<<
>>

1.3. Формирование коллективного землепользования в псковской деревне в период Гражданской войны

С первых лет Советской власти возник новый тип трудового землепользования – коллективное, в основе которого лежал совместный труд и общественная собственность на средства производства.

Зачастую на базе бывших помещичьих имений образовывались первые сельскохозяйственные коммуны из беднейшего и безземельного крестьянства, батраков, местных и пришлых работников – тех социальных слоев крестьянства, которые не могли вести собственное единоличное хозяйство. Тем более, что советское руководство всячески поддерживало крестьянские начинания в деле коллективизации сельского хозяйства. Так, в инструкции земельным отделам «Об отводе земли сельскохозяйственным коммунам», утвержденной Наркомземом 3 августа 1918 г. говорилось, что «Земля отводится в первую очередь в пользу сельскохозяйственных коммун, зарегистрированных в местном земельном отделе333. А в статье 63 положения «О социалистическом землеустройстве» говорилось, что «если коммуна состоит из лиц, уже использующих участки земли, расположенные в различных местах, то уездный отдел обязан заменять этот участок одним общим участком в потребном для коммуны количестве». Далее отмечалось, что в случаях несогласия крестьянского общества к таковому отводу участков, землеустроительные работы все равно необходимо производить в интересах коммунаров под руководством уездного земельного отдела334.

Первые коммуны в Псковской губернии возникли уже в апреле 1918 г. в Опочецком

уезде, где первоначально появилось крестьянское товарищество по совместной обработке земли, а затем несколько коммун: «Высоковская» (76 чел.), «Масловская» (68 чел.) и

«Наумовская» (52 чел.)335. Все эти хозяйства образовались на базе конфискованных

помещичьих имений. Так, например, коммуна «Высоковская» Жадрицкой волости была создана на базе имения «Высокое», в прошлом принадлежавшего П.А. Яновичу. Это имение весной 1918 г. было своевременно взято на учет земельным комитетом и не

пострадало от стихийных погромов.

В распоряжение коммунаров (16 семей) перешли все

333 Аграрная политика Советской власти (1917 – 1918 гг.). Документы и материалы. С. 407.

334 Там же. С. 424, 427.

335 Борьба за установление и упрочение Советской власти на территории Великолукской области. Сборник документов. С. 136; Псковский набат. 1919. 4 марта; Псковский набат. 1922. 5 ноября.

жилые и хозяйственные постройки имения, скот, сельскохозяйственный инвентарь, имевшийся в усадьбе. Так, во владение крестьян перешли: 11 пароконных шведских плугов,

12 борон с железными зубьями, 8 телег, три бороны, 10 саней, 16 кос, а также конская косилка, грабилка, паровая молотилка с локомобилем, веялка, нефтяной двигатель мощностью 3 л.с. и сепаратор. Коммунары получили 26 голов крупного рогатого скота и 15 лошадей. С собой же крестьяне привели в коммуну только шесть коров336. На момент конфискации в имении П.А. Яновича под пашней находилось 160 дес. земли, а так же 44 дес. пастбища и 31,7 дес. покоса, часть которого была передана коллективному хозяйству337. Внутренний распорядок жизни крестьян в коммунах определялся уставами, разработанными на местах. Наркомзем 21 июля 1918 г. опубликовал «Примерный устав трудовой земледельческой коммуны», согласно которому коммуна организовывалась в целях максимального увеличения производства продуктов питания, «наиполнейшего использования сельскохозяйственных машин и орудий». В качестве «неукоснительных» провозглашались следующие принципы жизни: все принадлежит всем за исключением предметов личного потребления, «каждому трудящемуся по своим силам и по своим нуждам в зависимости от состояния хозяйства в коммуны», наемный труд исключался. Внутренний распорядок жизни коммуны устанавливался на общем собрании коммунаров и мог значительно различаться в отдельных коммунах338. В большинстве программных документов коммун, создаваемых в 1918 г., достаточно слабо, а порой и вовсе не отражались вопросы организационно-правового характера, оплаты и условий труда. Основное внимание коммунаров того времени отводилось вопросам распределения полученного в результате аграрной революции имущества, продовольствия и созревающего урожая339.

Активное образование коммун в Псковской губернии началось в комбедовский период, когда деревенская беднота получив серьезные, а главное официальные рычаги власти на селе, приступила к обобществлению средств производства и строительству коммун за счет не только помещичьих имений, но и качественных земель своих

зажиточных односельчан. А местные советские органы способствовали беднейшим

336 Филимонов А.В. «Высокое»: от имения к коммуне // России малая частица: Материалы краеведческих чтений. Опочка: Б.и., 2010. С. 5 – 15.

337 Псковский набат. 1922. 5 ноября.

338 Аграрная политика Советской власти (1917 – 1918 гг.). Документы и материалы. С. 400 – 403.

339 Голос трудового крестьянства. 1918. 8 августа, 10 августа, 14 августа, 21 августа.

крестьянам, считая коммуну оплотом борьбы с кулачеством. В этих целях объединенное собрание членов Новоржевской партийной организации 14 октября 1918 г. приняло решение об организации в уезде коммун. Аналогичные решения были приняты на партийных собраниях Псковской, Торопецкой и Островкой организаций РКП(б). В резолюциях партийной организации предлагалось «отказаться в конце концов от мелкой собственности на землю и перейти к общественному хозяйству»340. В ряде нормативных документов отмечалось, что коммуны не только противопоставляются зажиточным крестьянам, но и «следят за деятельностью деревенских кулаков и ни в коем случае не допускают эксплуатации деревенской бедноты»341. Такое явное противопоставление коммун единоличному трудовому крестьянству вызывало повсеместное недовольство, а льготное наделение коллективных хозяйств землей приводило, порой, к открытым конфликтам. Наркомзем постоянно получал сведения о том, что сельские общества препятствуют выделу земли группам членов общества, пожелавшим перейти к коллективному землепользованию. Так, например, на заседании Торопецкого уисполкома

22 мая 1918 г. было принято решение наделить землею коммуну «Бридино» Понизовской волости в соответствии с производительной нормой, а также предоставить право пользоваться землями, не запаханными в текущем году, и выгонами в прилегающих лесах.

В течение летних месяцев указанная коммуна получила землю между селом Бридино и деревней Михалево342. Но уже к августу 1918 г. возник серьезный конфликт коммунаров с местными крестьянами на почве раздела земли, и крестьяне единоличники потребовали прекратить работу землемеров по разверстанию земель. Спорная ситуация между крестьянами в Понизовской волости приняла столь серьезных характер, что коммунары просили выдать им оружие для защиты от местных крестьян. К концу августа нарезка земли для коммуны была приостановлена, а уисполком направил в волость комиссию для разбора ситуации343. Подобные конфликты между крестьянами и коммунарами были в Псковской губернии повсеместным явлением. На заседании земельных отделов того же Торопецкого

уезда отмечалось, что организация сельскохозяйственных коммун продвигается слабо, что

340 ГАНИПО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 4. Л. 53; Ф. 9. Оп. 1. Д. 8. Л. 11; ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 130. Л. 88; Псковский набат. 1918. 26 декабря; Деревенская коммуна. 1919. 8 февраля.

341 История советского крестьянства. Крестьянство в первое десятилетие Советской власти 1917 – 1927. Т. 1. С. 81.

342 ГАВЛ. Ф. Р-446. Оп. 1. Д. 21. Л. 41; ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 82. Л. 45; 14 об., 15.

связано с отсутствием ответственных работников на местах. Отношения между крестьянами приходилось урегулировать при помощи красноармейских отрядов. Говоря о настроениях крестьянства, докладчик отмечал, что «большинство крестьян относится к коммунам скептически и стремиться дезорганизовать их»344. Причины враждебного отношения крестьян к коммунам таились не только в чувстве собственника, присущего крестьянству, но и в поведении самих коммунаров. В одной из заметок газета «Деревенская коммуна» совершенно справедливо отмечала, что «недоброму отношению крестьянства к коммунарам способствовали иногда и сами члены коммун, воображающие себя какими- либо привилегированными людьми на селе. Часто земотдел отводил им лучшие земли, но члены коммун съедали семена, а лучшие земли отдавали обрабатывать своим родственникам»345.

Но, несмотря на существующие трудности и повсеместные протесты крестьянства,

органы Советской власти Псковской губернии продолжали поддерживать создание коллективных хозяйств, пик строительства которых в 1918 г. пришелся на осенние месяцы. В сентябре 1918 г. на съезде земельных отделов Холмского уезда планировалось организовать 20 коммун346, в ноябре была образована достаточно крупная коммуна «Рай тружеников» в деревне Прискуха Дунянской волости Великолукского уезда, в состав которой вошли 17 семей (117 чел.). Эта коммуна имела 179 дес. земли; 18 лошадей; 42 головы крупного рогатого скота и прочий сельскохозяйственный инвентарь. К этому времени была создана коммуна «Баладинская» в Максимовской волости того же уезда, объединившая 183 человека.347. В целом, идея коммун не прижилась в крестьянской среде. Так, в протоколе заседания Порховского уездного комитета партии отмечалось, что

«крестьяне не желают создавать коллективных хозяйств», тем более, что сами члены партии имели и развивали собственные единоличные хозяйства348.

Первые коммуны летом – осенью 1918 г. в Псковской губернии создавались в большинстве случаев без планового руководства со стороны советских органов, которые

еще не имели соответствующего аппарата и не могли наладить качественного учета и

344 ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 67. Л. 152.

345 Деревенская коммуна. 1919. 22 августа.

346 ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 130. Л. 88.

347 ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 25. Л. 215; Псковский набат. 1919. 19 января.

контроля над имениями с целью организации на их базе коллективных хозяйств. В мае 1918 г. для руководства работой по организации коллективных хозяйств различных видов при Наркомземе были созданы подотдел бюро коммун и подотдел культурных имений (переименованный вскоре в подотдел советских хозяйств). Однако соответствующие им отделы на местах были созданы с большой задержкой. До этого времени мероприятия по созданию коллективных сельскохозяйственных организаций продолжали оставаться в ведении земельных органов.

Многие из первых сельскохозяйственных коммун существовали крайне непродолжительный срок, сталкиваясь с рядом хозяйственных трудностей, они быстро распадались. Так, например, по данным Псковского губисполкома на 24 октября 1918 г. по губернии было создано 50 трудовых коммун*, а к марту 1919 г. их

насчитывалось уже только 27349. На протяжении всего 1919 и 1920 гг. численность

сельскохозяйственных коммун продолжала сокращаться. Многие коммунары разочаровывались в коллективных формах ведения хозяйства и добровольно выходили из коммун. Другие же их члены, чаще всего из беднейшего крестьянства, даже обладая сельскохозяйственным инвентарем и скотом, были не готовы качественно вести хозяйство. Так, например, в докладе псковского организатора отмечалось, что рабочие коллективных хозяйств «…живут как свиньи, кругом беспорядок, лошади и коровы в грязи, скот подыхает. Но эти крестьяне просят дать им племенной скот»350. В уставах коммун не учитывался принцип личной материальной заинтересованности трудящихся в результатах своего труда, т.к. распределение «по потребностям» совершенно не стимулировало крестьян к повышению производительности труда в коммуне. Достаточно часто коммунары пренебрегали основополагающим принципом полного обобществления средств

производства и сохраняли свои личные хозяйства в надежде получить дополнительный

* Вопрос о точном количестве сельскохозяйственных коммун в Псковской губернии на конец 1918 г. остается открытым в отечественной историографии. Из-за раздробленности и противоречивости источников, а так же кратковременности существования отдельных хозяйств назвать точное их количество не представляется возможным. Так, Вестник областного комиссариата земледелия СКСО отмечал, что в Псковской губернии создано всего 3 коммуны, когда представитель Псковского губернского земельного отдела в начале октября 1918 г. называл цифру в 50 коммун. А в докладе секции сельскохозяйственных коммун Северной области (1 – 7 октября) отмечалось, что «представитель Псковской губернии не смог дать сведений о существующих коммунах», но по косвенным данным, отмечалось далее в докладе, их больше, чем в какой бы то ни было другой губернии, входящей в состав Северной области. В соответствии с другими статистическими данными в Псковской губернии на конец

1918 г. числилось 120 коллективных хозяйств // Вестник областного комиссариата земледелия Союза коммун Северной области. 1918. № 4. С. 138; Островский Э.В. Октябрь и начало аграрных преобразований на Северо- Западе России (октябрь 1917 –июль 1918 гг.) // Ленинский декрет «О земле» в действии. Сборник статей. С. 118.

349 ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 130. Л. 20.

350 ГАНИПО. Ф. 1. Оп. 4. Д. 458. Л. 3.

сельскохозяйственный инвентарь и скот из конфискованных частновладельческих имений. Возникнув на таких принципах, коммуны в качестве жизнеспособной формы коллективного хозяйства не могли существовать продолжительный срок. Крестьяне с 1919 г. все активнее стали искать альтернативные формы хозяйствования, в связи с чем, все большую распространенность стали приобретать сельскохозяйственные артели. Заведующий отделением обобществления сельского хозяйства Новоржевского уездного земельного отдела докладывал, что к августу 1919 г. в уезде было зарегистрировано две сельскохозяйственных коммуны и 35 трудовых артелей с общим числом едоков 1091 чел. и

земельной площадью в 1754 дес. земли351. По неполным данным на ноябрь 1919 г. в

Псковской губернии было зарегистрировано 17 коммун и 82 артели352, что говорит о все большем интересе крестьян к трудовым артелям. Сами коллективные хозяйства того времени были невелики, в среднем на одно хозяйство приходилось по 60 человек, из которых 36 – 38 трудоспособных. Но в тоже время имелись коммуны и артели численностью более 100 чел., и совершенно небольшие коллективы – по 20 чел. В целом по Псковской губернии 89,9 % коммун объединяли до 25 человек, в то время как артелей с таким количеством членов было 78,4 %, причем половина всех коллективов (50,1 %) имела до 10 членов (56,3 % в коммунах и 46,3 % в артелях) 353. Чтобы содействовать появлению более крупных коллективов, Наркомзем 30 августа 1919 г. принял положение «О записи трудовых сельскохозяйственных производящих коллективов», в котором указывалось, что регистрации подлежат только те коллективы, в состав которых входят не менее пяти семейств при наличии в них 13 чел. трудоспособных354. Но данное положение практически не имело действия в Псковской губернии, где продолжали создаваться небольшие по численности коллективные хозяйства. Более того, при создании артелей с 1919 г. Советской власти было необходимо учитывать специфику региона, где значительную долю крестьянских хозяйств занимали хутора и отруба. Еще в апреле 1919 г. на губернском съезде уездных отделов отмечалось, что «идея единоличного хозяйства пустила глубокие корни настолько, что за время столыпинской реформы из 13653 семей с 14662 дворами 3427 семей

выделились в единоличные хозяйства». В Холмском уезде на хутора и отруба выделилось

351 ГАНИПО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 20. Л. 7.

352 Деревенская коммуна. 1919. 1 ноября.

353 Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». С. 241 – 242.

354 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. № 4. Ст. 43.

39,6 % селений. Учитывая существующее положение дел, губернский съезд принял решение разрешить организовывать сельскохозяйственные артели из надельных и хуторских земель при наличии не менее 3-х семейств в артели355. Такое послабление соответствовало настроениям крестьянства того времени и способствовало созданию маленьких (карликовых) хозяйств, члены которых имели целью обособление своего индивидуального хозяйства в рамках хутора или отруба. Подобное положение дел привело к тому, что по данным Наркомзема на 1 декабря 1920 г. в Псковской губернии было зарегистрировано 287 коллективных хозяйств с общей численность едоков 13315 чел. и количеством земли в 5940 дес., тогда как в соседней Новгородской губернии числилось всего 162 коллективных хозяйства с 8231 членов и 16484 дес. земли. По данным Б.Н. Книповича в среднем на едока в коммуне приходилось 1,7 дес. земли, а в артели еще меньше – 1,5 дес. В годы Гражданской войны в первых коллективных хозяйствах

наметилось существенное различие. Так, коммуны образовывались почти исключительно на частновладельческих и церковных землях, земли хуторские и надельные составляли в них всего 11 %, а свыше 30 % псковских сельскохозяйственных артелей использовали надельные земли356.

В первые годы строительства коллективных хозяйств достаточно четко обозначился

абсолютно крестьянский вариант понимания коллективизма, когда хозяйство строилось по принципу традиционной и хорошо известной крестьянам взаимопомощи, именуемой супрягой. В подобных супрягах действовало от двух до пяти крестьянских хозяйств, действовавших по принципу элементарного сложения средств производства для достижения взаимовыгодного результата. Достаточно часто в подобных «коллективных хозяйствах» ни скот ни инвентарь не подлежал обобществлению и находился в хозяйстве конкретного крестьянина. В тяжелых условиях Гражданской войны коллективное крестьянское хозяйство рождалось именно из идеи взаимопомощи и являлось, в некой мере, уникальным проявлением своеобразного «крестьянского социализма», не имеющего ничего общего с идейно-теоритическими построениями большевиков. К концу 1919 – началу 1920

гг. сельскохозяйственные артели, являясь наиболее распространенной формой

355 Псковский набат. 1919. 3 апреля.

356 Книпович Б.Н. Очерк о деятельности Народного комиссариата земледелия за три года. 1917 – 1920 гг. С. 20.

коллективного хозяйства на Северо-Западе, но многие из них не соответствовали основным требованиям, предъявляемым к коллективным хозяйствам. Так, в Псковской губернии большинство сельскохозяйственных артелей были неполными. Молочный и продуктовый скот почти полностью находился в индивидуальном распоряжении и до ¼ инвентаря оставалось в индивидуальном пользовании артельщиков. Таким образом, положение этих артелей выходило за рамки товариществ по совместной или общественной обработке земли, но еще не соответствовало артелям, призванным объединять все основные средства и весь процесс сельскохозяйственного производства. Для псковских артелей того времени было обычным уравнительное распределение результатов труда, которое учитывало всех членов семей, а в числе причин, способствовавших возникновению артелей, не последнюю роль

играло стремление избавиться от чересполосицы357.

Помимо земледельческих артелей крестьяне организовывали различного рода продуктовые артели. Так, например, в Новоржевском уезде к началу 1919 г. было образовано 13 молочных, две пчеловодных и одна грибная артель. В Островском уезде крестьянами близлежащих к уездному центру деревень были сформированы две молочные артели, которые за 10 месяцев своего существования поставили в город 700 ведер молока358.

В 1920 г. уменьшение численности коммун в Псковской губернии продолжалось, что было связано с постоянными мобилизациями в Красную армию, которые изымали наиболее трудоспособные кадры из коллективного хозяйства. Нередки были случаи, когда после ряда мобилизаций в коммуне оставалось всего несколько трудоспособных мужчин, и соответственно вся тяжесть работы падала на женщин. В материалах обследования первых коллективов отмечалось, что «если коммуны до сих пор не распались, то в значительной степени благодаря женщинам. Все полевые работы, включая пахоту, весь уход за скотом падает исключительно на женщин и подростков. Женщина в коллективном хозяйстве работает больше, нежели женщина в селе»359. В целях поддержания коллективных хозяйств

в 1920 г. коммунам было разрешено привлекать на временную работу посторонних лиц, а 26

357 ГАВЛ. Ф. Р-102. Оп. 1. Д. 60. Л. 97; Селезнев В.А., Смышляев В.А. Первые шаги социалистических преобразований в сельском хозяйстве Северо-Запада РСФСР 1917 – 1929 гг. С. 65.

358 ЦГА СПб. Ф. 8957. Оп. 1. Д. 27. Л. 13 об.; ГАПО. Ф. Р-286. Оп. 1. Д. 4. Л. 262; Псковский набат. 1919. 14 февраля; Псковский набат. 1920. 14 января.

359 Цитата по: Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». С. 247.

ноября 1920 г. миллиардный фонд* направил губземотделам циркуляр о разрешении выдачи денежных пособий сельскохозяйственным коммунам для оплаты труда временных работников из средств миллиардного фонда. Всего же сельскохозяйственные коллективы Псковской губернии получили из миллиардного комитета 15196860 руб., из которых на приобретение семян, продовольствия и фуража – 686040 руб., на приобретение сельскохозяйственного инвентаря – 81700 руб. и ремонтные работы – 1428775 руб.360

Указанные ссуды использовались коллективными хозяйствами по-разному. В ряде мест они

распылялись и использовались нецелесообразно, в других же хозяйствах с более высоким уровнем организации и ответственности, эти средства давали положительные результаты. Так, например, коммуна «Бридино» Торопецкого уезда, получив ссуду в 30 тыс. руб., приобрела на неё 14 лошадей и 32 коровы, что позволило ей стать одним из главных образцово-показательных хозяйств в своем уезде361.

Как и единоличные крестьянские хозяйства, коммунары несли гужевую (подводную)

и трудовую повинности, что также в значительной мере отвлекало от ведения хозяйственных работ. Например, в Новоржевском уезде из-за «падения товарищеской солидарности и призыва в войска наиболее сильных работников» распалась одна коммуна и девять сельскохозяйственных артелей, и к августу 1919 г. в уезде числилось лишь одна коммуна и 25 артелей, объединявших 776 членов. А в 1920 г. в этом уезде сохранились только 21 артель – в Новинской и Горской волостях362. В докладе организатора по работе в деревне отмечалось, что многие артельщики жаловались на недостаток дров и скотников, в результате чего коммунары держали скот в домах, из-за чего даже в новых крестьянских избах распространялась гниль, сырость и различные заболевания. У многих крестьян были выкопаны колодцы, – продолжал докладчик, – но из-за отсутствия срубов они осыпались, и крестьяне были вынуждены ездить за водой за 3 – 4 версты. В ряде мест не хватало

сельскохозяйственного инвентаря, так, в Голудущенской артели Новоржевского уезда на

* В июле 1918 г. Советское государство приняло ряд мер по поддержке первых коллективных хозяйств и отпустило

10 млн. руб. на осуществление мероприятий по организации земледельческих артелей и коммун и на выдачу им ссуд и пособий. Декретом Совнаркома от 2 ноября 1918 г. «в целях улучшения и развития сельского хозяйства и скорейшего переустройства его на социалистических началах» был образован миллиардный фонд для оказания денежной и технической помощи сельскохозяйственным артелям и коммунам.

360 Аграрная политика Советской власти (1917 – 1918 гг.). Документы и материалы. С. 514.

361 Саутин Н. Великий Октябрь в деревне на Северо-Западе России (октябрь 1917 – 1918 гг.). С. 53.

362 ГАНИПО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 20. Л. 7 об.; ГАПО. Ф. Р-286. Оп. 1. Д. 4. Л. 256.

120 десятин земли имелся всего один плуг363. В материалах обследования коммуны

«Высокое» отмечалось, что целый ряд угодий требовали проведения мелиоративных работ, но на это не имелось наличных средств, а «прежние канавы пришли в негодность». Постройки жилые и холодные требовали капитального ремонта. «Плачевное состояние жилых помещений, – отмечала комиссия, – несомненно, влияет на внутренний уклад жизни коммуны. Комнаты тесные, стены покосились, стекол нет»364.

Коммунары и артельщики, как и остальные крестьяне, не освобождались от

продразверстки и были обязаны сдавать по установленным нормам большую часть полученной продукции продовольственно-заготовительным органам, что также далеко не лучшим образом влияло на развитие коллективных хозяйств того времени. В ряде случаев сами местные органы власти не были заинтересованы в создании коллективных сельскохозяйственных организаций. Член коллегии Народного комиссариата земледелия после поездки по Псковской губернии в 1919 г. отмечал, что в результате его проверки выяснилось «полнейшее отсутствие понимания руководством возложенных на них обязанностей по осуществлению аграрной реформы». Работы по осуществлению коллективизации не ведется. Крестьянин деревни Званка Островского уезда Егоров Тимофей жаловался на то, что его заявление о желании перейти к общественной обработке земли было неудовлетворенно. А земля, отведенная под общественное пользование, была передана единоличникам. В других волостях по ложному донесению местные власти ликвидировали три молочные артели, реквизировав от их участников скот и другое

имущество365. В других уездах местные органы власти допускали еще большие нарушения

по отношению к коммунам и артелям. Так, проверяющие комиссии отмечали случаи, когда представители Советской власти реквизировали из колхозов племенной скот для личных целей (в первую очередь лошадей – авт.), а если и возвращали его, то уже в непригодном состоянии366. Все это крайне пагубным образом влияло на коллективное строительство сельского хозяйства и в значительной мере способствовало быстрому распаду коммун и

артелей.

363 ГАНИПО. Ф. 1. Оп. 4. Д. 458. Л. 38.

364 Филимонов А.В. «Высокое»: от имения к коммуне // России малая частица: Материалы краеведческих чтений. С. 5 – 15.

365 ГАНИПО. Ф. 1. Оп. 3. Д. 2. Л. 32.

366 Там же. Д. 2. Л. 35.

Другим распространенным явлением было форсирование строительства коммун, когда ряд наиболее активных советских работников полагали, что численное увеличение коллективных хозяйств приведет к скорейшему социализму. В результате этого отдельные коммуны создавались без необходимого количества сельскохозяйственного инвентаря и скота. Все это приводило к быстрому распаду подобных «экспериментальных хозяйств», а в сознании крестьянства прочнее утверждалась мысль о неэффективности коллективных форм ведения хозяйства. Выступая на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун (11 декабря 1918 г.) В.И. Ленин предупреждал, что сразу победить капитализм в крестьянской среде нельзя, что для победы социализма потребуется длительный период времени. «Нет сомнения, – отмечал председатель Совнаркома, – что в такой крестьянской стране, как Россия, социалистическое строительство представляет из себя задачу очень трудную. Такая задача… может быть решена только чрезвычайно упорным и длительно трудом. Тут нам предстоит борьба шаг за шагом, вершок за вершком… придется бороться за общественную обработку земли. И само собой понятно, что такого рода переворот, переход от мелких единичных крестьянских хозяйств к общественной обработке земли – требует долгого времени, что он ни в коем случае не

может быть совершен сразу»367. Идея постепенности в деле коллективного строительства

сельского хозяйства звучала и на Первом съезде земельных отделов и сельскохозяйственных коммун Северной области, на котором докладчики отмечали, что несмотря на то, что нехватка удобных сельскохозяйственных земель в губерниях Северной области настоятельно требует ускоренного перехода к «высшим формам хозяйствования» – коммунам, артелям, госхозам, тем не менее «было бы опасно допустить скороспелое строительство в этом деле и подорвать доверие к этой главной, после уравнительного наделения цели»368. Но несмотря на подобные заявления лидера большевиков и решение съезда земотделов и коммун Северной области, советские работники на местах продолжали форсировать события. В отчетах проверяющих комиссий неоднократно отмечалось, что в отдельных уездах Псковской губернии создано намного больше коммун, чем это

предполагалось первоначально, из-за чего резко снижались их производственные

367 Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун 11 декабря 1918 г.

// Полн. собр. соч. Т. 37. С. 356.

368 Первый съезд земельных отделов и коммун Северной области. Пг.: Ком. земледелия Союза коммун Север. области,

1918. С. 31.

показатели. Давая оценку подобным тенденциям, В.И. Ленин отмечал: «И, – нечего греха таить – таких фантазеров в нашей среде было не мало. И ни чего тут нет особенно худого. Откуда же было в такой стране начать социалистическую революцию без фантазеров?»369, тем самым, фактически одобрив подобного рода поспешные действия руководства на местах.

Резкое сокращение коллективных форм собственности к 1919 г. было связано с наступлением Белой армии. Очаги коллективной обработки земли, как один из символов социализма, были неприемлемы для контрреволюционных сил, тем более, что многие из них действовали на базе разоренных помещичьих имений. Коммуны, артели и другие советские хозяйства упразднялись белыми и зачастую подвергались разорению. Но в целом кратковременное пребывание Белой армии на территории Псковской губернии не могло кардинально изменить ситуации. После отступления белых войск ряд крестьян вновь приступали к строительству коллективных хозяйств, чаще отдавая предпочтение именно артелям. На первое июля 1920 г. на территории губернии функционировало 247 сельскохозяйственных коллективов, в том числе 16 коммун и 192 артели. Коммуны, таким образом составляли 6,4 % от общего количества сельскохозяйственных объединений. Но в материальном плане коммуны были лучше обеспечены сельскохозяйственным инвентарем. Так, на одно среднестатистическое хозяйство приходилось 4 плуга, 3 – 4 бороны, не менее одной сеялки и жнейки, около одной молотилки и по одному комплекту других сложных машин. Артели же располагали вдвое меньшими ресурсами сельскохозяйственных машин,

но не уступали по количеству плугов, хотя в артелях продолжала использоваться и соха370.

Диспропорция в количестве сельскохозяйственного инвентаря в этих коллективных хозяйствах зависела от того, что в артелях крестьяне часто обобществляли собственное имущество, а в коммуны получили уже готовый инвентарь из частновладельческих имений.

Создание Советской властью различных форм организации сельскохозяйственного труда на принципах социализма являлось важной и неотъемлемой частью аграрной революции. Псковское крестьянство пристально следило за различными нововведениями,

вступало и образовывало коммуны и артели, но так же быстро разочаровывалось в них и

369 Ленин В.И. Доклад о замене разверстки натуральным налогом // Полн. собр. соч. Т. 43. С. 60.

370 Псковский губернский исполнительный комитет. Хозяйственный план на 1920/21 гг. Псков: Госиздат, 1920. С.

21; Краткий обзор сельскохозяйственного производства Петроградской губернии (по данным переписи 1919 и 1920 гг.). Пг.: Гос. тип., 1921. С. 18.

выходило из этих организаций. Такая позиция в первую очередь была характерна для среднего крестьянства, которое представляло наибольшую экономическую активность на селе в годы «военного коммунизма». Производственные показатели первых коллективных хозяйств были крайне неустойчивыми, продукция этих хозяйств не могла играть заметной роли ни в снабжении страны, ни в товарообороте и во многом эти хозяйства носили сугубо потребительский характер. Крестьянство было крайне далеко от идей социализма, в результате чего при строительстве коммун и артелей краеугольным для крестьян был принцип взаимопомощи при обработке земли. Именно такой «крестьянский социализм» без традиционного обобществления средств производства являлся основой коммун-супряг, признаваемых крестьянством экономически эффективными. Но такой подход не устраивал Советскую власть, ратовавшую за пусть и постепенную, но все же классическую социализацию сельского хозяйства. К моменту завершения Гражданской войны, псковское крестьянство, получившее незначительные земельные прирезки в ходе аграрной революции, продолжило поиск наиболее эффективных и экономически выгодных для себя форм хозяйствования, все больше отдавая предпочтение единоличному хуторному или отрубному хозяйству.

<< | >>
Источник: Васильев Максим Викторович. Крестьяне Псковской губернии в годы Гражданской войны 1917 – 1920 гг.. 2014

Еще по теме 1.3. Формирование коллективного землепользования в псковской деревне в период Гражданской войны:

  1. Формирование коллективных представлений о миссии и стратегии
  2. Введение
  3. Глава 2. Организация земельного дела в период смены власти (лето — осень 1918 г.)
  4. Глава 3. Крестьянский вопрос в деятельности учреждений военной диктатуры
  5. Глава 5. Регулирование аграрных отношений на завершающем этапе гражданской войны: крестьянство и советская власть в 1919-1920 гг.
  6. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  7. §3. Организация и деятельность местных органов государственного управления
  8. Терминологический словарь
  9. § 4. Развитие права
  10. Васильев Максим Викторович. Крестьяне Псковской губернии в годы Гражданской войны 1917 – 1920 гг., 2014
  11. Содержание
  12. Введение
  13. 1.1. Передел земельного фонда
  14. 1.3. Формирование коллективного землепользования в псковской деревне в период Гражданской войны
  15. Глава 2 Крестьянское хозяйство псковской деревни в 1917 – 1920 гг.
  16. 2.1. Изменения в социально-экономическом положении крестьян и крестьянского хозяйства
  17. Глава 3 Роль псковского крестьянства в Гражданской войне на Северо-Западе России
  18. Литература
  19. Введение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -