<<
>>

Глава VIIIТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССРИ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИКИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ,НЕ ПОДСУДНЫХ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМСОВЕТСКИМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЯМ

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в ч. 2 ст. 4, как и уголовные кодексы всех союзных республик, установили, что «вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые согласно действующим законам и международным соглашениям не подсудны по уголовным делам советским судебным учреждениям, в случае совершения этими лицами преступления на территории Союза ССР, разрешается дипломатическим путем».

В случаях совершения преступления на территории Союза ССР дипломатическими представителями иностранных государств и иными иностранными гражданами вопрос об их неподсудности по уголовным делам советским судебным учреждениям в настоящее время определяется Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза ССР, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г.1, в котором решен вопрос, какие представители иностранных государств и в каких пределах пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик.

Это Положение принято в соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях в 1961 г.2, являющейся основным международно-правовым документом, определяющим статус и функции дипломатического представительства при главах государств,3 и Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 г., регулирующей все вопросы консульских отношений между государствами^ Им учтены также требования Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций 1946 г.5 и Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений Организации Объединенных Наций 1947 г.6, а также Конвенции

160

о правоспособности, привилегиях и иммунитете Совета экономической взаимопомощи, подписанной 14 декабря 1959 г. в Софии7 Положение 1966 г. дает основание сделать вывод, что в ст.

4 Основ уголовного законодательства речь идет о различных категориях представителей иностранных государств и международных организаций, которые согласно действующим законам и международным соглашениям, как правило, по уголовным делам не подсудны советским судебным учреждениям, а потому вопрос об их уголовной ответственности разрешается дипломатическим путем. Вопросы уголовной юрисдикции каждой из этих категорий лиц требуют самостоятельного анализа.

f[y. Глава дипломатического представительства иностранного государства в ранге посла, посланника и поверенного в делах, как и члена дипломатического персонала представительства — советники, торговые представители, военные, военно-морские и военно-воздушные аташе, первые, вторые и третьи секретари, атташе, секретари-архивисты, а также заместители торговых представителей, помощники военных, воешо-морских и военно-воздушных атташе пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР (ст. 13 Положения). Венская конвенция 1961 г. называет этих лиц дипломатическими агентами, относит к »им главу представительства и членов дипломатического персонала представительства (членов персонала предствительства, имеющих дипломатический ранг). Ст. 31 Венской конвенции установила, что дипломатические агенты пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания, что не освобождает их от юрисдикции аккредитующего государства. Однако,--эти лица, могут подлежать юрисдикции СССР и союзных республик в случае ясно выраженного согласия на это аккредитующего государства.

2. Иммунитет от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик распространяется также на членов семьи главы дипломатического представительства и членов семей дипломатического персонала представительства, если окон проживают вместе с указанными лицами и не являются советскими гражданами (ст. 15 Положения). Венская конвенция также решила вопрос об иммунитете от уголовной юрисдикции государства пребывания членов семьи дипломатического агента, не указав, кого из родственников следует причислить к членам семьи.

В ранее действовавшем Положении о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 14 января 1927 г. было сказано (прим. 2 к ст. 2), что права и преимущества дипломатических представителей распространяются на супругов и несовершеннолетних дс-

Ч - II16 161

тей. Но, как указывается в советской международно-правовой литературе, практика СССР пошла в этом отношении несколько дальше, включив в состав семьи совершеннолетнюю дочь, находящуюся на иждевении отца и не имеющую собственных средств к существованию8. Таким образом, в семью бесспорно входят супруг и несовершеннолетние дети и, как правило, лица, состоящие на иждивеыии дипломатов. Главное условие, которой выдвигается советскими учеными в области международного права, это наличие тесных уз или особых обстоятельств, связывающих лиц, живущих с дипломатическим агентом. Они усматривают наличие таких уз, если, например, близкая родственница ведет хозяйство посла или дальный родственник живет в семье в течение многих лет и практически стал членом семьи9. Однако в советской литературе по международному праву подчеркивается, что в практике государств нет единого мнения по вопросу о том, на каких членов семьи дипломата распространяется иммунитет от уголовной юрисдикции. Спорен даже вопрос о том, откосятся ли к членам семьи родители дипломата10. Аккредитующее государство может отказаться от иммунитета в отношении членов семьи дипломата, т. е. ясно выразить согласие на предание их суду в СССР. Международная практика знает случаи, когда аккредитующее государство отказалось от иммунитета в отношении членов семьи дипломатов. /ТЗ/ Сотрудники административно-технического персонала дипломатического представительства и проживающие вместе с ними члены их семей, если они не являются советскими гражданами или не проживают в СССР постоянно, пользуются иммунитетом от уголовкой юрисдикции СССР и союзных республик, однако только на основе взаимности (ст. 16). Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств 1966 г.

не дает определения административно-технического персонала. Венская конвекция 1961 г. к членам административно-технического персонала относит членоз персонала представительства, осуществляющих административно-техническое обслуживание представительства, и распространяет ва них иммунитет от уголовной юрисдикции государства пребывания (ч. 2 ст. 37 Венской конвенции). В советской литературе по международному праву к этой категории лиц относятся: заведующие канцеляриями, бухгалтеры, переводчики, шифровальщики, технические секретари, машинистки и др.11-В СССР вопрос о привилегиях и иммунитетах членов административно-технического персонала иностранных государств был положительно решен еще до Венской конвенции. Указ Прези-, диума Верховного Совета СССР «О порядке предоставления

162

'прав и преимуществ техническому и обслуживающему персоналу иностранных посольств и миссий в СССР» от 27 марта 1956 г. предусматривал распространение прав и преимущесть, [установленных Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств 1927 г., на технический и обслуживающий персонал иностранных посольств и миссий, но исходя из принципа взаимности в отношении каждой отдельной страны.

В Положении о дипломатических и консульских представительствах 1966 г. ничего не сказано о том, что иностранное государство, аккредитовавшее этих лиц, может отказаться от иммунитета от уголовной юрисдикции в государстве пребывания. Однако Венская конвенция указала, что аккредитующее государство может отказаться от иммунитета от уголовной юрисдикции и в этом случае.

4. Сотрудники обслуживающего персонала дипломатичес-4 кого представительства (к которым относят шоферов, курьеров, лифтеров, швейцаров и пр.)12, если они не являются советскими гражданами или не проживают в СССР постоянно, пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции только в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей, на основе взаимности. Так же определено применение [уголовной юрисдикции в отношении упомянутых лиц в Венской

конвенции.

Ни Положение 1966 г., ни Венская конвенция но i предусмотрели иммунитета от уголовной юрисдикции в отношении членов семьи обслуживающего персонала представительства. На сотрудников обслуживающего персонала может бьп» ^распространен иммунитет от уголовной юрисдикции в отношении действий, совершенных ими впе исполнения служебных, обязанностей, исходя из принципа взаимности в отношении каждого отдельного государства. Домашние работники сотрудникоз представительства в соответствии с Положением о дипломатических и консульских представительствах иммунитетом от уголовной юрисдикции не пользуются. Эти лица не являются служащими аккредитующего государства. Венская конвенция предусмотрела, однако, что государство пребывания должно осуществлять свою юрисдикцию над этими лицами так, чтобы не вмешиваться ненадлежащим образом в осуществление функций представительства.

5. Глава консульского представительства и консульские Должностные лица пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции в том, что касается их служебной деятельности (например, получение взяток), т. е. не подлежат уголовной юрисдикции государства пребывания в отношении действий, совершае-

163

мых ими при выполнении консульских функций. Они не могут быть подвергнуты задержанию или аресту, иначе как в случае преследования за совершение тяжкого преступления или исполнения вступившего в законную силу приговора суда (ст. 25). Однако в Положении специально подчеркивается, что на основе специального соглашения с иностранным государством на кон-сульских должностных лиц могут быть распространены и другие привилегии и иммунитеты, предоставляемые членам дипломатического персонала, в том числе и иммунитет от уголовной юрисдикции, исходя из принципа взаимности в отношении каждого отдельного государства. Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. в ст. 73 указала, что Конвенция не препятствует созданию особого режима для своих консульских учреждений в соответствии с двухсторонними международными соглашениями, отличающегося от режима консульских учреждений по данной конвенции.

И. П. Блищенко отмечает, что тендениция развития современной консульской практики в настоящих условиях идет по пути большей иммунизации консульских должностных лиц, в том числе и в отношении уголовной юрисдикции13. По этому пути идет и практика Союза ССР. Об этом же свидетельствуют консульские конвенции, заключенные СССР не только с зарубежными социалистическими странами, но и рядом капиталлистических стран14. В Положении о дипломатических и консульских представительствах специально указано, что в тех случаях, когда международным договором, в котором участвует СССР, установлены иные правила, чем содержащиеся в Положении, применяются правила международного договора (ст. 3).

В новых консульских соглашениях с социалистическими странами предусмотрен иммунитет консульских должностных лиц от уголовной юрисдикции15. В настоящее время положение консула приравнивается по существу к положению дипломата. Консульские конвенции, заключенные между СССР и многими капиталистическими странами, также предусматривают более благоприятный режим, чем Венская консульская конвенция 1963 г. и Положение о дипломатических и консульских представительствах 1966 г.16

Венская консульская конвенция 1963 г. в ст. 45 установила, что отказаться от любых иммунитетов и привилегий работников консульских учреждений может только представляемое государство. Такой отказ должен быть определенно выражен в письменной форме. Все консульские конвенции между СССР и зарубежными социалистическими странами также предусмотрели право представляемого государства отказаться от иммунитета консульских должностных лиц и членов их семей, прожи-

164

вающих вместе с ними, установив для этого в большинстве случаев письменную форму отказа. Такое же положение о возможности отказа от иммунитета имеется во всех конвенциях, заключенных между СССР и капиталлистическими странами. Во всех случаях требуется, чтобы отказ был высказан со всей определенностью, а Конвенция с Японией требует, чтобы отказ был выражен в письменной форме дипломатическим путем (п. 3 ст. 18).

6. Положением о дипломатических и консульских представительствах иммунитеты, предусмотренные для членов дипломатического персонала представительства, распространяются также на представителей иностранных государств и на членов парламентских и правительственных делегаций, которые приезжают в СССР для участия в межгосударственных переговорах, международных конференциях и совещаниях или с другими официальными поручениями. Сказанное относится также к членам семьи указанных лиц, если последние не являются советскими гражданами.

7. На сотрудников делегаций иностранных государств, которые приезжают в СССР для участия в межгосударственных переговорах, международных конференциях и совещаниях или с другими официальными поручениями, иммунитет от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик распространяется на основе взаимности. Это относится также к членам семьи этих лиц, если они не являются советскими гражданами. В советской международно-правовой литературе указывается на необходимость признания за этими представителями иностранных государств статуса специальных миссий дипломатического характера. Глава государства, глава правительства, министр иностранных дел или другие лица высокого ранга, участвующие в специальной миссии, пользуются в принимающем государстве или в третьем государстве, кроме тех преимуществ, которые указаны в данной Конвенции, преимуществами, привилегиями и иммунитетами, которые признаются за ними международным правом17.

8. Положение о дипломатических и консульских представительствах не установило, какие привилегии и иммунитеты предоставляются международным межправительственным организациям на территории СССР, представителсьтвам иностранных государств при этих организациях, а также их должностным лицам, но указало, что этот вопрос решается соответствующими международными соглашениями, в которых участвует СССР. Поэтому, чтобы определить, какие иммунитеты и привилегии предоставляются находящимся на территории СССР представителям и должностным лицам международных межправительственных организаций, в том числе кому и в каких случаях предоставляется иммунитет от уголовной юрисдикции СССР и союз-

165

ных республик, необходимо обратиться к некоторым международным соглашениям, в которых регламентированы эти вопросы Уже в Уставе ООН от 26 июня 1945 г. было записано, что представители членов ООН и ее должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами, необходимыми для самостоятельного выполнения ими своих функций, связанных с деятельностью ООН18.

Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций, принятая Генеральной Ассамблеей 13 февраля 1946 г. установила привилегии и.иммунитеты самой ООН, ее должностных лиц, представителей членов ООН, экспертов в командировках по делам ООН19.

Генеральный секретарь и все помощники Генерального Секретаря ООН пользуются в отношении себя, своих жен и несовершеннолетних детей привилегиями и иммунитетами, изъятиями и льготами, предоставляемыми дипломатическим представителям. Отказаться от иммунитета в отношении Генерального Секретаря может только Совет Безопасности, в отношнеии прочих упомянутых лиц — Генеральный Секретарь. Представители членов ООН в главных и вспомогательных органах и на конференциях, созываемых ООН, при исполнении ими своих служебных обязанностей и во время поездки к месту заседания пользуются всякого рода судебно-процессуальным иммунитетом в отношении всего сказанного, написанного или совершенного. Такое же положение предусмотрено для должностных лиц ООН и экспертов в командировках по делам ООН.

21 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о привилегиях и иммунитете специализированных учреждений ООН. Из этой Конвенции следует, что сотрудники каждого социального учреждения ООН пользуются привилегиями и иммунитетами на территории государства — члена ООН. Каждое специализированное учреждение ООН определяет категории должностных лиц, на которых распространяются привилегии и иммунитеты, о чем доводится до сведения правительств всех государств — членов через Генерального секретаря ООН. Конвенция предоставляет также главному администратору и лицам, исполняющим его обязанности в его отсутствие, их женам и несовершеннолетним детям те же привилегии и иммунитеты, которыми пользуются дипломатические представители. Советский Союз является членом этой Конвенции20.

14 декабря 1959 года в Софии была подписана Конвенция о правоспособности, привилегиях и иммунитетах Совета экономической взаимопомощи21. В ст. 4 Конвенции говорится о предоставлении представителям стран — членов Совета экономической

166

взаимопомощи привилегий и иммунитетов. К представителям отнесены главы, их заместители, члены и секретари делегаций, а также советники и эксперты. Установлен иммунитет от личного ареста или задержания, а также от юрисдикции судебных учреждений в отношении всех действий, которые ими могут быть совершены в качестве представителей стран — членов Совета22.

Советские ученые в области международного права приходят к выводу, что международные должностные лица являются дипломатами особого рода, представляющими международную организацию и защищающими интересы международной организации. Они составляют так называемое «обрамление дипломатического корпуса» в период временного пребывания на территории государства — члена организации23. Таким образом, вопрос об уголовной ответственности представителей иностранных государств и международных межправительственных организаций, если этими лицами совершаются преступления на территории Союза ССР, решается дипломатическим путем во всех перечисленных выше случаях, поскольку законодательством Союза ССР или соответствующими международными соглашениями, в которых участвует СССР, установлена неподсудность этих лиц судебным учреждениям СССР и союзных республик.

Таким образом, перечисленные лица в случае совершения ими преступлений не подлежат уголовной юрисдикции Союза ССР и союзных республик без специального согласия на это, полученного дипломатическим путем. Это не означает, что к перечисленным лицам вообще не могут быть применимы советские уголовные законы, что на преступления, совершенные этой категорией лиц, не может быть распространено действие советских уголовных законов. Мы не согласны с высказанным в теории советского уголовного права мнением о том, что из территориального принципа действия советского уголовного закона р пространстве имеется изъятие — действие уголовного законодательства СССР и союзных республик не распространяется на глав и членов дипломатического пресонала дипломатического представительства иностранных государств в СССР и других иностранцев, которые не подсудны по уголовным делам советским судебным органам в силу международных договоров или советских законов, т. е. на лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом24. В этих случаях советскими учеными делается ссылка на ст. 4 Основ уголовного законодательства, которая якобы предусматривает такое изъятие из действия советского уголовного закона в пространстве. Мы не усматриваем оснований для такого толкования ч. 2 ст. 4 Основ уголовного законодательства25. Вопрос в плане материального уголовного

167

права не решается вовсе, и изъятий из территориального принципа действия уголовного закона в пространстве Основами уголовного законодательства не установлено, решается только вопрос о территориальной подсудности и в ч. 2 ст. 4 Основ уголовного законодательства содержится лишь уголовно-процессуальная норма. Ей соответствует уголовно-процессуальная норма, содержащаяся в уголовно-процессуальных кодексах большинства союзных республик. Так, в уголовно-процессуальных кодексах Грузинской (ч. 2 ст. 22) и Литовской ССР (ч. 2 ст. 20) записано, что полномочия органов расследования, прокурора, суда, предоставляемые ими данными кодексами, не распространяются на лиц, обладающих неприкосновенностью. В уголовно-процессуальных кодексах РСФСР (ч. 2 ст. 33), Белорусской (ч. 2 ст. 21), Армянской (ч. 2 ст. 18), Киргизской (ч. 2 ст. 26), Туркменской ССР (ч. 2 ст. 20) сказано, что в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия, предусмотренные этими кодексами, производятся лишь по их просьбе или с их согласия.

Это не исключает, конечно, обязанности соответствующих органов власти в пределах своей компетении возбудить уголовное дело по факту преступления, чтобы установить событие преступления и лиц, его совершивших. Неизбежно возникает целый ряд уголовно-процессуальных отношений. По мере развития уголовно-процессуальных отношений более рельефно выступает и делается определенным уголовно-правовое отношение, так как устанавливаются все обстоятельства совершенного преступления26. Чтобы решить дипломатическим путем вопрос об уголовной ответственности иностранцев, пользующихся иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик, необходимо раскрыть преступление и изобличить виновного. Таким образом, первые две задачи, выдвигаемые ст. 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, — быстрое и полное раскрытие преступлений и изобличение виновных, т. е. лиц, действительно совершивших преступление, — должны быть решены и в случае совершения преступления иностранцами, перечисленными в ч. 2 ст. 4 Основ уголовного законодательства27. Только третья задача, поставленная ст. 2 Основ уголовного судопроизводства, — «обеспечение правильного применения закона, с тем чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный на был привлечен к уголовной ответственности и осужден» — не может быть выполнена до решения вопроса об уголовной ответственности дипломатическим путем.

С момента, когда Министерство иностранных дел СССР по-

168

лучает мотивированное постановление следователя о наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления иностранцу, пользующемуся дипломатическим иммунитетом, и решения вопроса об его ответственности дипломатическим путем, появляется основание для возникновения международных правоотношений.

В международно-правовой литературе не отрицается, что односторонние действия государств также имеют юридические последствия и затрагивают либо сферу правовых отношений внутри государств, либо сферу международно-правовых отношений. Советские ученые рассматривают некоторые односторонние действия государств как юридические факты, влекущие за собой определенные правовые последствия — возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов международного права28. К этим односторонним действиям государств причисляют также такой относящийся к области дипломатической службы юридический факт как объявление дипломатического представителя «persona поп grata», т. е. по отношению к этому дипломатическому лицу ранее данное согласие на его назначение дипломатическим представителем (агреман) может быть ликвидировано, и оно должно покинуть страну в установленные сроки29.

Однако дипломатическая практика знает случаи отказа аккредитующего государства от дипломатического иммунитета и выражения согласия на привлечения к уголовной ответственности бывшего дипломата своей страны в государстве пребывания30.

Если вопрос об уголовной ответственности иностранца, пользующегося иммунитетом от уголовной юрисдикции СССР и союзных республик, аккредитующее государство решает дипломатическим путем в пользу привлечения этого лица к уголовной ответственности в СССР, то продолжаются уголовно-процессуальные отношения. Виновный в совершении преступления подвергается справедливому наказанию на основании советских уголовных законов, применяемых в соответствии с территориальным принципом действия советских уголовных законов в пространстве.

Мы приходим к выводу, что ныне действующее уголовное законодательство СССР и союзных республик не предусматривает исключений из территориального принципа действия советского уголовного закона в пространстве, что, безусловно, свидетельствует об ссновополагающем характере этого принципа. Это не означает, что государство не может заключать двухсторонние и многосторонние соглашения, предусматривающие определенные исключения из этого правила.

169

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. Учебное пособие. РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКИП ОТДЕЛ ЛГУ им. ПЕТРА СТУЧКИ. РИГА 1974. 1974

Еще по теме Глава VIIIТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССРИ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИКИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ,НЕ ПОДСУДНЫХ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМСОВЕТСКИМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЯМ:

  1. Глава VIIIТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗА ССРИ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИКИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ,НЕ ПОДСУДНЫХ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМСОВЕТСКИМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЯМ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -