<<
>>

УЧИЛИСЬ МЫ В СИБИРИ, НАД ТОМЬЮ, НАД РЕКОЙ...

А.Н. Валяев

J\z., «Здесь мы счастливы были, здесь учились, дружили, здесь когда-то вручили институтский диплом». И не только диплом, а настоящую Путевку в Жизнь от ТПУ. При слове Томск у меня, счастливо прожившего там 13 лет, светлеет душа и охватывает чувство внутренней теплоты от воспоминаний о Городе и юности, которую уже никогда не вернуть.

Одним словом: «Вечерний звон...». Мой рассказ о людях Томского политехнического, о моих Учителях в науке и жизни и дорогих друзьях. Многих уже нет с нами. Но уверен, что все они оставили глубокий след в своих учениках и помогли найти свой жизненный путь. C вечной благодарностью Им и своим настоящим друзьям-политехникам я посвящаю эту статью. Я не ограничиваюсь тут только воспоминаниями, но и пишу, что и как, по моему мнению, можно улучшить в родном вузе. Вот так я стараюсь выполнять «Послание 2010» Президента РФ, где главная задача - это воспитание молодого поколения. Я хотел бы, чтобы эта статья была чем-то полезна студентам, нашим детям и внукам.

Немного о себе. Родился и вырос в Казахстане. В 1966 г. начал учиться в ТПУ. Сначала два года на ФТФ, затем окончил факультет автоматики и электромеханики (ФАЭМ). Но любовь к физике оказалась сильнее, и я окончил аспирантуру ФТФ. Три года, 1977-1979, работал в лаборатории ЭДиП под руководством Александра Акимовича Воробьева, который, несмотря на значительные трудности, огромно и по-человечески меня поддержал в очень трудный период, включая защиту диссертации. Затем возвратился в родной город Усть-Каменогорск, где 20 лет преподавал в Восточно-Казахстанском техническом университете. За это время окончил докторантуру в Алма-Ате и защитил диссертацию в Институте ядерной физики Национальной академии наук. Последние 11 лет живу в Москве и работаю ведущим научным сотрудником в Институте проблем безопасного развития атомной энергетики РАН.

Жизнь незаметно разбивает наше счастье (у кого оно есть) на части - детское, школьное, студенческое и взрослое. Но читающий уже был счастлив тем, что учился в ТПУ. Тут пишу про два своих последних счастья. В 2003 в 1-м выпуске книги «Томские политехники - на благо России» в статье «Мы вышли из одной когорты...» я поделился своими воспоминания о родном вузе с нашими членами московского землячества (М3) выпускников ТПУ. C ускорением летят наши годы нетерпеливые, а мы по-прежнему хотим быть счастливыми, и некогда нам оглянуться назад, где было много хорошего. Но сейчас оглядываюсь, ностальгия по томской юности меня охватила и, может, муза посетила, вот и пишу о памятном. Тем более, новые воспоминания всплывают, под другим углом их осмысливаю. Как всегда, постараюсь быть новым и интересным. Хочу, чтобы моя статья всех согрела. Тут нет хронологии. Но нет и пустоты между строк и слов, поэтому она читается ненапряженно и понять написанное нетрудно.

Немного биографии. В далеком 1918 одну из многих казачьих станиц на Дону, где жила семья моего отца, Никифора Степановича, выселили как политически неблагонадежную. Все жители своим ходом на лошадях доехали до алтайской глуши, где основали село Козлуха (Томск тоже основан казаками). В нем сейчас более 30 родственных нам семей Валяевых живут. Я еще там не был, но постоянно собираюсь.

Много подобных сел тогда появилось - Донское, Таврия, Азово, Уварово, Прапорщиково. Отец отвоевал и встретил мою маму Марию Захаровну в городе моего рождения: «Далеко, далёко, где-то на Алтае, городок таежный люди как и прежде, Риддером зовут, люди там, как кедры, сильные, прямые и друзей не бросят и не продадут». Мама работала научным сотрудником на обогатительной фабрике. В войну каждая третья пуля отливалась на Рудном Алтае. Потом мы переехали в соседний Усть-Каменогорск, где я окончил школу и уехал в Томск.

Наши политехники пишут в воспоминаниях о своих увлечениях в школе, определивших выбор специальности: ФТФшники про физику, ХТФшницы про химию и т.д. Мне уже скрывать нечего - моим увлечением было прогуливать уроки, чтобы иметь время для занятий тем, что я действительно любил (я это свое достояние и ценность - свободное время, сохранил на всю жизнь и сейчас тоже). Отца помню мало, он ушел из семьи и рано умер из-за ранений. Мама в постоянных командировках и дома бывала только по выходным. Мои старшие сестры Галя (учитель) и Нина (врач) жили в других городах. Школа не могла на меня, строптивого, воздействовать - у меня была свобода и правильным быть мне было скучно. Вторыми «мамой и папой» была скорее не школа, а улица и двор наш проходной. Не скажу, что я был запущенным - много читал, ходил в кружок «Умелые руки», занимался самбо, которое использовал в модных тогда драках «улица на улицу». Еще я любил английский. Мне очень повезло - вкус к языку в 13 лет мне привил отличный «нештатный» учитель Александр Михайлович. Он, тайный сотрудник НКВД, по его заданию окончил Оксфордский университет, работал по всей Европе, в Юго-Восточной Азии бил чанкайшистов и много своего опыта мне передал. И сейчас слышу его некоторые памятные английские предложения. Мама и моя интеллигентная тетя Перфильева Варвара Дмитриевна не могли меня перевоспитать. Раз по возвращении из школы они спросили, что я получил. Я не смог их сильно обрадовать и честно ответил: «Две двойки и кол-в сумме пять». Их «радость» понятна. Такие же оценки были у меня по поведению. Меня осуждал педсовет отличной школы 29, а комсомольские собрания отмечали, что я позорю комсомол. Я не хотел быть инженером, физиком или химиком, а последовательно мечтал быть шофером, машинистом и летчиком. Мечты сбываются и не сбываются (не сбылось). После промежуточного выпускного 8-го класса хотел учиться в приборном техникуме, но меня отговорили. Я ни в чем не блистал - в аттестате много троек, в том числе и заслуженно по математике. Только вера в мое светлое будущее помогла учительнице математики Криулько Татьяне Федоровне закрыть глаза и поставить мне 4. Я ее надежды оправдал. Старшеклассником мне нравилось ходить во Дворец культуры металлургов на танцы, запрещенные для школьников. Но упомянутая моя тетя была его первым директором, и мне двери туда были всегда открыты. Молодежь очень привлекал играющий на танцах необычный, почти запрещенный рок-ансамбль с загадочным названием «Интеграл» с талантливым руководителем Борей, жившим на соседней со мной улице. Тетя тоже поверила в «Интеграл», но как член КПСС имела за него постоянные неприятности от горкома и выговор за распространение тлетворного влияния западной культуры. Прогрессирующий «Интеграл» переехал в Саратов, а потом в Москву, где трансформировался в «НА-НА», а Боря в Бари Каримовича Алибасова, известного советского и российского музыканта, заслуженного артиста РФ. Талантливый шоумен в 2010 успешно инсценировал на НТВ вместо дня своего рождения репетицию собственных похорон с гробом и плачущими близкими. И этому реально поверили. Бари пояснил, что раз смерть неизбежна, то к ней надо готовиться не только самому, но и правильно подготовить родных. Во всех культурах мира древних и современных это делается, чтобы потом потомки не перессорились и не пали духом.

В 10-м классе я задумался о будущем. Не хотел идти в армию, и выход был продолжить учебу. В выпускном классе получил разряд слесаря КИП (контрольно-измерительные приборы) и увлекся решением задач по физике и математике, стал участвовать в олимпиадах, где и познакомился со своими будущими друзьями из других школ - Витей Дружининым и Юрой Копьевым. Получалось удачно, и я стал вторым призером Республиканской олимпиады по физике, которую проводило СО АН СССР, Новосибирск. Школа мною стала гордиться и вытянула меня на незаслуженную серебряную медаль (я много предметов пересдал). Но получать ее мне было не стыдно - я был уверен, что авансовое доверие оправдаю. И оправдал. На свое 50-летие в 2005 г. школа меня не забыла и опубликовала заметку с моим фото в Юбилейной газете в разделе «Яркие судьбы выпускников». Потом на 1-м курсе ТПП я как победитель олимпиады по физике получил приз 10 руб. при стипендии 45 руб.

Мы трое решили поступать на ФТФ ТПП, где уже учился и хвалил его наш земляк Борис Кузнецов. По приезде возник раздор: Юра и я захотели отколоться от ТПП и поступать - Юра в ТУСУР, а я в ТГУ на баллистику. Сначала Витя отговорил меня, когда мы вошли в полутемный главный корпус ТГУ и сравнили его со светлым и просторным главным в ТПИ. Потом мы уже оба Юру отговорили, пояснив, что через 30 лет кроме него некому будет командовать всеми АЭС РФ на посту технического директора концерна «Росэнергоатом» в Москве. Так мы осчастливили ФТФ ТПИ и потом его не подвели. А вот серьезно - отговаривать тогда надо было мне их обоих - были бы сейчас оба живы.

В 2001 мне, уже жившему в Москве, жутко повезло - я встретил в ВАК РФ москвичку, а потом познакомился с ее родителями, нашими родственниками, тоже Валяевыми, с Дона.

До начала учебы в ТПИ мы получили трудовое воспитание. В сентябре 1966 после 4-х суток плавания на теплоходе по Оби наша группа оказалась в северном самобытном селе Лукашкин Яр (недалеко от будущего Стрежевого, тогда еще Александрово), где мы впервые попробовали медвежатину и сырую соленую стерлядь. В глухой тайге в 5 км от села месяц заготавливали сено и силос. Жили в бараке все на одних нарах. Мясом и молочным нас закармливали, зелени никакой, и мы объедались ягодами. Все водные процедуры в Оби, включая плавание для смелых (типа меня). C детства я имел опыт и поэтому не слезал с рабочего коня - лучше, чем руки мозолить. По ночам за пасущимися конями бегали медведи. Мы в труде и спорах с колхозным бригадиром окрепли и сдружились. Единственная наша согруппни- ца Таня Жарова (Зыкова) стойко все и нас переносила. Каждый зарабатывал примерно 1. руб в день. Лишь двое наших богачей Олег Перелетов и Сергей. Шелудько по 9 руб. на тяжелой промышленной ловле сетями двухметровых осетров. Подобные нам студенты всегда золотая жила для сельхозруководителей. Через 15 лет я это вспомнил, когда курировал студентов на уборке картошки в Казахстане. Там даже девчонки по 17 лет весь день носили 10-кг ведра. А в результате мы часто оказывались должны колхозу. При этом каждая 4-я машина картошки уходила налево. И ничего-то не докажешь. Попробуй сейчас, пошли студентов на такие работы или даже учеников убрать школьный двор. Под суд попадешь за нарушение права на образование. Наша столица первая такие примеры уже всей стране подала. Какое уж тут воспитание трудом.

Конечно, всем выпускникам и студентам хочется знать, какие они сейчас наши политехники, кто, где и как состоялся. У нас была одна альма-матер - все мы ее дети. А дороги по жизни у всех разные, как и у детей в любой семье. И хотя наш вуз учил нас всех по близким программам и были общие преподаватели, многое зависит от самого выпускника. Какие-то дети уверенно пошли прямой дорогой, а кто-то нет. Но в статье все положительное и праздничное, как и будущая наша новая встреча на съезде московского землячества (М3) в 2011. Приятно, что наша студенческая дружба не ржавеет, а, наоборот, крепчает, как хорошее вино. Чувство любви к ТПУ с годами нас все сильнее объединяет и заставляет теплее вспоминать «Город юности нашей, тополя на проспектах, кроны гордо развесив, листвой шелестят». Мы в М3 стали уже родными, как в рассказах Шукшина. Но каждый нормальный выпускник должен постоянно испытывать чувство невыполненного долга и постоянной вины перед родным вузом, которые надо постоянно искупать. В Москве есть мои знакомые выпускники, которые, как теперь уже ясно, только формально были причастны к ТПУ. Более того, они сейчас по роду своей профессиональной деятельности могли бы нашему ТПУ и М3 во многом помочь. И совсем не материально.

Мне посчастливилось быть гостем на юбилейном съезде Ассоциации выпускников ТПУ в апреле 2004 при торжествах на 400-летии Томска. Тогда я удачно положил начало новой традиции, предложенной М3, по чтению лекций студентам и сотрудникам ТПУ ведущими учеными-политехниками. В ауд. А.А. Воробьева в корпусе 10 я прочитал лекцию: «Современные тенденции на рынке образовательных и наукоемких технологий», где дополнительно рассказал о своем учителе и достижениях его самой молодой и любимой школы «Гроза в Земле» по прогнозу землетрясений, и как я сейчас их использую в своей работе. В своих статьях я ссылаюсь на работы школы и на главный патент его учеников из ТПУ (Ю. Малышков, В. Гордеев и др.), к которому школа шла 30 лет. Это называется живая память об Учителе. На лекции было примерно 100 человек, включая моего преподавателя, доцента ТПУ Петровича Виталия Петровича, читавшего нам курс «Электрооборудование летательных аппаратов». В этом была форма моей ему признательности и благодарности.

В нашем М3 около 500 дружных и во всем друг другу помогающих выпускников - нас же раньше ТПУ уже подружил. Приятно, что с каждым годом оно пополняется. Мы все трепетно интересуемся жизнью ТПУ, переживаем и помогаем, кто как может. Мы

же все вышли из одной когорты. Статью под таким названием я написал в 2003 г., и она опубликована в томе 1 «Томские политехники - на благо России» В последующих трех томах есть про меня приятное и не мною написанное. ТПУ всегда идет навстречу своим выпускникам, стремящимся встретиться с ним в Томске, организуя различные конференции. Конечно, я старался во всех участвовать и ежегодно тут бываю последние 8 лет. Обычно все приезжают на события на 2-3 дня. А я на 8-10 и все равно мало. После какого-нибудь мероприятия спрашивал некоторых: «Что ты не приехал?» Отвечает, что не знал. Я говорю: «Таких, как ты, много, а ТПУ-то один. Он был бы рад каждого своего выпускника к себе пригласить, но не в состоянии уследить за каждым и его перемещениями». Информация о мероприятиях ТПУ есть на его сайте. В 2006 г. на Юбилейной международной конференции «ТПУ - 110 лет»: «Инженерное образование и наука в мировом пространстве» было пленарное заседание, полностью посвященное поздравлениям, подаркам и признаниям в любви к ТПУ его выпускников. Есть еще другая возможность найти и пообщаться со своими на сайте «одноклассники». Так мне удалось найти наших ФТФшников за рубежом - Марика Кеслера, ФТФ-69, из г. Хайфа в Израиле и семью Янисовых, Ларису и Виктора, последние 30 лет живущих в Риге. Для расширения общения я попросил и меня приняли в Общество выпускников ФТФ-70 группа 024. Тем более, что там уже было несколько моих друзей - кроме Ларисы, Эдик Шошин, Марик, Борис Кузнецов. Деятельность Общества красиво представлена на сайте http://blogs.mail.ru/community/ ftf024/ его создателем Ларисой, где каждый пишет что-то интересное, помещает фото, делится воспоминаниями и настоящим.

Наш Томск удален от столицы, в которой больше различной научно-педагогической литературы для преподавателей и студентов. Не стоит лениться привозить в Томск то, что в этом плане можно найти в своих организациях. Я всегда с собой везу 8-10 кг подобной литературы для ФТФ и Томского атомного центра (ТАЦ, дитя ФТФ), где меня встречают с большой благодарностью. Кроме того, в ТПУ постоянно открываются новые специальности и читаются новые курсы. По некоторым уже имеются наработки в ведущих московских вузах, где есть наши политехники. И ТПУ надо оценивать своего выпускника с учетом того, что ОН для него сделал. В моем Институте есть выпускающая кафедра МФТИ: «Проблемы безопасного развития современных энергетических технологий», в основном, атомных, где наши сотрудники преподают широкий круг дисциплин начиная с 6-го семестра. Студентам у нас хорошо. Например, в нашем Техническом кризисном центре они могут видеть и анализировать работу всех АЭС РФ в режиме реального времени. Проблема омоложения научных кадров давно и остро поставлена РАН. Но любому, прежде чем взять аспиранта, надо гарантировать что ты, руководитель, обеспечиваешь ему доп. доход, например 20 тыс. руб. в месяц. Иначе таланту в Москве есть много других мест заработать. Правда, аспиранту платят стипендию и дают благоустроенное общежитие РАН на Ленинском проспекте всего за 300 руб. в месяц. Доп. средства им выделяет руководство с учетом пожеланий действующего Совета молодых ученых.

Часто ТПУ через свои СМИ обращается ко всем своим выпускникам с просьбой откликнуться на его памятные события. На 75-летний юбилей остающейся и сейчас родной нам газеты «За кадры» я с удовольствием написал поздравительную статью, где еще раз вспомнил своих любимых преподавателей и снова объяснился в любви к родному вузу http://za-kadry.tpu.ru/ article/3209/530.htm В Москве ежегодно проводятся съезды М3 в залах Президиума РАН. Примерно 40% это выпускники ФТФ, а среди последних их максимально по специальности физикоэнергетические установки. Напишу про наших из 016 группы ФТФ72. Многие остались в Томске. Коренной томич Валерий Варлачев, к.т.н., получает на реакторе НИИ ЯФ ТПУ пользующийся большим спросом сверхчистый кремний. Родители Валеры гостеприимно принимали всю нашу группу в своем большом доме с садом и огородом. Саша Лаппа по распределению уехал в Челябинский госуниверситет. Он ученик профессора ФТФ Коль- чужкина Анатолия Михайловича, доктор - профессор, читает курс теоретической физики. Но преподаванием сейчас не прожить и Саша создал Межвузовский медико-физический центр, где лазерными технологиями оздоровляет население. Свои разработки Центр презентует на РВЦ (ВДНХ), получает медали. Это и повод для наших встреч. Получаемые в ТПУ профессиональные знания, навыки, умение самостоятельно «разгрызать» любую новую проблему всегда были на высоте. И в этом большая заслуга всех наших преподавателей.

Сейчас «Казатомпром» (аналог «Росатома»), где есть и наши политехники, вышел на первое место в мире по добыче урановой руды. Как и ранее в РФ, в PK принята госпрограмма «Развитие атомной отрасли в PK на 2010-2020 годы». Будут построены 4 первые АЭС. В 2009 меня пригласили в Институт высоких технологий при «Казатомпроме» в Алма-Ате. При ответном визите их директора в наш Институт была составлена Программа долгосрочного международного сотрудничества по ряду направлений с хорошими перспективами. C принятием госпрограммы повезло и ТПУ в сотрудничестве с РК, в частности, моему коллеге Леониду Рихванову, зав. кафедрой геоэкологии и геохимии, готовящей инженеров для «Казатомпрома».

Сейчас я сотрудничаю со своим преподавателем теоретической физики Николаем Тубаловым (ФТФ-67) д.ф.-м.н., профессором Алтайского технического университета (АГТУ). Мой Институт будет реализовывать на Алтае один из разделов ФЦП по интенсивному развитию атомной энергетики. АГТУ ее ответственный исполнитель по краю, подверженному радиационному воздействию от граничащего с ним СИП. По одному из направлений мы установим нашу Автоматическую систему контроля радиационной обстановки (ACKPO), которая уже успешно функционирует в Мурманской области и на Дальнем Востоке в выполнении Международной программы по утилизации атомного подводного флота РФ. Кроме РФ, ее дополнительно финансирует Всемирный Банк и Европейский Банк реконструкции и развития. Руководитель программы Ашот Аракелович Саркисов, вице-адмирал флота, академик, советник РАН. Он прошел всю войну и сейчас в возрасте 87 лет интенсивно работает в нашем Институте. По его учебникам учились и учатся многие ФТФшники СССР. Я ему очень благодарен и за то, что когда я только начал работать в Институте в 2001 г., он официально и по-отечески поддержал мой международный проект по разделу «Международное сотрудничество» ФЦП «Интеграция» по радиационному мониторингу трансграничных территорий РФ и РК. C другом Василий Струцом (ФТФ-63) мы вместе работали в Казахстане. Он вернулся в НИИ ЯФ ТПУ, а мы сбежали в Москву. Мы встречаемся и пишем хорошие научные статьи.

Расскажу о двух моих друзьях Юрах из гр. 016 (ФТФ-72) - Ko- пьеве и Черепнине. Первый работал в Комсомольске-на-Амуре, потом на АЭС Украины, а в последнее время техническим директором концерна «Росэнергоатом» командовал всеми АЭС РФ. Он сумел объединить в концерне многих выпускников ФТФ, ранее получивших проф. опыт работы на АЭС. Одно время директорами всех АЭС РФ были выпускники ФТФ ТПУ. Когда я привел к председателю нашего землячества, неутомимому Борису Фло- ровичу Шубину, члена-корреспондента, заведующего департаментом энергетики РАН Андрея Николаевича Диденко (сейчас зав. кафедрой МИФИ)), которого я ранее долго уговаривал вступить в наше землячество (он не выпускник ТПУ, но очень много для него сделал как директор НИИЯФ ТПУ), то А.Н. в разговоре сказал: «Теперь я понял. Если МИФИ готовил управленцев АЭ, то ТПУ - реальных эксплуатационщиков АЭС». Юра умер в 2010 г. из-за профзаболевания. Но он сам, а теперь его сотрудники много помогали и помогают ТПУ в разных формах. А ТПУ за заслуги перед вузом награждает своих особо отличившихся выпускников из концерна серебряными медалями (Ю. Копьев, А. Колотое, А. Шутиков, В. Войскам и др.). Меня концерн тоже наградил своей медалью «За заслуги в повышении безопасности атомных станций». Число желающих в концерне поехать на юбилей ФТФ-60 примерно втрое превышало число тех, кого могли с работы отпустить, что мы с профессором ТПУ Дядиком В.Ф. наблюдали там, когда занимались вопросами подготовки юбилея. Тогда я предложил, чтобы ехали самые взрослые и заслуженные выпускники, а молодые будут ездить потом.

Юра Черепнин, профессор, д.т.н, более 10 лет возглавлял Национальный ядерный центр PK (в его подчинении было 5 академических институтов) и одновременно являлся директором СИП. Он ежегодно принимал не менее 50 студентов ФТФ на практику и часть брал к себе на работу. Я несколько раз у него гостил и наблюдал за его «адской» работой, когда он еще дополнительно отвечал за выполнение ряда международных программ по утилизации СИП. Несмотря на хорошее к нему отношение Президента РК, который брал Юру во многие международные поездки, вручал ему правительственные награды, Юра, как и я, жить в Казахстане не стал и не смог, и мы практически одновременно убежали в Москву. Мы с ним чаще всего встречаемся в зарубежных командировках. Сейчас Юра директор по стратегическому развитию Института энерготехники и конструирования и правая рука научного руководителя Института, бывшего министра Минатома Е. Адамова.

Мое пожелание всем политехникам: «Давайте же беречь всех, кто рядом, и помнить о тех, кто ушел». 8 ноября 2008 г. при аварии на АПЛ «Нерпа» погиб начальник испытательной группы Виктор Дружинин, которого я знал еще со школы. Витя, Толя Сермягин, Юра Копьев и я жили два года в одной комнате на ул. Кирова, 4. Виктор распределился на судостроительный завод в Комсомольск-на-Амуре. Рано вышел на пенсию и купил теплоход для рыбного бизнеса. После отравления китайцами Амура бизнес оборвался, и он вернулся на родной завод. В марте 2008 г. он приехал в Москву на повышение квалификации и мы, трое казахстанских земляков, включая Юру Копьева, часто тут встречались. Вите повезло - он попал на наш съезд московского землячества - 2008.

Напишу свои мысли о будущем Томска, связанного с ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса РФ на 2007-2020 годы» и строительством Северской АЭС (САЭС). В ноябре 2008 г. в Киеве после моего пленарного доклада «Прогноз доз облучения населения в связи с реализацией (отмеченной) ФЦП» на 4-й Международной научно-практической конференции «Культура безопасности на АЭС» соб. коры ИТАР - ТАСС взяли у меня интервью по Проблеме: «В РФ принята ФЦП... Не приведет ли развитие этих мощностей к дополнительному радиоактивному загрязнению территорий РФ, Украины и других стран, повышению опасности и рисков для населения?» Мой ответ спустя два часа появился на ленте ИТАР - ТАСС http//Inlillp-Itar-tass/web- news.ru/MaInPopenfr.amesol а потом на сайте http: //www.ras.ru/ news/shownews.aspx?id=c6a97e7e-26ed-4297-b56e-f37f87a8a9be&_ Tanguage=ru:

Радиационные выбросы АЭС в России к 2020 г. снизятся, - заявил ведущий научный сотрудник ИБРАЭ, доктор физико- математических наук, профессор Александр Валяев.

Радиационные выбросы АЭС в России, которые и сегодня незначительны, к 2020 г. еще более снизятся. Об этом говорится в исследовании Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) Российской академии наук, завершившемся в 2008 г. и впервые представленном сегодня широкой общественности на международной научно-практической конференции в Киеве «Культура безопасности на АЭС». «Для семи АЭС, где будут введены новые энергоблоки, при самых консервативных оценках прогнозные годовые дозы облучения населения абсолютно безопасные, - заявил Александр Валяев. - Радиационная опасность будет снижаться за счет модернизации существующих и разработки новых средств радиационной защиты, повышения культуры безопасности, введения новых технологий, например, новых реакторов, удлиненного топливного цикла, выведения из эксплуатации устаревших реакторов. По словам А. Валяева, новые блоки можно строить на площадках действующих АЭС. Если бы исследование выявило повышенный радиационный риск, то реакторы пришлось бы сооружать за 30 км от существующих. Это привело бы к значительному удорожанию строительства за счет необходимости создания с нуля инфраструктуры. Ученый напомнил, что до 2020 г. в России планируется ввести в эксплуатацию 17 реакторов, включая один БН- 800 на быстрых нейтронах, и остановить с 2016 по 2020 г. шесть блоков РБМК-1000 и ВВЭР-440 (Нововоронежская, Ленинградская, Кольская АЭС).

По данным ОАО «Концерн “Росэнергоатом”», суммарные выбросы атомными станциями загрязняющих веществ в атмосферный воздух, как и в предшествующие годы, незначительны и составляют 0,01 % от всех выбросов загрязняющих веществ по России».

Эта работа выполнена моим Институтом по заданию Департамента по радиационной безопасности, охране окружающей среды и учету ядерных материалов, руководимым выпускником ФТФ-69 Борисом Безруковым. В Томске будут строить САЭС. В декабре 2008 TAll провел Первую Всероссийскую НТК «Сибирь атомная. 21 век». В ее подготовке самое активное участие приняли москвичи и ее участники Ю. Черепнин, Шамиль. Тухватулин, зам. гл. конструктора ОКБ «Гидропресс», зам. ген. директора НИИ НПО «Луч» Михаил Никитенко (ФТФ-71). Представители Томской областной администрации и бизнеса отметили, что строительство САЭС необходимо для превращения провинциального Томска в нормальный развивающийся город. Я замечу, что появится 8 тыс. новых рабочих мест для ее строительства, что обосновано в министерских документах. Но в Томске есть сильная партия «зеленых», блокирующая многие международные проекты. Партии СПС и «Яблоко» им активно помогают. Несколько моих томских (не по ФТФ) друзей были на моем докладе и говорили: «Ты помогаешь строить у нас АЭС, а она нам все дополнительно загрязнит». Но при чем здесь я и вообще эта Конференция? Строительство САЭС сначала в 2006 вообще не предполагалось по принятой ФЦП. По официальному обращению Томской области в Правительство, САЭС попала в Генеральную схему строительства новых АЭС спустя полтора года, и на ее строительство уже выделено 134 млрд. руб. Часть сотрудников CXK после прохождения курсов повышения квалификации будут на ней работать. Все радиоактивные отходы АЭС будут переводиться в твердую фазу, а затем упаковываться в матрицу (бетон). Такие отходы могут безопасно просуществовать 300 лет. САЭС принесет Томскому бюджету доход 8 млрд. руб. в год. Большой вклад в проект САЭС внес директор департамента по обеспечению эксплутационной готовности новых АЭС концерна «Росэнергоатом» В. Войскам (ФТФ-77). Отмечу, что во Франции 75% всей энергии дают АЭС, на Украине-50%, а в России только 16%. Альтернативы АЭ сейчас нет и вообще неизвестно, когда будет и вообще будет ли? Ранее в Армении были забастовки по закрытию их АЭС. Закрыли. Население посидело без энергии и света несколько лет. Потом ее Правительство обратилось к РФ с просьбой снова запустить АЭС. Запустили, в том числе и при участии отмеченных выпускников ФТФ из концерна. У томичей возникают и другие возражения по САЭС. У нас есть свои нефть и газ. Но запасов нефти и газа в мире хватит еще лет на 30-40. А нефть и газ вообще области уже давно не принадлежат. Отмечу, что становление Томска как атомного центра Сибири уже сейчас реально происходит при жесткой конкуренции Новосибирска и Красноярска. По политико-экономическим причинам начало строительства САЭС отложено (как и некоторых других) на 4 года, а первоочередное сейчас строительство Балтийской (Калининградской) АЭС.

В 2005 самое богатое в мире Министерство энергетики США (DOE USA) попросило 5 стран: Россию, Казахстан, Армению, Грузию и Азербайджан, на территориях которых находятся бассейны рек Каспийского моря, выполнить радиационный и геохимический мониторинг рек. От РФ исполнителем стал мой Институт, а я руководитель и менеджер этого проекта

МНТЦ 3269 http://tech-b.istc.ru/ISTC/sc.nsf/html/projects. htm?open&id=3269. Направление работ по проекту видно из его названия. Проект способствует устойчивому развитию континента и поддержан коллабораторами из ведущих мировых тематических центров США, Канады, Бельгии, Франции, Норвегии, Германии, Дании, Италии, Австрии. Поддержки обычно получаем после прямого общения и длительной переписки с коллегами с доп. пояснениями. Поддержки всех проектов МНТЦ рекомендациями от организаций и ученых любого уровня из экс-СССР вообще во внимание не принимаются, что обидно. МНТЦ (ISTC) это самый большой грант на тематические научные исследования, созданный по инициативе США и Западной Европы для финансовой поддержки ученых оружейного профиля бывшего СССР с той целью, чтобы они оставались в своих странах, а не сбегали бы, например, в Иран, и не создавали бы там ядерное оружие. Вот один из вариантов частичного решения Проблемы ядерного нераспространения. На Рабочем совещании НАТО (NATO ARW) на тему: «Предотвращение, обнаружение и ответ ядерной и радиологической угрозе», проходившем в мае 2007 г. в Ереване, двое выпускников ТПУ - Юра Черепнин и я сделали устные доклады. Был и официальный прием участников послом США в Армении. Замечу, что НАТО это не только негативный милитаристский блок. По программам Научного комитета НАТО успешно работают тысячи ученых мира и предусмотрены гранты по особо актуальным исследованиям. Кроме NATO ARW, как я отмечал, проводятся двухнедельные тематические школы прогрессивных научных институтов НАТО (NATO Advanced Study Institutes). Недавно появились NATO Advanced Training Courses (Прогрессивные тренинговые курсы) и на один меня уже пригласили в Италию в 2011 г. За последние 7 лет я уже участвовал в 10 мероприятиях НАТО с докладами. Последний раз на NATO ARW: «Stimulus for human and social dynamics in the prevention of catastrophes» (Стимулы для человеческой и социальной динамики в предотвращении катастроф) в октябре 2010 в Ереване, где был единственным представителем от РФ. Конечно, этому помогает высокий статус и международное признание моего Института. В PK мне такое было недоступно.

РФ не входит в НАТО и не его партнер. Поэтому по Уставу НАТО не должно оплачивать участие россиян в NATO ASI и

ARW. Но проблемы настолько важные, что НАТО нам оплачивает и приплачивает за работу. NATO ARW проводятся по глобальным мировым проблемам, угрожающим существованию всей цивилизации, таким как оценка угроз безопасности, борьба с катастрофами и террором, разработка высоких технологий в противодействии терроризму. Мне приятно, что в последний год партнерское сотрудничество РФ и НАТО происходит на самом высоком уровне. Очевидно, что если РФ примут в НАТО, то ей не придётся ни с кем воевать в ближайшем будущем и значительно снизятся расходы на оборону, а высвободившиеся средства направят на социальные нужды.

На узких NATO ARW (30-40 представителей стран мира) с очень жестким отбором участников докладчику обычно дают 45 минут и еще 15 минут на вопросы и обсуждение. Все на английском и никаких переводчиков нет. В 2003 г. NATO ARW «Высокие технологии в противодействии терроризму: перспективная техника для обнаружения террористических средств: Обнаружение взрывчатых террористических средств: перспективная техника в противодействии терроризму» проходило во время празднования 300- летия Санкт-Петербурга, когда город принял 45 президентов стран мира. Нам надо было дополнительно проанализировать новые факты и попытки проноса взрывчатых веществ, а также их использования в авиалайнерах и обнаружения в багаже и при пассажирах. Тогда случились первые попытки проноса взрывчатки в обуви и компьютерах. В своем докладе «Использование акустических методов для диагностики взрывчатых веществ в газообразных, жидких и твердых средах» я дополнительно анализировал возможные места закладки взрывчатки в элементы конструкций ГЭС и способы ее обнаружения. Доклад опубликован полностью: Valyaev A.N., V.A. Yanushkevich. 2004. «Using of Acoustic Techniques for Detection of Explosives in Gas, Liquid and Solid Mediums» NATO Science Series II «Detection of Bulk Explosives: Advanced Techniques against Terrorism» (Mathematics, Physics and Chemistry), vol. 138, pp. 175- 183, KluwerAcademic Publishers, Netherlands. Proc. of NATO Advanced Research WorkshopjJune 16-21, 2003 St. Petersburg, Russia. Возможно, я бы продолжил работу в этом направлении, но науке вообще запрещено работать со взрывчаткой в Московской области. И таким способом (у меня еще есть и другие) я выполняю наказы Президента РФ к тому, что каждый ученый должен внести свой посильный вклад в борьбе с самой страшной глобальной угрозой - международным терроризмом. Человечество столкнулось с такими проблемами впервые и вообще нет никаких готовых рецептов и методов. Кроме того, у террористов работает большой штат своих высокооплачиваемых ученых, нас вообще-то опережающих - разрушать всегда легче (пример - развал СССР). На таких совещаниях знакомишься с профессионалами, вносящими свой весомый вклад в борьбу с терроризмом. Вот некоторые направления. Директора служб безопасности a/к «Люфтганза», «Air France», «British Ways» и др., рассказывают о своих предотвращенных терактах. Приятно, что и наши не отстают. Коллега Володя 15 лет был разведчиком в США, а теперь его фирма производит приборы для дистанционного обнаружения не самой взрывчатки, а электроники к ней. Их приборы используются на Кавказе и для пояса контроля вокруг Кремля - с их помощью были взорваны две шахидки, несущие взрывчатку к Кремлю. Профессор Виктор из Петербурга по заказу министерств Обороны и Национальной безопасности США создал приборы для дистанционного контроля учащенного пульса у потенциальных террористов в аэропортах. Коллега Виктор из ЦНИИ Робототехники демонстрировал на выставке в натуре, как робот обезвреживает взрывные устройства. Аналогично сотрудник НПО «Дельта» Сергей показал обнаружение взрывчатки с помощью рентгенотелевизионных интроскопов. Профессор Алексей рассказал про обучение спецов в руководимом им департаменте по работе со взрывчаткой в Академии ФСБ. Доктор Краузе из Института химических технологий в Карлсруэ, Германия, руководит моделированием работы носа собаки на молекулярном уровне по распознаванию взрывчатки и методикой ее быстрого поиска. Чешский профессор Мирослав сообщил о подготовке собак для поиска взрывчатки на фермах, расположенных в разных частях планеты с целью их адаптации к местным климатическим условиям.

На отмеченном NATO ARW 2007 в Ереване Юра Черепнин предложил приглашать на такие совещания ученых из Ирана. Но последующие попытки оказались безуспешными - они не идут на контакт. Одна из причин - наличие там элементов радикального исламизма. Этого достаточно, чтобы не давать Ирану в руки атомное оружие. На этом же Совещании обсуждались результаты и перспективы использования уникальных установок США, размещенных под землей на территории Израиля для регистрации нейтрино, возможно генерируемых при производстве оружейного плутония на предполагаемых подземных заводах Ирана.

Дополнительные формы моего контакта и помощи ТПУ в том, что я по просьбе друзей пишу отзывы на диссертации их аспирантов и докторантов. В ТПУ есть проект «Формирование кадрового резерва ТПУ» - выявление молодых лидеров университета, которые в ближайшем будущем должны сыграть ведущую роль в научной, педагогической и административной сферах деятельности вуза. Туда я тоже писал рекомендации молодым сотрудникам, которых хорошо знаю через их родителей. Отмечу еще одну возрастную тенденцию в нашем общении. Если раньше мы уделяли внимание своим контактам и взаимопомощи, то теперь центр тяжести смещается в сторону помощи нашим детям, с лихвой испытывающим трудности нашего времени.

Мы все часто затрудняемся в выборе правильного пути. В1 км от Мавзолея висит громадный красивый портрет Рокфеллера- старшего с изречением: «Ваше благополучие зависит от ваших решений!» Дело остается за малым: кто бы эти решения подсказал!

Напишу про моих Учителей из ТПИ не только в науках, но и в жизни. Я очень уважаю и люблю своих только ДВУХ оставшихся фронтовиков. Им по 88 лет - профессору ТПУ Тихомирову И.А. и ст. преподавателю Курбатову А.А. Они мне во многом помогли. Вечно им благодарен. Иван Арсеньевич пригласил, и я приехал из Казахстана на его 60-летний юбилей. Сейчас оба живы и здоровы - ждут меня в гости в Томске и всегда искренне рады моим звонкам. Афанасий Алексеевич угощает своим вином с многочисленными травами. Сейчас он активный председатель Совета ветеранов ТПУ, имеет 103 различных награды, но не за вино! Иван Арсеньевич последовательно прошел три войны - Финскую, Отечественную и Японскую. В 1978 как первый оппонент он и его друг - мой отличный руководитель в аспирантуре профессор ТПИ Владимир Алексеевич Соколов, специально приехали на защиту моей кандидатской диссертации в Уральский политехнический институт (УПИ), где их тепло встретили фронтовые друзья - декан ФТФ УПИ и ректор Госуниверситета. Иван

Арсеньевич угощает меня коньяком, серьезным и крепким, как он сам. В 2001 когда я зашел к нему первый раз после переезда в Москву из Казахстана, то он при разговоре обнял, прослезился, и сказал: «Вижу, что у тебя все хорошо».

Я учился последовательно на факультетах ФТФ и ФАЭМ (ФАС). Они стали для меня два счастливых в одном ТПИ, потому что и там и там я был и остался свой среди своих. На 100-летие ТПИ и 110-летие ТПУ я разрывался - куда идти праздновать? Первый раз пошел на ФАС, а второй на ФТФ. Если доживу до 120-летия, то пойду на оба последовательно. C удовольствием вспоминаю двух своих жестких деканов - Лапина Петра Владимировича (ФТФ) и фронтовика Павла Тимофеевича Мальцева (ФАЭМ). И сегодня слышу мудрые жизненные советы доцента Л. Фукса на лекциях по технической термодинамике: «Прежде чем любимой женщине что-то пообещать, долго и хорошо подумайте; Палки в колеса всегда намного легче ставить, чем их потом вынимать; Жизнь намного сложнее всех наших схем». За всю учебу в ТПУ я посетил не больше 20% всех лекций, но на его всегда ходил. Меня очень расстроила его трагическая гибель.

В 1-м семестре нас «убивал» зачет по технологии металлов, а особенно диаграмма железо-углерод. Предмет нужный, но не для 1-го семестра. У нас не было базы ее понять - мы почти не знали, что такое твердые растворы и тем более, фазовые переходы 2-го рода в них. Чтобы ее на память начертить и пояснить, было легче «кошмар на улице Вязов» пережить. Я помню, что наша преподавательница это тоже понимала. И это было для нас хорошо. Я этой диаграммой спустя 10 лет после зачета занимался, в частности сдвигом ее линий в радиационных полях. Тут нормальный преподаватель должен идти навстречу студентам и уметь прикрыть глаза на «пробелы знаний», подавив свои амбиции. Тем более, сейчас, когда диаграмму с описанием можно взять в Интернете. Мне всегда были нетерпимы преподаватели, болезненно переживающие их непосещаемость студентами, требующие отчетов за пропуски и конспекты. Один профессор вообще додумался не принимать экзамен без полного индивидуального конспекта всех лекций. Он в своем преклонном возрасте не ленился каждый конспект в определенных местах шилом протыкать, чтобы другим не достался, забывая, что его долг выявлять знания. Просто он забыл, в чем суть преподавания. Пожилые ФТФшники поймут, кто это. Он, да и многие другие забывали, что вуз сначала для студентов и даже не для преуспевающих руководителей. Эта их «требовательность» к студентам от убогости и неспособности привлечь к занятиям своим профессионализмом. В Республике Казахстан (PK), где я преподавал, «хороши» были некоторые деканы, советующие студентам писать жалобы на принципиальных преподавателей - основания для работы комиссий, направленно анкетирующие студентов. Преподавателя отстраняли или понижали в должности. Часто и преподаватели виноваты. В 2009 я прочитал в газете «За кадры», как ТПУ разбирается со своими студентами в горсуде. Жалко, что правые студенты тогда уступили профессиональным юристам ТПУ. У нас ничего подобного в ТПИ не было, и вообще я про такое не слышал.

Наш декан Павел Тимофеевич при плохом настроении (думаю, что мы его «доставали» как декана) по-драконовски принимал курсовые работы по редукторам в курсе теории машин и механизмов. Он правил чертежи нестираемыми красными чернилами. Потом мы их «стеклотронили» - снимали раму с окна и при подсветке копировали их на новые листы. Тогда не было разных фирм, как сейчас, по оказанию всех учебных услуг - мне лучше было бы вагон разгрузить и рассчитаться за эту работу. На ФАЭМ мне запомнились проф. Караушев В.Ф. и доцент Сонник К.К.(электрические машины), доцент В.М. Осипов (теория автоматического регулирования), проф. А. В.Кобзев (электропривод, сейчас он Президент ТУСУР), доцент Петрович В.П. (электрооборудование летательных аппаратов, ЭЛА - выпускающая наша кафедра). Помню их некоторые вопросы мне на экзаменах. И сейчас бы пересдал им экзамены на хорошие оценки. Анатолия Васильевича я встретил в 2006 в самолете на Москву и подарил ему свое фото с подробными пояснениями, чем сейчас занимается его бывший ученик. Последний раз мы дружно встречались в 2007 на 35 лет нашего выпуска в Томске. Константин Константинович читал нам свои стихи. А с энергично работающим Вадимом Федоровичем мы сейчас переписываемся. В 2009 наша кафедра (к сожалению, уже тогда несуществующая) отметила свой 50-летний юбилей и меня, достойного ее выпускника, вспомнила.

Никогда не забуду по «военке» жесткого и справедливого майора М.Г. Фальковского. Не зря ТПУ его неоднократно назначал ответственным секретарем приемной комиссии. Мы изучали средство ПВО - ПУАЗО (пульт управления артиллерийским зенитным огнем), электромеханический прибор для решения задачи встречи снаряда с самолетом - то есть куда надо направить орудия батареи для эффективного поражения цели. ПУАЗО создан в конце 40-х годов и, казалось, что уже давно устарел. Но во время войны во Вьетнаме они снова успешно использовались для уничтожения низколетящих истребителей США, когда ракеты их не «брали». Михаил Григорьевич нам раз рассказал, как утром пришел на экзамен наш согруппник Сережа Цой и говорит: «Всю ночь учил, не могу ничего запомнить, голова раскалывается, в глазах темно». А майор жалости не проявил, потому что вчерашним поздним вечером шел мимо ресторана «Север» и увидел в окно лихого плясуна Сережу. Поэтому за пляски он получил 5, а по предмету 2. Он по другим предметам тоже не блистал. Но после отчисления он стал поэтом под псевдонимом Сергей Серый и сейчас где-то в ТГУ. После окончания ТПИ я с Михаилом Григорьевичем с удовольствием еще неформально встречался.

Два отличника Саша Ефимов и я выбрали лучшее место для двухмесячной производственной практики - авиационный завод им Чкалова, Новосибирск. Хотя у нас были формы допуска, но мы две недели отдыхали, пока КГБ завода нас еще проверял. Тема моей работы «Влияние полетных вибраций самолета СУ- 24 на работу конденсаторов электронных схем» основывалась на данных стендовых испытаний подготавливаемой к выпуску строго засекреченной реальной конструкции. Нам было приятно сидеть в СУ-24 на месте пилота. В нашем выпуске по специальности ЭЛА было примерно 80 человек. Трое из всего выпуска и все Саши стали докторами наук, Селяев (НПО «Полюс», Томск) и Ефимов - технических наук, я физ.-мат. Последний Саша сейчас профессор Петербургского электротехнического университета (по слухам) - он почему-то не приезжает на наши юбилейные встречи. Некоторые наши выпускники поехали в Казахстан, несколько остались в Томске на СХК, Сибэлектромоторе, аэропорте, НПО «Полюс», Приборном заводе, Газпроме, преподают в ТПУ и ТУСУР, некоторые открыли свои фирмы. Многие на радиотехнических заводах в Омске и Бердске, есть на авиационных заводах в Новосибирске, Комсомольске-на-Амуре и на Урале. Кроме меня, в М3 только одна по нашей специаль- ности москвичка Люба Романова (ФАЭМ71). Несколько наших девушек из группы уже овдовели - жизнь мужчин сокращается в РФ с каждым годом.

Месячные военные лагеря в г. Ишим Тюменской обл. для меня прошли легко и памятно. К моим друзьям обратился начальник штаба с просьбой помочь ему учиться заочно в Киевской артиллерийской академии. Они показали на меня. Я сразу согласился, даже не зная сути помощи - знал, что потяну. К тому же за два первых дня лагерей я уже сполна насладился и постиг всю боевую и политическую подготовку с бравой маршировкой на плацу. Мне нач.штаба дал отдельную каптерку с кроватью для выполнения курсовых заданий и элементов его диплома по теории стрельбы (моя военная специальность). Еще дал постоянный пропуск в город для посещения библиотеки, денег на доп. питание и отдых. И в спорткостюме мне служить было удобнее, чем в сапогах. Мои друзья стали мне завидовать. Но я им пояснил, что это нехорошо, потому что: они сами на меня показали; что зависть это тяжкий грех; что я им тоже завидую; что моя работа улучшит отношения к ним командиров части. Но я с удовольствием с ними ездил на полевые стрельбы из пистолетов, автоматов и из орудий по фанерным планерам. Хороши были и покосы в подшефном совхозе части. Военную присягу мы тоже вместе приняли, и экзамены я блестяще сдал.

Думаю, что надо шире давать всем нормальным студентам свободное расписание. Не детсад. Умные вытянут, а остальных у нас избыток. Да, на первых порах на занятия надо ходить всем, чтобы втянуться. Но после первой сессии уже ясно, кто есть кто. Неприятны мои воспоминания об изнуряющих обязательных вечерних двухгодичных лекциях по научному коммунизму, необходимых для сдачи кандидатского минимума по философии. А приятны были подобные курсы английского. Потом я еще за год (вместо еще положенных двух) окончил трехгодичные разговорные курсы при ТПИ, успешно сдал экзамен на переводчика по пяти различным позициям той же комиссии из пединститута, что принимала выпускные экзамены у своих переводчиков. Английский я сейчас активно использую в работе.

Студентом мне нравилось все учить по книгам и потом сдавать экзамены, чтобы подтвердить высокое качество самообучения. Я посетил не более 20% всех занятий, в основном, лабораторные работы. Но каждую сессию, начиная с первой, сдавал досрочно. Иногда на зачетную сессию выходил уже со всеми сданными экзаменами. Во 2-м семестре 1-го курса преподаватель черчения Тихонова с сожалением поставила мне заслуженный «уд» по диф. зачету, когда увидела в зачетке 4 пятерки по всем экзаменам этого семестра. Я тогда ошибочно не терпел черчение и пропускал занятия. Через 4 года я сам пришел к ней для пересдачи, чтобы пополнить ряды красных выпускников ТПУ. Еще через 28 лет я сам профессионально чертил, когда после нашего бегства из PK работал в отделе прикладных научных разработок крупной частной московской фирмы.

В 2000 г. Москву мы поехали наудачу. До этого я уже заехал к друзьям - политехникам в Сибирь и на Урал. Их бедная жизнь не вдохновила меня там остаться. Например, доцент на две ставки получал 100 долларов. По приезде сюда я искал работу близкого профиля и был разочарован, так как ожидал лучшего. Нашему государству наука, особенно фундаментальная, тогда и сейчас не сильно нужна, а нужна торговля и др. И было бы лучше честно государству об этом сказать. Хотя прогресс общества и качество нашей жизни в целом определяются наукой и технологиями. Они являются деревом и ветками, на которых созревают видимые и используемые всеми плоды. И государству лучше было бы всегда выделять будущие финансируемые приоритетные направления. Так постоянно делается за границей. Тогда бы ученые были бы сориентированы и смогли бы менее болезненно заранее перестроиться. Сейчас такое уже делают принятием Федеральных целевых программ (ФЦП), например, по нанотехнологиям. Я ежегодно бываю за рубежом, работал там и вижу, как уверенно чувствуют себя их ученые. Несмотря на очень жесткую конкуренцию они постоянно «прикрыты» своим сильным государством.

В 2000 Путин издал указ об ужесточении контроля за производством алкоголя, которое ранее Ельцин бездумно и бесконтрольно отдал в частные руки. Это была и осталась вторая статья доходов государства после нефти и газа. Министерство по налогам и сборам объявило тендер на разработку автоматизированных дистанционных приборов контроля для определения объема выпуска и содержания спирта в продукции без участия производителей (то есть под компьютерным контролем только налоговых инспекторов, как в Европе) и обязало все заводы их установить. Сразу появилось много претендентов. Три фирмы, включая нашу, выиграли тендер. Столичный завод им. Хруничева дополнительно к резко сниженному выпуску ракет тоже увлекся этим очень прибыльным делом. Президент фирмы, занимавшейся производством спиртзаводов и фильтров для очистки воды, жестко озадачил наш отдел быстро создать такие приборы для завоевания суперперспективного богатого рынка производства алкоголя. Зарубежные аналоги не подходили из-за высокой (на порядок будущих наших) стоимости. Я стал немного изобретателем - чертил новые устройства, сам объяснял токарям на нашем заводе, где, что и как расточить. Тут были хорошие учители - мои коллеги, суперконструкторы и электронщики. Двое ранее работали в аэрокосмической промышленности (тогда уже увядающей) у С. Королева и В. Челомея, успели у них поучиться в Бауманке и участвовали в финишных испытаниях космических кораблей на Байконуре. Я читал лекции монтажникам, устанавливающим приборы на заводах всей РФ, как и что в них устроено и работает. По заданию Президента нашим менеджерам тоже читал, когда сам увидел и проанализировал, как на заводах уже научились производить и воровать алкоголь в обход наших приборов. А потом мы вместе с токарями и монтажниками с удовольствием смотрели, как хорошо наши устройства функционируют с приятными рабочими телами - спиртами, водками, винами, ликерами, коньяками. Я их много получал для исследований тепловых, акустических и электрических свойств и испытаний. В общем, мы издевались над благородными напитками с резким осуждением, Лиги виноделов РФ. Часто за круглым столом мы долго и плодотворно дискуссировали, что бы нам еще модернизировать. Времечко пролетало не зря. Пора была горячей, а наша работа напоминала военную с быстрым устранением неполадок, выявляемых в реальном производстве. Проблемы были с шампанским. По приказу нашего Президента я изучил технологию его производства на столичных заводах. Насколько оно легко и весело пьется, настолько же тяжелое как низкотемпературное (не выше +5 град) рабочее тело в криостате с переменной массой - везде залипали, мешали и улетучивались его пузыри. Но мне все было ново и интересно, особенно выставки с дегустациями. Мои связи появились в ведущих научных винных институтах и среди производителей. Нравились беседы с главными технологами заводов рядом с их большими коллекционными барами.

Президент часто говорил нам, что собрал у себя цвет московской (а значит, и СССР) тематической науки (это так) и хорошо нам платит (не совсем так). А мы, неблагодарные, не даем ему работать подобно Президенту РФ, заставляем его заниматься мелочами и вообще во многом не оправдываем его надежд. Например, не можем делать все на коленях при старом оборудовании, а просим новое дорогостоящее, тем самым разоряем фирму. Я сначала удивлялся интенсивной работе профессоров - известных ученых-химиков, по их книгам сейчас студенты учатся. Они могли бы уже давно отдыхать на пенсии вместо напряженной работы иногда без единого выходного и с частым хамским отношением. Но их внуки подросли и желали учиться в престижных, высоко оплачиваемых вузах. А их родители (дети ученых) не могли финансово это обеспечить в трудные времена. Последние в РФ уже давно стали нормой и называются переломными. Но народу не хочется всю жизнь в гипсе проводить. И тогда (и не только в нашей фирме) «в бой пошли одни старики». Приехала моя жена после тяжелых и очень дешевых продаж нашей недвижимости в PK и стала работать на хорошо оплачиваемой работе начальником смены «Скорой помощи». И ни разу не упрекнула меня в рисковых прыжках - дальних переездах со сменой гражданства. Просто шла за мной всегда, как за весною лето. То есть жена это счастье, иногда и на всю жизнь. Тем более, мы в Москве соединились с сыном и все дружно продолжили уверенное движение

Работая с алкоголем, я получил два положительных решения на предложенные мною патенты по его контролю. Позднее я их использовал в разработке новых методов и средств для обнаружения взрывчатки, о чем дважды докладывал на тематических Рабочих совещаниях НАТО. В целом эта работа еще и помогла мне резко окунуться после провинции в столичную жизнь, познакомиться и почувствовать анатомию коммерческого успеха. Увидел дополнительные «скромные» доходы наших депутатов Госдумы и их источники - наша работа контролировалась ее Комитетом по табачной и алкогольной продукции. На фирме был фотоуголок под названием «Президент в кругу друзей», где он в неформальной обстановке с Жириновским, Брынцаловым, главой отмеченного комитета академиком РАН С. Глазьевым. Быстро стал крепнуть в жесткой и жестокой столичной жизни. Я благодарен компании за то, что в сверхтрудное время беженца она мне подставила плечо, дала временное бесплатное жилье и передышку. Но по веским и опасным для жизни причинам пришлось с ней расстаться и снять жилье. Мне отказались отметить в трудовой книжке, что я честно проработал там 13 месяцев с черной зарплатой. Это было не так страшно - я заранее это чувствовал и параллельно официально работал в своем сегодняшнем Институте. Связи с друзьями по фирме я, конечно, поддерживаю. К сожалению, результаты выполнения отмеченного указа Президента РФ и нашей напряженной работы ни к чему положительному не привели. На заводах быстро узнавали про «доступный» только налоговикам шифр доступа к компьютерному контролю производства. Дальше уже все понятно. А мне за державу обидно. По своему опыту скажу, не вдаваясь в детали, что лучше пить чистый самогон, чем элитные водки и коньяки московских и подмосковных заводов. Желающим могу пояснить. И строгость законов РФ смягчается необязательностью их исполнения. Похожая ситуация сложилась с ЕГЭнизацией образования. Ее ввод увеличил объем взяток в 3 раза.

Денег мы не скопили, а жилье было необходимо. По приезде сюда мне говорили и говорят сейчас: «В твоем Казахстане процветание, зачем уехал»? Я отвечаю: «Езжайте туда процветать». Но никто не поехал. А когда мы оттуда бежали, то ничего не могли продать. Националы развешивали плакаты: «Не покупайте квартиры у русских. Они их сами бросят» (и бросали); «Русские не уезжайте. Нам нужны рабы!» После продажи трехкомнатной квартиры, двухэтажной дачи и гаража у нас было 5 тыс. долларов для покупки благоустроенного жилья - 10 кв. м в Барнауле, или б в Новосибирске или 2 в Москве. Разницы почти никакой. Поэтому поехали в Москву. Друзья в PK говорили: «Куда голый едешь и кому там ты нужен?» Я скромно говорил, что надеюсь стать на ноги в Сибири, куда уже много ТПИшников из моего вуза сбежало - не менее 10в Томск и Барнаул. Мой прежний хороший зав. кафедрой теоретической и экспериментальной физики ТПП Владимир Васильевич Евстигнеев был уже ректором в Алтайском техническом университете и многим бегущим там сильно помог. А ранее он мне очень много в ТПП помог. Особенно повезло Володе Орлову (ФТФ-72), получившему статус беженца с подъемными, которых почти хватило на покупку 3-комнатной квартиры.

Красиво рекламировалась ипотека, и я стал пробовать. Все банки РФ дружно мне отказали по главной причине - кредит выдают минимум за 10 лет до ухода на пенсию. Мне оставалось меньше. Банки правильно считали, что с пенсии не рассчитаться. Ее размер был в 4 раза меньше, чем ежемесячная выплата по планируемому кредиту. Меня пригласил на собеседование только самый крутой в Москве американский банк «Дельта Кредит». Его учредитель Конгресс США дает ему неограниченные деньги под 2%, а минимальный % по ипотеке тогда был не менее 12% годовых (сейчас он вырос). Это называется правильная продажа денег. Условия банка жесткие: купленная квартира - залог банка; я и жена (заемщики) должны иметь постоянную прописку и работать в устойчивых госорганизациях; моя белая зарплата (проверяется в налоговой службе) после вычета подоходного должна быть не менее 2 тыс. долларов; письмом с места работы надо подтвердить, что она будет устойчивой; нежелательно иметь детей до 18 лет (на случай судов с банком с выселением); иметь собственную четверть суммы займа; быть здоровыми - твой комплект справок банк может проверить направлением тебя в его клинику. Если здоров, то тогда банк тебя страхует; кредит дают только на квартиру, переданную в собственность, что в 3-4 раза дороже, чем вложения в нулевой цикл строительства; квартира должна быть хорошей, чтобы в случае невыплаты кредита банк мог ее продать. Я уже устойчиво работал в Институте, и он мне сильно помог во всем. Я в долгу не остался. Кредит по статистике выдавался один на несколько десятков заявлений. C начальной суммой нам помог сын, докторант Университета США. Двое совладельцев этого банка муж и жена юристы, закончили тот же Университет, где сын учился. Когда они узнали про сына, да еще, что он обучается полностью за счет США, то вопрос получения кредита сразу снялся. Нам даже не надо было проходить экспертный совет, а кредит нам дали на 0,5% ниже минимального, тем самым наша полная экономия составила бы около 5 тыс. долларов. Но кредит мы выплатили за 5 лет вместо 10 плановых и снова сэкономили. Тогда мы выплачивали пяти различным банкам за кредиты на ремонт квартиры, покупки мебели и бытовой техники. Если бы мы тогда споткнулись, то каждый день просрочки суммы выплат по ним был бы около 60 долларов. Но мы не споткнулись, и сейчас кредитов не имеем. Тогда мы по причине своей (немосковской) порядочности два раза споткнулись о мнимые услуги мошеннических фирм при поиске временного жилья. Но в Казахстане мы прислуживать коренным не захотели, и пошли по жизни смело; мы любим идти по лезвию ножа.

Рекордно и аномально долгие 13 лет проживания на койко- месте в общежитиях, где система коридорная и на 40 комнат всего одна уборная, здорово меня закалили на всю оставшуюся жизнь. Сначала два года студентом ФТФ на Кирова, 4. Потом еще 3,5 года как студент ФАЭМ в общежитии на Вершинина, 37. За нарушение правил студсовет меня выселил на год. Тогда я перешел в другое, тоже свое общежитие ФТФ к друзьям на Вершинина, 48, которое ранее строил. Потом в 1976 г., когда полгода был безработным бомжем ошибочного производства руководства ТПИ, пошел по белым кудрям дня искать убогое жилище. И нашел его еще в 4-х других общежитиях. Но я не согнулся, не сломался, любовь к ТПИ сохранил. В общежитии невозможен никакой внутренний режим, там свои законы. Жизнь и учеба там начиналась вечером после 18 часов, когда все высыпались и начинался поиск, у кого списать задания на завтра, отчеты по лабораторным и т.д. Смышленый студсовет Вершинина, 37, для режима придумал тушить свет после 24 часов, а включать в 6 утра. Эксперимент не прошел - за месяц самоподключениями к дежурным и аварийным кабелям (ФАЭМ же!) пожгли полпроводки здания + пожары в комнатах от свечек. Решение тут только одно - студенту отдельную комнату. Но на это сейчас только МГУ стал вытягивать, имеющий большие западные и столичные гранты на реконструкцию (как главный вуз России)- их еще и на хорошие надбавки преподавателям хватает. А тогда мы смеялись над нашим согруппни- ком Сережей Поповым (ФТФ-72), пытающимся жить по режиму. Но любовь к дисциплине дала свои плоды. Он начал трудовой путь в НИИЯФ ТПУ, потом в Воронежском госуниверситете 17 лет занимался исследованием процессов миграции трития, образующегося в реакторах АЭС, стал кандидатом наук. Сейчас там он директор двух стоматологических клиник и своего торгового дома, совладелец и идейный вдохновитель предприятия по выпуску медоборудования. Но жить по режиму тоже вредно. А полезно по своим биоритмам, меняющимся с возрастом.

C удовольствием вспоминаю своих друзей-старшекурсников по ком. 536 на ФАЭМ. Юра Соломонов сначала стал гл. редактором газеты «Комсомолец Кузбасса» в Кемерово. Потом в Москве, работая собкором «Литературной газеты», публиковал свои большие актуальные статьи. Сейчас он декан факультета журналистики в частном столичном вузе. Верный друг нашей комнаты Володя Кудряшов, член Союза художников СССР, нарисовал во всю стену комнаты цветной шедевр «Тайная Вечеря» с нашими лицами. Он нас учил, как по ногам угадать всю фигуру женщины. Но ему самому это мало помогало - он много зарабатывал, а постоянный круг женщин обеспечивал ему одинокую жизнь. Я ему позировал для большого портрета «Томский студент», нарисованного в рубленых линиях. Он его экспонировал на Всесоюзной художественной выставке в Подмосковье в 1971, где его спросили: «Где ты такую рожу у студента видел?», что меня только обрадовало.

В 60-х годах ректор А.А. Воробьев отдал второй этаж ул. Вершинина, 37, для проживания несемейных стажеров и аспирантов ТПИ. В 1972 я распределился в аспирантуру ТПИ без жилья. Поэтому я из студкомнаты этого же общежития спустился в ком. 207 жить зайцем к своему бывшему преподавателю по теории автоматического регулирования и уже другу Юрию Мальчику. В ней я еще счастливо прожил 7,5 лет. Где ты томская юность моя, где пора золотая?..

Я успел поработать в НИИЯФ ТПИ, возглавляемом тогда проф. Диденко А.Н. (ныне он член-корреспондент РАН, зав. кафедрой МИФИ). Мне и моим научным коллегам он запомнился и по дальнейшим встречам как руководитель и человек, с которым легко общаться, тепло относящийся и всегда поддерживающий научную молодежь. В 1978 он специально приехал в Свердловск оппонентом на защиту диссертации моего друга Плотникова Александра Лукича (его стих опубликован в книге 2 нашего М3, а другой приведен в конце этой статьи). После успешной защиты в дружественной обстановке мы тепло вспоминали нашу томскую жизнь вместе с друзьями юности - вторым оппонентом москвичом Женей Гусевым (ФТФ-65) и Володей Бойко, тогда еще доцентом ТПИ, а потом многолетним деканом ФТФ. Он и я приехали морально помочь другу защититься. Мы и сейчас все, хотя и разбросаны по экс-СССР, почти ежегодно видимся, но, к сожалению, уже без Жени - нас из жизни выбивают года.

Юру Мальчика после окончания аспирантуры МАИ в 1981, я пригласил работать в свой Университет в Усть-Каменогорске, где он сразу получил 3-комнатную квартиру. Но потом его семья ошибочно переехала из Казахстана в Бишкек. Я сейчас в своих командировках туда вижу, как они (+ все славяне) мучаются во всех отношениях в чужой стране на фоне диких клановых революций. Все республики СССР считали РФ единственной причиной зажима их суверенности и нерасцвета. Поэтому сразу утвердили свои нац. языки единственными государственными. А русский языком межнационального общения. Но вместо процветания получили отцветания. Свой родной географический казахстанский дом стал многим и нам не родным, где нац. проблемы искусственно поставлены впереди экономических. Например, отдельные министерства издают указы, по которым право занимать высокие кадровые должности и карьерный рост должны иметь люди со знанием гос. языка. А его сами «коренные» не очень знают. Что говорить о нас, «некоренных». На этом же бытовом языке ведут официальные документы с целью все сильнее запутать. В вузах некоренным преподавателям ввели 50% доплату за преподавание на гос. языке и премии за написание на нем пособий. Успехов не было и не будет. Например, в методичке по теории механизмов и машин ввиду отсутствия термина «червячная передача» написали на казахском «сороконожка». Вместо слова «ракета» использовали «быстромчалка». Нет аналогов и терминам карданный, коленчатый вал, ударная волна и многим другим. А звон об успешной интеграции PK в мировое научное и образовательное пространство интенсивно растет. Правда, их мудрый Президент еще в 1997 принял Стратегическую программу «Казахстан 2030», по которой полное процветание наступит в 2030. Надо только выучиться ждать тем, кто доживет.

В PK в первый год обучения казахскому языку мой сын им увлекся и стал школьным победителем олимпиады. Потом язык стала преподавать националка, пугающая учеников тем, что им жизни без него не будет. Сын ей на уроке сказал, что он жить в PK не будет и язык ему не нужен. Дальше я все сам смягчал. А в 9-м классе он успешно прошел три стадии конкурса для школьников «Freedom Support Act» по бесплатному 10-месячному проживанию и обучению в школах США. Но уже тогда политика США была такова, что они брали не самых способных, а способных из коренных казахов в надежде, что они наберутся американского духа и потом построят на нем управление страной. Так начинал свою карьеру президент Грузии Саакашвили - стипендиат Конгресса США, он обучался в Колумбийском университете. Но через 5 лет сын все равно в Америке оказался с несравненно более высоким статусом докторанта их престижного Университета. А «способные» коренные иногда по-своему блещут. Президент PK учредил грант на обучение студентов за рубежом. 15 лет назад 30 таких «способных» из университетов разных стран Западной Европы были одновременно публично позорно отчислены и высланы за академ. неуспеваемость. Потом Назарбаев разобрался, что они были способны только своими родителями - министрами, бизнесменами и подобными. Уволил министра образования и науки. Он и сейчас их тоже каждый год меняет, но толку нет. Это министерство как было самым коррумпированным в стране, так им и сейчас остается.

Я отметил некоторые из многих негативных моментов. Их справедливо отмечает уроженец Алма-Аты Жириновский. Далеко не все имели возможность уехать в РФ, а теперь тем более. Дополнительные трудности появились у научной интеллигенции, связанные с полной переаттестацией ученых степеней по намного более высоким российским меркам. Я по приезде сам такую проходил - все документы готовишь как на защиту диссертации, что заняло примерно полгода, и я получил еще один новый докторский диплом РФ. А оставшаяся там некоренная интеллигенция испытывает все возрастающее давление со стороны правителей и дополнительно из-за того, что она даже не смогла иммигрировать. Я и мои коллеги продолжаем это видеть в командировках. Интересно, что уже теперь к себе как московскому профессору из Академии, я там испытываю несравненно большее уважение и почтение на всех уровнях. А в РФ после PK мы себя чувствуем морально очень комфортно и ни разу не пожалели об отъезде. Через два года после развала СССР первой одумалась Киргизия и снова ввела русский как 2-й государственный. Но опоздала - многие уже уехали. А другие стойко держатся. В школах PK число часов казахского языка втрое больше чем английского + еще национальная история и литература. Выпускные экзамены специально сдвигались вглубь лета, когда во многих вузах РФ уже начинались вступительные экзамены. Попробуй, успей! Поэтому своего сына я вообще увел от выпускных экзаменов, чтобы он нормально готовился к поступлению

Я хорошо спал в общежитии по утрам, когда все уходили на занятия. На Кирова, 4, меня в кровати два раза заснял рейд «Комсомольский прожектор». Фото вешали на стенд «Позор прогульщикам». Потом я забрал одно на память и навечно сохранил. Один из важных показателей хорошей жизни человека- это его возможность распоряжаться своим временем для дела и отдыха. Но мне уже в школе везло, когда жил один и мог прогуливать. Потом в ТПП тоже, когда высыпался, а после обеда шел в библиотеку, встречая своих согруппников, идущих домой с занятий. Конечно, это невозможно для большинства работающих в коллективах. Я никогда не хотел быть постоянным руководителем (хотя предложения были), а только эпизодическим и по необходимости. Последний раз не стал открывать свою научную лабораторию тут, в Институте. Я же тогда должен отвечать, чтобы зарабатывал каждый ее штатный сотрудник, что трудно во время абсолютной неустойчивости, тумана и без бюджетного финансирования. Нет контрактов и лаборатория сразу рассыпается - примеров полно. Оптимально для меня так: появляется контракт, под него подбираешь временных исполнителей (Москва позволяет любых найти!).

В аспирантуре тоже везло на свободное время. Не везло с расчетами на ЭВМ - тогда БЭСМ 4 в НИИ ЯФ была единственной в ТПИ. Считали в изнурительных машинных кодах (меня друг-согруппник Саша Лаппа научил). Время от 1 до 10 мин давали глубокой ночью, и я ездил туда на велосипеде, а зимой бегом. Мне и сейчас везет со свободным временем на работе. Конечно, для этого надо много и с запасом работать. Но зато в удобное для себя время рабочих биоритмов. Иногда ночное. Громадная экономия времени на не езде по Москве. Мои многие коллеги просто не могут работать дома - обстановка разлагает на отдых. Отклонения от биоритмов были у меня при классическом преподавании физики и математики в вузах - моя ошибка и совсем не мое дело. Но по материалам своих исследований я любил читать отдельные спецлекции на производствах, студентам в зарубежных вузах, на двухнедельных научных школах прогрессивных институтов НАТО (NATO Advanced Study Institutes), на которые приглашают самую передовую научную молодежь мира, будущее нашей планеты.

И никакие конференции в сравнение с NATO ASI не идут. Ведущие ученые мира делают доклады в той области, где они имеют свои общепризнанные достижения и попутно обучают молодежь (лекции и практические занятия). Ученых среднего звена там нет. По окончании ученикам выдаются сертификаты как международная награда для их дальнейшей карьеры. Среди них бывает до 20% русских, постоянно живущих на Западе (утечка мозгов в действии). Там же очень малочисленная молодежь из экс-СССР активно склоняется в сторону Запада, ищет любые способы там остаться и очень неохотно домой возвращается. Я проводил такие занятия по радиационной физике в школах в Литве (Каунас, 2001), Франции (Канны, 2002), Сицилии (Ериче, 2004). Там, как и во многих странах НАТО, есть специализированные высоко оснащенные центры для заседаний и занятий, а места выбирают такие, чтобы участники могли еще и отдохнуть. В Каунасе тогда параллельно проводились военные учения НАТО, а их генералы и мы жили в одном отеле. Смотреть на них, в отличие от многих наших, просто приятно - все поджарые, спортивные. Другими им там быть запрещено. В ресторане с висящими над столиками телевизорами 11 сентября шла почти прямая трансляция терактов в Нью-Йорке. Но генералы изредка и скучно смотрели на экраны, как будто это давно уже видели.

Самым тяжелым был наш быт два года на Кирова, 4 - ни душа, ни столовой, проживание по 6-7 человек в комнате (один всегда был заяц). Кровати тогда не разрешали ставить лесенкой. Они стояли так плотно, что лазили иногда через спинки (Витя Дружинин, Саша Цыденов из Улан-Удэ, Витя Пономарев из Краснодара, местный Валера Ушаков). Кайфовали в первом ряду я и Толя Сермягин, но ночью иногда пристраивался на раскладушке блуждающий кандидат в студенты Сережа Ясюкевич из Новосибирска. К общим прелестям, например клопам, на нашем первом этаже добавлялись крысы, постоянно живущие в шкафах и ночью бьющие их двери, чтобы их пустили поесть, по кроватям и столам побегать. Раз я оставил конфету в кармане пиджака. А утром навечно попрощался и с конфетой и с пиджаком. Клопы, особенно активные зимой, сопровождали меня всю общежит- скую жизнь. На Вершинина, 37, во время их нашествий на ночь надевали всю одежду сразу (слабое отопление позволяло), а ножки отодвинутых от стен кроватей стояли в лужах воды. Но клопы были хитрее. Мы наблюдали, как они с потолка детектировали нас своими теплоголовками и точно пикировали. А утром нам, раскусанным и злым, было не до учебы. Один студент выдавил клопами на стене «Слава КПСС» и его отчислили. Но тогда мы просто были молоды и все легко переносили. Свою любимую комнату 127 на Кирова, 4, уже не могу посмотреть - весь этаж перестроен и сдан под офисы.

У меня много фото студентов ТПУ 21 века - снимаю сам и из СМИ. Пристально всматриваюсь в их лица, пытаясь узнать в них себя. Ежегодно их наяву вижу и много общаюсь особенно в общежитиях. Они здорово похожи на нас - задорные, влюбленные в жизнь, полны энергии и надежд. Но меньше верят в хорошую будущую работу - просто смотрят на своих родителей инженеров, из которых не более 10% работает по специальности. Многие их родные города уже вымерли по причине остановки производств. Такие же постоянно голодные, как мы тогда. Сейчас изобилие магазинов и в магазинах не для них. Если цены на продукты в Томске и в Москве примерно те же (в отличие от зарплат), то томские промтовары дороже. Но разливное пиво в Томске вдвое дешевле. У нас два сорта продают - «Крюгер» и «Жигулевское», я их ностальгически пью. Курят сейчас студенты намного больше нас, оправдывая это большими стрессами. Да так, что девушки часто учат парней. Я не помню, чтобы хоть одна из моих 11 согруппниц когда-то закурила. У них нет возможности сразу подработать, какая была у нас. Безработица выросла везде. Хотя Интернет забит приглашениями поработать промоутером, менеджером, программистом и др. Но при обращении сначала просят купить анкету (за 30-50долларов), заполнить, встать на драйв с ежемесячной оплатой и ждать приглашения. Или же обещают платить % с твоих будущих продаж. То же, что и в Москве. Студенты 21 века намного лучше упакованы технически и методически, в общежитиях бесплатный Интернет, у многих ноутбуки, крутые приезжают учиться на машинах, в основном, подарках родителей. У всех мобильники обеспечивают мгновенное общение, в том числе и с родителями, которое особенно теплое и нежное, когда надо быстро пополнить счет на банковской карте. Мне, родителю, было приятно это самому наблюдать. Им не надо бежать занимать место в читальных залах разных видов, как это делали мы в единственном тогда зале. На входах и внутри общежитий дежурит профохрана, а не бабушки. Они ярче и красивее нас, юных, одеты. Уже совсем не скрывают свою глубокую студенческую любовь, а, наоборот, всем ее демонстрируют («тлетворное влияние Запада»). Абсолютно неприхотливы и согласны вдвоем жить в любой комнате, где их приютят. Но, почему-то в отличие от нас, сильно любящие совсем не хотят создавать семьи. Видимо, боятся разрушить браком таинство и очарование свободной любви. Хотя семейным уже дают отдельные комнаты, что невиданно - у нас это разрешалось председателям студсове- тов, профкомов и комсомольским вожакам. Еще и поэтому было много желающих ими тогда стать. А в комнатах живут кошки - у нас запрещали. Прачечные и тренажерные залы есть почти в каждом общежитии. В этом большая заслуга и забота ТПУ. Уже везет физикам ФТФ - много учится студенток на новых специальностях, например, по нераспространению ядерных материалов. Ay нас их было 3% на курсе. В женском окружении студенты стали более домашними, облагороженными, менее крутыми и драчливыми. А то раньше где я их только не встречал. Например, кроме традиционных общежитий мед- и пединститутов, в женских общежитиях трампарка и фабрики резиновой обуви (тогда называемой «Париж»), Но многие студентки ФТФ сейчас не хотят понимать, что они в малиннике, задирают нос и говорят, что на ФТФ (?!) им мало подходящих. Я им говорю, что это странно. Томск не Москва, где многие охотятся на иностранцев, дипломатов и олигархов всех уровней. Советую им беречь тех, кто рядом, потому что потом и таких не будет. И полностью использовать свои шансы, которые страна им авансом дала - стать специалистами и семью построить в своей среде. Поясняю, что мужчины в РФ живут все меньше, в среднем 57 лет, и они сейчас разговаривают со мной, долгожителем. Добавляю, что наша планета постоянно голубеет. И это при том, что сами они не умеют размножаться. Еще им рассказал, что проблема женихов - об- щеТПУшная. Например в статье газеты «За кадры» об юбилее библиотеки ТПУ я прочитал про главную трудность прекрасных девушек ее славного коллектива, связанную с отсутствием женихов (ау - где вы?). Это серьезная мировая демографическая проблема для всех европейцев.

Последние несколько лет в середине июня в Томске жарко. По утрам многие бегают в Лагерном саду и по берегу Томи - теперь берег улучшили и можно до воды доехать на машине. Рядом уже красивый стадион «Политехник». Но никто не купается. Интересуюсь. Отвечают - вода холодная и грязная. А мне родная, и я купаюсь. И как легко мне дышится там, где я учился. Да, сейчас Томь стала сама в середине зимы вскрываться от загрязнений. Сама виновата, что замерзает. Больно чистая. То ли дело наша Москва-река, никогда не вскрывается. Потому что не замерзает - зимой и летом весело течет одним темно-серым цветом. Даже в минус тридцать на ней нет ни единой корочки льда. Водные летние экскурсии по ней из-за «свежих» испарений «полезны» разве что еще сохранившим здоровье натуралам-экстремалам. Но мы тут, взрослые люди, и поэтому мечтаем о чуде, что когда- то в «Прекрасном Далеко» она снова будет прозрачной и голубой, как рисуют на картинках. Много маленьких детей будут свободно и Одни! без родителей бегать по ее берегам, дыша свежим воздухом. И вообще, будет лучше жизнь, да уже без нас. Но я и сейчас никогда не уеду из дорогой нашей столицы, дорогой (во всех отношениях) моей Москвы в любой другой город экс-СССР жить в вилле при самой высокой должности. Велика Россия, но из Москвы в ней бежать уже некуда. Hy и пусть в ноябре 2010 г. на конференции «Конкуренция в России» наш новый мэр сказал - Москва образец коррупции и бестолковости. А в других-то видна только одна «толковость» и «безкоррупция».

Вижу большое, не внешнее отличие московских и томских студенток. У последних лица намного более открытые, взгляды теплее и общаться с ними проще даже мне. Не согласен, что молодежь везде одинаковая. Это только по годам. А вот уровень ее веры в будущее счастье уже разный, так как многое определяет среда обитания. Если в Томске каждый пятый - очный студент, то в Москве на порядок меньше - примерно один на 40-50. Сибирским Афинам недоходные студенты создают большую перегрузку - город просто тогда, и сейчас тоже, не в состоянии создать им хорошую инфраструктуру. Да и всем его жителям тоже. В этом плане Томск - город-герой во все времена. Еще в 1968 г. Комитет народного контроля СССР подверг резкой критике руководства томских вузов за самые плохие в стране условия их жизни. Потом ситуация немного улучшилась. И не вузы тут виноваты, а общая ситуация в городе. Число студентов постоянно растет, а город нет. Несколько лет назад много говорили о Томской области как о свободной экономической зоне. И что она улучшит ситуацию в вузах. Нам, членам М3, на Съезде 2006 это тоже говорили руководители ТПУ. Теперь все молчат.

При работе в Северной Америке в 1994 меня пригласили в Университет Британской Колумбии (University of British Columbia- UBC, Ванкувер), где обучается 35 тысяч студентов со всего мира и никого из экс-СССР. Отдельный современный город из корпусов и общежитий на полуострове, врезанном в теплый Тихий океан. Студенты очень горды и буквально пронизаны любовью к UBC и преподавателям. Бесплатные майки, кепки, посуда вся с символикой UBC. Когда их спрашиваешь про жизнь, то они охотно отвечают, жестикулируют, а потом просто захлебываются от восторга. На кафедре математики UBC работают 62 профессора - половина штатных, а остальные мировые ученые со своими курсами. Последних студенты сами выбирают и до их приезда уже имеют полные электронные варианты их курсов. Это и есть мировая образовательная интеграция. Но живое общение с преподавателями никогда не заменить. Даже чтением телелекций с другого континента. Чушь сейчас рекламируют - вы можете получить диплом не выходя из дома с обучением по Интернету. У них строго соблюдается принцип: если сам не учишься в науке, то не имеешь права учить наукам других. Я полностью с этим согласен и постоянно его придерживаюсь. Нам бы его внедрить, но невозможно. А.А. Воробьев пробовал внедрить этот принцип. Тут много имитаций. Достаточно попросить знакомого взять соавтором в свои статьи. И если таких много, то сам уже большой «ученый». Истина и заключается в благородстве постоянной передачи своих знаний ученикам. Как поет наша примадонна, в том и Божий промысел, чтоб все отдать ученикам. При экскурсии в Медцентр UBC я попросил показать вирус СПИДа. Меня одели в почти водолазный костюм и показали вирус в электронном микроскопе - его шаровой вид типа ежа с колючками подтверждает его искусственное происхождение.

А студенты США, как и все жители, вообще считаются самыми лучшими в мире. В целом они плотнее наших общаются между собой и намного менее дистанционны с преподавателями. Даже местные не разбегаются по домам на выходные, а часто специально живут в палатках около университета. Им вузы и город постоянно выделяют целевые средства. Например, на собственные ежедневные сочинения кулинарных шедевров, и любой гость может ими угощаться. В UBC из 12 видов студ. пирожных я смог съесть только 8. Там много бесплатных культпрограмм, еженедельно обновляемых. Студгруппа UBC может взять яхту и плавать в выходные по океану с проф. штурманом. Датские студенты, живущие по одиночке в общежитиях, в любое время суток могут зайти в столовую и хорошо бесплатно поесть. Мы сами так делали, когда там жили во время Конференции. Эта страна совершенного социализма. Любой житель в любом возрасте может стать там очным студентом и еще получать за это стипендию 200 долларов в месяц. Богатая страна на учащихся не экономит. Ее безработные получают большое пособие и ежегодно ездят в оплачиваемый отпуск (любимое их место Кипр). Дания, имеющая в тысячу раз меньшую площадь, оказывает гуманитарную помощь всему экс-СССР. Что тут о ее студентах говорить. Хотя наши студенты ни в чем не уступают западным в организации досуга, но не имеют их средств. Аналогичная ситуация у наших ученых в точных науках - мы не проигрываем в плане идей, но не имеем нужного финансирования и высокотехнологичного оборудования для их реализации. Время народных умельцев давно прошло и сейчас на коленях ничего не сделать. Холлы крупных университетов США и Канады увешаны правдивыми приглашениями выпускников крупными фирмами с указанием полных условий контракта, социального пакета и др. В наших я такого не видел даже в МГУ. Последний в 2010 г. впервые и только единственный в РФ попал в сотню лучших университетов мира (93-е место). Про ТПУ не знаю, молчат. Но знаю - он лидер в городе и призер в РФ.

В 1999 в Дании я встретил нашего Сережу из Минска, где он был ненужным ученым. А в Дании сразу внедрил свой модифицированный метод ультразвукового контроля косяков рыб и стал там жить. Он мудро посоветовал мне быстро и навсегда покинуть Казахстан и объединиться в Москве с сыном-студентом, чтобы всей семьей дружно искать свое место под солнцем. Через год я его совету последовал. Вообще надо было это сделать в 1991-м, сразу после развала СССР. Другой наш Николай, невостребованный математик из МГУ, живет в самом жарком штате Нью-

Мексико, США. Он предложил красить крыши их вилл в разные цвета в определенной расчетной последовательности, чтобы разный перегрев воздуха вблизи крыш создавал турбулентный вихрь, уносящий горячий воздух вверх подобно смерчу. И все получилось. Пишу я это как пожелание студентам постоянно дерзать в науках, не обращая внимания на свою временную не- востребованность на Родине. Это супертяжело. Но бесталанные и криминалу не нужны. И талант где-то да пробьется! Прогноз динамики студентов РФ страшноватый - в 2012 г. их будет вдвое меныпе(0.7 млн), чем в 2006-м (1.3 млн). Это называется демографической ямой-она будет до 2016 г. Это информация к размышлению для преподавателей. Вузы побегут за любыми, сами плохими выпускниками. Но, как считают многие западные эксперты, россиян вообще не должно быть больше 50 млн. для правильного обслуживания цивилизации. Хваленая Маргарет Тэтчер говорит, что надо всю территорию РФ Западу забрать. А оставить только Москву с Подмосковьем, чтобы мир ездил сюда на диковинную экскурсию. На одного жителя Западной Европы сейчас в среднем приходится трое работающих, а в США уже 5. Но РФ и евроцивилизация (кроме США) размножаться в целом не хотят. Многие оправдывают это необходимостью сначала поднять уровень жизни. Его можно всю жизнь поднимать. Я прожил в PK 36 лет и много раз видел, как казахская семья в степи рядом со своим стадом ставит всепогодную юрту без единой стены внутри. Жарко - кошму на стенах поднимают. Ахолодно - опускают. В ее центре постоянно кипит на очаге котел, а вокруг бегает много детей, быстро увеличивающихся в числе. Их родители тоже ждут повышения своего уровня жизни, особенно когда надо все больше платить за обучение детей. Но вековые традиции роста семьи строго соблюдают. Тем более их джигиты, как настоящие мужчины, такие мелочные проблемы с женами никогда не обсуждают, а просто приказывают. Сохраняют и яркое восточное гостеприимство - почетного гостя, как я, всегда приведут в стадо и попросят выбрать барана на бешбармак. И самому уважаемому - голову с тридцатью вкусами на серебряном подносе подадут. Из уважения к хозяевам все нужно есть только руками, чтобы не оскорблять пищу. Можно брать нож, а вилку и ложку нет.

Я все время занимался спортом. Он много мне дал. К известному дополню, что появились новые друзья, разбросанные по

СССР. Мы и сейчас немного дружим. Тогда при достижении определенного уровня перед тобой расширялись горизонты потому, что в СССР спорт хорошо финансировался. У студентов дополнительно было родное Российское студенческое общество «Буревестник». Я не звезда спорта, но однажды был чемпионом города по самбо, а звание к.м.с. позволяло участвовать во всесоюзных соревнованиях в разных городах. Кроме Сибири были Душанбе, Ташкент, Алма-Ата, Сочи, Краснодар, Поволжье, Подмосковье. Здесь точно так же как и в науке - пока не поднимешься на определенный уровень, для тебя этот мир закрыт. А время, силы и энергию для этого бери, где хочешь - можешь из Космоса или от Солнца. Оно хоть и всем светит, да не все под ним место находят. Я мог бы и выше подняться, но мешала учеба, наука, аспирантура и особенно жизнь в общежитии. Обычно соревнования проводились в выходные дни. Наборешься в субботу (за один день терял в весе до б кг), приходишь в общежитие, а тут застолья с курением в комнате с частыми гостями - друзьями, физиками с Вершинина, 48 (где тогда не было ни девчонок, ни танцев), и танцы официальные до полуночи, а потом продолжение в комнате, из которой мне некуда было податься. А в воскресное утро надо бороться уже в трудных полу- и финальных схватках, когда сил нет, и часто просто плыл по ковру. Помогали выжить сборы по 14-30 дней, которые иногда на теплом море проводились. Особенно приятно, что нас полностью освобождали от занятий. Утром кросс, тренировка, усиленное питание, сон, вечерняя тренировка. Какая уж тут учеба. Успеть бы отлежаться. Друзья по комнате были мною довольны. Нам часто давали талоны на питание в кафе «Юность» в центре города. Ездить было лень, и я их отоваривал на продукты, которые комната мгновенно съедала. А соперники из других городов были просто друзьями - мы все друг о друге знали. В том числе, кто и как спортивным инвалидом стал. Я тоже на почве самбо, а потом еще модного и тогда запрещенного карате, перенес несколько операций, включая полостные. Природу и спорт не обмануть - я видел, что максимальных успехов достигали только томичи, жившие в домашних условиях.

В спорте приобрел первые навыки в воспитании молодежи, которые мне пригодились. Тогда в ТПИ самбо почти не уделяли внимания - все наши тренеры на общественных началах были студентами - В. Божко, В. Маркус, С. Боев. Нам давали самое плохое время для тренировок. Мы завидовали борцам-классикам с заслуженным тренером СССР Селетниковым. Я тоже часто тренировал, заменяя трудоголика Боева и обучая новичков. Например, это положительно сказалось на Славе Войскам (ФТФ-76), сейчас он директор департамента по обеспечению эксплутационной готовности новых АЭС концерна «Росэнергоатом» (Москва). А то он мог бы без самбо и не состояться. Мы про это тут с ним часто вспоминаем. Правда, он говорит, что я над ним «издевался». Но я правильно учил всех преодолевать трудности. Друзья по комнате говорили: «Зачем тебе бежать в далекий 9-й корпус? Выпей, полежи, покури, сейчас девчонки новые придут... «Томские сибирячки стройные, с виду все спокойные, а тронешь их - развяжутся, мало не покажется». Охватывали думы мои, думы до боли в висках и темени: «Как и почему так подло организм устроен? Полезное ему дается с большим трудом, но пакости (курение, алкоголь, наркотики) он, как акула, мгновенно без всяких усилий глотает и тут же привыкает. А любой разлом всегда начинается с маленькой трещины. Потом понял - нас так Бог постоянно испытывает. Мой самый лучший друг (и теперь тоже) Сережа Боев, каким он был трудоголиком тогда, таким он и остался. Стал доктором наук, профессором. После 8 лет успешного директорства в НИИ BH ТПУ он ушел (помогли уйти за принципиальность) в новый бизнес, где очень преуспел, как собственник разных производств, в том числе и 1 тыс. гектаров личной плодородной земли в Горном Алтае со своими заводами, круглогодично перерабатывающими дары природы и кое-что другое по передовым технологиям. К тому же он дал работу незанятому местному населению. И в спорте он высоко поднялся - м.с., победитель Всесоюзных турниров. В июне 1972 мы вдвоем поехали на Открытый чемпионат Таджикистана в Душанбе. Тогда нас зажарили 45 град, в тени, высотность 800 м над морем. Их колоритные борцы около ковра жевали анашу - марихуану (им как в песне: анаша, анаша, до чего ты хороша) и опийный мак, а потом бросались на тебя с налитыми кровью глазами. В стойке с ними бороться было бесполезно, да и постоянно засуживали. Мы выигрывали только болевыми приемами (школа Боева), пока соперник не запищит. Тогда Сережа единственный из гостей золотую медаль увез, а я вылетел в четвертьфинале. Мы там встретились с тремя выпускниками ЭФФ71 ТПИ, сокурсниками Боева, распределившимися на электромеханический завод. Летом они, сибиряки, могли работать только по утрам и вечерам, а днем в жару спали. Но им после Сибири нравилось все - жить дешевле и теплее, и уезжать они не хотели. В 1984 я снова попал в Таджикистан как участник Международной двухнедельной научной школы по термоядерному синтезу, проводимой в живописном средневековом городе Ура-Тюбе (его по ТВ в «Клубе кинопутешественников» показывали) с действующими кузницами, караван-сараями, рынками, где в стеклянных банках продавали любых живых змей от всех болезней. Мне там прижгли и перевязали рану лечебными травами в больнице с земляными полами. Из этого трехтысячелетнего города Александр Македонский двинулся через горы Памира на войну с Индией. Наш шикарный банкет в средневековых традициях был в ущелье на начале его пути в Индию.

Спорт помог мне в разгрузке вагонов, барж, кровле в городе и на калымах. Вагоны с мукой, цементом, углем, баржи с досками - это плохо. А с алкоголем (там был наш узаконенный бой 2%), мясом, рыбой - хорошо. За день до защиты своего диплома разгружали свинину. Я принес пол туш и для торжественного банкета в комнате после своей яркой защиты с получением рекомендации Совета в аспирантуру. Всегда был достоин своего значка ГТО: «Готов к труду и обороне» (и сейчас тоже, что жить помогает!). Никогда не ездил в стройотряды, потому что там были сачки. По душе были калымные профбригады с бывшими зеками, включая студенческих друзей, уже отсидевших за лихие дела. Они меня с удовольствием брали. А я от них черпал ту жизненную стойкость, которую ТПИ мне не додавал. Например, чего стоили «университеты» друга Вани, отсидевшего 25 лет, когда мы два сезона работали в селе Новогорное Чаинского района. Он нас «разводил» с крутыми братками, жившими там на поселении. Потом я приобрел подобный собственный очень кратковременный опыт, конечно, как говорил, Шукшин в «Калине красной», по недоразумению (не своему, конечно!), о чем совсем не жалею. А тогда мы вылавливали «левые» бревна с лесосплава, пилили их на пилораме и почти из воздуха для села строили коровники. Уставали так, что иногда несколько дней сапоги было лень снимать - в них и спали. И тут как на Кирова, 4, было много крыс. От них друг Витя Штакес тяжело перенес туляремию - при температуре 40 град его постоянно била лихорадка.

Летом 1973 достраивался новый мост через Томь, и мы его красили. Супертяжелая и опасная работа висеть на фермах моста (как обезьяны на лианах) весь световой день, высоко над рекой, в жару, вниз головой с краскопультом, дыша бензино-свинцовыми испарениями. Все скользко и липко, включая напіу спецодежду и оборудование. Лица мазали вазелином, и они быстро становились как у Феди в к/ф «Операция "Ы"». Глаза болели потому, что защитные очки не надевали - они сразу покрывались краской. Не оздоровлялись и наши ухо-горло-носы. После работы час оттирались бензином. Но цель была великой - каждый зарабатывал от 90 до 150 руб. в день в течение месяца. Это при ежемесячном окладе инженера 120 руб. Деньги срывали еще и потому, что вообще не делали страховочных подмостьев и даже не пристегивались индивидуальными ремнями к фермам - некогда было такими «мелочами» заниматься. Полностью потеряли чувство высоты и огромного риска. Но никто не сорвался. Думаю, нам помогала родная Томь. Начальство нас не обижало - наша стахановская работа обеспечивала им честь и славу с премиями, и они не «замечали» наши нарушения техники безопасности. Мы ненавидели одного из экспертов-приемщиков - он на своем зеркале заднего вида на 5-метровой палке и фонариком показывал непрокраски. Мы их честно убирали и, может, поэтому мост и сейчас стоит. Да и динамические испытания показали его надежность - мы наблюдали, как группа быстро, плотно едущих груженых КАМАЗов одновременно и резко тормозила на середине моста. Друзья тоже были довольны нашей работой - мы их обеспечивали сэкономленными стойкими красками, грунтовкой и бензином. Сейчас мосты красят длинными краскопультами из кабинок, движущихся по тросам. Часто роботы красят. У нас такого не было. Эта работа стала известной, и нас пригласили красить телевышку. Но мы не стали - устали. Потом с мостами меня судьба еще не раз сводила - пишу ниже. А тогда хорошие деньги тратить без ума мне, одинокому, было безумно приятно. Есть что вспомнить, да нечего детям рассказать.

В 1967-68 гг. я подрабатывал дворником около корпусов 2 и 3, где тополя, гордо кроны развесив, листвой шелестели. Это, видно, не нравилось начальству - они заслоняли красивую архитектуру, а их пышный тополиный пух вызывал у многих аллергию. За доп. оплату 1 руб. за тополь я обрезал часть крон (на мой выбор) Попробуй не-спортсменом полазить с пилой и топором. Зато потом с удовольствием смотрел на тополя и под мост спускался. Последнее ежегодно и сейчас делаю. А все тополя сейчас вообще без вершин. Сделаю тут нелирическое отступление, связанное со всеобщим здоровьем. Рад, что тут у меня есть свой проф. вклад в последствия по мирному использованию атома. Мировых запасов нефти хватит на 30-40 лет. Она везде интенсивно выкачивается. Кроме США, частично законсервировавших свои месторождения и скупающих обогащенное ядерное топливо по всему миру, включая экс-СССР. Одна из технологий нефтедобычи из глубинных слоев (например, в Каспийском речном бассейне) реализуется подземными ядерными взрывами с последующей закачкой полостей водой для выдавливания нефти. Например, в Астраханской обл. проведено 29 таких взрывов. При этом много генерируемых радионуклидов (активных изотопов) помимо других загрязнителей содержится в добываемой нефти. Многочисленные сбросы радиоактивных отходов, в том числе и с зараженных территорий Семипалатинского полигона (СИП) в Иртыш и затем в Обь увеличивают загрязнение нефти и газа в Сибири. При переработке нефти радионуклиды и часть токсинов остаются в бензине. Потом они вместе с выхлопными автогазами попадают во все живые организмы через дыхание, питание и воду. Проникая в ядра клеток, они препятствуют ее правильному делению и сбивают генетический код. Так и СПИД действует. Отсюда разные раковые болезни и много других. Потом население недоумевает, почему лекарства не лечат. И поэтому тоже. Такое по всей планете, где используют этот бензин. Одна из причин войн США на Ближнем Востоке в том, что им нужна легко транспортируемая, чистая и созревшая нефть, в отличие от более загрязненной, сырой, трудно добываемой и транспортируемой сибирской и каспийской. Нефть во всем мире уже классифицируют по содержанию в ней радионуклидов и тяжелых металлов - см. например, нашу работу по Программе: Passell H.D., Barber D.S., Valyaev A.N., et. al. «The International Ecological Program of Radiation and Hydrochemical Investigation and Monitoring of General Caspian Rivers» // Reports of 5-th International Conference «Nuclear and Radiation Physics», Almaty, Kazakhstan, September 26-29, 2005, v.I, pp. 69-76. Программа включает проекты пяти стран - РФ, РК, Армении, Грузии и Азербайджана. Про нее пишу ниже. Наша семья за длительное проживание в зоне вредного воздействия СИП в PK получила в 1995 удостоверения для солидной финансовой компенсации. Они остались нам на память - ее выдали 10% населения, где пробивные кандидаты в депутаты ее выбили для получения голосов этого населения. Только сын, гражданин РФ, первые два года получал за СИП 20%-ную добавку к московской студ.стипендии.

Радикального выхода по стимулируемым болезням нет. Но необрезанные тополя ТПП задерживали и освежали воздух от интенсивных выхлопов на проспектах Ленина и Кирова и шум глушили. А пока без них в ТПУ и всех других вузах хватает избыточного шелеста про инновации. Я пишу свое мнение, не совпадающее с мнением к ним причастных. Законодательство РФ вообще не содержит определения понятия «инновация», с английского - новшество, обновление. Они шли и идут в природе вечно и бесконечно - рождение, жизнь, гибель звезд и любого существа и т.д. Зарубежье это понимает и не спекулирует. То ли дело у нас. Дай только волю и пошло - поехало. В РФ около 4 тыс. вузов и в каждом по 10-20 «ученых» - инновационщиков. Их еще много в других организациях. То есть их ровно столько, сколько телеграфных столбов от Москвы до Владивостока. И каждый себя считает главным - все равно их продукцию нечем измерить. Просто звон на всю Вселенную. В моем Институте РАН есть выпускающая кафедра МФТИ, где наши преподают. Но я ни разу не слышал слова «инновация». Недавно поставили в типографию ТПУ новое оборудование. И сразу объявили ее инновационной. Сама, что ли, пишет и издает? Я вот куплю новую авторучку и тоже назову ее инновационной, чтобы сама писала, что хотела. Как наша Любонька поет: «Слова простые, они линяют, когда сто раз одно и то же повторяют». В Послании Президента РФ 2010 г. только один раз упомянуто слово «инновация». И то в совсем другом контексте. Та же самая ситуация с нано. Только приняли соответствующую ФЦП и все вокруг сразу стало «нано» (с греческого, «карлик»). ВСЕ что ли карликовым стало? Цель этих двух спекуляций понятна - выбить под них деньги. Но любые деньги тут проблему влет не решат - дай женщине их много, но она раньше срока не родит. Еще пример. В Москве ко мне три раза подходили ну очень денежные люди. Их дети уже отучились студентами за их счет за рубежом. Они просили, чтобы я помог устроить их детей на учебу в докторантуру США, где мой сын учился. Сразу спрашивали, кому и сколько, включая меня, надо заплатить. Я их огорчил, когда сказал, что деньги на этом уровне уже не работают и в США своих долларов много. И они сами могут заплатить за таланты. Они обижались чисто по-русски, думая, что я от них главное скрываю. А я говорил правду.

Продолжу. Уровень образования в экс-СССР постоянно падает. Я этому тут внимание уделяю - у всех учатся дети и внуки. Еще Петр Первый для образования России приглашал иностранцев. Вот принята ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной РФ на 2010-2012 гг.» с финансированием 12 млрд. руб. для стимулирования возвращения с Запада своих ученых. Но они уже совсем не отечественные. В 90-е годы из РФ их уехало около 40 тысяч. Столько же ученых формально числятся в институтах РФ, но фактически работают за границей. И возвращаться домой, где их ждут дорогие съемные квартиры и смешные оклады, они не хотят. На фоне общего цинизма и отечественного культа денег нет места патриотизму. И их работа там на самом высокотехнологичном оборудовании имеет в несколько раз больший КПД, чем в РФ. Там для новой Родины они получают Нобелевские премии, как в 2010-м. Виноваты в этом не безденежное министерство и Министр, а отношение государства. Экс-СССР тут не одинок. Англия экономила на зарплатах своих молодых талантов. Они уехали в США. А теперь она судорожно пытается их вернуть, в том числе через различные частные научные мероприятия. Мне на них еженедельно из Лондона приходят несколько приглашений (не для возвращения). Но тут никогда не вернуть, что было утеряно страной. Наилучший вариант иметь два противоположных потока миграции мозгов, обеспечивающих мировую образовательную и научно-техническую интеграцию. Туда (на Запад) и обратно (в РФ). А сейчас только полупроводник - поток Туда. Лишь гуманитариям не надо никакого спецоборудования. Но Западу они вообще не нужны. Их сейчас и в РФ переизбыток. И не они определяют технический прогресс, обеспечивающий качество нашей жизни. Правда, нас правильно формируют, вдохновляют и помогают пользоваться его плодами.

На первый взгляд удивляет падение уровня образования в экс-СССР при растущем объеме информации, модернизации, компьютеризации. Одна из главных причин - отсутствие интереса учиться. По своему богатому опыту преподавания отмечу, что если в стабильном СССР я мог в глаза студенту сказать: «Учись, станешь хорошим специалистом, будешь нужен стране, и она тебе поможет». Сейчас это и школьнику не скажешь. Меня и раньше не тянуло к классическому преподаванию, а сейчас тем более. Потеряны ориентиры у учителей и учащихся при резком сокращении финансирования. Суть образования выхолащивается различными инновациями и трансформациями будто бы для скорейшей интеграции в мировое сообщество. Громадный объем информации не позволяет студенту ее обдумать, определиться, кем быть (кроме олигарха), и что ему надо сделать. Учащиеся видят, как большинство их образованных родителей потеряли работу по специальности. Огромная безработица. Престиж учителя вообще ниже пола. Лженаука усиливает свои позиции с ее обещаниями сотворить молодежи за деньги любые степени и звания, обеспечивающие карьеру. И многие клюют на эту дурь, не желая честно трудиться. Соглашения вузов с отдельными зарубежными компаниями позволяют врать студентам, что их дипломы уже полностью признаны на рубежом, а их обладатели будут востребованы в любой стране мира. Но удивительное рядом - Министерство РФ постоянно выбивает доп. средства и гранты на приглашения иностранных ученых для просвещения своих инженеров в передовых технологиях. Внутри РФ уже прошел громадный отток ученых из вузов и именно тех, кто может сам работать в других областях. Лозунги об опережающей подготовке инженеров для прорывных технологий дезориентируют молодежь. Хоть сто раз скажи слово «халва» (прорывные, элитные, опережающие), во рту слаще не станет. Кто, кого и в чем опережает? Но как в песне Высоцкого: «Как ни стремись, тебя опережают». Сначала бы нам просто догнать. Усиливается коммерческая тенденция в Министерстве и в вузах обучать иностранцев за много большую плату, чем отечественных, создавая им комфортные условия с преподаванием на родном языке. Я ни разу не видел такого за границей. Вот тут в РФ полное опережение. Со спросом на будущее много тумана, как во время летних пожаров 2010 г. в Москве. Некоторый ориентир дают ФЦП. Но лишь некоторый - они постоянно пересматриваются. Пример тому - строительство Северской АЭС, отложенное на 4 года.

США начали войну в Ираке - нефть в цене упала. Сразу все в РФ затянули туже пояса независимо от уже утвержденного бюджета. Кто, где еще что начнет? Однажды Путин привел пример ученым: «Вот математик Перельман доказал теорему без всяких денег от государства. Делайте, как он». Но это только в математике и гуманитарных науках возможно. А в других время народных умельцев уже давно прошло и на коленях ничего не сделать. На технологии средств в РФ почти нет. И ни при чем тут сегодняшний так называемый кризис. Что за кризис вообще, если в США, его инициаторе, за годы кризиса бензин падал до 11 руб. за литр при их доходах? А у нас его цена постоянно растет. Ни разу не видел за границей изделия с «Made in Russia». Как бываю в Америке, так она давит своей мощью, и чувствую, что нам их догнать так же успешно, как бабушке едущую электричку. Не надо думать, что там рай. Я сам вижу и понимаю, что она совсем не небоскребы Нью-Йорка. И не ночные огни Лас-Вегаса. И не виллы Калифорнии. А куда ближе ей по духу, например, напряженный труд ковбоев на фермах Техаса.

Сталин принял СССР от сохи, а оставил с атомным оружием. И ни копейки не дал вывезти за границу. В 1944 А.А. Воробьев стал ректором ТПИ с горно-металлургическим - машиностроительным уклоном. А оставил в 1970 с пятью им созданными новыми крупными и перспективными научными школами. Они и помогли ТПИ выжить и приумножиться в последующее лихолетье с подготовкой тематических востребованных специалистов. И никакие инновации сами по себе такое не потянули бы. Их просто не к чему бы было приложить. В это время я работал в Восточно-Казахстанском техническом университете, где подобных школ не было вообще. Вуз выжил благодаря высокому ресурсному добывающему и промышленному потенциалу всей области. Но вуз тоже утверждает, что за счет правильных инноваций. Без притока новых специалистов этот потенциал бы умер. Ведь не поехали бы они тогда (а сейчас тем более) из Центрального региона РФ поднимать Сибирь и Азию.

Очень жаль, что две сильных личности сталинской закалки первый секретарь Томского обкома КПСС Е. К. Лигачев и А. А. Воробьев не смогли в 70-х годах договориться. Одной из основных причин было резкое несогласие ректора с часто негативными коммунистическими принципами управления наукой и образо

ванием, сопровождавшимися сильным давлением на него. Еще ректор считал, что необязательно создавать в Томске филиалы АН СССР. Но, как говорил Михайло Ломоносов, российское могущество будет прирастать Сибирью. И поэтому за эти филиалы надо было хвататься всем, как за любую возможность привлечения доп. средств. Вузам бы их просто не дали. Но вот судьба РАН сейчас вообще не определена и идет резкое сокращение ее институтов. И почти вся зарубежная наука сосредоточена в их университетах. А тогда в ход против ректора были пущены СМИ. Например, была большая скандальная заказная статья о нем в журнале «Крокодил». И больше всех тут, безусловно, пострадал ТПИ. Но что оставили ТПИ руководители КПСС и что оставил он! Едва ли кто его повторит. Но вдруг ТПУ повезет, как России в 18 веке? Повторил же Александр Суворов (единственный) искусство побеждать Александра Невского. Только оба не проиграли ни одного сражения! Во времена застоя я его совсем не чувствовал - СССР планомерно и устойчиво развивался. Можно было бы обойтись плавными эволюционными модернизациями. А застой придумали перестройщики, их «динамика» всем видна. Прав бывший Председатель Совмина Н. Рыжков, когда после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС сказал, что через 10 лет начнет сыпаться все, построенное нами. А нового нет.

Из Томска в Усть-Каменогорск я уехал улучшить свой быт и поэтому был наказан тем, что вынужденно занимался не своим делом. Преподавание меня отупляло. Спасало занятие наукой фундаментальной и прикладной. Приложиться было куда - много предприятий, хоздоговоров. Я любил читать спецциклы лекций на заводах, например, по оптимизации и планированию экспериментов. Работающие там друзья, выпускники ТПИ, создавали мне рекламу. Тут благодарю друга согруппника Валеру Плотникова (ФАЭМ-72), начальника АСУ ОАО «Востокмаш- завод», имеющего широкие контакты в области. Я легко помог написать кандидатские диссертации гл. металлургу, гл. инженеру и директору ОАО, причем по разным темам - металлургии (продувка чугунов инертными газами для удаления вредных фосфора и серы), экономике и машиностроению (плазменная обработка твердых сплавов для жерновов шаровых мельниц). Заодно помог подняться и Валере в глазах его начальников. Мы свои результаты оформили как запатентованные научно-технические достижения. Отмечу, что природа и техника не знают деления на науки. Это их люди, как и свои неповторимые специальности, придумали для оправдания. В проблемы я часто влезал прямо на рабочих местах, например в литейных цехах. И как здорово мне знание производства пригодилось, когда я работал за рубежом и на начальном трудовом этапе жизни в Москве. Расскажу про одну тему. В 1988, когда о рынке еще не говорили, ученые из Института экономики и планирования СО АН СССР (Новосибирск) предложили мне разработать математическую модель рыночной экономики применительно к этому (уже моему) заводу. Получилось удачно, и мы вместе написали книгу «Применение имитационных методов в стратегии, управлении и планировании крупного машиностроительного предприятия», изданную в 1994 в республиканском издательстве. Потом книга успешно использовалась в учебном процессе не только в вузах Казахстана, но и в некоторых в Москве и Новосибирске, куда мы ее сами привезли. Я встречал написанные по ее материалу дипломные проекты. К сожалению, эта книга, как и все научные работы по экономике в странах экс-СССР, постоянно неконвертируемы за рубеж. На этом же заводе гл. технолог Плотников Сергей стал моим заочным аспирантом и руководил заводскими испытаниями резцов, сверл, фрез, коронок из особо прочных сплавов для горнодобывающего оборудования, которые предварительно ра- диационно упрочнялись уникальными сильноточными пучками в ТПИ. Большое спасибо за это другу профессору ТПУ Г. Ремне- ву (ЭФФ-71). После получения ученой степени кандидата физ.- мат наук Сережа быстро пошел наверх - стал заместителем аки- ма (мэра) области по промышленности, главой района. Я очень рад, что два года назад на выборах он (хотя и некоренной!) получил 95% голосов избирателей области и стал сенатором Парламента РК. Теперь он уже доктор наук и там параллельно возглавляет Научно-технический совет. Вот так на своих примерах (а у меня еще и других много) я подтверждаю многочисленные опубликованные воспоминания выпускников ТПУ (в том числе и в наших сборниках М3), что политехник всегда на коне. После 11-летней своей лихой жизни в Москве мне вообще все равно, в какой области работать. Но никогда не полезу только в медицину, где ошибка часто необратима. Но сын пошел дальше меня и профессионально занялся нано медициной, но уже в США. Это подлинное родительское счастье, когда видим, что дети идут дальше нас.

В мае 2006 через месяц после встречи Путина и Меркель в Томске я летел на 110-летний юбилей ТПУ. Около 40 пассажиров были граждане Германии. Поговорили. Они летели в «свой» Томск работать управляющими в нефтегазовых компаниях. А я подумал, почему бы вместо них не работать элитным выпускникам сейчас самого престижного Института природных ресурсов ТПУ, который готовит (с его слов) спецов мирового уровня? И в переполненном кадрами золотом резерве Нефтегаза есть неслабые выпускники этого Института, имеющие хорошие стажировки и доп. образование. Им что, пожизненным резервом быть? Похоже, что при таком развитии Томска золотое время для своих выпускников может не прийти совсем.

Еще одно. Читаю газету «За кадры» и создается впечатление, что все в ТПУ очень хорошо. Нет недостатков и проблем. А это далеко не так. Я даже отсюда приведу более 10 недостатков, среди них есть очень серьезные. И вообще умение их признавать - это показатель конструктивной и плодотворной работы. Но тут часто не редакция виновата, а ее начальники. Понимаю, что газету читают студенты, но горькая правда тоже полезна и воспитательна для молодежи. А то научит газета только хвалиться. В декабре 2008 я (копируя А.А. Воробьева) незаметно сел в аудиторию, где лектор компетентно читал курс ОБЩЕЙ физики по программе 3-го семестра для студентов нефтегазодобывающей специальности. Сложная лекция соответствовала материалам томов курса теоретической физики Л.Д. Ландау «Теория поля» и «Электродинамика сплошных сред». Но не соответствовала уровню мат. подготовки студентов и поэтому многие от безнадежности что-то понять, скучали. Я поговорил с двумя рядом сидящими, полистал их конспекты - был конец семестра. Спросил, как будут экзамен сдавать. Они пожали плечами. Тогда я не увидел примеров, где студенты могли бы материал лекций применить в своей будущей работе. Но учиться по специальности они хотели. Тут хороша реклама: большинство олигархов РФ расцвели на нефти. СМИ ТПУ тоже их радостно раскручивают - вузу нужны деньги. Из окон этой аудитории в корпусе 3 были видны окна самых высоких кабинетов ТПУ, где, возможно, в это время принимались решения об эффективной интеграции ТПУ в мировое научное и образовательное пространство при полной востребованности выпускников. Каждый занимался своим делом - лектор и студенты тут, начальники там. И всплыли мои воспоминания: «40 лет назад в этой же аудитории нам, студентам 1-го семестра самого элитного тогда ФТФ ТПИ, доцент А.Д. TTTe- локов читал лекции по общей физике с широким использованием интегралов. Мы тоже тогда скучали, потому что проф. математики С.П. Кузнецов нам еще не дочитал дифференциалы. Но даже если бы Александр Дмитриевич и Сергей Павлович тогда встретились, они бы едва ли договорились - каждый читал свой курс строго по программе уже более 40 лет. Та же самая ситуация была у нас в 4-м семестре в курсе атомной физики, где нужны были знания математической физики, начинающейся только в 5-м семестре. И вот сейчас я увидел в ТПУ абсолютно то же самое. Грустно мне было, потому что, как в песне шансона, «Не изменилось ничего, не изменилось, и солнце катится с восхода на закат...». И тогда и нынче учеба на младших курсах иногда бывает вроде аспирантуры.

Я не слышал, чтобы А.А. Воробьев говорил о мировой интеграции и абсолютной востребованности выпускников. Он просто незаметно заходил на лекции и вникал в ее суть с частым последующим всесторонним разносом именно лектора, не трогая студентов. Потому что понимал - студенты сами никогда не пойдут жаловаться. Они будут считать, что дело в их недоразвитости, да и будущего экзаменатора злить не станут. Вот читаю на сайте Института природных ресурсов ТПУ: «Потребность нефтяной отрасли РФ в квалифицированных специалистах, отвечающих требованиям современности, призван решить Центр подготовки и переподготовки специалистов нефтегазового дела - совместный проект ТПУ и университета Хериот-Ватт (Великоби- тания) - одного из ведущих тематических мировых центров». Во время нашей экскурсии на 110-летие ТПУ в Центре демонстрировали фрагменты лекций в ЗО-формате. Это очень хорошо. Но пока многим студентам не очень хорошо. Хотя и курс им читают «Введение в специальность». Как у Райкина - все учли, предусмотрели, ввели поправочные коэффициенты. Включили - а оно не работает. Выход тут есть - директору Института и его профессорам стоит самим посещать лекции младшекурсников, не дожидаясь действий методкомиссий. Быстрее и эффективнее будет.

Лектор не может менять программу. Но обязан заинтересовать студентов. В отмеченном курсе физики рассказать, как именно она им пригодится для разработки новых методов поиска месторождений электромагнитными методами. Формально он тоже не обязан это знать. Я с этой ситуацией столкнулся в PK при чтении лекций по физике и сам сначала читал необходимую математику. Может, подобно Александру Акимовичу, в ТПУ кто-то и ходит не на свои лекции. Но я увидел, что написал.

Специалист формируется по трем последовательным стадиям: Преподавание - Знания - Умения. Если первые две в вузе протекают, то последняя, самая творческая и трудная уже в самостоятельной жизни. Ее освоят далеко не все, независимо, красным или синим будет их диплом. Допустим, я имею два, три, пять дипломов и некоторые знания. Иногда это просто пиар, мешающий творчески реализовать основную профессию. Это называется движением по поверхности. А нужно по вертикали. Один политехник в воспоминаниях написал, что он не достиг успехов в спорте, потому что постоянно пробовал себя в разных его видах. Так можно и себя в разных работах пробовать, пока жизнь не кончится. Талантливый спец легко нужное ему попутно освоит без всяких доп. образований (свой опыт имею), которые формально требуют много времени. Последнего занятому спецу всегда не хватает. Полностью устаревшая чушь со времен СССР - завод сам выпускников научит. Сейчас получение работы в хороших фирмах и успех в ней будут изначально зависеть от умений претендента и выявленного его прогнозного потенциала потом их проявить. Это делают по отработанной системе. Фирма объявляет конкурс в Интернете на хорошую должность. Приходит, скажем, двести резюме. Комиссия 180 отбросит в корзину - я сам участвовал. Потом оставшихся 20 вызовут на очное собеседование. Оставят пять. При еще одном собеседовании выберут одного.

Часто читаю - ТПУгарантируетраспределениесвоихвыпуск- ников. И студент думает - лишь бы закончить вуз. А что сейчас в странах экс-СССР и соцлагеря можно вообще гарантировать? Только гарантированную неустойчивость. Но все верим в лучшее и обещаем устойчивость. Иначе будут проблемы с набором. В Томске три конкурирующих технических вуза и все делают так же. Студенты устойчивого зарубежья и те постоянно напряжены в поисках работы даже при наличии диплома престижного вуза с абсолютной мировой конвертацией. А пока в отечественном преподавании, что и 40 лет назад. Все правы и классические курсы читают по древним программам министерства. Но студент не сосуд, который надо просто наполнить, а светильник, который надо как можно раньше зажечь. И тут определяющая роль лектора. Именно поэтому ведущие университеты мира приглашают для чтения курсов только тех иностранных ученых (а не формальных профессоров), которые имеют свои собственные значимые достижения в этой области. Тогда они с большим удовольствием про них расскажут студентам. А сами студенты заранее знакомятся с курсами разных ученых с отличающимися уклонами, потом подумают и выберут нужного лектора. Пусть Томск не Америка. Но в данном случае можно самим увязать содержание курсов физики и математики, составить матрицу предметных связей, продемонстрировать применение предмета и другое. Вот была бы такая реальная инновация в ТПУ. Министерство простит - это же все для успешной работы политехников на благо России. А. А. Воробьев заставлял всех преподавателей заниматься наукой. Но тут легко имитировать - достаточно не занимающемуся попросить знакомых включить его соавтором в их статьи и сразу стать «ученым». Попросите меня, и я из своего тезиса в одну стр. сделаю 2 или 3 новых - вот и громадный рост числа публикаций.

Мне очень памятна наша встреча на юбилее ФТФ-60 в июне 2010 г. Нас очень тепло и гостеприимно встретил родной факультет с торжествами, экскурсиями, концертами. Если по России, то собрались от Калининграда до Владивостока. Приехали и из-за границы. Например, мой приятель Зимин Коля (ФТФ- 75), доктор физ.-мат. наук, приехал из Швейцарии, где уже долго живет и работает на ускорителе ЦЕРН, помогая создавать и удерживать антиматерию. Он вообще молодец и на съезды нашего М3 тоже приезжает. В ресторане «Кедр» с доп. павильонами был банкет на 750 человек, который мгновенно пролетел. А потом были подобные, но уже по специальностям. Тогда был издан большой сборник «Воспоминания выпускников ФТФ». Хотя я не его выпускник, но зато выпускник его аспирантуры и поэтому написал туда статью с таким же названием, что и эта. Хотя она была в 3 раза меньше, чем настоящая, все равно она была самой большой и, что мне особенно приятно, она опубликована в конце сборника, то есть как бы подводящая итог.

Напишу про свою семью. Я познакомился с Галей, студенткой мединститута, 22 декабря 1978. 2 января 1979 подали заявление и 8 февраля 1979 расписались. Все как у людей было - веселый выкуп невесты, свадьба в столовой «Радуга». Тест-фишка при выкупе в мединституте для женихов был такой: пяти похожим девчонкам (контингент этого института позволял) открыть только ноги ниже колен, а все остальное закрыть. Жених должен узнать свою по ногам. Примерно половину раз они ошибались. Мои друзья говорили, что я еще не протрезвел после встречи Нового года, что так мгновенно женюсь. Но я никого не слушал и правильно делал. До свадьбы нам теще было неудобно говорить, что знакомы 1,5 месяца, поэтому сказали, что полгода. А на свадьбе мой друг, сотрудник НИИ BH ТПИ Женя Азаркевич напился (он вообще не пил) и в тосте сказал всем, сколько мы знакомы. Теще стало плохо, но нам тогда и сейчас было хорошо. Мы уже вместе 32-й год уверенно шагаем к Вечности день за днем. Она - врач- кардиолог высшей категории, начальник смены Скорой медицинской помощи, член Российского и Московского общества терапевтов, регулярно ходит на их конференции и ежегодные съезды с банкетами, которые проходят, как и у нашего М3, в Зале Президента РАН. Ее часто в PK и РФ награждают грамотами и подарками. Она выросла в селе, водит трактор и автомобиль, любит дачу, которой у нас сейчас нет. В Москве она ликвидирует свои упущения за время жизни в Сибири и Казахстане в плане культпрограммы, каждый год отдыхает за границей, регулярно гостит у сына - сначала в США, а теперь в Австралии. Мы живем в г. Балашихе, расположенной сразу за МКАД с официальным населением 250 тыс. чел, а реально в 2-3 раза большим. Город очень веселый, хотя у каждого куча проблем. Отсюда вышли знаменитые Солнечногорская и Люберецкая бандитские группировки. Тут часто общение с друзьями такое же, как и в песнях шансона, только наяву. И герои ТВ сериала «Дальнобойщики» с удовольствием отмечают, что они из Балашихи. Наш сын 5,5 лет жил в США. Он собрался лететь на свою новую 4-ю Родину в Австралию, но мы его домой уговорили приехать. Он оттуда часто звонил и как-то замолчал. Я спросил: «Что молчишь?» Он: «Папа, я не знаю как это по-русски сказать». Я: «Приезжай домой, я сам тебе скажу». А у нас, родителей, сердце холодеет и цепенеет: вдруг наши внуки не будут по-русски говорить? Но сын уложился тут в 1,5 года и увез жену (к счастью, не москвичку!). Из РФ, кроме награбленного, только жен можно вывозить.

Напишу про Космос. Начиная с 2003 каждые два года в элитном подмосковном оздоровительном комплексе Управления делами Президента РФ «Ватутинки» проводится актуальная международная конференция «Земля из Космоса - наиболее эффективные решения». Два раза я делал там устные доклады, где отразил возможные решения некоторых проблем с помощью спутникового мониторинга: (1) Экологическая безопасность урановых хвостохранилищ и отвалов в горах Тянь-Шаня; (2) Прогнозирование землетрясений и определение их потенциальных эпицентров; (3) Прогрессивные космотехнологии для предотвращения и борьбы с актами терроризма, направленными на создание крупных техногенных катастроф; (4) Спутниковый мониторинг как метод наблюдения за биологическими объектами - переносчиками химических и радиологических загрязнителей и несанкционированными посевами наркотических растений. Дополнительно для участников проводились практические занятия, где любой мог на компьютере, подключенном к станции мониторинга в режиме реального времени, посмотреть, как зарождается погода на планете. Еще грустно отмечу, что наша Луна уже не наша. Обидно и досадно узнавать, что более высокоразвитая цивилизация ее заселила и уже несколько раз нам дала это ясно понять. На земные ей послания на 24 языках она не отвечает. Теперь нам даже гелий для ядерного топлива она не даст с Луны привезти. Поэтому последние 30 лет Лунные программы всех стран тихо свернуты во избежание неподъемных для землян неземных конфликтов.

Многие наши политехники работали и работают в Восточно- Казахстанской области (BKO) со столицей Усть-Каменогорск (УК). Пишу про этот регион, на котором резко отразились вчерашние и сегодняшние тенденции, связанные с развалом СССР. BKO иначе называется «Красный Восток» за то, тут живет наибольший % русских, а на выборах тут самый малый % явки и голосов за Президента РК. Ответной реакцией было присоединение к BKO отсталой Семипалатинской области, включая тяжелое наследие СИП. В войну крупные заводы при эвакуации сооружали в центре города. Иностранные компании давно скупили тут все заводы, рудники и энергию, почти как и во всей РК. В РФ еще не все продано и % инвестиций PK выше, чем в РФ, что выражается в мнимом более быстром росте промышленности РК. Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, теракт на ГЭС Абхазии в 2009 г., а в 2010-м прорыв водохранилища Кызыл-Агаш с многочисленными жертвами и ущербами, заставили PK обратить внимание на состояние гидротехнических сооружений (ГТС), из которых самые сложные в ВКО. Президент PK отметил, что не информировать население об опасности - преступление. То же самое отметил Президент РФ в Послании 2010 г. Информирован - значит вооружен. Я сейчас им помогаю и информирую о возможных крупных природных и техногенных катастрофах на ГТС. Президент PK не прав в том, что природным стихиям невозможно противостоять. Еще как можно. Потому что эти стихии часто вызваны человеком. Без энергии жить невозможно, и две мощных ГЭС были более 50 лет назад сооружены выше УК с громадными водохранилищами протяженностью более 300 км, глубиной до 100 м и перепадом их высот относительно уровня УК более 100 м. Эти массы воды оказались нежелательны для Земли, которую еще трясло наземными и подземными (глубиной до 4 км) ядерными взрывами (около 500) на рядом расположенном (250 км) СИП. Что нарушено и нарушается в Земле, трудно установить. Но она выражает свой протест людям резким учащением землетрясений. Сейчас все плотины в аварийном состоянии. BKO во время строительства ГЭС была сейсмически безопасной. Сейчас на карте сейсмического районирования УК находится в зоне большой сейсмичности 7 баллов, постоянно растущей. Катастрофические землетрясения тут уже случались в 1989 и 2003 гг. Они способны стимулировать разрушение плотин ГЭС. Кроме того, ГЭС очень привлекательны для потенциальных терактов с использованием взрывчатки. По предварительным оценкам (картам затопления) высота гребня разрушительной волны Прорыва над УК достигнет 30 м, а последующая волна затопления смоет все и всех. Вблизи УК находится около 18 млн. тонн радиоактивных отходов с общей активностью около 13 млн. кюри. Возникнет перенос радиоактивных загрязнителей и токсинов, в том числе и с территории СИП. Возможная катастрофа, ничуть не слабее Чернобыльской, вызовет необратимые загрязнения обширных территорий, включая Семипалатинск, Павлодар, Омск, Тобольск, Ханты-Мансийск, Северный

Ледовитый и Мировой океаны, определяющие климат и жизнь планеты.

На первый план выдвигается прогноз землетрясений и предупреждение терактов. Несмотря на то, что существует более 400 различных предвестников землетрясений, проблема их прогноза становится все острее. Методы их прогноза, разработанные школой А.А. Воробьева «Гроза в Земле», уже доказали свою эффективность в Саянских горах и на Иссык-Куле. И было бы в BKO их целесообразно использовать. СИП законсервирован с 1991. Поэтому снизить риск землетрясений вблизи ГТС BKO можно сбросом хотя бы 50% воды из водохранилищ, где уже были техногенные прорывы воды еще в 50-х годах с жертвами. Но это невозможно, т.к. остановятся все три ГЭС на Иртыше. Другой способ это проведение мониторинга состояния ГТС и окружающих их горных территорий. В частности, определение критических деформаций пород с последующим их снятием посредством локальных мини-взрывов по методике Института геоэкологии РАН, Москва. Я предложил и совместно со специалистами BKO мы разработали Проект «Оценки рисков и эколого-экономических ущербов при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера на ГТС ВКО» в рамках Международной программы «Совместные международные исследования по оценке состояния загрязнения нуклидами и токсичными элементами территорий РФ и PK в Обско-Иртышском бассейне». Проект оформили как Предложение на получение гранта МНТЦ. Уже был достаточный задел и опыт работы исполнителей. Но МНТЦ требует разрешение правительств стран- участниц. Если такое я получил в РФ для своего другого проекта МНТЦ, то Правительство PK в лице прежнего президента «Каза- томпрома» это согласие не дало. Хотя это не требовало никаких затрат с его стороны. Оно посчитало, что эта проблема получит международное звучание и испугает население всего мира. Я согласен - испугает. Hy и что? Это лучше, чем постоянно сидеть на пороховой бочке и ничего не делать. И сейчас, я уверен, после катастроф на ГТС, что именно в BKO ничего не будет сделано. Если бы это были столичные Алма-Атинская или Астанинская области, то что-то бы делали. Ученые часто сталкиваются с независящими от них политико-экономическими препятствиями. Иностранцев еще раздражает то, что мы просим помощи для наших проектов, в то время как свои капиталы у нас разворовывают. В последние годы они об этом везде говорят, а помощь они хоть и резко уменьшают, но не снимают - нас мир боится, чтобы мы, например, не устроили второй Чернобыль. Сейчас лучше и больше всех финансируют Грузию из-за ее Президента Саакашвили. Очень малая часть (0,001%) ее ученых участвуют в экологических проектах МНТЦ и НАТО. Участникам последнего зарплату дает ОБСЕ. Общая зарплата по обоим проектам (-50 долларов в день) идет на индивидуальные спецсчета, не облагаемые налогом. И это в течение последних 10 лет. Естественно, что эта часть ученых громко заявляет, что Саакашвили очень и очень хороший. Как Томск и ТПУ ранее говорили о Ходорковском. Теперь после визитов Д. Медведева в Томск в 2007 и 2010 гг. все надежно замолчали.

В 2009 г. совместно с Институтом водных проблем и гидроэнергетики HAH Киргизии (KP) разработан и одобрен другой наш проект МНТЦ KR-1678 «Оценка и снижение рисков и ущербов, вызванных прорывами высокогорных озер КР», где я научный консультант. Их в KP уже прорвало несколько десятков, в том числе и из-за землетрясений. В 2005 мы подготовили совместный Проект по катастрофам с участием Института физики и механики горных пород HAH KP (директор академик И. Айтматов, родной брат Чингиза Айтматова). Тут случилась «тюльпановая революция». Не успели запустить отмеченный проект от 2009 г., случилась вторая подобная. Кто и когда теперь наш проект профинансирует - загадка? Вот так политические события заодно проваливают и научные исследования.

Сценарии катастроф в BKO похожи на КР, но намного опаснее. Все TTC Средней Азии уже полностью исчерпали ресурс своей эксплуатации 30 лет. Человечество столкнулось с угрозами глобальных катастроф и тем более терактов впервые, и нет и не будет готовых рецептов их преодоления. Труд ученых тут невозможно оценить. Совершенно неприменимо использование индекса цитирования и импакт-фактора для оценки уровня научности работ. Я бы сам с удовольствием сослался на кого-нибудь. Да не на кого. Разве что на исследования ученых, работающих по заказам террористов. Но они недоступны. В УК мне говорят - плотины ГЭС массивные. Да, но они уже с трещинами, и хорошему землетрясению их массивность не помеха. Да и вообще их не надо разрушать. Достаточно несколькими кг взрывчатки взорвать хилые ворота самого верхнего шлюза. Остальное вода все сделает сама. В своих докладах я анализировал возможные места закладки взрывчатки в элементы конструкций ГЭС и способы ее обнаружения. Поэтому эти ворота надо охранять любыми способами, включая космические. Я разговаривал на космических конференциях с вице-президентом HAH РК, директором Национального института космических исследований У. Султангази- ным (сейчас создан Национальный центр космических исследований и технологий его имени). Он сказал, что такого контроля за ГТС в BKO нет. Я думаю, что едва ли он будет. Он очень дорогостоящий и его могут реализовать только высококвалифицированные профессионалы. Сейчас террористы сильно продвинулись и зашивают взрывчатку в органы, где ее чрезвычайно трудно обнаружить, так как ее элементный (C-N-H-O) состав похож на состав ткани человека. Это суперпроблема.

Последним контрактом в УК, которым я руководил перед отездом в Москву, был такой: «Влияние содержания хлора в воздухе на эффективность разрушения бетонных конструкций Иртышского моста». Хлора в УК много - бельгийцы выкупили тут титано-магниевый комбинат (TMK) и он работает на полную мощность с прямыми выбросами хлора в атмосферу. Хлором немцы травили в Первую мировую войну, а здесь он уже бытовой - в районе TMK машины просто разрезают туман желто- зеленого хлора, а все не укрытые пленкой растения, включая дачные, попадающие под дождь, сразу гибнут. Рядом работает свинцово-цинковый комбинат (владельцы живут в Англии), ежесуточно выбрасывающий на город свинцовой пыли не менее 20 тонн. Рядом Ульбинский металлургический завод с урановым, танталовым и бериллиевым производствами не оздоровляет город. В 1990 г. случилась крупнейшая в мире авария с огромным выбросом в атмосферу бериллия. Никого не предупредили, и я сам в это облако попал. Ее последствия до сих пор неизвестны, но их уже много тяжелых. Но могу «обрадовать» жителей, что их постоянно дышащие организмы намного устойчивее к вредному воздействию хлора, чем бетонные опоры мостов. Правда, опоры меняют на новые, а органы и кости человека практически нет. Вся таблица Менделеева в воде и воздухе. Река Иртыш вносит более половины всех загрязнений Обско-Иртышского бассейна. Так что жители УК экологически завидуют москвичам даже в 2010 год пожаров. Я закален и легко их перенес.

Я сотрудничаю с немецкими компаниями Stoller Ingenieur- technik GmbH и Bohrlochmessungen, которые на хорошие средства от ЕС по проекту «Тасис» пятый год ведут радиологический и геохимический мониторинг этого Бассейна. В их планах есть и BKO, но пока они ограничиваются нижним течением Оби, где в интересах соответствующих фирм по нефтегазодобыче выявляют источники загрязнений. Сами работы по очистке потом лягут на государства Бассейна. Как еще было в СССР, будут объявлены новые дополнительные Программы, но мне сверхсомнительно, что когда-то будет реальные улучшения экологии в BKO. Здравоохранение PK в целом никакое и сейчас подпитываются только две столицы (а ранее была одна). Врачи PK коллективами уезжали в РФ, например, ведущие нейрохирурги BKO в Ульяновскую область. Попытки вытащить область инвестициями Запада были безуспешны. Свой пример приведу.

В марте 1994 г. правительственная делегация PK во главе с премьер-министром Терещенко и директорами крупных предприятий выезжала в США и Канаду с мольбой о помощи молодой стране. На BKO клюнули крупнейшие золотопромышленные мировые компании - Pegasus Gold (США, Канада, Австралия), Kilborn Engineering (Канада). Был подписан правительственный контракт на строительство завода для извлечения золота, платины, серебра из самого крупного в мире Чашинского хвосто- хранилища отходов полиметаллов по цианидовым технологиям. Расчет с ними предусматривался будущей продукцией - 49% им и 51% РК. Извлечение 1 г на тонну отходов эти компании считают рентабельным - они уже построили несколько таких заводов. В 1994 мы работали от PK в Северной Америке (Ванкувер и штат Колорадо). Общая продолжительность работ по контракту составила более двух лет. Тогда наших партнеров сильно раздражало, что вместо одного - двух согласований на проведение работ у них, в PK требуется не менее 10 и на каждом есть своя milk cow - дойная корова, требующая взяток. В УК построили «Золотой цех» с дорогим оборудованием по изготовлению драг, изделий. Эти компании на стадии проектирования завода и поставок оборудования израсходовали более 100 млн. долларов. Проект также решал острую социальную проблему занятности населения ВКО. Но потом контракт разорвала PK в одностороннем порядке под предлогом запрета вывоза золота из страны. Мы видели реальную политическую причину в том, чтобы не допустить расцвет Красного Востока. Ничего PK компаниям не вернула и еще раз продемонстрировала «надежность» вложения западных инвестиций в развитие новых технологий и производств.

Хорошие были времена - мы летали по работе на частном самолете по Америке, например в каньоны Колорадо - место «Золотой лихорадки» Джека Лондона, где снимали к/ф «Золото Маккены», Калифорнию. В полетах за большим столом совещались (время - деньги). Работа наша не была полноправной - рядом работали французы и получали в три раза больше. В крупных иностранных фирмах есть психологи (китайцы или японцы). Психолог постоянно внимательно наблюдает за каждым из двадцати своих подопечных. При необходимости мягко интересуется его плохим видом. Предлагает: «Может, на Гавайи слетаешь или на гидросамолете покатаешься»? Все за счет фирмы. Бытовых проблем я там не видел. Многие их неприятности связаны с детьми, которые от избытка хорошей жизни часто наркоманы. Но каждого сотрудника фирма бережет и идет навстречу, когда специально принимает на работу абсолютно ненужного ей неправильного ребенка, чтобы он находился под присмотром работающего отца.

Нам скучать не давали. Когда страна сама приглашает, то стремится показать все свое гостеприимство - все равно что вы приглашаете гостей. Поэтому лучше попадать туда не туристом (иначе мало что можно увидеть), а по ее приглашению, и она считает своим долгом показать гостям источники своей истории и культуры. Этим компенсируешь свои недостатки в культурном развитии. Каждый день новые мероприятия: катание на воздушных шарах и гидросамолетах, ужины во вращающихся ресторанах на небоскребах, круиз по океану на Аляску, экскурсии в гигантские океанические аквариумы и зоопарки, где посетители едут в специальных поездах среди диких зверей. В Ванкувере плавали на остров Виктория (открытый Куком), в г. Виктория (уменьшенная копия Лондона) и в день рождения королевы Виктории увидели Старую Англию в дни торжеств. Часто и места проведения конференций бывают экзотические. В 1997 году одна из конференций проходила в США в г. Гатлинбурге (штат

Теннесси), называемый Долливудом (похож на Голливуд). Хороша экскурсия на старинном теплоходе по Миссисипи, где плыли как бы вместе с любимыми героями Томом Сойером и Гекльбер- ри Финном с разницей в один век. Интересно и себя увидеть в их ТВ-передачах или газетах. Редко, но иногда охватывает чувство гордости за свою страну. На финале Кубка Стэнли по хоккею в 1994 г. в Ванкувере в разных командах играли Буре и Федоров. Хотелось, чтобы забивали оба - очень сильно за них болеют. Нас попросили показать, как «болеют» русские, мы прокричали «Шайбу!» (у них кричат «Гол!») и нас показали по ТВ. В последней игре Ванкувер проиграл, и тогда фанаты разнесли город - более 300 человек попали в больницу. Здесь, услышав русскую речь, к нам подошла женщина, сказала, что она учительница в русском классе школы, напела песню Есенина и попросила нас прийти к ученикам, т.к. они никогда не видели русских и не слышали натуральных носителей языка. Мы, к сожалению, прийти не смогли. Я спросил, почему бы ей не пригласить эмигрантов? Она ответила, что пробовала, но они отказываются, т.к. психологически уже не могут общаться. Коренная канадка, а русский сама учит и других тоже. В Нью-Джерси меня подвез русский Том из 3-го поколения первой волны русской эмиграции - ни одного слова русского не знает. А другой в Монте-Карло всю свою семью русскому научил. В Ванкувере с нами заговорила другая женщина: «Не смотрите на это изобилие и уезжайте домой. Я повторно вышла замуж, и переехала с сыном сюда. Сына убили за неправильную торговлю наркотиками». Расплакалась и показала шрамы от вскрытых вен. Встретили маму и дочь, приехали из московской виллы мужа-бизнесмена и получают пособие по безработице 1 тыс. дол. на семью. Возвращаться вообще не хотят - пусть папа сам там живет. Метка песня Высоцкого: «Проникновение наше по планете, особенно заметно вдалеке...» Тогда я с удовольствием смотрел на наши корабли на рейде, приплывшие сюда с другой стороны шара. Они как бы звали домой. Видимо, за широкую географию поездок меня избрали членом Национального географического общества США. Сами жители много передвигаются и работают, но не там, где живут, а живут, где работают. В гостях у нашего партнера на красивой вилле, врезанной в океан в Ванкувере (не Рублевка!) хозяева разговаривали: Он - «Я завтра лечу в Чили на два месяца». Она - «Тогда я к родителям в Мельбурн, а потом поживу у любимого младшего сына, студента Сорбонны». Пояснила нам, что старший сын их не радует и вместо внуков меняет девушек, как книги в библиотеке.

Замминистра PK привез для работы по контракту свою профессиональную переводчицу. Обаятельная русская красавица Ира не могла переводить туда-обратно сложные чертежи, схемы и технологии, тем более в проектной стадии. То есть общего знания языка мало. Но я отдыхал, когда она на приемах и банкетах весело щебетала в плотном окружении наших деловых западных партнеров, тем самым утепляя и укрепляя наше общение. Мы тогда практически не умели пользоваться Интернетом, ноутбуками, мобильниками, факсами. Зато в их фирмах не было такой Иры. Один из наших западных руководителей Тони с удовольствием стоял на коленях (там чисто) у ее рабочего стола, объясняя, что такое маленькая и большая плотности (и другое тоже), рисуя их как разные скопления частиц. Тогда я приятно отметил Ире про ее вклад на благо нашей работы (она немного нарушила семейное счастье Тони) и сожалел, что мне так плотность никто не поясняет. Мы все с удовольствием вспоминаем во время моих ежегодных командировок в Алма-Ату, где Ира процветает как глава своей фирмы по обучению детей богатых на Западе. Правильно, что ТПУ открывает специализированные кафедры английского на факультетах, привязанные к специальностям. Надо туда говорящих ученых вовлекать, чтобы делились со студентами и преподавателями своим опытом использования языка за рубежом.

Теракты в РФ выявили ряд проблем. На первом месте стоит проблема их предупреждения. Тут туго. СМИ пишут об успешной ликвидации последствий терактов. А народ интересует совсем другое - будут ли теракты и можно ли выходить из дома вообще? Не успокаивают слова Президента, что борьба с терроризмом будет продолжена, а виновные понесут наказание. Наказания земного они не боятся. Шахидки специально долго употребляют наркотики перед терактом. И считают, что в момент теракта их души соединяются с душами убитых мужей. Исламистский радикализм утверждает, что чем больше его сторонник унесет с собой других жизней, тем счастливее он будет в Раю. И его долг совершить любой теракт. Борьбы с терроризмом явно мало и она интенсивно начинается по месту очередного теракта. Даже в изолированной процветающей Англии проблема предотвращения терактов только нарастает. Но она практически решена в Америке, хотя ее многонациональное население более чем вдвое превосходит РФ. За последние 10 лет с сентября 2001 там не было ни одного теракта. Пусть говорят, что там нарушаются принципы демократии - прослушивание телефонов, установка чипов на подозрительных лицах для контроля их перемещения и другое. Пусть за мной так следят постоянно. Это несравненно лучше, чем попасть в теракт. Да, Москва общежитие экс-СССР. А Нью-Йорк общежитие мира. Но в последнем справляются, хотя его метро перевозит пассажиров не меньше московского.

Несколько лет назад в южном штате США поймали арабов с чертежами атомной бомбы. Потом очертили круг радиусом 100 км с центром поимки и навсегда депортировали всех арабов из круга. А проходная коррумпированная наша столица открыта всем. Терроризм был и будет всегда тем сильнее, чем больше расслоение населения по уровню жизни. Оно тоже всегда будет - мы все разные. Так формируется «золотой миллиард». Еще есть зависть и месть. Вот уже чеченские террористы стали расстреливать российских богачей на их виллах в Испании, построенных на доходы от войны на Кавказе. Последние 8 лет в США для обнаружения взрывчатки успешно привлекают пчел, которые намного сильнее собак чувствительны к ее запаху. При этом везде летающие пчелы начинают исполнять в воздухе определенный танец с соответствующим жужжанием. Но невозможно поставить улья в метро и создать не жалящих пчел. Пока я вижу решение проблемы в тотальном контроле каждой персоны. Но тут только США вытягивают.

Дальше я пишу для нашего будущего - студентов, пожелавших заниматься наукой, на примере своего опыта. Сейчас в экс-СССР это занятие неблагодарное и роскошь. Микрофонды РФ исчезают, а программы сворачиваются. Путь в правильном выборе научного направления, имеющего спрос в мире. А последний постоянно меняется. Это главная причина, по которой я несколько раз радикально менял темы своих исследований. Сегодня мир полностью озабочен своим выживанием в условиях нарастающих глобальных угроз и роста болезней. На сайте Job (Работа) на первом месте страны приглашают кардиологов, на втором онкологов. Остальные не очень нужны. По этим причинам свернуты многие широкомасштабные программы, в том числе и по получению управляемого термоядерного синтеза. Поэтому заглохли сопутствующие научные направления. Но вас всегда поддержат, если вы предложите новые технологии по борьбе с этими угрозами. Лучше сразу ориентироваться на работу по западным грантам и программам, так как отечественные предельно неустойчивы. Западное финансирование тоже иногда неустойчивое по политическим причинам. Но они случаются реже, чем экономические в РФ. Например, в 2002 г. я получил контракт по конкурсу ФЦП « Интеграция науки и высшего образования Росси на 2002-2006 годы» по разделу «Привлечение иностранных партнеров к проведению совместных исследований и развитию интегрированных научно-образовательных структур» на тему: «Экологический мониторинг приграничных территорий РФ и РК». Срок исполнения 5 лет с финансированием от РФ и РК. Но через 3 года всю ФЦП ликвидировали из-за нехватки средств в РФ. Посмотрите, какие есть научные школы в вашем вузе, кто их руководители и как они связаны с вашей специальностью. Поговорите с работающими там студентами на важный предмет порядочности его руководителя (сотрудники вам это не скажут). Ошибка может быть роковой - угробите много сил, времени и морально травмируетесь. Не дожидайтесь приглашения, а смело подойдите к руководителю, скажите, что его школа вам нравится и у вас есть желание и силы быть тут полезным, а также есть свои идеи, которые хотите проверить. Думаю, вам не откажут и дадут испытательный срок показать себя в работе даже без всякой оплаты. Поэтому терпите - этот срок может быть разным - три месяца, один, одна неделя. Тут многое от вас зависит. Обычно самое трудное - начало. Покажите, что вы не просто исполнитель, ждущий заданий. Читайте, как трудно пробивались в науку известные ученые. Участвуйте во всех предметных олимпиадах и программах. Это все ваш актив. Обсуждайте свои мысли, реализуйте их написанием статей и докладов. Посылайте их на все возможные конференции и не бойтесь ошибиться. Вас подправят. Поднимайте свой английский и сами начинайте писать на нем доклады. Нормальный руководитель проверит их сам. А не нормальный вам не нужен. Как примут ваш доклад, так встанет вопрос финансирования поездки. Хороший руководитель вас сам пошлет туда. Но старайтесь добиться внешнего финансирования. Это престижно и для вашей организации. Источники тут различные: оргкомитеты конференций, их спонсоры - часто крупнейшие мировые концерны, различные гранты. Помощь и поддержку получают далеко не все участники. Это зависит от научной значимости ваших докладов и персональных данных. Важно, насколько тебя и твою научную школу лично знают члены оргкомитетов. Я член оргкомитетов нескольких конференций и иногда имею возможность ответно пригласить с поддержкой. Часто поощряют только молодых ученых. Если страна, проводящая конференцию, богата, как США, и радушно приглашает, отмечая, что будет рада тебя видеть, то просто едешь за свой счет, а по прибытии все решается на месте и расходы компенсируют: «Вы рады меня видеть - пожалуйста, я здесь. Будьте добры, окажите финансовую поддержку, вы ведь знаете, из какой я страны». У меня получалось удачно и не один раз. И совсем было не стыдно - ведь я приехал не просить милостыню, а с докладами и работать. Так можно ездить, например, в Голландию, Канаду, США, но нельзя, скажем, в Китай, Польшу. В 1996 мой доклад приняли на Конференцию в США. Я сразу попросил поддержку. За четыре дня до начала конференции меня пригласили на Экспертный совет фонда Сороса в Москву, сообщив, что на 42 поступившие заявки выделено б мест. Я рискнул. Собеседование на английском прошел и грант Сороса размером 10 тыс. долларов получил. Но это деньги не наличные, а на выполнение Программы - участия с докладами на Конференции и посещения ведущих ядерных центров США. Программу выполнил, а грант моя международная научная награда.

В связи с ограниченными возможностями постоянно стоит проблема выбора конференций для участия. Но многие оргкомитеты идут навстречу участникам, организуя подряд несколько тематических конференций на одном континенте. В 1997 так у меня было в США, а 1999 в Европе. Часто во время командировок возникают новые маршруты. На конференции 1997 меня пригласил представитель крупнейшего Аэрокосмического технологического центра «Allied Signal» сделать доклад на их семинаре. Я согласился. Центр расположен в г. Морристоун, штат Нью- Джерси, 100 км от Нью-Йорка. Приятно читал о себе на бегущей строке во всех помещениях Центра и на всех компьютерах. Доклад успешно сделал, а меня Центр представил на получение гранта Фонда цивилизации и развития (CRDF) для дальнейшей совместной работы, и я с удовольствием продемонстрировал наши патенты на новые технологии. Вот пример образования новых связей, командировок и источников их финансирования. Стучитесь ЧЕСТНО во все двери, и вам откроют. Но никогда не воруйте в науке. Это пока в экс-СССР проходит, а на Западе двери навечно закроют и вообще могут посадить.

Чтобы облегчить передвижение иногда дают оплачиваемый билет «домино», по которому сам выбираешь маршрут, например, по Европе. Так мне делало Немецкое научно-исследовательское общество в 1999 г., когда я участвовал в 4-х последовательных конференциях в Европе. Первая «Радиационные эффекты в диэлектриках» (REI-IO) проходила в Йене (Германия), вторая и третья (спаренные), под названиями «Ионно-пучковый анализ» (ІВА-14) и «Ускорители в прикладной науке и технологиях» (ECAART-6) в Дрездене, четвертая «Атомные столкновения в твердых телах» (ICACS-18) в г. Оденсе (Дания). Две конференции проходили на базе знаменитых научных центров, где наяву оживал в тебе дух работавших там ученых - Макса Планка и Нильса Бора, Карла Цейса и Эрнста Аббе. Так как тематика докладов была обширна и сложна, то иногда перед началом конференций проводился цикл лекций, читаемый ведущими учеными мира. Так было в Дании. Трудности у вас будут при устных докладах в понимании вопросов ученых, звучащих с акцентами разных стран. Нужен твой быстрый ответ, чтобы не вызвать раздражения. Здесь очень важно себя показать и «не провалиться». Когда нас несколько, то всегда страхуем друг друга.

Еще совет. Не мелочитесь и пробивайте свои статьи для опубликования в ведущих мировых журналах. Не обращайте внимание на чумовой показатель - число опубликованных работ. Он не имеет никакого значения в науке, а нужен только для пиара. Когда я жил в провинциальном УК, то название города в представляемых докладах, как и PK в целом, на Западе вызывало недоумение: «Что они могут в науке, если сейчас у них разруха?» Вообще мне жизнь, работа и наука там была не халва, но впереди ждала Москва. Но тогда «пробивались». Потом нас часто благодарили за выбор их журнала как среды опубликования, отмечая растущий уровень работ. Я более года переписывался с рецензентами и редакцией по доработке нашей статьи, представленной в ведущий академический журнал экс-СССР «У:пехи физиче- ских наук (УФН)»: В.И. Бойко, А.Н. Валяев, А.Д. Погребняк «Модификация металлических материалов импульсными мощными пучками частиц» http://ufn.ru/ru/articles/1999/ll/cl/ Название журнала говорит само за себя. Поэтому этот факт мы рассматриваем как свой действительный успех. В результате я был приглашен в Москву, где в ФИАН присутствовал на заседании редакционного Совета этого журнала, который вел гл. редактор лауреат Нобелевской премии по физике академик В.Л. Гинзбург. Статья вышла и она «интернациональная» - три автора России, Казахстана и Украины, но все выпускники ТПУ. УФН сразу переиздается в Англии http://ufn.rU/en/articles/1999/ll/d/ и расходится по миру. Статья объемом более 100 машинописных страниц плюс рисунки и фото. Она остается единственной для организаций всех трех авторов, включая ТПУ, вообще опубликованной в этом журнале. В ней мы приводим результаты собственных тематических исследований и мировых научных школ. Из последних отмечу работы выпускников ФТФ докторов наук - профессоров: Александра Яловца из Челябинского госунивер- ситета (ФТФ-70), Кривобокова Валерия, директора Физико- технического института ТПУ (ФТФ-73), Крючкова Юрия, начальника отдела элитного образования ТПУ, Ремнева Геннадия, зав. лабораторией НИИ BH ТПУ (ЭФФ-71). Они основали свои научные школы, выпускающие наукоемкую продукцию мирового уровня, имеющую спрос на рынке. Для автора такой одной статьи достаточно, чтобы украсить ею свое резюме.

Хорошие статьи обеспечивают мировую известность, авторитет и формируют научное имя. Есть в них и другой положительный момент. В экс-СССР остро стоит вопрос о конвертируемости дипломов ученых степеней, полученных в разных странах. Только по этой причине доктора наук в странах экс-СССР не могут жить в РФ, где их дипломы могут не сертифицировать даже на дипломы российского кандидата наук ввиду повышенных требований. А реферируемые западные публикации снимают вопрос и обеспечивают такую сертификацию. Отмечу, что за рубежом, если тебя не знают, им абсолютно все равно, кто приедет - академик или студент. Они тебя сначала воспринимают только как источник новой информации. Поэтому, как говорят борцы - на ковер, а здесь на устный доклад, где тебя быстро, словно рентгеном «просветят» и определят, чего ты стоишь, и стоит ли иметь с тобой дело вообще. Есть и другие способы проверки. Например, дать на рецензию чужой доклад. И только попробуй сказать, что ты не специалист. За несколько дней конференции ты обязан им стать! В этом случае помогает большая концентрация умов. Я сам с этим сталкивался. Словом, то, чего ты достиг в своей стране, тебе в заслугу не ставится. Оценка идет по тому, чего ты достиг у них. Это обидно, зато в чем-то более справедливо и объективно, так как блат не работает. Отмечу, что если ты имеешь ученую степень, то очень важно, в каком городе и организации ты работаешь. Так уже идет внутренний отбор ученых в стране их проживания. Мне помогает высокое мировое имя моего Института. Например, у нас проводятся совещания стран Большой Восьмерки по борьбе с радиологическим и ядерным терроризмом. Чтобы у нас работать, ученая степень, членства, лауреатства, звания заслуженных деятелей науки и техники, «академиков» различных коммерческих академий не очень важны. Ваши реальные достоинства быстро проверят формально по резюме и реально на собеседовании, а при необходимости во время испытательного срока работы.

Всегда оставайтесь принципиальными. Пример. Америка поступает умно и как бы случайно совмещает работу международных конференций с проходящими рядом (часто в соседнем зале) мировыми религиозными съездами. Цель последних привлечь новых, особенно молодежь, обратить их в свою веру и сделать союзниками в распространении «американского духа» по планете, обещая за это хорошую финансовую поддержку. В отношении меня такое было, но я знаю, что менять свою веру страшный грех. Это одна из целей работы в экс-СССР различных фондов и программ, на которые у нас «клюют»:«Корпус мира» или «Партия зеленых». Это особенно хорошо видно из другого полушария. Во время конференции в Ноксвилле, США (Центр мировой баптистской религии), меня пригласили на религиозный съезд. На его выставке увидел красивую книгу «Русские бомбят Америку». Я спросил: «Зачем такая неправда?». Отвечают: «Это не мы написали». Смотрю - издательство Румынии. Но говорю: «Ну и что, вы же это распространяете по всему миру». Дальше идет неприятный разговор. Здесь же параллельно нам проходил Всемирный конгресс инвалидов под девизом «Работающими людьми - в XXI век». Из экс-СССР не было никого. Поражает ум, трудолюбие, оптимизм, вера и дух этих людей. Глядя на них, тоже черпаешь в себе силы и начинаешь осознавать, что надо работать не покладая рук. И нет смысла постоянно ругать нашу жизнь, как раз в это время она проходит мимо тебя.

К сожалению, теракты 2001 г. в Нью-Йорке отрицательно повлияли на наше (и не только наше) сотрудничество с научными центрами США, разработки которых связаны с обороноспособностью и безопасностью страны. Я и сам лично от этого пострадал. Страны экс-СССР теперь политически рассматриваются как так называемые «sensitive countries» - дословно «чувствительные страны», контакты с которыми, включая науку, мягко говоря, нежелательны. Об этом мне мои зарубежные коллеги пишут и поясняют, когда наши совместные проекты не получают финансирования с их стороны по этим мотивам. Но вера в лучшие времена нас не оставляет.

О знании языка. Несмотря на то, что в ТПУ есть много разных кафедр английского, я ни разу не видел в их программах и курсах упоминания о спецтестах ILETS, TOEFL, GRE. Есть отдельные платные курсы. GRE вообще сложный технический тест: вам предлагают решать на компьютере задачи по физике, химии, математике и другие. На задачу дается 2 мин, все на английском. Потом эта задача исчезает с экрана и выплывает следующая. Эти тесты могут принимать только спецкомиссии, например, в Британском Центре в Москве, которые часто дополнительно рекомендательно настаивают на предварительном обучении и окончании их дорогостоящих курсов. Без сертификатов сдачи спецтестов ваши документы вообще не будут рассматриваться госорганом страны по сертификации вашего отечественного диплома с последующим получением резидентского статуса по определенной категории и проставления рабочей визы в паспорте. Без последней можете там к любой западной компании не подходить. Не надо ездить студентам по ушам, что наличие у них диплома, признанного какой-либо иностранной компанией, или диплома зарубежного университета, но выданного в РФ, обеспечивает им трудоустройство даже в стране их нахождения. Вы можете там работать по приглашению частной компании и только в ней. Любой диплом вузовский или ученой степени и любой организации покупается на Арбате. Если чистый, то сразу, а заполненный на следующий день. Иностранцы все это ви-

дят и, конечно, вообще не верят нашим дипломам. Даже если вы захотите работать по купленному диплому в своей стране, но в организации, связанной с наукой и техникой, то сразу завалитесь на начальном этапе, когда не покажете соответствие своей квалификации вашему диплому.

Проблема возможности работать за рубежом многих интересует, поэтому перечислю перечень требований для сертификации диплома РФ за рубежом. Немного расширю эти требования в плане возможности вашего обучения в их вузах и докторантуре, а также получения резидентского статуса страны по категории «Профессиональные умения». Хотя у каждой страны свои требования, но лучше всего так: (1) вуз РФ попадал бы в список вузов, диплом которого признан в другой стране. Он дается на ее сайте; (2) сдать спецтесты по английскому языку, один или несколько - IELTS, TOEFL, GRE. Эти тесты дорогие и сдаются особым комиссиям. Набранные вами тестовые баллы строго учитываются в трехзначных цифрах. Их может хватить для одной страны, но не хватить для другой. Та же самая ситуация внутри страны - ваши баллы достаточны для учебы в одном университете, но их мало для другого. Если раз тест не сдал, то можно через месяц, но с повторной оплатой в несколько сот долларов. Сдавать тесты надо в своей стране. За границей оплата в несколько раз выше. А если вы уже работаете за границей, и хотели бы поработать или получить резидентский статус в другой стране, то будете снова сдавать тест, который засчитывается в новой стране. Я поясню. Допустим, вы уже работаете в США и у вас уже сданы два необходимых теста TOEFL и GRE. А хотите поработать в Великобритании, Канаде, Австралии или Новой Зеландии. Тогда пойдите в посольство этой страны в США и вам назначат срок сдачи теста их спецкомиссии. Многие ошибочно думают, что если выучить английский и сдать тесты, то и зарплата уже будет в долларах. Совсем нет. Потому что вам еще надо: (3) иметь значимые карьерные эпизоды в своей профессиональной деятельности и убедительно описать их (минимально три), в том числе, как они помогли инженерному росту и повышению про- фквалификации; (4) иметь собственные сильные опубликованные работы мирового уровня; (5) иметь хорошие рекомендации с мест работы, особенно от зарубежных фирм и иностранных ученых, которые знают тебя лично; Можно и от отечественных своих руководителей, но чтобы их знали и они имели бы вес за границей; (6) очень поможет ваше членство в различных мировых научных обществах, где президенты иностранцы. Последние вам еще и рекомендации напишут, которые вы приложите к своему резюме; (7) желательны международные награды (например, Лауреат фонда Сороса, молодых ученых крупного иностранного университета, а лучше вообще всей страны); (8) быть не старше 40-50 лет (для иммиграции и обучения в докторантуре, в зависимости от страны); (9) не иметь судимости; (10) иметь хорошее здоровье. Для его подтверждения надо пройти дорогостоящую спецкомиссию в определенной клинике по направлению посольства.

Когда мой сын окончил школу- гимназию, я сказал ему, как написано на громадном плакате на здании аэропорта Ванкувера « Go Canack, go!» - «Иди, молодой канадец, иди!». В смысле двигайся, не бойся, завоевывай мир! То же самое я сказал сыну по окончании отличной школы - гимназии № 10 в Усть-Каменогорске, когда он поехал на учебу в Москву. В 26 лет он стал доктором наук США по бионанотехнологиям и наномедицине с абсолютной мировой конвертацией. И это совсем не мои докторские дипломы РФ и РК. В США и других странах аспирантура = докторантуре = 5 лет обучения. Он жил и обучался там около 6 лет полностью за их счет с общими затратами не менее одного миллиона долларов. Тут не учтены затраты на оборудование, материалы и др. Но для Америки это копейки. Хотя у него были приглашения для обучения в Ю. Корее, Германии и Голландии, он скромно выбрал США, а страна его. Она дала ему вторую жизнь, которую никакая другая страна дать не в состоянии. И он расплатился с ней своими и их группы крупными научными достижениями. В 24 года он попутно стал резидентом другой самой красивой страны мира по категории «Профессиональные умения». Он уехал учиться в США после четвертого курса дневного отделения Технического университета электронной техники (МИЭТ, Зеленоград, Москва) и к тому времени уже имел значимые достижения по 10 отмеченным пунктам. И уезжал с койко-места в общежитии и стипендии 20 долларов в месяц (правда Сорос доплачивал ему свою в 200 долларов как его лауреату) на стипендию 2,5 тыс. долларов в месяц с полным соцпакетом и отдельным проживанием. Я особо не возражал, потому что сам прожил на койко-месте в общежитии ТПУ 13 лет. Через год сын вернулся на две недели для защиты своего вузовского диплома. То есть, я хочу сказать, как вы поднимитесь на определенный уровень, мир становится для вас открытым.

При переезде в Москву почти все испытывают трудности разного характера. Нас иногда просто плохо принимают, видя опасных конкурентов, потому что наша энергетика и настрой обычно выше, чем у местных. Тебе замечают, что ты приехал из глуши и не соответствуешь столичным порядкам. Тут лучше промолчать и идти своей дорогой. Много бежавших из Средней Азии оседало в селах Алтая и Сибири, где многие жители пили. Последних раздражала хорошая работа и успехи приезжих. Поэтому они их дома часто поджигали. Но беженцы обычно объединялись в трудовые коммуны и оставались.

Да, учились мы в Сибири, над Томью, над рекой... Хоть тяжелее гири нам жизнь была порой. Ты взял нас, ТПИ, еще птенцами-школьниками в свое гнездо под родительское крыло, вскормил нас не только знаниями, но и дал нам крылья для уверенного полета в трудную самостоятельную жизнь. Мы тепло и сердечно вспоминаем и благодарим тебя снова и снова. По- разному можно рассматривать альма-матер. Я сам слышал и много прочитал разных высказываний выпускников о своем вузе. Для большинства он отец и мать - то есть родительский дом - большой, родной. Вторые говорят как о друге, старшем брате и советчике по жизни. Третьи считают себя малой частицей его огромного организма, давшего им часть себя - знания, друзей и подарившем первую студенческую любовь. Для четвертых это место, где раскрылись все их спящие таланты. Для пятых это планета. Здесь не может быть строгого определения и все бесконечно правы. Чтобы определить истинное значение любой величины, надо выполнить бесконечное число ее измерений и затратить бесконечное время. Так и в этом случае. Чем больше определений альма-матер, тем ближе истина. Мне нравится считать ТПИ Большим Кораблем. Он взял нас от Пристани поступившими и посвященными в студенты, то есть юнгами. Под руководством умных и заботливых преподавателей (капитанов), все из которых вложили в нас частицу себя, мы успешно переплыли часть нашего Океана Жизни. Пусть за бортом часто и сильно штормило - наш Корабль устойчиво продолжал плава- ниє к пункту назначения, где мы защитили дипломы и нам их вручили с пожеланиями успешно продолжить плавание самостоятельно. Большинство из нас не потонуло и ни в чем не подвело наших капитанов. Мое заветное желание: разменяйте все мои годы на томскую юность мою, разменяйте счастья и несчастья на студенческое счастьице, прошу, разменяйте, разменяйте, за ценой не постою!

У многих политехников есть свои невысказанные воспоминания и мысли. Желаю нам всем не стесняться и спешить делать добрые дела, в том числе писать и говорить про родной вуз. Например, на страницах книг нашего М3. А то можно и опоздать.

И совсем необязательно быть выпускнику в трудовом строю (как наши некоторые считают), чтобы помогать ТПУ. Ведь можно писать про то, как он правильно определил твою жизнь, ездить на встречи, читать лекции, предостерегать от ошибок и передавать опыт молодежи. По капельке любви от каждого из нас и наполним Океан Любви к ТПУ.

Желаю всем, как наши Томск и ТПУ, быть молодыми и мудрыми одновременно. Еще

Желаю студенческую дружбу не терять В Томск выпускникам на встречи приезжать Душой всем там светлеть И сердцем молодеть!

Мы тут дальние перелетные птицы, выпорхнувшие из твоего, ТПУ, гнезда. И хотя от Томска мы сейчас вдали, почти как звезды от Земли, но на Свет его огней, мы спешим всегда быстрей, как на Свидание с Юностью своей!

Ностальгия по томским счастливым прожитым дням Нас сегодня в Московском Землячестве охватила Давайте все сейчас дружно выпьем вина Чтобы грусть хоть слегка отпустила

В Казахстане живет мой студенческий друг доцент Плотников Александр Лукич, выпускник ФТФ-72. Его главное увлечение - стихи. Он опубликовал четыре сборника. Писал он и для сборников нашего М3, например, в книге 2 в 2005 г. В 2003 г., в книге 1, в своей статье я привел фрагмент его стихотворе ния - подарка мне на 50-летний юбилей. Сейчас я хочу его пол ностью привести:

Мы вышли из одной когорты,

И не последней - видит Бог, - До спазм и судорог аорты Сражались все, кто только мог.

Щитом надежным прикрываясь,

C неведомым мы бой вели,

И через косность прорубаясь,

Перл истины пусть не нашли,

Но все же близко подобрались,

А потому - что фронт широк:

То там, то здесь мы отличались,

Стремились вверх, хоть шли и вброд.

Ты - преуспел в науках, Шура,

Хоть бит не раз и не бичом.

Судьба-фортуна ведь не дура И точно знает что - почем, -

Она достойных выбирает За устремленность, труд и пот И воздает, и восхваляет Достигших умственных широт.

Тебе - сегодня поздравленья,

А с поздравленьями - наказ:

Одолевай еще ступени,

Будь выше, выше всякий раз!

Стремись и развивайся шире,

Учи других - ведь в том наш долг.

Пусть будет путь твой в этом мире Удачлив, памятен, широк!


I. Июнь 1968, Томск. Друзья из группы 016 ФТФ72: слева вверху Александр Валяев, Олег І Іерелетов, президент фирмы «Титул», Санкт-Петербург; слева внизу Сергей Шелудько, зам. директора ООО «РусьЛес», Томск; І Інколай Колосов, перевелся и окончил МИФИ, живет в Москве, след потерян.


2. Февраль 1972, Усть-Каменогорск. Трое друзей - Виктор Дружинин слева (ФТФ72), Копьев Юрий (ФТФ72), Александр Валяев (ФАЭМ72) приехали в родной город после защиты дипломов в ТПИ.

3.


Дорогие и единственные наши девушки в группе 016 и всего ФТФ выпуска 1972 г. Валя Кир- гизова (Пустоварова) слева и Таня Жарова (Зыкова). Обе сейчас растят внуков в Томске.

4. Март 2008. Москва, зал Президента PAI I. На съезде московского землячества из группы 016 ФТФ72. собрались: дальний - Александр Валяев; Виктор Друж (Судостроительный завод, Комсомольск-наАмуре); Анато

лий Сермягин (сне. Физико-энергетический институт, Дубна); Дмитрий Зеленский (Президент ЗАО «Менеджмент. Энергетические технологии. Разработки», Москва). Последнее фото с В. Дружининым: «Друзья всегда уходят как-то вдруг, еще вчера был рядом лучший друг, друзья остаются лишь в душе, а новых не находим мы уже».


I. 21 октября 2003. На банкете в зале Президента РАН после торжественного заседания Координационного совета РАН по техническим наукам, посвягце го 50-й годовщине первого испытания отечественного тер

моядерного оружия. Слева от Валяева академик и советник РАН в нашем Институте проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, вице-адмирал флота Саркисов Ашот Аракелович. Ему сейчас (2010) 87 лет, участник Великой Отечественной войны, сейчас интенсивно работает. ()н собрал научную группу из своих учеников, в прошлом капитанов атомных подводных лодок, а теперь кандидатов и докторов наук и возглавил все работы по утилизации атомного флота РФ. Датее член-корреспондент РАН Диденко Андрей Николаевич, в прошлом директор ПИИ ЯФ ТПИ, где я начинал свов:> трудовую деятельность, сейчас директор департамента энергетики РАН, зав. кафедрой МИФИ. На этот Совет привезли со всего СССР участников создания первой термоядерной бомбы, академиков, не- Ki >торым было за 90 лет. Они с большим удовольствием смотрели на экран, где были жесткие драконовские приказы Сталина и Берии, когда на науку (оборонку) выделялось 22,4% всего бюджета СССР. Тогда ученые совершили подвиг и создание отечественной термоядерной бомбы позволило предотвратить Третью мировую войну. Но они очень сожалели о сегодняшнем состоянии науки в России. Председатель Совета академик В. Фортов предложил объединить все отечественные научные организации под знаменем РАН. I Iu этого не получилось.


2. Май 2007. Ереван. Банкет по завершению Рабочего совещания НАТО (NATO ARW) : «Prevention. Detection and Response to Nuclear and Radiological Threats». Наша помощница, симпатичная Армени, объединяет Александра Валяева с живой легендой Атома 86-летним армянином Nerses Н. Krikorian Он сейчас интенсивно работает. Родился в Турции, из-за геноцида армян семья убежала в Грецию, потом в Канаду и окончательно в США. 64 года назад он начал работать в Национальш>й лаборатс>рии Лос-Аламоса (штат Нью-Мексико). Рядом находится другая 11аци(шальная лаборатория Сандии. Эти лаборатории небольшие наземно-подземные города (30-40 тыс. работающих) с аэродромами и истребительной авиацией. Я там был в 1996 г. по программе Сороса. Сейчас эти лаборатории ближе всех стоят к решению проблемы управляемого термоядерного синтеза. Но в последние годы эти исследования приостановлены по причине необходимости борьбы с мировым терроризмом и катастрофами. Nerses работал там под руководством отцов первой в мире атомной бомбы Роберта Оппенгеймера и Энрико Ферми, созданной в 1945 (наша появилась в 1949). В 1939 Оппенгеймер нелегально приезжал в СССР к Берии, куратору всех советских атомных проектов, с предложением проекта атомной бомбы. I Io они тогда не договорились. А жаль.


3. Май 2007. Ресторан «Старый Ереван». На банкете Рабочего совещания НАТО: «Предотвращение, обнаружение н ответ ядерной н радиологической угрозам». На фото участники из Австрии, Англии, США, Германии, России, Белоруссии объединили наши усилия для борьбы с самой страшной угрозой 21 века - международным терроризмом. Справа Александр Валяев η Юрнй Черепнин.


4. Май 15, 2009. Институт проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, Москва. 60-летнего юбиляра Александра Валяева поздравляет его преподаватель теоретической физики в ТПИ доктор фнз.-мат наук, профессор, москвич Анатолий Михайлович Кольчужкнн. На фото юбиляр задумался над его пожеланиями. Рядом жена Галина н главный научный сотрудник нашего Института Сергей Казаков.


Участники Всероссийской научно-практической конференции «Сибирь атомная 21 век- в зале Международного культурного центра ТПУ (ранее ДК ТПП). В первом ряду по флангам студенты группы 016 ФТФ. справа Юрий Черепнин, профессор, д.т.н.. директор по стратегическому развитию Института энерготехники и конструирования, слева Александр Валяев, рядом д.т.н. президент Томского атомного центра Геннадий Петрович Хандорин. ранее директор Сибирского химического комбината, г. Северск. Среди участников примерно 80% выпускники ФТФТПИ.

И......... 2007, Томск. Около корпуса № 8 на 35-летний юбилей окончания ТПИ собрались выпуск........ кафедры элект

рооборудования летательных аппаратов ФАЭМ-72 из Томска, Северска, Барнаула, Бердска, Новосибирска, Усть- Каменогорска, Павлодара, Москвы. Наши преподаватели: Караушев Вадим Федорович, профессор ТПУ, третий слева во втором ряду, Петрович Виталий Петрович, доцент ТІ ІУ, крайний справа в первом ряду.


<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга пятая. M.: Водолей,2011. - 440 с.. 2011

Еще по теме УЧИЛИСЬ МЫ В СИБИРИ, НАД ТОМЬЮ, НАД РЕКОЙ...:

  1. А. С. Пушкин
  2. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
  3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  4. [ПОДСТРОЧНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ МИЛЛЯ]
  5. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  6. ГЛАВА IV. Декрет об отделении деркви от государства.
  7. УЧИЛИСЬ МЫ В СИБИРИ, НАД ТОМЬЮ, НАД РЕКОЙ...
  8. НИКИТИН Михаил Михайлович
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. Предисловие
  11. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  12. § 4. Поэтапная работа над сочинением
  13. Раздел 1. Думные дьяки Посольского приказа
  14. РАЗДЕЛ III. ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ДОКУМЕНТЫ 1822-1892 гг.
  15. учебно-практическое пособие
  16. ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ (ПОЯСНИТЕЛЬНЫЕ СЛОВА).
  17. Приложение 3. Примеры проявления тенденции к дистинктности.
  18. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.