<<
>>

Глава VТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК

Правовыми вопросами территории союзных республик занимается в основном советское государственное право, так как территория каждой союзной республики является фундаментом суверенитета, пространственным пределом осуществления государственной власти и вместе с тем материальной основой независимости союзной республики1.

В теории советского уголовного права проблема территории союзной республики рассматривается в связи с необходимостью установить пределы действия республиканского уголовного закона.

В соответствии со ст. 4 Основ уголовного законодательства и соответствующих статей уголовных кодексов союзных республик уголовное законодательство союзной республики применяется ко всем лицам, совершившим преступления на территории данной республики.

Законодатель одной союзной республики не может распространить действие уголовных законов этой республики на территории других союзных республик, однако он может ограничить пределы действия республиканского уголовного закона определенной частью территории данной республики. Для правильного применения республиканских уголовных законов необходимо четко определить понятие реальной территории республики, а также тех зон и объектов вне территории республики, на которые распространяется республиканское уголовное законодательство. Понятием государственной территории союзной республики охватываются суша в пределах ее государственных границ; внутренние водные пространства в тех же пределах (внутренние моря, озера, реки, каналы, заливы, бухты, акватории портов), прибрежные воды морей шириной в 12 морских миль, омывающие берега союзной республики (территориальные воды), недра сухопутных и водных просторов республики, воздушное пространство над ее сухопутной и водной территорией.

Для решения вопроса о том, на территории какой из рес-

8* 115

публик совершено преступление, необходимо учитывать изменения границ каждой республики.

С того дня, когда вступает в силу соответствующий указ Президиума Совета Союза ССР о частичном изменении границ между союзными республиками, применяются уголовные законы той союзной республики, в состав которой включена соответствующая территория, если, конечно, преступление совершено после включения этой территории.

Уголовное законодательство союзной республики распространяется также на объекты и зоны, находящиеся вне территории Союза ССР. К объектам и зонам, приравниваемым к территории союзной республики в плане действия ее уголовных законов, относятся: континентальный шельф, примыкающий к территории данной союзной республики, и сооружения на нем; находящиеся вне пределов территории Союза ССР военные морские корабли, входящие к моменту совершения преступления в состав советских военно-морских частей, как и военные воздушные суда, входящие в состав советских военю-воздушных частей, дислоцированных на территории данной республики; находящиеся вне пределов территории Союза ССР советские невоенные морские суда, приписанные к портам данной республики, как и советские невоенные воздушные суда, приписанные к аэродромам данной республики. Вопросы реализации уголовной юрисдикции на этих объектах и зонах заслуживают самостоятельного рассмотрения, так как в действующем советском законодательстве они регламентированы по-разному.

Уголовное законодательство союзной республики полностью распространяется на континентальный шельф — поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к побережью или к островам данной республики, но находящихся вне ее водной территории. Этот вопрос специально регламентирован в советском законодательстве. Так, в постановлении Президиума Верховного Совета ССР от 13 августа 1969 г. «О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР «О континентальном шельфе Союза ССР» разъяснено, что к правоотношениям, возникающим в связи с исследованиями на континентальном шельфе СССР, а также с разведкой, разработкой и охраной естественных богатств континентального шельфа СССР, применяется законодательство Союза ССР и законодательство той союзной республики, к теории которой примыкает континентальный шельф СССР.

Этим же постановлением решен и вопрос об уголовной юрисдикции над сооружениями на континентальном шельфе и над зоной безопасности вокруг этих сооружений2.

116 _

Преступления, совершенные на борту советского военного морского судна или на борту советского военного воздушного судна, находящегося вне пределов территории Союза ССР, как уже было сказано, всегда подсудны только советским судам. Преступность и наказуемость совершенного деяния должны определяться на основании уголовного законодательства той союзной республики, где дислоцированы воинские части, к которым относятся эти военные суда, т. е. применяется уголовное законодательство, действующее в том морском порту или аэропорту, где расположена соответствующая воинская часть, исходя из территориального принципа действия советского уголовного закона в пространстве. Это положение признано Пленумом Верховного Совета СССР еще в 1926 г. и никем в советской уголовно-правовой литературе не оспаривается3.

Проведенное нами анкетирование с целью выявления мнения по этому вопросу советских ученых в области уголовного права дает основание сделать вывод о том, что подавляющее большинство ученых считает правильным толкование, данное Пленумом Верховного Суда СССР в 1926 г.4 Большинство опрошенных судебных, прокурорских, следственных работников и адвокатов Латвийской ССР также признало правильным решение вопроса в плане указаний, данных Пленумом Верховного Суда Союза ССР5.

Мы полагаем, что этот вопрос должен быть решен в советском законодательстве — Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и в уголовных кодексах союзных республик.

К преступлениям, совершенным на борту советского невоенного морского судна во время его плавания в открытом море, всегда применяется уголовный закон той союзной республики, на территории которой находится порт приписки данного судна. Такова долголетняя судебная практика. Такое же решение вопроса вытекает из Кодекса торгового мореплавания Союза ССР (ст. 59)6.

Таким же образом этот вопрос следует регламентировать в Основах уголовного законодательства и в уголовных кодексах союзных республик.

В отношении уголовной юрисдикции над невоенным воздушным судном, находящимся вне пределов воздушного пространства Союза ССР, не существует определенных законоположений. Вопрос этот должен быть решен в отношении невоенного воздушного судна, находящегося в воздушном пространстве над открытым морем или в другом воздушном пространстве, свободном от государственного суверенитета, так же, как он решен в отношении' морского торгового судна: над преступлениями, со-

117

вершенными на борту воздушного судна, находящегося в полете над открытым мсрем, должна осуществляться уголовная юрисдикция той союзной республики, на территории которой расположен аэропорт приписки этого судна.

Не решенным является вопрос о применении советского уголовного законодательства к преступлениям, совершенным на борту советского невоенного морского или воздушного судна, находящегося на иностранной территории — в территориальных водах или в портах иностранного государства в первом случае, и в полете в воздушном пространстве иностранного государства — во втором.

Как мы уже показали7, многие зарубежные государства в своем национальном законодательстве в целом ряде случаев не предусмотрели осуществления национальной уголовной юрисдикции над преступлениями, совершенными на борту иностранного гражданского морского или воздушного судна, т. е. ограничили компетенцию своих судов и пределы применения своего уголовного законодательства. Нормами международных конвенций также значительно ограничены пределы осуществления уголовной юрисдикции прибрежных государств в отношении преступлений, совершенных на борту иностранного морского судна в пределах водного пространства этого государства, как и на борту иностранного воздушного судна во время полета в воздушном пространстве данного государства. Как мы уже говорили, в советском уголовном законодательстве должен быть решен вопрос о применении в этих случаях к виновным советских уголовных законов в .соответствии с территориальным принципом.

Иными словами, мы полагаем, что регламентация вопросов об осуществлении юрисдикции и применении советских уголовных законов в этих случаях должна быть предусмотрена в Основах уголовного законодательства в таком же плане, как это в настоящее время решено в Кодексе торгового мореплавания в отношении преступлений, совершенных на борту советского торгового судна в плавании.

К преступлениям, совершенным на борту советского гражданского воздушного судна, находящегося в полете над иностранной территорией, если законы страны пребывания воздушного судна не требуют иного, должно применять уголовное законодательство той союзной республики, на территории которой расположен порт приписки судна. Такая регламентация данного вопроса даст возможность четко установить пределы применения уголовного законодательства союзной республики, с одной стороны, и обеспечить выполнение взятых Союзом ССР на себя международно-правовых обязательств по борьбе с преступле-

118

ниями, совершенными па борту любого гражданского воздушного судна, с другой.

Таким образом, мы приходим к выводу, что вопрос о пределах действия уголовного законодательства союзных республик недостаточно регламентирован в ныне действующем советском общесоюзном и республиканском уголовном законодательстве. Отсутствие соответствующих уголовно-правовых норм вызывает значительные трудности при решении многих практически важных вопросов, в особенности при решении вопросов уголовной юрисдикции над преступлениями, совершенными на борту водных и воздушных судов, находящихся вне пределов Союза ССР. Нельзя согласиться с тем, что вопросы применения уголовного законодательства союзных республик в отношении преступлений, совершенных на борту невоенного водного судна, решаются только в Кодексе торгового мореплавания Союза ССР. Эти нормы регулируют право применения советских уголовных законов, и их место — в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Мы полагаем, что ст. 59 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР должна быть уже теперь воспринята всеми уголовными кодексами союзных республик, так как содержит уголовного-правовую норму, которая регламентирует вопросы применения республиканского уголовного законодательства, тем более, что согласно уголовным кодексам союзных республик все общесоюзные уголовные законы включаются в уголовные кодексы союзных республик (ст.

2 УК РСФСР и соответствующие статьи уголовных кодексов других союзных республик)8.

Воздушный кодекс Союза ССР не предусмотрел положения, аналогичнего содержащемуся в ст. 59 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР, однако нам представляется, что вопросы применения уголовного законодательства союзной республики к преступлениям, совершенным на борту воздушного судна в полете вне пределов Союза ССР, должны быть решены в Основах уголовного законодательства и в уголовных кодексах союзных республик.

Решать в настоящее время вопросы осуществления уголовной юрисдикции союзных республик над преступлениями, совершенными на космических объектах, преждевременно, так как практика такую проблему не выдвинула. Однако теоретическая постановка вопроса правомерна. Его решение, как мы полагаем, возможно в пользу применения уголовного законодательства той союзной республики, на территории которой расположен космодром, или же в пользу применения уголовного законодательства РСФСР. Мы склоняемся к тому, чтобы при-

119

знать более правильным и обоснованным применение УК РСФСР по ряду оснований, которые приводятся ниже9.

В плане установления пределов действия уголовного законодательства союзной республики вне пределов Союза ССР должен быть решен также вопрос, вытекающий из необходимости осуществления уголовной юрисдикции Союза ССР и союзных республик на основании конвенций, договоров и соглашений с другими социалистическими государствами. В настоящее время — это вопрос о применении уголовного законодательства союзных республик к советским военнослужащим и членам их семей, совершившим преступления в районах .дислокации советских воинских частей вне Союза ССР против Советского государства, либо против лиц, входящих в состав советских войск и членов их семей, либо к совершившим преступления в связи с исполнением своих служебных обязанностей.

Мы уже упоминали о равноправии двухсторонних соглашений на этот счет между Союзом ССР и некоторыми зарубежными социалистическими государствами, из которых следует, что в перечисленных случая-х применяются советские уголовные законы10. Однако нет ни одного закона, который бы определил, уголовное законодательство какой союзкой республики должно быть в этих случаях применено, хотя этот вопрос, бесспорно, нуждается в нормативном решении.

Военная прокуратура и военные трибуналы, действующие вне пределов Союза ССР в войсках, находящихся на основании соглашений в зарубежных социалистических государствах, в силу сложившейся традиции руководствуются уголовными и уголовно-процессуальными законами РСФСР11. А. С. Кобликов считает такую практику наиболее целесообразной, хотя справедливо указывает, что она не основана на законе. По его мнению, в общесоюзном законодательстве необходимо иметь нормы, прямо устанавливающие правила о действии в пространстве материальных и процессуальных законов в рассматриваемых случаях12.

Однако в советской уголовно-правовой литературе высказывалась и другая точка зрения. Так, по мнению М. Д. Шаргород-ского, в тех случаях, когда советские судьи рассматривают уголовные дела за границей, должно применяться общесоюзное уголовное законодательство непосредственно13. С этой точкой зрения следует безоговорочно согласиться, ибо она основана на законе. Если законодатель союзных республик установил, что общесоюзные уголовные законы в союзной республике применяются непосредственно только до включения их в уголовные кодексы союзных республик, а затем применяются соответст-

120

вующие статьи уголовного кодекса союзной республики, то з отношении применения общесоюзных законов за пределами СССР никаких ограничений в общесоюзном законодательстве не предусмотрено, а потому оно может применяться непосредственно во всех случаях, когда международко-правовые нормы допускают применение советских законов. Таким образом, законы об уголовной ответственности за государственные и за воинские преступления, как и все прочие общесоюзные законы, предусматривающие ответственность за совершение различных преступлений против социалистической собственности, личности, нормальной деятельности государственного аппарата, общественной безопасности и порядка вне пределов СССР должны применяться советскими судами непосредственно во всех случаях.

Что касается применения за границей уголовных кодексов союзных республик, то, по мнению М. Д. Шаргородското, «теоретически и практически возможно двоякое решение вопроса: либо действует всегда и везде один из уголовных кодексов (очевидно, РСФСР), либо признается то, что всякий действующий за пределами СССР, суд руководствуется законами той союзной республики, которыми о» пользовался ранее»14. М. Д. Шар-городский признал более приемлемой вторую точку зрения — применение законов тех республик, которымы пользовался соответствующий военный трибунал, находясь на территории СССР15.

Мы же полагаем, что следует согласиться с А. С. Коблико-вым в том, что сложившаяся практика применения уголовного законодательства РСФСР к преступлениям, совершенным военнослужащими и членами их семей вне пределов Союза СССР, может быть признана соответствующей принципам советского уголовного законодательства. Эта практика является приемлемой для советского права применения уголовных законов, так как советские войсковые части, дислоцированные в социалистических государствах, непосредственно подчиняются высшему военному командованию в Москве, не составляют самостоятельного военного округа и непосредственно не связаны ни с одной другой союзной республикой. Во всяком случае, если и считать эту точку зрения не бесспорной, то трудно найти более убедительнее решение16. Однако поскольку возможно и другое решение данного вопроса, необходима основанная на законе, четкая его регламентация, обеспечивающая единообразное применение уголовных законов органами военной юстиции, с одной стороны, и дающая основание для презумпции знания законов, с другой.

<< | >>
Источник: М. И. БЛУМ. Действие советского уголовного закона в пространстве. Учебное пособие. РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКИП ОТДЕЛ ЛГУ им. ПЕТРА СТУЧКИ. РИГА 1974. 1974

Еще по теме Глава VТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК:

  1. Глава VТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНЫХ ЗАКОНОВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -