, указанные в приведенных статьях УК, являются преступлениями неосторожными. Представляется, что Верховному Суду СССР либо Верховным Судам союзных республик целесообразно разработать хотя бы ориентировочный перечень неосторожных преступлений, которым могли бы руководствоваться при назначении ИТК — поселений судебные органы в своей практике.
Применительно к УК УССР может быть предложен следующий перечень преступлений, которые совершаются лишь по неосторожности:
ст. 68 УК (утрата документов, содержащих государственную тайну);
ч. 1 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта);              '
ст. 90 (неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества); ст. 98 (убийство по неосторожности); ст. 105 (неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение);
ч. 2 ст. 135 (нарушение правил охраны труда, повлекшее несчастные случаи с людьми);
ст. 157 (нарушение ветеринарных правил); ст. 158 (нарушение правил по борьбе с болезнями и вредителями растений);
ст. 205 [155] (нарушение правил охраны линий связи); ст. 215 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта лицами, управляющими транспортными средствами);              *
ст. 2152 (выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств);
ст. 217 (нарушение действующих на транспорте правил);
ст. 2171 (самовольная без надобности .остановка поезда);
ст. 218 (нарушение правил горных работ, если оно причинило вред здоровью людей, повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ст. 219 (нарушение правил при производстве строительных работ, если оно причинило вред здоровью людей или повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ч. 2 ст. 220 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах, если оно повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ч. 2 и ч. 3 ст. 220 1 (нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение пожара или человеческие жертвы);
ч. 2 ст. 221 (нарушение правил хранения, использования, учета и перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ, повлекшее человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ч. 2 ст. 221 1 (незаконный перевоз на воздушном судне взрывчатых или легковоспламеняющихся веществ, повлекший тяжкие последствия);
ст. 224 (небрежное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов);
ст. 225 (незаконная пересылка легковоспламеняющихся или едких веществ);
ст. 226 (незаконное врачевание); ст. 227 (нарушение правил борьбы с эпидемиями; ряд воинских преступлений, например неисполнение приказа, утрата вверенного имущества и пр.).
Наряду с этими преступлениями, которые при любых условиях являются неосторожными, следует выделить деликты, которые могут совершаться и умышленно, и по неосторожности.
К этим преступлениям относятся различные нарушения правил, создающие возможность наступления опасных последствий, и некоторые другие деликты, характер субъективной стороны которых допускает их как умышленное, так и неосторожное совершение.
Кроме ряда воинских преступлений к такого рода преступлениям следует отнести:
ст. 67 (разглашение государственной тайны); ст. 76 (нарушение правил международных полетов); ч. 2 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, создающее угрозу наступления тяжких последствий);
ст. 91 (преступно-небрежное отношение к охране государственного или общественного имущества);
ст. 97 (убийство при превышении пределов необходимой обороны);
ст. 104 (причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны); ст. 108 (заражение венерической болезнью) [156];
ч. 2 ст. Ill (оставление в опасности); ст. 112 (неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни положении);
ч. 2 ст. 113 (неоказание помощи больному лицом медицинского персонала);
ч. 1 ст. 135 (нарушение правил охраны труда); ст. 147 (выпуск недоброкачественной продукции); ст. 1472 (преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники);
ст. 156 (продажа недоброкачественных товаров в торговых предприятиях);
ст. 162 (незаконное занятие рыбным, звериным или иным водным добывающим промыслом);
ст. 163[157] (нарушение законодательства о континентальном шельфе);
ст. 167 (халатность);
ст. 202 (нарушение правил пользования радиоустановками на судах);
ч. 1 ст. 218 (нарушение правил горных работ, если оно заведомо могло причинить человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ч. 1 ст. 219 (нарушение правил при производстве строительных работ, если оно заведомо могло причинить человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);
ч. 1 ст. 220 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах);
ч.              1 ст. 220 1 (нарушение правил пожарной безопасности) ;
ч.              1 ст. 221 (нарушение правил хранения, использования, учета и перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ);
ч.              1 ст. 221 1 (незаконный провоз на воздушном судне взрывчатых или легковоспламеняющихся веществ); ст. 228 (загрязнение водоемов);
ст. 2281 (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или живых ресурсов моря);
ч.              2 ст. 229 (нарушение правил изготовления, хранения, отпуска, обмена, перевозки, пересылки ядовитых и сильнодействующих веществ);
ст. 229 2 (нарушение правил изготовления, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических веществ).
В этой группе преступлений суду надлежит обязательно констатировать в приговоре, умышленно или неосторожно учинено виновным соответствующее деяние. Если преступление совершено по неосторожности, то при определении за него наказания не свыше 5 лет лишения свободы суд назначает отбывание этого наказания в колониях — поселениях для лиц, совершивших преступление по неосторожности.
В связи с анализом ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ уголовного законодательства) хотелось бы высказать соображения о самой законодательной технике изложения этой нормы. В юридической науке, которая учитывает многолетнюю практику издания и применения уголовных законов, общепризнано, что отдельные статьи УК должны быть изложены предельно сжато и что само содержание закона должно быть описано по возможности простыми предложениями, наиболее доступными для восприятия. Об этом убедительно писали, например, М. М. Гродзинский', Н. Н. Полянский[158], Н. Ф. Кузнецова [159], М. И. Ковалев[160]. Однако в последние годы при внесении изменений и дополнений в Основы и в соответствии с ними в УК ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ) стала чрезвычайно громоздкой. Если при принятии Основ в 1958 г. она насчитывала шесть частей, то в настоящее время — девять частей. Кроме того, сама конструкция этих частей включает в себя еще и десять подчастей, подабзацев. Такое изложение закона приводит к ошибкам в его применении, затрудняет его понимание как гражданами, так и юристами (ведь ст. 25 занимает в тексте Кодекса две полных страницы!). Поэтому целесообразно, следуя проверенным рекомендациям законодательной техники, текст ст. 25 УК изложить в нескольких статьях, то есть разбить эту статью на несколько статей, дав им соответствующие наименования, например: «Сроки лишения свободы»; «Виды лишения свободы»; «Назначение и изменение вида лишения свободы лишь по приговору или определению суда»; «Назначение исправительно-трудовой колонии осужденным к лишению свободы мужчинам»; «Назначение тюремного заключения» и т. п.
Все эти статьи можно объединить в одну из глав Общей части УК под заглавием «Лишение свободы». Сама эта глава должна входить в раздел УК «Назначение наказания». Представляется, что такое улучшение законодательной техники изложения ст. 25 УК привело бы не только к большей четкости и ясности закона, но и явилось бы существенным условием правильного его применения.
<< | >>
Источник: Бажанов М. И.. Назначение наказания по советскому уголовному праву.— Киев : Вища школа. Головное изд-во,1980.—216 с.. 1980

Еще по теме § 1. Сроки лишения свободы:

  1. Статья 390. Уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы и в виде лишения свободы
  2. Статья 393. Побег из места лишения свободы или из-под стражи
  3. 25.20. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313)
  4. 25.21. Уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314)
  5. 19. ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫЕ РАБОТЫ БЕЗ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  6. ПОБЕГ ИЗ МЕСТА ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  7. УКЛОНЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  8. Уклонение от отбывания лишения свободы
  9. 69. УСЛОВИЯ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ТЮРЬМАХ
  10. Статья 314. Уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы
  11. § 1. Сроки лишения свободы
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -