<<
>>

МЕДИЦИНА В ЭПОХУ ЗАРОЖДЕНИЯ КАПИТАЛИЗМА (XYII-XYIII вв.)

ПЛАН ЛЕКЦИИ

1. Общая характеристика эпохи. Век гениев и век научно-технической революции. Развитие естествознания в этот период.

2. Роль научных открытий в области физики и химии для развития медицины в 17 - 18 веке.

3. Возникновение новых медицинских дисциплин (физиологии, патологической анатомии, гистологии).

4. Становление и развитие клинической медицины (терапии, хирургии, акушерства). Создание первых приборов и методов физического обследования больных.

5. История оспопрививания.

Открытие Э.Дженнером метода вакцинации и его роль в борьбе с натуральной оспой.

6. Предупредительная и общественная медицина. Становление гигиены как науки. Бернардино Раммацини и его роль в развитии профессиональной гигиены. Возникновение демографической статистики.

Термин “Новое время” в современной исторической науке отождествляется с периодом утверждения и развития капиталистических отношений и ограничивается условными хронологическими рамками с 1640 г. (год начала английской буржуазной революции) по 1918 г. (год окончания первой мировой войны).

17 век историки называют веком гениев и веком научно-технической революции. Он ознаменовался деятельностью блестящих мыслителей, заложивших основы современного естествознания и продвинувших далеко вперед общественные науки, особенно философию. Френсис Бэкон и Рене Декарт, Спиноза,

Лейбниц, Дидро, Вольтер, Жан-Жак Руссо, Монтескье и другие крупнейшие просветители того времени создали стройные философские системы, основанные на материалистических представлениях, несущие идеи гуманизма и сыгравшие большую роль в борьбе с религиозным фанатизмом и мракобесием. Эти философские теории дали мощный толчок развитию необходимых капиталистическому производству естественнонаучных знаний (в частности, механики, физики, химии).

Таким образом, с конца 16 - начала 17 века естествознание, а вместе с ним и медицина, начали бурно развиваться. Наука стала принимать международный харак-

тер. Ученые обменивались письмами, сообщали друг другу о своих наблюдениях, открытиях, изобретениях и теориях.

В Европе один за другим стали создаваться научные центры:

• в 1660 г. в Англии было основано Лондонское Королевское общество, несколько позднее - Королевский колледж врачей и Королевский колледж хирургов

• в 1665 г. был основан первый научный журнал

• в 1666 г. - Парижская академия наук.

Постепенно Академии наук открываются и в других странах Европы: Берлинская и Мюнхенская (в Германии), Стокгольмская (в Швеции), Петербургская (в России).

Большой вклад в развитие медицины внес английский философ и естествоиспытатель ФРЕНСИС БЭКОН, который после Л. да Винчи продолжил внедрение опытного метода в естествознание. Не будучи врачом по профессии, Бэкон проявлял большой интерес к медицине и во многом определил пути ее дальнейшего развития. Он написал свой основной философский труд “Великое восстановление наук”, посвященный вопросам формирования науки и научного познания, но не успел его закончить. Однако вторая его часть - “Новый органон” - была опубликована в 1620 г. В этом произведении Ф. Бэкон сформулировал три основные задачи медицины: "первая состоит в сохранении здоровья, вторая - в излечении болезней, третья - в продолжении жизни ".

Основными орудиями познания Ф. Бэкон считал чувства, опыт, эксперимент. Он полностью отвергал схоластический способ рассуждения и призывал к отказу от прежнего слепого подчинения авторитетам.

Занимаясь экспериментальными исследованиями, Бэкон поставил перед медициной несколько конкретных вопросов:

• об изучении анатомии не только здорового, но и больного организма

• о применении в хирургии эффективных болеутоляющих средств

• о необходимости записывать все, что происходит с больным (история болезни)

• о применении в лечении специфических лекарств

• об использовании при лечении болезней прежде всего природных факторов

• о лечении искусственными минеральными водами (развитие бальнеологии)

• о разработке рациональных способов питания пищевыми концентратами.

Таким образом, Ф. Бэкон прогнозировал развитие медицины и , т.о., заглядывал вперед на многие столетия. Он поставил задачи, практическое решение которых могло быть только делом далекого будущего и реализацией которых занимались многие последующие поколения ученых.

Другим представителем опытного метода в науке был современник Ф. Бэкона, выдающийся французский ученый РЕНЕ ДЕКАРТ. Он оставил яркий след в различных областях знаний (физике, математике, философии, медицине).

В тот период ученые пытались объяснить все явления материального мира с помощью установленных в эксперименте законов физики и механики, которые автоматически переносились на живые существа. С этих позиций ученые рассматривали механизм вентиляции легких, функцию почек, работу двигательного аппарата. Появилось новое направление в естествознании и медицине - ятросризика, которое рассматривало жизнедеятельность всего живого с позиций физических процессов.

Декарт не был исключением. Он тоже считал, что жизненные действия подчиняются механическим законам и имеют природу отражения (названную позднее “рефлекторной”). Все нервы он разделил на центростремительные (по которым сигналы поступают в мозг) и центробежные (по которым сигналы из мозга движутся к органам).

Таким образом, в физиологии Декарт в самом общем виде приблизился к понятию рефлекса и разработал простейшую схему рефлекторной дуги. Он считал, что передача нервного возбуждения происходит подобно тому, как “дергая веревку за один конец, мы заставляем звонить колокол на другом ее конце”.

Другим направлением в естествознании была ятромеханика. Ее представители считали, что живой организм подобен машине, в которой все процессы можно объяснить при помощи математики и механики. Сторонником ятромеханики был известный итальянский анатом и физиолог ДЖОВАННИ АЛЬФОНСО БОРЕЛЛИ. Он впервые определил центр тяжести человеческого тела и показал, что при совместном действии мышц и костей кости действуют как рычаги, а мышцы - как движущие силы.

Вслед за Борелли его соотечественник, итальянский ученый БЕЛЛИНИ ввел понятие об эластичности тканей организма и доказал, что ткани, подвергшиеся растяжению и сжатию по действием какой-либо силы, возвращаются в первоначальное состояние.

Таким образом, бурное развитие естествознания и опытного метода в науке в 17-18 вв. дало мощный толчок становлению важнейших медицинских дисциплин. Начала развиваться физиология - одна из древнейших естественных наук, изучающая жизнедеятельность человеческого организма.

Первые представления о работе отдельных органов человеческого тела начали складываться еще в глубокой древности. Они изложены в дошедших до нас сочинениях философов Древнего Востока, Древней Греции и Древнего Рима.

В период классического средневековья, когда господствовала церковная схоластика и преследовались любые попытки опытного познания природы, в развитии естествознания наступил глубокий застой.

В эпоху Возрождения открытия в области анатомии, сделанные А.Везалием, М.Серветом, Р.Коломбо, И.Фабрицием, Г.Фаллопием, С.Санториусом и другими учеными, подготовили почву для будущих открытий в области физиологии.

Физиология как самостоятельная наука, основанная на экспериментальном методе исследования, ведет свое начало от работ В.Гарвея, который математически рассчитал и экспериментально обосновал теорию кровообращения.

Большую роль в дальнейшем развитии физиологии сыграл швейцарский врач АЛЬБРЕХТ ГАЛЛЕР. Он:

*

пытался уяснить сущность процесса дыхания в легких

* установил три свойства мышечных волокон (упругость, сократимость и раздражимость)

* доказал, что нервы являются проводниками раздражения и носителями чув

ствительности в организме

* первым высказал предположение, что сердце сокращается непроизвольно под

действием силы, которая находится в самом сердце.

Кроме того, Галлер достиг больших успехов в изучении анатомии и выпустил 8-томный анатомический атлас, который считался лучшим в 18 веке.

Таким образом, физиология 17-18 вв. носила механистический характер. Однако, при всех своих недостатках, по сравнению со средневековой схоластикой, для того этапа развития науки это было явлением прогрессивным.

Особенно бурное развитие в тот период получила физика, и передовые врачи стремились использовать ее достижения в интересах медицины.

Одним из наиболее выдающихся достижений 18 века было открытие итальянского анатома и физиолога ЛУИДЖИ ГАЛЬВАНИ, который в 1791 г. на основании 20-летних исследований доказал существование биоэлектрического явления - т.н. “животного электричества” и показал, что под действием электрического тока возникает сокращение мышц.

Исследования Гальвани положили начало электрофизиологии - новому направлению в науке, благодаря которому были изучены многие процессы жизнедея-

4

тельности, возникли и получили развитие новые методы диагностики и лечения (электрокардиография, электроэнцефалография, физиотерапия).

В конце 18 века в медицине стали применять также открытия в области химии. Экспериментальные исследования ЛАВУАЗЬЕ и ЛОМОНОСОВА показали роль кислорода в горении и дыхании, и это создало предпосылки для изучения газообмена, физиологии дыхания и обмена веществ.

В 70-х гг. 18 века английский химик ДЖОЗЕФ ПРИСТЛИ выделил закись

азота ("веселящий газ"), а врач ХЭМФРИ ДЭВИ в 1800 г. испытал на себе его опьяняющее действие и предложил применять его в хирургии для обезболивания.

с/ с/

Его ученик МАИКП ФАРАДЕИ в 1818 г. опубликовал первую работу об усыпляющем действии серного эфира. И хотя эти открытия, как и многие другие, в то время остались без должного внимания, они проложили путь дальнейшим поискам средств для ингаляционного наркоза.

В середине 18 века зародилась еще одна новая отрасль медицины - патологическая анатомия - наука, изучающая структурные основы патологических процессов.

Становлению патологической анатомии как науки способствовал

БАРТОЛОМЕО ЕВСТАХИИ Он во второй половине 16 века в Риме впервые ввел в госпитале систематическое вскрытие умерших.

Первыми патологоанатомическими работами являются исследования швейцарского ученого ТЕОФИЛЯ БОНЕ, который в 1679 г. выпустил книгу “Морг, или практическая анатомия на основании вскрытий трупов больных”.

Последователями Боне был итальянский врач, анатом и натуралист МАРЧЕЛЛО МАЛЬПИГИ. Ему принадлежит открытие капилляров, завершившее работы В. Гарвея. Он также описал форменные элементы крови и почечные тельца, впоследствии названные его именем.

Основоположником патологической анатомии как науки стал соотечественник Евстахия - итальянский анатом и врач, профессор Падуанского университета ДЖОВАННИ БАТТИСТА МОРГАНЬИ. Он написал капитальный труд “О местонахождении и причинах болезней, обнаруженных путем рассечения”, в котором подвел итоги наблюдениям своих предшественников и своему собственному опыту и который был издан в 6 томах в 1761 г.

Особенно ценно было то, что Морганьи сам был практикующим врачом. Производя вскрытия умерших, он сопоставлял обнаруженные им изменения пораженных органов с симптомами заболеваний, которые наблюдал при жизни больного.

Обобщив огромный по тем временам материал (700 вскрытий), Морганьи показал, что каждая болезнь вызывает определенные изменения в конкретном органе и определил орган как место локализации болезненного процесса. Таким образом, понятие болезни было соединено с конкретным материальным субстратом. Этот локалистический принцип в медицине в 18 веке сыграл большую положительную роль и нанес сильный удар по метафизическим и виталистическим теориям. Сблизив анатомию с клинической медициной, Морганьи положил начало клинико-анатомическому направлению в медицине и создал первую научно обоснованную классификацию болезней.

С развитием патологической анатомии в дальнейшем выделилась новая врачебная специальность - прозекторская служба, которая дала врачам возможность постановки обоснованного диагноза и тем самым способствовала улучшению лечебного дела.

Исследования Морганьи в области патологической анатомии продолжил французский анатом, физиолог и врач МАРИ ФРАНСУА КСАВЬЕ БИША. Он показал, что жизнедеятельность отдельного органа слагается из функций различных тканей, входящих в его состав, и что патологический процесс поражает не весь орган, как полагал Морганьи, а только отдельные его ткани. В своих анатомических трудах он выделил 21 вид тканей, назвал их тканевыми “системами, детально описал свойства каждой из них и доказал, что каждая ткань имеет свой собственный вид чувствительности и сократительности. Не используя микроскопическую технику, которая в то время была еще несовершенна, Биша заложил основы учения о тканях организма и дал начало новой науке - гистологии. Биша умер в расцвете сил на 32-м году жизни. После его смерти известный французский ученый Ж. Корвизар написал: “Никто не сделал так много и так хорошо за такое короткое время”._

Большое развитие в 17-18 вв. получила клиническая медицина, которая очень медленно осваивала достижения медико-биологических наук. Поэтому имелся большой разрыв между передовым мышлением естествоиспытателей, исходящих из опытно-экспериментального метода исследования, и мышлением врачей, которые вплоть до начала 19 века практически не использовали в своей деятельности никаких инструментальных методов обследования больного. Все это вело к серьезному отставанию клинической медицины того времени от развивающегося естествознания.

Именно поэтому величайшее достижение медицины 17 века - открытие В.Гарвеем кровообращения, которое дало начало современной физиологии и современному учению о патологии сердечно-сосудистой системы, - не оказало реального влияния на практическую медицину ни в 17, ни в 18 веке.

Не случайно и сам В.Гарвей, получивший признание современников как ученый-анатом, не считался хорошим терапевтом. Случилось это потому, что он занимался врачеванием в тот период истории медицины, когда ее основу составляли хаотически нагроможденные эмпирические данные, когда едва ли не каждый врач

имел собственные рецепты и “секреты”, когда в качестве лечебных средств, например, при болезнях сердца, применялись растения, плоды которых по форме напоминали сердце, а при желтухе - чистотел, только потому, что сок его был желтого цвета.

Тем не менее учение о внутренних болезнях в конце 17 - начале 18 века претерпело большую перестройку. Наблюдение у постели больного, сбор и систематизация симптомов, поиски “природы болезни” пришли на смену прежним толкованиям заученных текстов и словесным диспутам. Врач оторвался от пергаментных свитков и фолиантов и стал лицом к больному.

Это было, по существу, началом бурного развития клинической медицины. Одним из представителей этого направления явился итальянский ученый, профессор Падуанского университета ДЖОВАННИ БАТИСТА МОНТАНО, который утверждал, что "...учить можно не иначе, как посещая больных"и все преподавание вел в больнице.

Значительное развитие клинический метод получил в Голландии, в Лейденском университете благодаря выдающемуся врачу, химику и педагогу ГЕРМАНУ

БУРГАВУ. Г.Бургав считается основоположником клинической медицины. Он первым дал ее определение как “медицины, которая наблюдает больных у их ложа”. Тщательное обследование больного он сочетал с физиологическим обоснованием диагноза и анатомическими исследованиями (для которых первым использовал лупу).

Г. Бургав руководил клиникой, организованной при Лейденском университете и создал там свою клиническую школу, которая сыграла исключительную роль в развитии европейской и мировой медицины. К нему съезжались студенты и врачи из многих стран и называли его “всей Европы учитель”. Лекции Бургава посещали видные деятели того времени, в том числе Петр Первый.

Во второй половине 17 века большой вклад в развитие терапии (которая тогда называлась внутренней медициной) и педиатрии внес лондонский врач ТОМАС СИДЕНГАМ. Он описал скарлатину, хорею, подагру; он же предложил лечить малярию корой хинного дерева; пытался систематизировать болезни и тем самым способствовал развитию нозологического направления в медицине.

Т.Сиденгама современники справедливо называли “английским Гиппократом”. Он отрицал и схоластику средневековой медицины, и механистические крайности ятрохимии и ятрофизики. Болезни Т.Сиденгам подразделял на острые (от бога) и хронические (от нас самих). Болезнь он рассматривал как процесс, как “усилие природы восстановить здоровье путем удаления внедрившегося болезнетворного начала” и стремился познать целительные возможности организма больного.

Разработанная Т.Сиденгамом система практической медицины, основанная на врачебном наблюдении у постели больного, оказала большое влияние на практикующих врачей того времени.

В этот период впервые в истории медицины начинают появляться методы и приборы физического обследования.

Вплоть до начала 18 века в клиниках Европы не применялось ни одного диагностического прибора или инструментального метода обследования больного. При постановке диагноза врач исходил из результатов опроса больного, прощупывания пульса, осмотра его тела и выделений.

Первым инструментальным методом обследования была термометрия. До этого температуру тела определяли эмпирически (прикладыванием руки), хотя первый термометрический прибор был изобретен еще в конце 16 века Галилео Галилеем. Множество драгоценных рукописей Г алилея было сожжено инквизицией. Но в тех, что остались, были обнаружены рисунки первого воздушного термоскопа. В отличие от современного термометра в нем расширялась не ртуть, а воздух.

Первым в истории медицины измерил температуру тела человека итальянский врач, анатом и физиолог, профессор Падуанского университета САНТОРИО САНТОРИУС. В начале 17 века он предложил водяной термоскоп для измерения температуры во рту, который явился прообразом термометра для измерения температуры тела. Прибор был очень громоздким, и Санториус установил его во дворе своего дома для всеобщего обозрения. Теплота различных частей тела определялась по изменению уровня жидкости в трубке, на которую была нанесена произвольная шкала.

После водяного термоскопа Санториуса в Европе было создано множество оригинальных термометрических приборов. Первый термометр, показания которого не зависели от перепадов атмосферного давления, был создан в 1641 г. при дворе императора Священной Римской империи Фердинанда II, который не только слыл покровителем искусств, но и был автором нескольких физических приборов. При его участии были созданы забавные по своей форме термометры, похожие на маленьких лягушат. Они предназначались для измерения теплоты человеческого тела и легко прикреплялись к коже пластырем. Полость “лягушат” заполнялась жидкостью, в которой плавали цветные шарики различной плотности. Когда жидкость согревалась, объем ее увеличивался, а плотность уменьшалась, и некоторые шарики погружались на дно прибора. Теплота тела определялась соответственно количеству разноцветных шариков, оставшихся на поверхности: чем их меньше, тем выше теплота тела.

Разработка единой шкалы градусов растянулась на целое столетие. Первый надежный спиртовой, а затем ртутный термометр со шкалой от 0о до 600о в начале 18

века изобрел голландский ученый Даниель Фаренгейт. Примерно через 30 лет

после него шведский физик и астроном Андерс Цельсий предложил стоградусную шкалу. Сначала за 0° он принял температуру кипения воды, а точка таяния льда соответствовала 100°. Впоследствии эту шкалу перевернули, сделали 0° точкой таяния льда и началом отсчета, и именно в таком виде термометр приобрел мировую известность и сохранился до наших дней.

Практикующие врачи начали использовать термометрию значительно позже - только во второй половине 19 века. Первым врачом, применившим термометр в клинической практике, был Герман Бургав.

В России внедрил термометрию в клиническую практику в 1860 г. выдающийся русский терапевт С.П.Боткин.

С середины 18 века врачи и ученые начали изучать звуковые феномены, наблюдаемые при выстукивании и прослушивании тела.

Первым сделал это венский врач Леопольд Ауэнбруггер. Будучи сыном трактирщика, Л.Ауэнбруггер часто наблюдал, как отец определяет количество вина в бочках, простукивая их стенки. Эти наблюдения навели его на мысль об использовании выстукивания для определения наличия жидкости в грудной полости.

В течение 7 лет Л.Ауэнбруггер тщательно изучал звуки, издаваемые при простукивании грудной клетки в здоровом и больном организме и сопоставлял свои клинические наблюдения с данными патологоанатомических вскрытий. И, наконец, в 1761 г. он предложил метод перкуссии. Как и многие великие изобретения, это открытие сначала не обратило на себя никакого внимания, более того, его встретили враждебно. Венские врачи и их пациенты, приученные только к прощупыванию пульса, выступили с резкой критикой “этой длительной и тягостной новомодной процедуры”.

Ауэнбруггер, не выдержав нападок, был вынужден оставить работу в госпитале. Дальнейшая судьба его сложилась трагически: последние годы жизни он провел в психиатрической больнице, где и умер в 1809 г. Он так и не узнал о том, что примерно за год до его смерти, в 1808 г., метод перкуссии, наконец, получил признание и стал широко применяться практикующими врачами. Случилось это благодаря лейб-медику Наполеона и основоположнику клинической медицины во Франции ЖАНУ КОРВИЗАРУ. С тех пор перкуссия стала отправной точкой, от которой стала развиваться вся современная физическая диагностика.

В течение 20 лет Корвизар вместе со своими учениками изучал перкуторный звук как новое средство диагностики. С внедрением в практику этого метода обследования стало возможным распознавать различные заболевания легких, наличие жидкости в плевральной полости и околосердечной сумке, а также аневризму сердца, изучение которой принесло Корвизару мировую славу.

Читая лекции в парижском госпитале “Шарите”, Корвизар широко пропагандировал метод перкуссии. Среди других студентов лекции Корвизара слушал РЕНЕ ЛАЭННЕК. Будучи студентом Парижского университета, Лаэннек занимался изучением чахотки, уносившей в то время огромное число человеческих жизней. Эта болезнь развивалась без внешних признаков, а когда видимые симптомы появлялись, спасти больного было уже невозможно. Лаэннек не знал, как распознать болезнь в начальной стадии. Метод непосредственной аускультации (т.е. выслушивание ухом, приложенном к грудной клетке), которым врачи пользовались в то время, ощутимых результатов не давал. Никаких средств прижизненной диагностики в то время не было, т.к. еще не родился и не сделал своего великого открытия Рентген.

Решение, которое так долго искал Лаеннек, пришло неожиданно. Однажды, возвращаясь из клиники через парк Лувра, он обратил внимание на детей, игравших вокруг бревен строительного леса. Одни дети прикладывали ухо к концу бревна, а другие колотили палкой по противоположному концу, при этом звук, усиливаясь, шел внутри дерева. Именно в этом Лаэннек и увидел решение проблемы.

На следующий день, придя в клинику, Лаэннек свернул в тугой цилиндр несколько листов бумаги, приставил один его конец к области сердца больного и приложил ухо к другому концу. Он был потрясен, когда услышал удары сердца такие ясные и отчетливые, какими никогда не слышал их при непосредственной аускультации.

Первые стетоскопы Лаэннек клеил из плотной бумаги, затем, для улучшения слышимости, стал вытачивать их из различных пород дерева на специальном станке. Его собственный стетоскоп был деревянным и состоял из двух цилиндров, которыми можно было пользоваться в собранном и разобранном виде.

Изобретение первого в истории медицины стетоскопа и внедрение его в клиническую практику в 1818 г. принесло Лаэннеку мировую славу. Однако его заслуга заключалась не только в этом: он подробно описал аускультативные симптомы различных заболеваний, что значительно улучшило их диагностику. Кроме того, Лаэннек внес большой вклад в изучение туберкулеза - он установил специфичность туберкулезного процесса и считал его заразным задолго до открытия возбудителя этого заболевания.

Однако судьба сыграла с Лаэннеком злую шутку - несколько лет спустя он умер именно от туберкулеза - от той самой болезни, для победы над которой он сделал больше, чем кто-либо другой.

В России перкуссию и аускультацию в клиническую практику внедрили лишь в 19 веке известные в то время русские врачи Г.И.Сокольский в Москве и П.А.Чаруковский - в Петербурге.

Бурное развитие естествознания в 17 веке создало предпосылки для развития не только внутренней медицины, но и хирургии, которая в те времена в Европе считалась не наукой, а ремеслом. Первой страной, где хирурги были признаны наравне

1 о

с врачами, была Франция. Там вместо прежней ремесленно-цеховой подготовки сначала была создана Хирургическая школа при братстве св. Козьмы, а потом и высшее учебное заведение - первая Хирургическая академия, которая была открыта

в Париже в 1731 г. Её директором стал ЖАН ЛУИ ПТИ - самый знаменитый французский хирург того времени.

Кроме него, выдающимся представителем хирургии во Франции был ДОМИНИК ЖАН ЛАРРЕИ, который был главным хирургом французской армии во всех походах Наполеона. Ларрей считается основоположником военно-полевой хирургии во Франции. Он впервые создал подвижное медицинское подразделение для вывоза раненых с поля боя и оказания им медицинской помощи, которое получило название “летучий санитарный отряд”; он также ввел в практику военно-полевой хирургии несколько новых операций и повязок.

Англия также дала миру целый ряд опытных хирургов. К ним относится ВИЛЬЯМ ЧЕЗЕЛЬДЕН, который приобрел известность тем, что предложил метод образования искусственного зрачка и мог за несколько минут произвести операцию по удалению камней мочевого пузыря.

Другими известными в то время хирургами были братья Гунтер. Старший из них, ВИЛЬЯМ ГУНТЕР, был известен как лейб-медик королевы. Он был умелым оператором и акушером и обогатил хирургию новыми методами (врачам хорошо известна гунтерова операция аневризмы). Но еще более знаменитым был его младший брат, ДЖОН ГУНТЕР который по праву считается основоположником научной хирургии в Англии. Выдающийся анатом и хирург, он организовал в Лондоне анатомический музей, который по сей день носит его имя. Коллекция этого музея известна во всем мире - она состоит из 14 тыс. уникальных экспонатов, большинство из который были выполнены самим Гунтером.

Деятельность английских хирургов в 18 веке привела к тому, что в следующем столетии в Англии были сделаны такие крупнейшие открытия, как введение Дж. Симпсоном хлороформного наркоза и открытие Дж Листером метода антисептики. В этот период были сделаны также первые попытки внутривенных вливаний, в частности, веутривенного введения лекарств.

Значительные успехи были достигнуты в 17-18 веке также и в области акушерства. Большая заслуга в этом принадлежит АМБРУАЗУ ПАРЕ, который вернул акушерству забытую операцию поворота плода на ножку, ввел в широкую практику гинекологические зеркала и организовал при парижском госпитале “Отель-Дью” первое родовспомогательное отделение и первую в Европе акушерскую школу.

Становление акушерства как самостоятельной клинической дисциплины началось во Франции на рубеже 17-18 вв. Одним из наиболее выдающихся представителей французской школы акушеров был ФРАНСУА МОРИССО, который написал подробное руководство о болезнях беременных женщин и ввел в практику новые акушерские операции и инструменты.

18 век явился периодом становления акушерства не только во Франции, но также в Англии, Германии, Голландии и других странах. В 1729 г. в Страсбурге был открыт первый в Европе родильный дом, а в 1751 г. в Геттингене - первая университетская акушерская клиника, где обучали студентов. Голландский врач ГЕНРИХ ВАН ДЕВЕНТЕР впервые оценил значение размеров костного таза для деторождения.

Но самым значительным открытием, которым 18 век обогатил акушерство, явились акушерские щипцы. Мысль об удалении головы ребенка специальным инструментом была высказана еще в 16 веке французским акушером Пьером Франком, однако на деле эта идея осуществилась лишь 100 лет спустя.

Первую модель акушерских щипцов разработал в 1569 г. английский врач ГИЛЬОМ ЧЕМБЕРЛЕН, который с соблюдением строжайшей тайны успешно применил их в своей семье при тяжелых родах. Затем эту модель усовершенствовал его старший сын, ПИТЕР ЧЕМБЕРЛЕН, но, к сожалению, это изобретение оставалось секретом этого семейства на протяжении нескольких поколений.

Всеобщим достоянием акушерские щипцы стали значительно позднее благодаря нидерландскому анатому и хирургу ДЖОНУ ПАЛЬФИНУ В 1723 г. он представил для испытания в Парижскую академию несколько образцов изготовленного им самим инструмента.

Щипцы Пальфина отличались от известных нам сегодня прежде всего несовершенством конструкции: они состояли из двух широких несоединенных стальных ложек на деревянных рукоятках, которые связывались между собой после наложения на головку.

Сразу же на основе этих щипцов в разных странах стали создаваться новые модификации, некоторые из которых получили всемирную известность. Их применение в акушерской практике значительно снизило число плодоразрушающих операций и смертность в родах.

В России акушерские щипцы начали применяться в 1765 г. - их впервые наложил московский акушер, первый профессор медицинского факультета Московского университета ИОГАНН ФРИДРИХ ЭРАЗМУС.

Другой важнейшей проблемой медицины 17-18 вв. были инфекционные болезни. Как и в средневековье, на протяжении всей истории Нового времени на земном шаре продолжали свирепствовать эпидемии и пандемии, которые в те времена уносили гораздо больше человеческих жизней, чем войны.

Пристальное внимание врачей в 16-17 и, особенно, в 18 веке привлекала оспа - одна из древнейших, наиболее губительных и распространенных болезней, известная еще с 3 тысячелетия до н.э. Впервые оспа была завезена на континент испанскими конкистадорами в начале 16 века и с тех пор только в одной Европе ежегодно заболевало более 10 млн. человек.

Мысль о том, что искусственно вызванной натуральной оспой можно создать иммунитет против этого заболевания, стара, как мир. Еще задолго до н.э. китайцы производили эту т.н. “прививку” тем, что вкладывали детям в нос вату, смоченную оспенным гноем. Индусы в древние времена также применяли метод прививки, при котором они расцарапывали кожу руки и накладывали на рану смоченные оспенным гноем тряпочки.

В начале 18 века в Европу английскими мореплавателями был завезен из Китая новый метод оспопрививания - вариоляция, который состоял в прививке здоровому человеку содержимого оспенных пузырьков больного. После этого у привитого часто развивалась оспа в тяжелой форме, иногда наблюдались даже смертельные исходы, поэтому широкого распространения в то время этот метод не получил.

Позднее, в конце 18 века, на смену вариоляции пришла вакцинация. Предложил этот метод английский ветеринарный врач ЭДВАРД ДЖЕННЕР. Он обратил внимание на то, что у крестьянок, доивших коров, больных коровьей оспой, на руках образуются пузырьки, напоминающие оспенные. Через несколько дней они нагнаиваются, подсыхают и рубцуются, после чего эти доярки уже никогда не заболевают натуральной оспой.

В течение 25 лет Дженнер проверял свои наблюдения и 14 мая 1796 г. публично провел эксперимент на человеке - привил 8-летнему мальчику Джеймсу Фиппсу содержимое оспенного пузырька с руки крестьянки Сары Нельмс, заразившейся коровьей оспой.

Через полтора месяца Дженнер ввел Джеймсу оспенный гной больного натуральной оспой - мальчик не заболел.

Еще через 5 месяцев была сделана повторная попытка заразить мальчика и она также не дала никаких результатов - Джеймс Фиппс оказался невосприимчивым к натуральной оспе.

Повторив этот эксперимент 23 раза, Э.Дженнер в 1798 г. опубликовал результаты своих исследований и тем самым положил начало современному оспопрививанию.

В том же году обязательная вакцинация была немедленно введена в британской армии и на флоте, а в 1803 г. было организовано Королевское Дженнеровское общество, которое возглавил сам Дженнер. За первые полтора года его деятельности было привито 12 тыс. человек, после чего смертность от оспы снизилась более чем в 3 раза.

В 1808 г. оспопрививание в Англии стало государственным мероприятием, а Дженнер был избран почетным членом почти всех научных обществ Европы.

Тем не менее у оспопрививания, как и у всех великих открытий, было достаточно противников, которые встретили новый метод с непониманием и яростным сопротивлением. Невежды утверждали, что после прививок коровьей оспы у пациентов вырастут рога, копыта и другие признаки анатомического строения коровы.

Борьба против этого метода продолжалась в течение всего 19 века, особенно в Англии, где была организована т.н. Противовакцинная лига, выступавшая против обязательного оспопрививания и вообще против всех других способов иммунизации. Этой лиге удалось добиться проведения закона, по которому сначала можно было отказаться от обязательного оспопрививания по причинам религиозного характера, а затем оно и вовсе было отменено. В результате в середине 19 века в Англии свирепствовали эпидемии натуральной оспы, которая заносилась главным образом из английских же колоний.

В других странах Европы, в том числе и в России, оспопрививание распространилось довольно быстро при поддержке передовых врачей, правильно оценивших его огромное значение.

Открытие Дженнера явилось поворотным пунктом в истории борьбы с оспой. Первая вакцинация против оспы в России по его методу была сделана в 1802 г. профессором Е.О.Мухиным мальчику Антону Петрову, который в честь этого знаменательного события получил фамилию Вакцинов.

В дополнение к открытию Дженнера в 1906 г. Г.Гуарниери и Э. Пашеном был выделен вирус натуральной оспы и это способствовало полной и окончательной ликвидации этого заболевания на всем земном шаре.

С успехами естествознания связано также становление и других медицинских дисциплин, в том числе гигиены - науки о сохранении и улучшении здоровья. Как область эмпирических знаний она зародилась в глубокой древности и развивалась вместе с народным врачеванием.

Формирование гигиены как науки во многих странах мира происходило в период становления мануфактурного производства и капиталистических отношений. Развивая производство, правящий класс был заинтересован в концентрации рабочей силы и увеличении числа наемных рабочих. Поэтому значительная убыль населения, обусловленная высокой смертностью, в тот период могла привести к экономической катастрофе.

Так возникла потребность в организации хотя бы приблизительного учета смертности населения и числа работающих. Впервые это было сделано в Англии. С середины 16 века в Лондоне стали выпускаться т.н. “бюллетени смертности”, которые в период эпидемий выходили еженедельно. Сведения о смерти и ее причинах, необходимые для выпуска этих бюллетеней, собирались т.н. “сыщиками”, как правило,

старыми женщинами, негодными для другой работы. Часто собиратели сведений были лицами подозрительными и невежественными, поэтому естественно, что собранные на основе подобных источников сведения и составлявшиеся бюллетени не могли быть достоверными и точными. Тем не менее сам факт составления подобных таблиц, попытка учета, хранения и сопоставления по годам данных о смертности населения имели огромное социальное значение.

Первый анализ таблиц смертности в Лондоне за 50 лет сделал в начале 17 века торговец галантереей и учитель музыки ДЖОН ГРАУНТ, который стал одним из основоположников демографической статистики. В 1662 г. он опубликовал свой труд, в котором сделал попытку установить статистические закономерности населения в связи с возрастом, полом, образом жизни и некоторыми заболеваниями. Дж.Граунт показал также, что смертность в Лондоне превышает рождаемость и что рост числа городских жителей обеспечивается за счет притока сельского населения. Эта книга привлекла большое внимание ученых и за короткий промежуток времени переиздавалась 5 раз.

Через месяц после выхода книги Дж.Граунт был избран членом Королевского общества Англии, которое явилось первой в Новой истории Академией наук и которое существует до сих пор.

Свое название демографическая статистика получила лишь в середине 19 века,

II U U//

первоначально она называлась политической арифметиком . Этот термин ввел английский врач и государственный деятель УИЛЬЯМ ПЕТТИ, который являлся личным врачом О.Кромвеля.

У.Петти пошел дальше Дж.Граунта. Он понял, что разрозненные бюллетени и их неполные сводки не давали достаточно достоверных данных о движении населения, о причинах болезней, смерти и влияния их на трудовой потенциал государства. Прежде всего Петти поставил перед “политической арифметикой” задачу тщательной проверки используемых цифр и обеспечение их достоверности. Изучая смертность населения, он интересовался числом и состоянием больниц и приютов, количеством врачей, влиянием эпидемий на убыль населения.

В России первые попытки учета численности мужского населения были предприняты при Петре Первом и связаны с призывом на военную службу. В дальнейшем большой вклад в становление и развитие санитарной статистики внес М. В.ЛОМОНОСОВ. В 1761 г. он написал свое знаменитое письмо “О размножении и сохранении российского народа”, которое явилось результатом глубокого научного исследования и которое он направил крупному в то время государственному деятелю графу И.И.Шувалову. В этом письме М.В. Ломоносов предпринял попытку непосредственного учета новорожденных и показал, какой ущерб наносит России высокая детская смертность. Он обращал внимание на недостаточное число лекарей и аптек, плохую помощь при родах, осуждал обычаи крестить детей в холодной воде, указывал на другие недостатки в организации медицинской помощи населению России и предлагал пути их устранения.

1 5

Передовые идеи М.В. Ломоносова во многом определили дальнейшее развитие медицинского дела в России. Их претворение в жизнь растянулось на долгие годы и осуществлялось его учениками и последователями.

В конце периода средневековья, когда стал зарождаться капиталистический способ производства и мануфактуры стали заменяться промышленными предприятиями, впервые в медицинской практике встал вопрос о болезнях рабочих. Это направление получило развитие в работах итальянского врача БЕРНАРДИНО РАМАЦЦИНИ, который изучал условия труда и болезни ремесленников и которого заслуженно называют “отцом профессиональной гигиены”.

Рамаццини сначала был городским врачом в различных районах Италии, затем - профессором Падуанского университета, но это не мешало ему посещать самые неприглядные мастерские и изучать зависимость заболеваемости и смертности работающих от их профессиональных занятий.

На основании своих многолетних исследований Раммацини написал трактат “О болезнях ремесленников”, который вышел в свет в 1700 г., был переведен на многие европейские языки и переиздавался более 25 раз. Эта книга содержит яркое описание более 60 видов ремесла и связанных с ними нарушений в состоянии здоровья рабочих.

Стоя в одном ряду с выдающимися клиницистами своей эпохи, в одном важном вопросе Рамаццини пошел значительно дальше: ключ к пониманию патологии он

искал в условиях труда дифференцированно для каждой профессии.

Работа Раммацини вышла далеко за пределы клинической медицины. Данные, приведенные в ней, явились отправным пунктом для дальнейшего изучения профессиональной патологии.

Таким образом, 17-18 века - это время создания нового естествознания, период возникновения и развития физиологии, гистологии, патологической анатомии, клинической и профилактической медицины. Недаром этот период в истории называют “веком гениев и веком научно-технической революции”. Фундаментальные открытия в ведущих отраслях естествознания, которые имели определяющее значение для становления медицинской науки, послужили основой для ее дальнейшего развития в 19 и 20 веке.

<< | >>
Источник: История медицины. Лекция. 2016

Еще по теме МЕДИЦИНА В ЭПОХУ ЗАРОЖДЕНИЯ КАПИТАЛИЗМА (XYII-XYIII вв.):

  1. МЕДИЦИНА В ЭПОХУ ЗАРОЖДЕНИЯ КАПИТАЛИЗМА (XYII-XYIII вв.)