<<
>>

Глава VIОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯИ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ

U Четкое определение места совершения преступления является одной из предпосылок правильного применения советских уголовных законов. Оно дает возможность решить вопрос о том, совершено ли преступление в СССР или вне его пределов, т.

е. имеется ли основание для применения советских уголовных законов и, если имеется, то должны ли они применяться в соответствии с территориальным принципом или принципом гражданства (ст. 4 или ст. 5 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик).

Советское уголовное законодательство не дает определения места совершения преступления и не устанавливает, когда пое-ступление следует считать совершенным на территории СССР. В ст. 4 Основ уголовного законодательства говорите!, что ответственность лица, совершившего преступление на территории Союза ССР, определяется по законам места совершения преступления, но ничего не сказано о том, в каких случаях местом совершения преступления должна быть признана территория СССР. Официальное толкование ст. 4 Основ уголовного законодательства в интересующем нас плане также отсутствует. Таким образом, вопрос о том,[при каких условиях преступление должно быть признано совершенным в пределах территории Союза ССР, решается только судебной практикой и советской наукой уголовного права.

Необходимо признать, что в большинстве случаев вопрос о том, может ли СССР быть признан местом совершения преступления, т. е. вопрос о месте совершения преступления, в этом плане не вызывает сомнений. Это все случаи, когда преступление полностью совершено в пределах Союза ССР, когда оно начато и окончено на территории СССР и все соучастники действовали на территории СССР или на/принадлежащих ему объектах вне территории СССР, на которые распространяется

122

советская уголовная юрисдикция. Как следует из советской судебной практики, таким является абсолютное большинство преступлений, совершенных в СССР, даже с отдаленным в пространстве результатом.

Поэтому решать вопрос о том, совершено ли преступление в СССР или за его пределами, приходится нечасто. Поскольку такого решения действующее уголовное законодательство Союза ССР не содержит, необходимо разработать научно обоснованные предложения de lege ferenda. Прежде чем предложить комплексное решение проблемы, мы попытаемся показать те категории преступлений (по конструкции составов преступлений или способов их осуществления), для которых решение поставленной проблемы имеет первостепенное значение. Мы полагаем, что целесообразно выделить следующие категории преступлений: 1) дистанционное преступление с отдаленным в пространстве результатом; 2) дистанционное преступление, ссстав которого не требует наступления определенных последствий; 3) дистанционное преступление с двумя действиями; 4) дистанционное преступление, состав которого предусматривает альтернативные действия; 5) длящееся преступление; 6) продолжаемое преступление; 7) преступление, совершеннее в соучастии. Каждая из перечисленных групп преступлений в плане установления места совершения преступления нуждается в самостоятельном апализе, что, как мы покажем, не исключает единого решения вопроса о месте совершения преступления и о признании территории СССР местом совершения преступления.

У Под дистанционным преступлением с отдаленным в прост-' ранстве результатом мы понимаем таксе преступление, при совершении которего действие (бездействие) имело место на территории одного государства, а предусмотренное составом преступления последствие — на территории другого государства; Например, убийство путем выстрела на расстоянии, если стре-ляюший находится во время совершения действия на территории одного гесударства, а потерпевший — на территории другого государства; убийство путем отравления, если смертельная деза яда дается потерпевшему на территории одного государства, а смерть в результате отравления наступает на территории другого государства; убийство, совершенное в движущемся транспортном средстве, если смертельнее ранение наносится потерпевшему во время нахождения этого транспортного средства на территории одного гесударства, а смерть наступает во время нахождения его на территории другсго государства.

Таким преступлением может быть также производство недоброкачественного ремонта средств железнодорожного транспорта на тер-

ритории одного государства, повлекшее человеческие жертвы на территории другого, и- многие другие преступления.

| Следует отметить, что в советской науке уголовного права этому вопросу уделяется недостаточное внимание1."' Немногие авторы, высказавшиеся по данному вопросу, различно определяют, в каких случаях следует считать дистанционное преступление совершенным на территории СССР.^Так, Ю. И. Ляпунов полагает, что местом совершения преступления следует считать то место, где были совершены действия, приведшие к наступлению преступного результата, хотя бы общественно опасные последствия наступили за пределами СССР2. Свою позицию по этому вопросу Ю. И. Ляпунов обосновывает якобы существованием соответствующего общего правила, однако не указывает, кем и когда это правило установлено. На самом деле такого общего правила нет, а поэтому советская наука уголовного права вольна давать свое доктринальное толкование!ст. 4 Основ уголовного законодательства, как и предлагать и обосновывать любое решение.

Отрицать особое значение деяния как наиболее существенного элемента преступления невозможно. Советские ученые, посвятившие свои труды исследованию понятия преступления, состава преступления и его элементов, причинной связи и стадий совершения преступления, правильно оценили значимость самого деяния (действия или бездействия) среди прочих элементов преступления. Справедливо отмечает Н. Ф. Кузнецова, что преступное действие (бездействие), с одной стороны, есть воплощение преступной воли лица, его вины (субъективная общественная опасность), а с другой — действие — причина общественно вредных изменений в охраняемых уголовным законодательством социалистических общественных отношениях (объективная общественная опасность)3. Проанализировав признаки, присущие всякой человеческой деятельности, в том числе и преступной, Н. Ф. Кузнецова пришла к справедливому выводу о том, что преступное действие (бездействие) всегда,является выражением воли виновного.

Оно составляет форму воздействия человека на внешний мир и выполняет функции средства достижения определенного результата, поэтому оно всегда мотивировано и целе-направлено4. Учитывая эти бесспорные положения, нет оснований для того, чтобы не признать местом совершения преступления место совершения самого преступного деяния5.

Ф. Китцингер, работы которого по этому вопросу оказали большое влияние на теорию уголовного права Западной Европы в начале XX в., пришел к выводу, что деяпие является единственным существенным элементом состава преступления, основ-

124

ным ядром, которое определяет остальные элементы состава — вызванное этим действием промежуточное воздействие на объект и последствие; деяние внутренне больше связано с виновной волей деятеля. Он доказывал, что место наступления последствий иногда обусловливает случай. Признание местом совершения преступления место осуществления самого деяния, по его мнению, покоится на факте пребывания деятеля на определенной территории и на обязательной силе закона для каждого лица, находящегося на этой территории; и наконец, эта позиция, по эго мнению, не оставляет места для случая6.

Приведенные соображения заслуживают внимания, однако их недостаточно, чтобы признать место совершения преступного действия (бездействия) единственным местом совершения преступления.' Если говорить о заинтересованности каждого государства в охране своих правовых благ, то, отказавшись от признания места наступления последствий местом совершения преступления, государство будет лишено возвожнести пресечь по-;ягательства извне и наказывать за деяния, хотя и совершенные г13-за границы, но причиняющие вредные последствия на территории этого государства. Если государства, предусмотревшие в ;воем законодательстве действие уголовного закона в пространстве в соответствии с реальным принципом и пассивным персональным принципом, в таких случаях имеют возможность з соответствии с этими принципами привлечь к ответственности лиц, виновных в совершении преступных деяний за границей, посягающих на интересы этих государств и их граждан7, то государства, отказавшиеся от применения национального уголовного закона в соответствии с этими принципами, ограничены в какой-то мере в возможностях оградить свои интересы и интересы своих граждан.

Советское уголовное законодательство, как было показано в предыдущих главах, не закрепило положения реального и пассивного персонального принципов действия советского уголовного закона в пространстве. Поэтому, признав местом совершения преступления только место осуществления самого деяния, мы не могли бы обеспечить охрану внутригосударственных интересов от преступных посягательств извне. Нельзя согласиться также с высказанными в зарубежной литературе мнением, что только в самом действии воплощена воля совершающего преступление, а место наступления последствий опредляет случай.. Если место наступления последствий иногда для совершившего преступное деяние и является случайным, то в большинстве случаев виновный направляет свое волевое преступное действие на то, чтобы достичь наступления не только определенных последствий, но и на определенной территории,

125

т. е. желает наступления последствии в определенном месте, или предвидит и сознательно допускает наступление последствий в этом месте, не совпадающем с местом ссвершения самого деяния. Во многих случаях виновный при определенной осмотрительности может и должен предвидеть наступление вредных последствий на опредленной территории, не совпадающей с территорией совершения преступного деяния.

Таким образом, признание места ос* ^хествления самого преступного деяния местом ссвершения преступления не должно и не может вызвать возражений, но его нельзя считать единственным местом совершения преступления и игнорировать место наступления последствий. '

Недостатки теории действия, в частности ее ограниченность, привели к тому, что многие зарубежные ученые признали необходимым расширить в дистанционном преступлении понятие самого действия, в особенности в Германии и Швейцарии до первой мировой войны, где этому вопросу было уделено наибольшее внимание. Так появились «теория длинной или удлиненной руки» (Theorie der langen oder verlangerten Hand, oder Theorie der erweiterten Handlungsbegriffes) и «теория промежуточного воздействия» (Theorie der Zwischenwirkung oder Zwischenwirkungstheorie) .[На основании этих теорий делался вывод о том, что местом совершения преступления является как место, где виновный совершил само действие по осуществлению преступного замысла, так и место, где приведенные им в движение силы воздействовали на потерпевшего и вызвали промежуточный результат (Zwischenwirkung), хотя и не привели к наступлению окончательного последствия, предусмотренного составом преступления.23

Так, при убийстве путем выстрела соприкосновение пули с телом потерпевшего, его ранение рассматривалось как промежуточное воздействие или достижение промежуточного результата.

Местом совершения преступления представители упомянутых теорий считали как то место, где виновный находился в момент выстрела, так и то место, где пуля настигла потерпевшего.

В Англии вопросы места совершения преступления решаются различно в зависимости от категории преступлений. В отношении убийства поддерживается мнение о том, что преступление совершено там, где смертельный удар или выстрел непосредственно воздействовал на жертву, где они достигли непосредственного эффекта (where it actually takes effect). В этом случае используется фикция присутствия виновного в том месте, где причинено первое ранение, которое не совпадает с местом, где наступили последствия, предусмотренные составом преступления1».

126

I Для советской науки уголовного права и советской судебной практики теория промежуточного воздействия в качестве самостоятельной теории также неприемлема, потому что она, как а теория действия, не может разрешить проблему обеспечения охраны внутригосударственных интересов от посягательств на них извне.

Некоторые советские ученые определяют место совершения преступления, исходя из места наступления последствий деяния, если само деяние и его последствия имели место на территории различных государств. Такая точка зрения высказана И. И. Со-лодкиным .Он признавал преступление совершенным на территории СССР, когда оно начато и окончено на территории СССР, так и когда начато за пределами территории СССР, но окончено на территории СССР, т. е. если результата наступил или должен был наступить на территории СССР9. Эти утверждения позволяют сделать вывод о том, что И. И. Солодкин преступления, начатые в СССР и оконченные за границей (т. е. когда последствия наступили или должны были наступить за границей), не относит к совершенным на территории СССР. При определении места совершения преступления из места наступления последствий исходит также М. И. Якубович10. Чем вызвано такое ограничение понятия места совершения преступления, трудно судить, поскольку авторами эта позиция не обосновывается11.

С точкой зрения, согласно которой только место наступления последствий признается местом совершения преступления, нельзя согласиться уже потому, что она не признает местом совершения преступления место осуществления преступного замысла, место реализации преступных деяний, т. е. не признает за государством права требовать соблюдения установленного им правопорядка внутри страны и наказывать за поведение, расходящееся с требованиями закона.

Большинство советских ученых признало территорию Союза ССР местом совершения преступления в случаях, когда преступное деяние осуществлено и его результат наступил на территории СССР, когда преступнее деяние совершено за границей, но его результат наступил в СССР, и, наконец, когда преступное деяние совершено в СССР, но его результат наступил за границей12. Эта точка зрения, совершенно' правильная по существу, к сожалению, недостаточно оргументирована. Большинство ав-' торов не пыталось даже ее обосновывать, или обосновывало не-\ ¦ достаточно убедительно «общими положениями науки уголов^// ного права»13. '

Вопрос о признании территории СССР местом совершения

127

преступления, как нам представляется, должен быть решен в интересах максимальной и наиболее действенной охраны советского государства и установленного в нем правопорядка от посягательств извне. Непризнание реального и пассивного персонального принципов не может не сказаться на осуществлении территориального принципа и, в частности, на определении места совершения преступления. Поэтому посягательство извне, совершение за границей деяния, повлекшего или могущего повлечь общественно опасные последствия на территории Союза ССР, бесспорно должно рассматриваться как совершенное на территории Союза ССР14. Это не исключает признания местом совершения преступления место совершения самого деяния^

Кроме соображений, справедливо высказанных приверженцами теории действия, следует учесть, что вне пределов советского государства находятся дружественные Союзу ССР социалистические государства, в охране установленного правопорядка которых СССР заинтересован в силу братской солидарности. В результате общественно опасного действия на территории Союза ССР может быть причинен ущерб вне территории СССР и гражданину Союза ССР. Совершенно нелогично было бы считать, что преступление в этом случае совершено вне пределов СССР.[Мы полагаем, что в силу принципа мирного сосуществования и уважения к правам и интересам граждан всех прочих государств следует признать совершенными на территории Союза ССР и все прочие преступления, вызвавшие общественно опасные последствия, вне пределов Союза ССР. Всякое иное решение привело бы к безнаказанности таких деяний, ибо совершившие эти деяния лица недосягаемы для осуществления уголовной юрисдикции другими государствами. Следует учесть, что общественно опасное действие или бездействие во всех случаях нарушает установленный правопорядок там, где оно имело место, и свидетельствует об антисоциальной направленности лица, представляющей опасность для социалистического общества. Поэтому ненаступление вредных последствий на территории Союза ССР не исключает признания Союза ССР местом совершения преступления. ,

Попутно мы решили вопрос о месте совершения неоконченного материального дистанционного преступления, признав, что СССР является местом совершения покушения на преступление не только, когда действие, составляющее покушение, совершено в пределах Союза ССР, но и когда такое действие совершено вне пределов СССР. Таким образом, если действие (бездействие) или последствия дистанционного преступления имели место

128

р пределах Советского государства — местом совершения преступления является территория Союза ССР. | Эти положения должны быть отражены в уголовном законодательстве Союза ССР и союзных республик. Следует отметить, что эта т. н. теория единства или теория повсеместности (Ubi-quitatstheorie, oder Einheitstheorie) является господствующей в большинстве зарубежных государств. В начале XX в. в поисках решения вопроса о месте совершения преступления к ней одновременно пришли ученые разных стран15. Со временем количество ее приверженцев увеличивалось. С позиции этой теории сейчас решается вопрос о месте совершения преступления большинством уголовных и уголовно-процессуальных кодексов капиталистических государств16. Наиболее видные ученые Западной Европы (Англии, Франции, Италии, ФРГ, Австрии, Швейцарии, Голландии), а также ученые США, Японии, Турции, Ирана и других государств поддерживают такую регламентацию данного вопроса17.

В настоящее время смешанную теорию признало и законодательно закрепило большинство социалистических государств18.

Однако необходимость в решении вопроса о том, когда СССР является местом совершения преступления, не исчерпывается только дистанционными преступлениями, состав которых предусматривает наступление определенных последствий (т. н. материальными составами дистанционных преступлений). В'таком же плане должно быть определено место совершения всех прочих преступлений, в том числе и дистанционного преступления, состав которого не требует наступления определенных последствий, т. н. формального дистанционного преступления. Такие преступления имеют место в случаях, когда лицо, совершающее преступное деяние, находясь на территории одного государства, используя почтовую связь, посягает на интересы лица, находящегося на территории другого государства. Например, письмо, содержащее клеветнические измышления, ложный донос или вымогательское требование, пересылается из одного государства в другое. В буржуазной литературе вопрос о месте совершения преступления с использованием почтовой или иной связи дискутируется более столетия. На него даются различные ответы в зависимости от того, какой из уже упоминавшихся теорий придерживается автор19. Мы полагаем, что во всех случаях, когда письмо посылается из-за границы в СССР и здесь получено, как и в противоположном случае, когда письмо посылается из СССР за границу, местом совершения преступления является территория СССР, и к виновному, независимо от его

« - шб 129

I

гражданства могут быть применены советские законы на основании территориального принципа, так как в обоих случаях нарушается установленный в СССР правопорядок.

Неоконченное дистанционное преступление, для наличия состава которого не требуется определенных последствий, заключается в посягательстве лица, находящегося на территории одного государства, на установленный правопорядок в другом государстве, но не причиняет ему вреда по независящим от его воли причинам. Такими преступлениями могут быть оскорбление и клевета, как и прочие, совершенные с использованием почтовой связи, когда письма адресатам в другом государстве по различным причинам доставлены не были. Здесь имеет место покушение на преступление, совершенное на территории двух государств — государства, где расположено соответствующее отделение связи, куда было сдано письмо, и государство, где находится адресат.

В зарубежной буржуазной литературе, в особенности немецкой литературе конца XIX — начала и середины XX вв., в связи с рассмотрением преступлений с использованием средств связи возник спор о территориальной локализации т. н. «транзитных преступлений»20.

В советской науке уголовного права эта проблема не обсуждалась, так как не выдвигалась практикой. Мы полагаем, что при ее решении следует исходить из интересов охраны установленного правопорядка в государстве, пересекаемом транзитным путем. Нельзя отрицать права государства применять свои уголовные законы к тем, кто, желая посягнуть на интересы какого-либо третьего государства или его граждан, ставит под угрозу интересы данного государства, территория которого только пересекается, тем более, что необходимссть пересечения этой территории и пренебрежение к правопорядку, установленному в данном государстве, охватывается умыслом виновного.

(^Значительный интерес представляет также установление места совершения такого преступления, для оконченного состава которого обязательным является совершение двух действий, осуществляемых на территории различных государств.'Таким преступлением может быть, например, спекуляция валютными ценностями, когда последние скупаются за границей и перепродаются по более дорогой цене в Союзе ССР, или наоборот. Мы полагаем, что СССР должен быть признан местом совершения преступления в обоих случаях. Такого же мнения мы придерживаемся в отношении преступлений, состав которых предусматривает альтернативные преступные действия, причем совершение каждого из них достаточно для наличия окончен-

130

ного состава преступления. Если в СССР совершено одно из этих действий или покушение на совершение такого действия, территория СССР мсжет быть признана местом совершения преступления. Например, если в СССР изготовлена поддельная иностранная валюта с целью ее сбыта за границей или наоборот, то в обоих случаях преступление совершено в СССР. Так же должен решаться вопрос о месте совершения преступления, если виновный в пределах СССР только приобретает наркотические вещества, а сбывает их за границей, или наоборот. Следует признать, что в СССР в этих случаях совершается самостоятельное оконченное преступление и есть основание для применения советского уголовного закона.

Г Проблема определения места совершения преступления в СССР не исчерпывается перечисленными преступлениями. Должно быть еще определено место совершения длящихся и продолжаемых преступлений, частью совершенных в СССР и частью — вне его пределов.

|^Эти вопросы в рассматриваемом нами аспекте мало освещены в советской уголовно-правовой литературе. Нам представ- ' ляется, что исходная позиция для их решения должна быть общей — признание повсеместности совершенного преступления, иными словами, признание каждой территории, где фактически осуществлялась какая-то часть преступного деяния, местом совершения преступления. Во всех случаях, когда преступление частично совершалось на территории СССР, место преступления находится в СССР и имеется основание для применения советских уголовных законов."7

Под длящимся преступлением мы понимаем деяние (действие или бездействие), которое характеризуете непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния21. Особенностью длящегося преступления является то обстоятельство, что осуществленный деянием,состав определенного преступления не просто продолжается во времени, а непрерывно осуществляется."! Конструируя состав длящихся преступлений, законодатель не предусматривает наступления конкретных последствий, а потому ущерб правоохраняемому объекту причиняется в момент совершения (или несовершения) определенного деяния и в тече! щ всего периода невыполнения виновным обязанностей совершить определенные действия или воздержаться oi совершения определенных действий. Длительность причиняемого объекту вреда не является необходимым признаком состава такого преступления, а фактическим отражением особенностей самого деяния (продолжающегося действия или бездействия). Начальным моментом длящегося преступления явля-

9* 131

ется совершение описанного в законе активного действие (например, лишение кого-либо свободы, т. е. насильственное водворение этого лица в какое-нибудь помещение, приобретение огнестрельного оружия с целью его хранения) или неисполнение предписанного законом действия (например, неуплата средств на содержание детей). Конечным моментом длящегося преступления является отпадение состава преступления вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления, т. е. длящееся преступление прекращается по воле, вопреки воле или независимо от воли виновного22.

. Территория Союза ССР является местом совершения длящегося преступления в случае, если в ее пределах реализован в течение какого-либо времени состав- преступления, хотя в остальное время он осуществлялся вне ее пределов. Так, если лицо в течение какого-то времени хранило оружие в пределах СССР и продолжало его хранить вне его пределов, или если лицо проживало вне пределов СССР по подложным документам, а затем продолжало использовать эти же подложные документы в СССР, то место совершения преступления находится в пределах территории СССР, и в этих случаях должен быть применен соответствующий советский уголовный закон, ибо состав преступления реализован в СССР. Так же, если гражданин злостно уклоняется в СССР от уплаты алиментов в пользу своего ребенка, проживающего с матерью вне пределов СССР, то преступление — злостное уклонение от уплаты алиментов — совершено в СССР; оно совершено в СССР и тогда, когда злостно уклоняющийся от уплаты алиментов отец -находится вне пределов СССР, но обязан был содержать ребенка в СССР.

| Под продолжаемым преступлением следует понимать целенаправленное последовательное совершение двух или более идентичных (содержащих признаки одного и того же состава преступления) действий или актов бездействия, взаимосвязанных единством результата, охватываемого единым умыслом виновного23. Началом совершения продолжаемого преступления следует считать выполнение первого из идентичных преступных актов, направленных к общей цели. Моментом окончания продолжаемого преступления является совершение виновными « последнего преступного деяния (акта действия или бездейст- ' вия), в совокупности с предшествующими такими же деяниями составляющими единое продолжаемое преступление24.

Для преступления, которое может быть совершено по час-

132

тям, виновный может" избрать продолжаемую форму его осуществления. Поэтому в форме продолжаемого преступления может быть осуществлено почти любое преступление (кроме одномоментных)25.

[Территория СССР должна быть признана местом совершения продолжаемого преступления во всех тех случаях, когда хотя бы один из идентичных преступных актов, направленных на достижение единого преступного результата, имел место на территории Союза ССР, хотя остальные идентичные акты совершались вне его пределов и последствие наступило вне его пределов; территория Союза ССР является местом совершения продолжаемого преступления и в том случае, когда все идентичные преступные акты, составляющие это единое преступление, совершены вне пределов СССР, но результат наступил в пределах Союза ССР.

[ Определение места совершения преступления соучастниками вызвало в зарубежной литературе оживленную дискуссию, так как этот вопрос не был специально регламентирован в законодательстве, а учение об акцессорной природе соучастия затрудняло его решение. По этому вопросу выявились три позиции:

1) место совершения деяния исполнителем является определяющим и должно быть признано местом совершения преступления и для остальных соучастников (подстрекателя, пособника);

2) место фактического осуществления каждым из соучастников обусловленных соглашением действий (бездействия) является местом совершения преступления, независимо от места реализации состава преступления исполнителем; 3) местом совершения преступления при соучастии является для всех соучастников то место, где исполнитель совершил преступные действия, а для каждого соучастника еще и то место, где им непосредственно были совершены действия, причинно связанные с действиями I исполнителя и способствующие осуществлению общего преступного замысла.

Мы полагаем, что для установления, в каких случаях территория СССР может быть признана местом совершения преступления в соучастии, следует защищать третью точку зрения: территория СССР должна быть признана местом совершения преступления для всех соучастников как в случаях, когда исполнитель совершил основное деяние в СССР, а остальные соучастники содействовали извне, находясь на территории иностранного государства, так и в случаях, когда исполнитель совершил основное деяние вне СССР, а соучастники, содействовавшие в реализации преступного замысла, находились на территории Союза ССР и здесь совершали уголовно наказуемые деяния. ]

133

Поскольку территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве признан всеми государствами, и в последнее время намечается тенденция к определению места совершения преступления в соответствии со смешанной теорией, не исключены случаи, когда два или несколько государств признают преступление совершенным на свсей территории и каж-дсе претендует на право осуществления своей уголовной юрисдикции. Такая конкурирующая юрисдикция вполне возможна. Если виновнее лицо понесло наказание за границей за преступление, признаваемое советскими законами совершенным на территории СССР, это не лишает СССР права привлечь виновное в совершении преступления лицо к уголовной ответственности и наказать его по советским законам. Однако следует учесть, что . в этом случае уголовная юрисдикция осуществляется в СССР в соответствии с территориальным принципом действия уголовного закона в пространстве, а не в соответствии с принципом гражданства. Поэтому уголовной ответственности подлежат не только граждане СССР и лица без гражданства, но и иностранцы в соответствии со ст. 4 Основ уголовного законодательства, т. е. по законам места совершения преступления, а не места задержания и привлечения к уголовной ответственности. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не предусмотрели смягчения наказания в случае, если лица понесли наказание за это же преступление за границей. Это, конечно, не исключает право суда при назначении наказания учесть отбытое за границей наказание, смягчить или даже освободить виновного от наказания. Соответствующую норму следовало бы предусмотреть в Основах уголовного законодательства.

Несколько иное положение создается, когда преступление совершается лицом на границе двух государств. Такая ситуация может возникнуть, когда имеет место незаконный переход государственной границы, контрабанда и т. п. Например, лицо незаконно переходит советско-польскую границу: оно незаконно выезжает из Союза ССР и незаконно въезжает в ПНР, т. е. в СССР совершает преступление, предусмотренное ст. 20 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления, в ПНР — предусмотренное ст. 288 § 1 УК ПНР. Такое лицо, если оно и понесло наказание в ПНР, подлежит уголовной ответственности в СССР по советским уголовным законам в соответствии с территориальным принципом (ст. 4 Основ уголовного законодательства), а не в соответствии с принципом гражданства (ст. 5 Основ уголовного законодательства). Каждое из государств в такой ситуации имеет основание считать

134

преступление совершенным на своей территории и наказывать ¦р соответствии со своими законами26.

Подобное положение может создаться, если лиио незаконно вывозит из СССР в другую страну, например, в СРР товары, ввоз которых в последней запрещен и рассматривается законодательством СРР как контрабанда. В этом случае СССР и СРР имеют самостоятельное право на основании территориального принципа привлечь виновного к уголовной ответственности по своим законам.

Сказанное позволяет сделать вывод, что преступление должно быть признано совершенным на территории СССР во всех случаях, когда какая-то его часть, хотя бы одно из его звеньев,! была осуществлена (одним лицом или в соучастии) на территории СССР. К лицу, виновному в совершении такого деяния (независимо от гражданства), должно быть применено советское уголовное законодательство — общесоюзный или республиканский уголовный закон — на основании территориального принципа действия уголовного закона в пространстве. Это положение должно быть закреплено в общесоюзном уголовном законодательстве — в Основах уголовного законодательства Союза <^CF И СОЮЗНЫХ республик.

Проблема места совершения преступления в рассматриваемом нами плане имеет и международно-правовое звучание. Вопрос о локализации некоторых преступлений приводит даже к конфликтам между государствами. Хотя таких случаев немного27, они имеют принципиальное значение для международной практики, а потому в течение нескольких десятилетий анализируются и комментируются в советской28 и зарубежной29 международно-правовой и уголовно-правовой литературе.г Особое значение приобретает вопрос об определении места совершения преступления в связи с проблемой выдачи преступников.

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. Учебное пособие. РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКИП ОТДЕЛ ЛГУ им. ПЕТРА СТУЧКИ. РИГА 1974. 1974

Еще по теме Глава VIОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯИ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ:

  1. Глава VIОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯИ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ СОВЕТСКИХ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -